Неделя пятнадцатая по Пятидесятнице

Наибольшая заповедь в законе

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы по субботам публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (транслитерация).

О порядке церковных чтений Евангелия

     По мудрому установлению Церкви годичный круг богослужений, и в частности литургийных евангельских чтений, начинается от Дня Пасхи и простирается до следующей Пасхи.

      Устав о чтении Евангелия, как и Апостола, излагается в самом богослужебном Евангелии, в особых таблицах, по неделям и дням седмицы, начиная от праздника Св. Пасхи и в Месяцеслове по числам и месяцам года. Для богослужебного употребления и Апостол и Евангелие разделены на особые отрывки, называемые «зачалами». Чтения этих зачал распределены таким образом, чтобы в течение года было прочтено все Четвероевангелие и весь Апостол.

      Существует двоякий порядок чтения этих зачал:

1. Чтение почти на все дни года в том порядке, в каком они следуют в священных книгах это — «чтение рядовое», или «дневное»: «Евангелие дне», или «Апостол дне» или «ряда»;

2. Чтения для определенных праздничных дней и памятей святых это: «Евангелие или Апостол праздника или святого».

Чреда евангелистов

Пятидесятница (чтение Евангелия от Иоанна)

     И первым светилом над церковной твердью восходит Иоанн, который уже в пасхальную литургию озаряет нас первыми словами своег о благовествова́ния: «В начале бе Слово». Путь Иоаннов простирается на семь седми́ц Пятидесятницы, за исключением лишь трех дней (вторника Пасхи, Недели жен мироносиц и четверга Вознесения), когда читаются зачала из других Евангелий. Иоанново благовествование заканчивается в литургию Пятидесятницы (Троицы).


Матфеевы седмицы

     А на другой день, в Понедельник Святого Духа, восходит светило Матфеево и господствует в продолжение семнадцати седмиц, впрочем вместе с Марком, который после полных одиннадцати седмиц (77 дней) единовластия Матфеева выступает с понедельника 12-й седмицы по Пятидесятнице и в течение следующих шести седмиц (12-й – 17-й) оглашает своим благовествованием будние (седмичные) дни (понедельник, вторник, среда, четверг, пяток), оставляя Матфею все субботы и Недели (воскресенья). Так Матфей сначала один, потом сопутствуемый Марком, озаряет евангельским светом следующие за Пятидесятницей семнадцать седмиц, то есть 119 дней, в том числе семнадцать суббот и семнадцать Недель (воскресений). Эти седмицы в Уставе так и называются Матфеевыми.


Лукины седмицы

     За Матфеем начинает свое поприще Лука и благовеству́ет сначала один, в течение двенадцати полных седмиц, затем с Марком, который опять приемлет будние дни, оставляя Луке все субботы и Недели.

     Содружество Луки с Марком продолжается до Триоди в течение четырех седмиц (13-й – 16-й), а затем и в период Триоди – в седмицы мытаря́ и фарисея и блудного и оканчивается в субботу мясопустную. Эти дни и недели именуются в Уставе Лукиными и обнимают в сумме период в восемьнадцать седмиц, точнее 125 дней, в том числе 90 будничных дней (60 Лукиных и 30 Марковых), 18 суббот и 174) воскресений (все Лукины).


ТриодЧтение Евангелия от Луки и Евангелия от Матфея

     Затем следует седмица сырная с зачалами из Луки и Матфея.


Чтение Евангелия от Марка

     В субботы и Недели Великого поста преобладает Марк, доселе владевший лишь днями седмичными…


И мы, наконец, по Страстно́й седмице, приходим ко вратам новой Пасхи.

Праздник Воздви́жения Креста это перелом пасхального года

     Церковный год, принятый при распределении рядовых чтений, начинается днем св. Пасхи и продолжается до другой Пасхи. Но так как в разные годы Пасха бывает в разные числа: самая ранняя Пасха бывает 22 марта, а самая поздняя 25 апреля, — то церковный год не всегда бывает одинаковой продолжительности: иногда в нем больше недель и седмиц, иногда меньше. Гражданский год имеет всегда 365 дней (високосный 366 дней), церковный же год, когда одна Пасха ранняя, а другая очень поздняя, имеет значительно больше дней и наоборот, когда одна Пасха очень поздняя, а другая очень ранняя, такой год имеет значительно меньше дней. Первый случай носит в уставе название «Вне Пасха», второй случай — «Внутрь Пасха».

