Неделя девятнадцатая по Пятидесятнице

Притча о сеятеле

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы по пятницам публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

Божественная Литургия 30 октября 2016 года

Евангелие от Луки, 8:5-15 (зачало 35)

Притча о сеятеле

     Слово «притча» представляет собой перевод греческих слов: «параволи» и «паримиа». «Паримиа» – в точном смысле означает краткое изречение, выражающее правило жизни (таковы, напр. «Притчи Соломоновы»); «параволи» есть целый рассказ, имеющий прикровенный смысл и в образах, взятых из повседневного быта людей, выражающий высшие духовные истины. Евангельская притча собственно есть «параволи».

     Как поясняет св. Златоуст

«Господь говорил притчами для того, чтобы сделать слово Свое более выразительным, глубже напечатлеть его в памяти и самые дела представить глазам».

     На вопрос учеников:

«Почто притчами глаголеши им?»

Господь отвечал:

«Вам дано есть разумети тайны Царствия Небеснаго, онем же не дано есть»

     Ученикам Господа, как будущим провозвестникам Евангелия, через особое благодатное просвещение ума их, дано было знание Божественных истин, хотя и не в полном совершенстве до сошествия Св. Духа, а все остальные не были способны к принятию и пониманию этих истин, причиной чего было их нравственное огрубление и ложные представления о Мессии и Его царстве, распространяемые книжниками и фарисеями, о чем пророчествовал еще Исайя (Ис. 6:9—10). Если показать таким нравственно испорченным, духовно-огрубевшим людям истину, как она есть, не облекая ее никакими покровами, то они и, видя, не увидят ее и, слыша, не услышат ее. Только облеченная в приточный покров, соединенная с представлениями о предметах хорошо знакомых, истина становится доступной восприятию и пониманию: ненасильственно, сама собой загрубелая мысль возносилась от видимого к невидимому, от внешней стороны к высшему духовному смыслу.

Стих 8:5

вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его;
изы́де сѣ́яй сѣ́яти сѣ́мене своегó: и егдá сѣ́яше, óво падé при пути́, и попрáно бы́сть, и пти́цы небéсныя позобáша é:
и3зы1де сёzй сёzти сёмене своегw2: и3 є3гдA сёzше, џво паде2 при пути2, и3 попрaно бы1сть, и3 пти1цы небє1сныz позобaша є5:

     Вышел. Кто? Христос, пришедший с неба в мир. «Сеятель»Христос, семя — слово Божие, пашня — человечество, волыАпостолы, плуг — крест, ярмо — единомыслие; яремный ошейник — сладкая любовь, соединяющая выи апостольские.

     То, что при пути, — ариане; терние — евномиане; то, что на камне — марафониане. И ты заметь в точности, возлюбленный! «Вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге». Не сказал: «на пути», но «при дороге». Какой же путь, кроме Христа, говорящего: «Я есмь путь и истина» (Ин. 14:6)? То, что при пути — ариане. Они не на пути, не православны, и опять не вдали от пути, как эллины или иудеи, но при пути, то есть, подле Христа, подле правой веры. Исповедание ими Христа делает, что они близ пути; непризнание ими Христа Сыном Божиим препятствует им быть на пути. Поэтому, прилетевшие небесные птицы, то есть, духи лукавства, уносят из их сердец божественное слово, и совершенно лишают их правой веры.

     Обратим же внимание, братие, молю, прежде всего на то, что Господь не сказал, что Он вышел пахать словесные нивы, ни плугом рассекать дважды или трижды, ни исторгать корни диких трав, ни уравнивать почву, то есть — предукрасить (приготовить) наши сердца и помыслы, но, говорит, непосредственно «вышел сеять»
     Почему это так? —
     Потому что прежде сего (Христова) сеяния с нашей стороны, нам надлежит предукрасить, приготовить для сего нашу душу. Поэтому и Предтеча Евангелия Благодати, предварив, великим гласом увещевал, говоря: «Уготовайте путь Господень, правы творите стези Его» и «Покайтеся. приближи бо ся царствие небесное» (Мф. 3:2-3). Приготовление же и начало покаянию заключается в самопорицании, в исповеди и в воздержании от зла. Но и сверх того, он угрожает тем, которые не приготовили себя таким образом, чтобы принести плоды, достойные покаяния: «Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо» (Мф. 3:10). Отсечение же есть приговор Божий тем, которые не каясь грешат, приговор, согласно которому, исторгнутые как из здешней, так и будущей жизни, они отсылаются в неугасающую, увы, геенну огненную.

     Он вышел сеять семя «свое». Ибо слово учения у Него было собственное, а не чужое. Пророки, например, что ни говорили, говорили не от себя, но от Духа; почему и говорили они: «это говорит Господь». А Христос имел семя Свое; почему, когда и учил, Он не говорил: «это говорит Господь», но: «Я говорю вам».
- Когда Он сеял, то есть учил, иное семя упало при дороге. Не сказал Он: сеятель бросил, но: оно упало; потому что сеятель сеет и учит, а слово падает в сердца слушателей. Они-то и оказываются или дорогой, или камнем, или тернием, или землей доброй.

Стих 8:6

а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;
а другóе падé на кáмени, и прозя́бъ ýсше, занé не имѣ́яше влáги:
ґ друго1е паде2 на кaмени, и3 прозsбъ ќсше, зане2 не и3мёzше влaги:

     «А другое паде на камени»; а по Матфею: — «на каменистыя места» (Мф. 13:5): т.е. в сердце отвердевшее и жестокое, которое не может принять внутрь себя слово и прочно удержать его в себе и как бы укоренить; посему, говорит Господь, «оно засохло, ибо не имело влаги», т.е. короткое время оно жило и даже цвело, а затем, встретившись с некоторыми искушениями (или: огорчениями), погибало, не в силах дойти до созревания, по причине нетвердости душевного устроения у приявших его.
«Упадшия на камень, — говорит Он, — это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которыя не имеют корня, и временами веруют, а во время искушения отпадают» (Лк. 8:13)
Пусть никто из вас не будет до такой степени приверженным к житейским вещам, чтобы из-за них как бы окаменеть, будучи не в силах открыть уши и сердце для росы учения Духа. Потому что какая причина тому, что земля приняв дождь размягчается, становится влажной и тучной, а глина так и остается окостеневшей, сухой и твердой? — Не потому ли, что земля согревается солнечными лучами, но не сжигается ими, почему и имеет отверстые поры для принятия дождя, а глина — от общения с сильным жаром обжигаемая, имеет в глубине поры настолько плотно сжатыми и закрытыми, что не может воспринимать дождь, хотя бы он и был самым легким? Так и всякий находящийся во власти телесных и земных и житейских вещей, весьма и постоянно отвердевает свое сердце и, прежде обращения в землю умертвив свои мысли, делает то, что учение от Бога остается в нем неощутимым (бездейственным); пользующийся же этим миром, как бы не пользующийся, согласно увещанию Апостола (1 Кор. 7:31), тот будет готов и к исканию небесного и к сознательному слушанию и деланию со тщанием и рвением; и не только он таким образом будет слушать, но и сохранит в себе и обратит в дело, так чтобы, уподобившись верному и благоразумному рабу, удостоиться и быть ублаженным от Господа, говорящего:

«Иже слышит словеса Мои, и творит я (их), уподоблю его мужу мудру»
(Мф. 7:24)
     Чтение Св. Евангелия, которое вы, возлюбленнейшая братия, теперь только слышали, не имеет надобности в объяснении, но (имеет надобность) в увещании. Ибо того чтения, которое изъяснила Сама Истина (Лк. 8:11-15), человеческая слабость изъяснять не берется. Но в самом этом Господнем объяснении есть, на что вы должны обратить тщательное внимание, потому что, если бы мы говорили вам, что семя есть слово, поле - мир, птицы - демоны, терния - богатство, то могло бы статься, что ваш ум усомнился бы поверить нам. Поэтому-то и благоволил тот же Господь лично изъяснить то, что говорил, дабы вы умели отыскивать значения вещей в тех даже, которых Он не благоволил объяснять лично. Итак, изъясняя то, что сказал иносказательно, он соделал понятным то, что говорил, дабы уверить вас, когда вам наша слабость открыла бы значение слов Его.
     Не думай же, чтобы камень был простый и сухий, ибо на таковом никогда не прозябает семя; но послушай, как яснее описывают сие другие два Евангелиста, Матфей и Марко:
"другая же падоша на каменных, идеже не имеяху земли многи" (Матф. 13, 5)
"И абие прозябе, зане не имеяше глубины" (Марк. 4, 5)
     Где земли мало и не имеется глубины, там семя, не могши во глубину пройти и распустить корень по причине препятствия камней, сущих во глубине земной, не внедряется и вкореняется, но все вверх поднимается, и скоро вырастает; почему семя, на каменистой земле падшее, вырастает хотя скоро, но, не имя соответственнаго корня, который есть вина растения, ниже заимствуя влажности от лежащаго корня, для укрепления своего, когда взойдет солнце, вянет, по писанию сих Евангелистов:
"и зане не имеяше корения" (Матф. 13, 6); (Марк. 4, 6)
то есть, поколику не было соответственности в корне, — усше.

Стих 8:7

а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его;
и другóе падé посредѣ́ тéрнiя, и возрастé тéрнiе, и подави́ é:
и3 друго1е паде2 посредЁ те1рніz, и3 возрасте2 те1рніе, и3 подави2 є5:

     Терния — евномиане; у них самих есть терния злословий; они произрастают траву веры, но не заканчивают колосом исповедания. Исповедание ими Христа делает, что они произрастают траву веры; но опять учение их о творении и создании делает, что их колос веры сохнет незрелым. Поражая и заглушая слово истины эллинскими учениями о почитании твари вместо Бога, они делают это слово, в отношении правой веры, совершенно бесплодным и непроизводительным.
     Все вы видите, что когда бывает слишком много влаги на посеянных полях, они не в силах бывают принести плода; так как же сердце, погруженное в удовольствия и опьянения, возможет явить плод? Павший в какую-нибудь блудную скверну, да обратится и отступит от нее и да очистит себя покаянием.
«Еда падаяй не востает? или отвращаяйся не обратится?» (Иер. 8:4)
Потому что, если он валяется в этой грязи, то, прияв, каким образом удержит у себя неповрежденным божественное миро, драгоценную жемчужину, я говорю — спасительное слово? Жемчуг не дается свинье и сущие в здравом рассудке не смешивают миро с грязью: потому что, если бы кто вылив его, смешал с грязью, или же заключил в нечистый сосуд, в одинаковой мере привел бы в негодность и уничтожил это миро. И хотя божественное миро — не уязвимо, однако, если, будучи приведенным в негодность, оно потерпит ущерб, то за это пострадает тот, кто принял его и вместе с тем не позаботился о том, чтобы отступить от нечистоты. Излишествующий пусть больше не позволяет себе излишеств, но пусть из своего имущества уделит неимущим.
.
     Другая же часть семян пала на тернистой земле; но возрастшее купно с растущим семенем терние подавило то. Знай же, что сие возрасте терние то значит, что как на тернистой земле растет и посеянное растение, и терние, но терние подавляет растение, если не в определенное время исторгнется: так и в естестве человеческом, после праотеческаго греха, растут и прозябения спасительныя добродетели, и волчцы душегубительнаго греха, но возрастши с добродетелию, подавляет порок добродетельные отпрыски.