«Вне Пасха» - ситуация, при которой может недоставать рядовых чтений из Евангелия и бывает так называемая «Отступка», то есть надо возвращаться к прочитанным уже зачалам и вновь повторять их чтение. Этот недостатков ощутителен только для будничных дней. Что касается дней воскресных, то недостаток восполняется тем, что есть воскресные дни, когда положены свои особые чтения.

«Внутрь-Пасха» – ситуация, при которой на один календарный год приходится два праздника Пасхи. В этом случае положенных чтений бывает больше, чем реальных недель. Избыточные чтения при этом не читаются, опускаются, переступаются. Такое изменение в расписании чтения называют Преступка.

     Спрашивается:
1) Как же при таком постоянном «преплавании» годовых седмиц в зависимости от Пасхи может быть твердо установлен и прикреплен вышеописанный ряд Евангелий всего года?
2) Какими евангельскими зачалами должны быть оглашаемы седмицы того пасхального года, в котором число седмиц более 50?

     На оба вопроса Церковь дала ответ в своем Уставе.

     Прежде всего, она водрузила среди текущих недель некий неподвижный устой, являющийся средоточием пасхального года. Это – праздник Воздви́жения Честна́го Креста Господня. «Крест воздвиза́ем» как бы простирает один свой конец к предыдущей Пасхе, а другой – к грядущей и знаменует перелом пасхального года.

     Как же сказывается этот перелом на круге евангельских чтений?

     Церковь установила, чтобы в понедельник после Недели по Воздвижении, вне зависимости от того, какой Недели Евангелия до этого читались, читать Евангелие понедельника 18-й седмицы (Лк. зач. 10) и отсюда продолжать рядовые чтения из Евангелия от Луки. Это называется сентябрьской преступкой евангельских чтений.

     Если задолго до Недели по Воздвижении кончатся зачала Евангелия от Матфея, то Евангелие от Луки всё равно не следует начинать ранее вышеуказанного срока, а надлежит вернуться вспять, к прочитанным зачалам Матфеевым, взяв их, сколько потребуется, а с понедельника после Недели по Воздвижении начать чтение Евангелия от Луки. Это называется сентябрьской отступкой. Нужно помнить, что сентябрьские преступка и отступка не касаются апостольских чтений, потому что Послания апостолов со стороны их содержания не имели отношения к истории установления вышеуказанных праздников. Поэтому же для всех апостольских Посланий, начиная с книги Деяний святых апостолов, существует один общий счет зачал, тогда как в каждом из четырех Евангелий имеется свой, особый.

     Вопрос о сентябрьской преступке не имеет единого решения среди литургистов. Но одним из исходных положений при составлении ряда чтений Четвероевангелия всегда была забота о том, чтобы Священное Писание было прочитано в течение года полностью.

     В 2016 году Неделя по Воздвижении приходится на 2 октября (по новому стилю) / 19 сентября (по старому стилю). Поэтому со следующего дня, согласно Церковному Уставу, начинается чтение евангельских зачал 18-й седмицы (Лукина ряда) (см. Типикон, гл. 10, уставную главу «Сказание…» в начале богослужебного Евангелия). Это и есть "Воздвиженской преступок" евангельских чтений. Ряд чтений Апостола остается неизменным.

Божественная Литургия 2 октября 2016 года

рядовое зачало: Евангелие от Матфея, 22:35-46 (зачало 92)