Стих 8:8

а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
другóе же падé на земли́ блáзѣ, и прозя́бъ сотвори́ плóдъ стори́цею. Сiя́ глагóля, возгласи́: имѣ́яй ýшы слы́шати, да слы́шитъ.
друго1е же паде2 на земли2 блaзэ, и3 прозsбъ сотвори2 пло1дъ стори1цею. Сі‰ гlz, возгласи2: и3мёzй ќшы слы1шати да слы1шитъ.

«И иное упало на добрую землю и дало плод, ...и... одно тридцать делало, другое шестьдесят, иное сто» (Мк. 4:8)
     Добрая земля — сердце православных; она существует вне еретических терний, обработана совершенными учителями, и как бы взборождена, принимает евангельские слова, становящиеся семенами для души. Такое сердце прежде всего произращает траву веры, потом удлиняет колос надежды, потом показывает зрелый плод совершенной любви. Об этих трех плодах души вспоминает и блаженный Павел словами:
«вера, надежда, любовь» (1 Кор. 13:13)
      Верующий делает тридцать, надеющийся — шестьдесят, усовершаемый в любви делает сто;
      помазуемый делает тридцать, сходящий в воду делает шестьдесят, усовершаемый в таинстве делает сто.
      Так из одного семени он приносит троякий плод: Бога славословит, церковь возвышает, самого себя спасает.
     Такой получает свою награду от Святой Троицы: духом разумеет, душой провидит, телом терпит.
     Он трижды благословляется: на земле славится, из мертвых воскресает, на небе упокаивается.
     Такой чествуется тремя высокими степенями: тридцатью, когда на небе; шестидесятые, когда между ангелами; сотней, когда у Бога.
     Такой кроток, тих, смирен, мудр, милостив, сострадателен, праведен, странник мира, чужд жизни, только образом является на земле, а сердцем и делами пребывает на небе.
     Некоторые из еретичествующих, по своему неразумному суждению, измышляют лестницу в словах богохульных. Что они говорят? Вера в Духа делает тридцать, в Сына — делает шестьдесят, в Отца — делает сто. Они не знают, что когда умаляют Духа Святого, (на деле) Его возвеличивают. Они ставят Духа впереди Отца и Сына; говорят: верующий в Духа делает тридцать; и впереди Отца прежде всего ставят Духа, потом Сына, потом Отца.
     Мы мыслим противоположно, противоположное и говорим. Верующий верует прежде всего не в Духа, но в Отца;
верующий в Отца делает тридцать; присоединяющий веру в Сына удваивает число и делает шестьдесят; облекшийся в Духа Святого закончил сотней, во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков.
Аминь.
     Но «сия глаголя Господь возгласи, — говорится, — имеяй уши слышати, да слышит».
     Не в том смысле, что не все люди имеют уши, но в том смысле, что не все имеют их для слышания спасительного слова. Поскольку же и «ум видит и ум слышит», по выражению уважаемого Пифагора, то внимающие с умом и сознанием, это — те, «которые имеют уши, чтобы слышать». Если же и «разум благ творящим и» (Пс. 110:10). и слово познается по делам (Мф. 7:20), то, следовательно, тот имеет свои уши слышащими, кто не просто слушает, но и слушается и старается слышанное привести в дело.
     Каждый... пусть... украсит себя и приготовит себя к восприятию спасительного семени и, прияв, возрастит и принесет плод — вечную жизнь, ради которой достоит пожертвовать не только плотскими стремлениями, но, если было бы необходимо, и самую душу отдать. Потому что таким образом мы и Владычним стопам последуем и будем участниками славы во Христе и царства, во веки пребывая с Ним и сопрославляясь.
.
     И другая часть семян пала на доброй земле, то есть, на плодоносной, имеющей и влажность, и соки, и солености, и все, что только нужно для удобрения и обилия растения, и для великой плодовитости. На таковой же земли не токмо прозябло семя, но и сторицею плод сотворило. И хотя некоторые сомневаются о сем, чтобы одно зерно могло сотворить сто зерен; однако сие есть справедливо не только по свидетельству естествословов, кои повествуют, что земля Сиварийская, и в Африке Византийское поле, и в Сицилии называемыя Леонтийскими полями, паче же Египетская земля, приносят плод более, нежели сторицею, но и по свидетельству Божественнаго Писания, уверяющаго о земли Герарской: сея же Исаак в земли той, и приобрете в то лето стократный плод ячменя (Быт. 26:12). Если же вникнешь, колико добродетелей творит слово Божие, когда падет на сердце благаго человека, не усумнишься о сторичности плода; ибо часто единое слово тысячу раждает добродетелей. Подтверждают сие многия добродетели Евангелиста Матфея, сущие плоды сего слова: "по Мне гряди" (Матф. 9:9). Слыша же сию притчу ученики Господа Иисуса, и не понимая сказания слова, просили Его истолковать.

Стих 8:9

Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?
Вопрошáху же егó ученицы́ егó, глагóлюще: чтó éсть при́тча сiя́?
Вопрошaху же є3го2 ўчн7цы2 є3гw2, глаго1люще: что2 є4сть при1тча сіS;

     Господь наш Иисус Христос выбрал Своих Учеников не из числа премудрых, не из числа знатных, не из числа богатых или славных, но — из рыбаков и делателей палаток и бедных и необразованных, чтобы как бы показать всем, что ни бедность, ни необразованность, ни скромность положения, ни иное что из этих вещей, не является препятствием для стяжания добродетели и познания божественных словес и таин Духа, но что — и более бедный человек и занимающий более скромное положение в мире и менее образованный, если покажет желание и подобающее обращение к добру, может не только постичь божественное учение, но, по благодати Божией, и сам стать учителем для других; а то, что препятствует пониманию и восприятию духовных наставлений, это наше нерадение и погоня всеми силами за временными и житейскими вещами и, на основании сего, нежелание уделять ни времени ни места слушанию и обдумыванию и приведению на память выслушанных (в церкви наставлений), ни — позаботиться о будущем и вечном.
     Наиболее обнаруживается это из читающегося сегодня Евангельского текста. Так, после того, как Господь говорил народу в притчах, приступили к Нему наедине Его Ученики, желая узнать цель и смысл произнесенной тогда притчи, и вопросили Его, по какой причине Он говорит народу притчами, которые не легко растолковать.
.
     Вопрошение учеников явно есть и удобопостигаемо, но ответ Учителя темный и недоумеваемый. Темный, поколику не соответствует вопросу.
     Однако, если сие рассмотрим в Евангелии от Матфея, и темность объясняется, и недоумение без сомнения решится. И приступивше, свидетельствует священный Матфей, рекоша Ему: "почто притчами глаголеши им" (Мф. 13:10)? Из сего убо следует, что два было вопроса ученических. И первый из сих, то есть сей: почто притчами глаголеши им? представил Матфей; вторый же, Матфеем опущенный, как-то: что есть притча сия? написал Лука. Во первых убо, на первый вопрос Иисус ответствовал, говоря: глаголю в притчах, ибо вам, которые в Меня уверовали, даровал Бог дар разумения таин; но тем, кои в Меня не уверовали, не даровал таковаго дара за неверие их. Он же отвещав, рече им: яко вам дано есть разумети тайны царствия небеснаго, онем же не дано есть (Мф. 13:11). Глаголю, говорит, притчами: ибо те, видя чудеса чувственными очами, не видят сих очами душевными, и слыша телесными ушесами, и явно и без притчей сии сказуемыя, не слышать душевными ушесами, ниже разумевают оныя. Сего ради в притчах глаголю им, яко видяще не видят, и слышаще не слышат, ни разумеют; дабы, то есть, не изъяснялися, так как нехотящии понимать без притчи глаголемая, того для говорю в притчах.

Стих 8:10

Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.
О́нъ же речé: вáмъ éсть данó вѣ́дати тáйны цáрствiя Бóжiя, прóчымъ же въ при́тчахъ, да ви́дяще не ви́дятъ и слы́шаще не разумѣ́ютъ.
Џнъ же рече2: вaмъ є4сть дано2 вёдати тaйны цrтвіz б9іz, про1чымъ же въ при1тчахъ, да ви1дzще не ви1дzтъ и3 слы1шаще не разумёютъ.