35И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:
35И вопроси́ еди́нъ от ни́хъ законоучи́тель, искушáя егó и глагóля:
Опять евангелист представляет новую причину, по которой фарисеям надлежало бы умолкнуть, и, таким образом, еще более обнаруживает дерзость их. Как же это? Спаситель уже заградил уста саддукеев, и фарисеям после этого надлежало бы замолчать; но вот они опять приступают к нему, опять с прежним злобным намерением заводят с Ним спор, и подсылают к нему законника, не с тем, чтобы научиться, но чтобы искусить Его, и спрашивают: какая первая заповедь?
Святитель Иоанн Златоуст
Искуситель подходит ко Христу вследствие чрезмерной зависти. Когда фарисеи увидели, что саддукеи посрамлены, а Господа за премудрость народ прославляет, фарисеи подходят с целью искусить - не прибавит ли Христос чего-нибудь к первой заповеди в виде исправления закона, чтобы найти повод к обвинению Его. Господь, изобличая злобу искусителей, которые пришли не по желанию поучиться, а по вражде, зависти и соревнованию, показывает, что любовь есть верх заповедей.
блаженный Феофилакт Болгарский
36Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?
36учи́телю, кáя зáповѣдь бóлши [éсть] въ закóнѣ?
Они знали, что первая заповедь: "возлюби Господа Бога твоего"; но ожидали, что Спаситель поправит ее, назвав Себя самого Богом, и через то подаст им случай обвинить Его, а потому и предложили такой вопрос.
Святитель Иоанн Златоуст
Фарисеи, узнав о посрамлении саддукеев, собрались тут же в храме на совещание и решили предложить Иисусу самый трудный, по их мнению, вопрос о том, какую заповедь следует считать наибольшей в законе. Коварство вопроса станет понятным, если мы примем во внимание, что иудейские книжники различали в законе заповеди большие и меньшие, о чем они постоянно спорили между собой. Одни считали наибольшей заповедь о жертвах, другие - о субботе, третьи - об обрезании и вообще ставили обрядовые законы на первое место.
архиепоскоп Аверкий (Таушев)
37Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
37Иисýсъ же речé емý: возлю́биши Гóспода Бóга твоегó всѣ́мъ сéрдцемъ твои́мъ, и всéю душéю твоéю, и всéю мы́слiю твоéю:
Он наставляет, что любить Бога должно не отчасти, но так, чтобы всего себя предать Богу. Мы различаем в душе человека три различных стороны: растительную, оживляющую и разумную. Во-первых, человек растет, питается и рождает подобное себе: в сем подобен он растениям; поскольку человек возбуждается и имеет похоти, он имеет общее с животными; а так как он размышляет, то он называется разумным. И здесь надо заметить именно эти три части: "возлюби Господа Бога твоего всею душею твоею" - вот растительная сторона человека, так как растения в своем роде одушевлены; "всем сердцем твоим" - здесь указывается животная сторона человека; "и всею мыслию твоею" - здесь часть разумная. Итак, Бога должно любить всей душой; это значит: надо предаться Ему всеми сторонами и силами души. Это первая великая заповедь, наставляющая нас благочестию.
блаженный Феофилакт Болгарский
На этот вопрос Господь отвечал прямо словами Втор. 6:3: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим», указав, что это – «Первая и большая заповедь»
архиепоскоп Аверкий (Таушев)
38сия есть первая и наибольшая заповедь;
38сiя́ éсть пéрвая и бóлшая зáповѣдь:
СИЯ ЕСТЬ ПЕРВАЯ И НАИБОЛЬШАЯ ЗАПОВЕДЬ, первая не по порядку времени, ибо все заповеди Божий даны в одно время, но первая потому, что служит основанием всех других заповедей: без нее нельзя совершить ни одной добродетели, Богу угодной. Человек создан для того, чтобы любить Бога превыше всего, а потому и любить Его должно любовью высшей, беззаветной. Когда все сердце твое, вся душа твоя, все помышление твое будет посвящено Богу, тогда всякое желание твое будет добродетельно, всякое помышление - непорочно, всякое рассуждение свято. Любовь к Богу должна царствовать над всем, что есть в душе человека, занимать его собой ежечасно, ежеминутно. Всякое доброе дело только тогда и будет вполне Богу приятно, когда оно согрето любовью, идущей из самой глубины нашего духа, нашего сердца. Но из нее же, из любви к Богу, как из своего источника, вытекает и любовь к ближнему
Троицкие листки игумена Пантелеимона
39вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;