     Господь отвечал:
"Вам дано есть разумети тайны Царствия Небеснаго, онем же не дано есть".
Ученикам Господа, как будущим провозвестникам Евангелия, через особое благодатное просвещение ума их, дано было знание Божественных истин, хотя и не в полном совершенстве до сошествия Св. Духа, а все остальные не были способны к принятию и пониманию этих истин, причиной чего было их нравственное огрубление и ложные представления о Мессии я Его царстве, распространяемые книжниками и фарисеями, о чем пророчествовал еще Исайя (Ис. 6:9-10). Если показать таким нравственно испорченным, духовно-огрубевшим людям истину, как она есть, не облекая ее никакими покровами, то они и, видя, не увидят ее и, слыша, не услышат ее. Только облеченная в приточный покров, соединенная с представлениями о предметах хорошо знакомых, истина становится доступной восприятию и пониманию: ненасильственно, сама собой загрубелая мысль возносилась от видимого к невидимому, от внешней стороны к высшему духовному смыслу.
     Кто-нибудь дерзновенно мог бы возразить Христу:
«Что это значит, о, Владыко? — Ты, Единый Возраститель всех («апантон Проагоревс»), единый Владыка и Промыслитель всех, Единый общий Отец, Единый общий Спаситель. Свет для находящихся во мраке неведения, Свет — «иже просвещает всякаго человека грядушаго в мир» (Ин. 1:9), и, вот, Ты просвещаешь только избранных Твоих Учеников; прочим же говоришь неясно, так чтобы они не поняли и поэтому не просветились?»
— «Да, — говорит Он, — только по Моему собственному желанию Я создал в этом мире живого человека; пришел же Я в мир не для того, чтобы уничтожить то, что было испорчено, но для того, чтобы оживить творение Моих рук; но насильно Я никого не принуждаю; считаю же достойными просвещения и заслуживающими его только тех, которые, по своему свободному выбору и желанию, стремятся осуществить на деле спасительное знание. — "Всяк бо просяй приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзается" (Лк. 11:10). Тем не менее, по Моему превосходящему человеколюбию, Я обращаюсь и к тем, которые не обладают этим добрыми душевными качествами, хотя и не говорю им с той же ясностью, с какой обращаюсь к вам, для того, чтобы и этим побудить их и обратить к тому, чтобы они проявили желание научиться, а затем искали бы и на деле исполнить преподаваемое им учение. Потому что таким образом будет дано и им познать тайны царства Божиего. Вам же, наедине вопрошающим Меня с большим усердием, дано их знать, чтобы уже и в дело привести ваше знание. Потому что знание прекрасно не само по себе, а тогда, когда оно осуществляется на деле, представляя как бы результат его.
«Не слышателие бо, — говорится; — но творцы закона оправдаются» (Рим. 2:13).
     Итак, видите, братие, что наша собственная леность и нерадение являются причиной того, что мы не постигаем, не воспринимаем легко священное учение? Это вашей любви говорю ныне и я, по судьбам ведомым Богу, поставленный быть учителем среди вас: если кто не поймет во всем смысл того, что я учу в церкви, пусть он придет и наедине спросит, и он получит более ясное объяснение и в дело приведет услышанное — при содействии ему со стороны Бога, дающего мне слово «во отверзении уст моих», а также ради его такового усердного искания.
.
     Когда ученики спросили о притче, Господь сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, то есть вам, желающим научиться; ибо всякий просящий получает. А прочим, недостойным таинств, они сообщаются прикровенно, и таковые кажутся видящими, но не видят, и слышащими, но не разумеют, и это для их же блага. Ибо Христос для того сокрыл сие от них, чтобы они, познав таинства и презрев их, не подпали большему осуждению, так как знающий и пренебрегающий достоин тягчайшего наказания.

Стих 8:11

Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие;
Е́сть же сiя́ при́тча: сѣ́мя éсть слóво Бóжiе:
є4сть же сіS при1тча: сёмz є4сть сло1во б9іе:

     Слова Господни, принимаемые слухом, удерживайте в уме. Ибо Слово Божие есть пища ума. И как бы принятая пища, при изнеможении желудка, выбрасывается вон, когда слышанное слово не удерживается в желудке памяти. Но кто пищи не удерживает, того жизнь действительно в опасности. Итак, страшитесь опасности вечной смерти, если вы, хотя и принимаете пищу святого увещания, но не удерживаете в памяти слов жизни, т.е. пищи для оправдания. Вот проходит все, что вы делаете, и вы, хотя и нехотя, ежедневно спешите на последний суд, не останавливаясь ни на одну секунду. Итак, для чего любят то, что оставляют? Для чего презирают то, чем делается приобретение?
     Три разряда людей, кои не спасаются по этой притче. К первому относятся те, кои подобны семени, упавшему при пути, то есть совершенно не приняли учения, ибо как дорога утоптанная и избитая, не принимает семени, потому что она жестка, так и жестокосердые совершенно не принимают учения, потому что хотя они и слушают, но без внимания.

Стих 8:12

а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потóм приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись;
а и́же при пути́, сýть слы́шащiи, потóмъ же прихóдитъ дiáволъ и взéмлетъ слóво от сéрдца и́хъ, да не вѣ́ровавше спасýтся:
ґ и5же при пути2, сyть слы1шащіи, пото1мъ (же) прихо1дитъ діaволъ и3 взе1млетъ сло1во t се1рдца и4хъ, да не вёровавше спасyтсz:

     Вот, одни бывают невнимательные слушатели, рассеянные, которые не благоговеют пред словом Божиим, как бы следовало благоговеть; и к таким-то слушателям приходит тайно в сердце их сатана в то самое время, как они слушают, и, как вор у неосторожных хозяев дома, уносит слово Божбе из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись. Это подле дороги посеянное слово Божбе.
     Научитесь же из этого, с каким глубоким вниманием, с какой несомненной верой нужно слушать спасительное и живое слово Божбе. Враг то и дело высматривает, нельзя ли как - либо сделать кого невнимательным к слову Божию, нельзя ли уничтожить в сердце чем-либо веру в него, чтобы через веру в слово Божие они не покаялись в своих грехах и не спаслись. Весь ум в сердце вперите во время чтения или проповедования слова Божия и открытыми, верующими сердцами, со смирением слушайте его во спасение душ своих, а помыслы сомнения или другие беспокойные или нечистые мысли и чувства прогоняйте прочь, как диавольское семя.

Стих 8:13

а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают;
а и́же на кáмени, и́же егдá услы́шатъ, съ рáдостiю прiéмлютъ слóво: и Сiи́ кóрене не и́мутъ, и́же во врéмя вѣ́руютъ, и во врéмя напáсти отпадáютъ:
ґ и5же на кaмени, и5же є3гдA ўслы1шатъ, съ рaдостію пріе1млютъ сло1во: и3 сjи ко1рене не и4мутъ, и5же во вре1мz вёруютъ, и3 во вре1мz напaсти tпaдаютъ:

     Старайтесь, дабы семя принимала не каменистая земля и не произращала плода доброго дела без укоренившихся корней. Ибо многим нравится то, что они слушают: они предполагают начало доброго дела, но как только начнут подвергаться несчастьям, тотчас оставляют начатое.
     Итак, каменистая земля не имела влаги, она не довела до плода постоянства того, что произрастила. Ибо многие, когда слушают против скупости, тогда осуждают эту самую скупость, хвалят презрение всех вещей, но как только душа их увидит то, к чему имеет сильное пожелание, тотчас забывает о том, что хвалила.
     Многие, когда слушают слово против похотливости, не только не желают творить осквернений плоти, но и краснеют за те, которые совершили, но как только является на глаза их вид плоти, тотчас ум увлекается к пожеланию так, как будто бы им доселе еще ничего не было решено против этих самых пожеланий, - и делает такие преступления, о которых помнит, что он решил и сам осудил.
      Часто также мы сокрушаемся о проступках; и однако же, после сокрушения, возвращаемся к тем же самым проступкам. Так Валаам, воззрев на кущи народа Израильского, заплакал, и обещался в смерти быть им подобным, говоря: да умрет душа моя в душах Праведных, и буди семя мое, якоже семя их (Чис. 23:10), но как только прошел час сокрушения, тотчас опять решился на нечестие корыстолюбия. Ибо за обещанные дары он дал совет на умерщвление того народа, коего смерти желал самому себе, и забыл о том, о чем плакал, когда не хотел истреблять того, чего сильно желал по сребролюбию.
     Три разряда людей, кои не спасаются по этой притче. К первому относятся те, кои подобны семени, упавшему при пути, то есть совершенно не приняли учения, ибо как дорога утоптанная и избитая, не принимает семени, потому что она жестка, так и жестокосердые совершенно не принимают учения, потому что хотя они и слушают, но без внимания.
     К другому относятся те, кои подобны семени, упавшему на камень, то есть те, кои хотя и приняли учение, но потом, по немощи человеческой, оказались бессильными перед искушениями.
     «А другое паде на камени»; а по Матфею: — «на каменистыя места» (Мф. 13:5): т.е. в сердце отвердевшее и жестокое, которое не может принять внутрь себя слово и прочно удержать его в себе и как бы укоренить; посему, говорит Господь, «оно засохло, ибо не имело влаги», т.е. короткое время оно жило и даже цвело, а затем, встретившись с некоторыми искушениями (или: огорчениями), погибало, не в силах дойти до созревания, по причине нетвердости душевного устроения у приявших его.
«Упадшия на камень, — говорит Он, — это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которыя не имеют корня, и временами веруют, а во время искушения отпадают» (Лк. 8:13)
Пусть никто из вас не будет до такой степени приверженным к житейским вещам, чтобы из-за них как бы окаменеть, будучи не в силах открыть уши и сердце для росы учения Духа. Потому что какая причина тому, что земля приняв дождь размягчается, становится влажной и тучной, а глина так и остается окостеневшей, сухой и твердой? — Не потому ли, что земля согревается солнечными лучами, но не сжигается ими, почему и имеет отверстые поры для принятия дождя, а глина — от общения с сильным жаром обжигаемая, имеет в глубине поры настолько плотно сжатыми и закрытыми, что не может воспринимать дождь, хотя бы он и был самым легким? Так и всякий находящийся во власти телесных и земных и житейских вещей, весьма и постоянно отвердевает свое сердце и, прежде обращения в землю умертвив свои мысли, делает то, что учение от Бога остается в нем неощутимым (бездейственным); пользующийся же этим миром, как бы не пользующийся, согласно увещанию Апостола (1 Кор. 7:31), тот будет готов и к исканию небесного и к сознательному слушанию и деланию со тщанием и рвением; и не только он таким образом будет слушать, но и сохранит в себе и обратит в дело, так чтобы, уподобившись верному и благоразумному рабу, удостоиться и быть ублаженным от Господа, говорящего:

«Иже слышит словеса Мои, и творит я (их), уподоблю его мужу мудру»
(Мф. 7:24)

Стих 8:14

а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода;
а éже въ тéрнiи пáдшее, сíи сýть слы́шавшiи, и от печáли и богáтства и сластьми́ житéйскими ходя́ще подавля́ются, и не совершáютъ плодá:
ґ є4же въ те1рніи пaдшее, сjи сyть слы1шавшіи, и3 t печaли и3 богaтства и3 сластьми2 жите1йскими ходsще подавлsютсz, и3 не совершaютъ плодA:

     Итак, изъясняя то, что сказал иносказательно, он соделал понятным то, что говорил, дабы уверить вас, когда вам наша слабость открыла бы значение слов Его. Ибо кто когда поверил бы мне, если бы я захотел терния объяснять богатством, особенно, когда те укалывают, а эти услаждают? - И однако же (богатства) суть терния, потому что укалываниями своих помыслов мучат дух, а когда доводят до греха, тогда окрововляют, как бы нанесенною раною. Впрочем, в этом месте, по свидетельству другого Евангелиста, Господь называет (терниями) не богатство, а лесть богатства (Мф. 13:22). Ибо лесть есть то, что не может долго пребывать с нами, лесть есть то, что не наполняет недостатка ума нашего. Но истинное богатство есть то, которое обогащает нас добродетелями. Итак, возлюбленнейшая братия, если вы желаете быть богатыми, то любите истинное богатство. Если вы желаете высочайшей чести, то стремитесь к Царству Небесному. Если любите славу достоинств, то спешите приписываться к оному вышнему Двору Ангелов.
     Но надобно заметить, что Господь в Своем изъяснении говорит, что заботы, богатство и сласти житейские заглушают слово.
- Заглушают потому, что своими неблаговременными помыслами захватывают горло ума, и когда не дозволяют входить в сердце доброму желанию, тогда как бы убивают вход жизненного дыхания. Надобно заметить еще, что к богатству Он присоединяет два (препятствия), - именно: заботы и сласти житейские, потому что сии действительно и стесняют дух заботливостью, и производят необузданность избытком. Ибо противной вещью делают своих владетелей и несчастными, и поползновенными. Но поскольку удовольствие не может сходиться с несчастьем, то в иное время они мучат заботою о хранении себя, а в другое - располагают к сластолюбию изобилием.
     Три разряда людей, кои не спасаются по этой притче. К первому относятся те, кои подобны семени, упавшему при пути, то есть совершенно не приняли учения, ибо как дорога утоптанная и избитая, не принимает семени, потому что она жестка, так и жестокосердые совершенно не принимают учения, потому что хотя они и слушают, но без внимания.
     К другому относятся те, кои подобны семени, упавшему на камень, то есть те, кои хотя и приняли учение, но потом, по немощи человеческой, оказались бессильными перед искушениями.
     Третий же разряд, - это те, кои знают учение и, однако ж, подавляются заботами житейскими.
     Итак, три части погибающих, а одна - спасающихся. Таким образом, спасающихся мало, а погибающих - очень много. Смотри, как Он говорит относительно подавляемых заботами житейскими: не сказал Он, что они подавляются богатством, но заботами о богатстве. Ибо не богатство вредит, а заботы о нем. Потому что многие получили пользу от богатства, раздав его на утоление голода бедных.
     Все вы видите, что когда бывает слишком много влаги на посеянных полях, они не в силах бывают принести плода; так как же сердце, погруженное в удовольствия и опьянения, возможет явить плод? Павший в какую-нибудь блудную скверну, да обратится и отступит от нее и да очистит себя покаянием.
«Еда падаяй не востает? или отвращаяйся не обратится?» (Иер. 8:4)
Потому что, если он валяется в этой грязи, то, прияв, каким образом удержит у себя неповрежденным божественное миро, драгоценную жемчужину, я говорю — спасительное слово? Жемчуг не дается свинье и сущие в здравом рассудке не смешивают миро с грязью: потому что, если бы кто вылив его, смешал с грязью, или же заключил в нечистый сосуд, в одинаковой мере привел бы в негодность и уничтожил это миро. И хотя божественное миро — не уязвимо, однако, если, будучи приведенным в негодность, оно потерпит ущерб, то за это пострадает тот, кто принял его и вместе с тем не позаботился о том, чтобы отступить от нечистоты. Излишествующий пусть больше не позволяет себе излишеств, но пусть из своего имущества уделит неимущим.
.

Стих 8:15

а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
а и́же на дóбрѣй земли́, сíи сýть, и́же дóбрымъ сéрдцемъ и благи́мъ слы́шавше слóво, держáтъ и плóдъ творя́тъ въ терпѣ́нiи. Сiя́ глагóля, возгласи́: имѣ́яй ýшы слы́шати да слы́шитъ.
ґ и5же на до1брэй земли2, сjи сyть, и5же до1брымъ се1рдцемъ и3 бlги1мъ слы1шавше сло1во, держaтъ и3 пло1дъ творsтъ въ терпёніи. Сі‰ гlz, возгласи2: и3мёzй ќшы слы1шати да слы1шитъ.