39вторáя же подóбна éй: возлю́биши и́скренняго твоегó я́ко сáмъ себé:
Почему же подобна ей? Потому что вторая пролагает путь к первой, и взаимно поддерживается ею. "Ибо всякий", сказано, "делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету" (Ин. 3:20); и в другом месте: "сказал безумец в сердце своем: нет Бога" (Пс. 13:1). А что отсюда происходит? "развратились, совершили гнусные дела" (там же). И еще: "корень всех зол есть сребролюбие, которому, предавшись, некоторые уклонились от веры" (1 Тим. 6:10); и: "если любите Меня, соблюдите Мои заповеди" (Ин. 14:15). А из всех заповедей Его главная заповедь: "возлюби Господа Бога твоего, и ближнего твоего как самого себя".
Святитель Иоанн Златоуст
Цитата взята из Лев. 19:18 совершенно сходна у Матфея и Марка, а у Лк. 10:27 слово «возлюби» заменено союзом "и". Отступления от еврейского и LXX незначительны. Эта вторая заповедь не ниже первой, но подобна ей. Евфимий Зигабен: «сказал, что по величию подобна первой заповеди вторая; ибо и эта велика, — взаимно связаны, и взаимно поддерживают себя эти заповеди». Но Златоуст легким выражением ставит вторую заповедь несколько ниже первой: «будучи спрошен о первой заповеди, приводит и вторую, почти столько же важную, как и первая» (ou sfodra ekeinhV apodeousan). Из Евангелий же можно вывести, что вторая заповедь не меньше первой: Мф. 25:40, Мф. 25:45; Мк. 12:31; Ин. 13:34; Ин. 15:12-13; 1 Ин. 4:16, 1 Ин. 4.20:21.
Толковая Библия А.П. Лопухина
40на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.
40въ сiю́ обою́ зáповѣдiю вéсь закóнъ и прорóцы ви́сятъ.
Этим Он давал им заметить, из какого источника происходил их вопрос, то есть, от злобы: "любовь не завидует" (1 Кор. 13:4). Таким образом Спаситель доказал, что Он повинуется и закону, и пророкам. Но почему евангелист Матфей говорит о законнике, что Он, искушая, предложил вопрос, тогда как Марк говорит обратное: "видя", говорит он, "что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия" (Марк. 12:34)? Тут нет никакого противоречия; напротив, евангелисты совершенно согласны между собой. Сначала законник спросил Его искушая, но потом воспользовался ответом Спасителя, - и получил от Него похвалу. Спаситель не с самого начала похвалил его; но когда законник отвечал, что любить ближнего - больше всех всесожжений, тогда уже Господь сказал ему: "недалеко ты от Царствия Божия", - потому что он, презрев низшие обязанности, постиг, в чем состоит начало добродетели.
Святитель Иоанн Златоуст
41Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их:
41Собрáвшымся же фарисéомъ, вопроси́ и́хъ Иисýсъ,
У Мк. 12:35 этот стих имеет очевидное отношение к 34. Значит, вопрос законника был дан в то время, когда (по Мф.) фарисеи собрались для совещаний. У Матфея эта связь выражена довольно ясно, но не так ясно у Луки. Собственно, этот вопрос и служит у Матфея началом дальнейших обличений (Мф. 23).
Толковая Библия А.П. Лопухина
42чтó вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов.
42глагóля: чтó вáмъ мни́тся о Христѣ́? чíй éсть Сы́нъ? Глагóлаша емý: Дави́довъ.
Так как Мессию считали простым человеком, Господь опровергает такое мнение. Из пророчества Давидова Он раскрывает ту истину, что Он - Господь: открывает им Свое Божество. Фарисеи сказали, что Христос будет сын Давидов, то есть простой человек.
блаженный Феофилакт Болгарский
Христос спрашивает не о том, за кого считают Его люди и считают ли Его за Сына Давидова, а предлагает общий вопрос о происхождении Мессии. «Сын Давидов» было обычным названием Мессии (см. Шюрер II:615).
Толковая Библия А.П. Лопухина
43Говорит им: кáк же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит:
43Глагóла и́мъ: кáко ýбо Дави́дъ Дýхомъ Гóспода егó нарицáетъ, глагóля:
Но Господь возражает: «как же Давид называет Его Господом», - а не просто называет Господом, «по вдохновению», то есть по благодатному дару Духа, получив о Нем откровение. Этими словами Господь не отрицает, что Он - Сын Давидов, но раскрывает, что Он не простой человек, происшедший от семени Давидова. Так спрашивает Господь для того, чтобы фарисеи или сознались, что не знают, спросили Его и узнали, или, истинно исповедав, уверовали, или же, наконец, не найдя ответа, ушли с посрамлением и более не смели бы спрашивать Его.
блаженный Феофилакт Болгарский
Ссылка на Пс. 109:1. В иудейских писаниях