     Припомните, что говорится: "имеяй уши слышати, да слышит". Ибо все, которые там были, имели уши телесные. Но Тот, Кто при наличии ушей у всех говорит: имеяй уши слышати, да слышит, без сомнения требует ушей сердца. Итак, старайтесь, чтобы принятое слово пребывало в ухе сердца.
     Но добрая земля возращает плод терпением именно потому, что совершаемые нами добрые дела ничтожны, если мы не равнодушно еще переносим пороки ближних. Ибо чем выше кто взошел на степень совершенства, тем более он находит в мире сем того, что с трудом переносить должно, потому что, когда любовь нашего сердца отрешается от настоящего века, тогда возрастает несчастье со стороны того же самого века. Ибо от этого-то и происходит, что мы видим многих, делающих добро, и однако же тяготящихся под тяжким игом напастей. Ибо, хотя они уже бегают земных пожеланий, однако же биемы бывают жесточайшими ударами. Но, по слову Господню, они приносят плод в терпении, потому что если они смиренно приемлют удары, то после ударов принимаются в небесное успокоение.
Так виноград истоптывается ступнями и превращается во вкусное вино.
Так олива, выжатая ударами, оставляет свою пену и превращается в жидкость масла.
Так через молотьбу на току зерна отделяются от соломы и очищенные поступают в житницу.
     Итак, кто желает совершенно победить пороки, тот должен стараться со смирением переносить удары своего очищения, чтобы после тем чище предстать пред Судию, чем более ныне огнь бедствия очищает его ржавчину.
     Приметь, пожалуй, и точность Евангелиста, как он сказал о спасающихся: «услышав слово, хранят его».
     Это сказал он ради тех, кои при пути; ибо сии не содержат учение, но диавол уносит его у них.
«И приносят плод» - это сказал Он ради тех, кои подавляются заботами житейскими и не выдерживают до конца, ибо таковые, то есть не носящие до конца, не приносят плода.
"В терпении" - сказал ради тех, которые на камени; они и принимают учение, но, не устояв против нашедшего искушения, оказываются негодными.
      Видишь ли, как Он сказал о спасающихся: «хранят и приносят плод в терпении» и через эти три свойства отличил их - от не содержащих, каковы те, которые при пути, от не приносящих плода, каковы те, которые в терниях, и от не переносящих нападшего на них искушения, каковы те, которые на камени.
- "В добром и чистом сердце", т. е. в нравственно прекрасном и добром сердце, а таким сердце делается благодаря очищающему действию слышанного слова (Ин. 15:3).
- В терпении, т. е. постоянно держась слова. Это противоположение "отпадению", указанному в (Лк. 8:13) стихе.
.


Слово Патриарха

     Когда мы читаем эту притчу или размышляем о ней, мы в первую очередь думаем о семени: вот оно падает в придорожье, падает на каменистую почву, падает в сорняки, в тернии, падает на благоприятную почву… Но главное в этой притче не слово, а почва. Слово Божие несет в себе огромную силу, но эта сила не может быть воспринята человеком без его участия. В притче раскрывается удивительная тайна соотношения Божественного и человеческого, Божиего промысла и человеческой свободы. Бог дает нам Свое слово — Он дает его каждому, но каждый воспринимает это слово в соответствии со своими внутренними особенностями, склонностями и предпочтениями. И когда семя падает при дороге, то, по слову притчи, оно затаптывается ногами или птицы небесные склевывают его. Объясняя этот образ, Сам Спаситель сказал, что это диавол, который приходит к человеку, откликнувшемуся на слово Божие, и вырывает это семя из его существа. Как удивительно эти слова применимы к тому, что сейчас нередко происходит, особенно среди молодежи! Ведь есть такие, которые учились в воскресных школах, те, кого родители приводили в храмы Божии, кто слышал слово и принимал его. Но затем диавол через соблазны, искушения, разжигание плоти, провоцирование самых низменных инстинктов человеческой природы вырывает это слово из сердец и ума молодых людей. И многим нужны еще долгие-долгие годы, многим еще нужно пройти по тернистым путям жизни, набить шишек, получить раны, чтобы в конце концов понять, что то слово, которое когда-то коснулось их ума и сердца, и несло в себе тайну человеческого счастья
     А ведь бывает и так, что мы слышим слово Божие и вроде как его воспринимаем, а сердце каменное и неспособно откликнуться на Божий призыв — подобно тому, как семя, упавшее на камень, высыхает, потому что нет внутренней влаги. Но чаще всего в современной жизни бывает так, что суета, стремление к наслаждениям, стремление к богатству подавляют всякую способность человека развивать принятое им Божие слово. Думаю, это имеет отношение и к большому числу верующих людей, включая духовенство, которое слышит и знает слово. Но суета житейская, стремление добывать деньги — не только для себя, но и для решения каких-то стоящих перед нами задач — лишают нас возможности, погружаясь в Божественное слово, жить в соответствии с ним. Особенно же опасны наслаждения, к которым устремляется человек. Святые отцы — а их множество, всех не перечислишь, но в каком-то смысле все они говорят об одном — об опасности наслаждений. Это может удивить современного человека, но смысл святоотеческого свидетельства в том, что наслаждения не являются синонимом счастья. Человек наслаждающийся необязательно будет счастлив — скорее человек, живущий услаждением своей плоти, никогда не бывает счастливым. Об этом замечательно говорит Иоанн Златоуст — о том, что у такого человека появляется страх потерять источник наслаждения. У него появляются различные предрассудки, в том числе столь распространенный, как страх смерти, ведь ничего, кроме наслаждения, такой человек в качестве цели жизни не видит и для него полной катастрофой, концом всего является смерть. Господь, толкуя притчу, говорит о том, что тернии — это и есть суета житейская, стремление к богатству и к наслаждению.
     Все эти дивные божественные слова помогают каждому из нас ответить на вопрос:
"А где я в этом перечне: я тот, кто при дороге, тот, кто на камне, тот, кто в тернии, или тот, кто на благоприятной почве?"
Наверное, на этот вопрос нет однозначного ответа, потому что в каждый момент жизни мы бываем и в одном, и в другом, и в третьем, и в четвертом состоянии. И смысл притчи заключается в том, чтобы разбудить нашу совесть, разбудить наше сознание, заставить нас таким образом жить, воспринимать слово Божие, трудиться и молиться, чтобы, несмотря на слабости природы своей, быть способными открыть душу навстречу слову Божию и явить в себе почву удобренную для восприятия Божественной мудрости.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Слово после Божественной литургии в храме Успения Пресвятой Богородицы в Троице-Лыково 30 октября 2011 года
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru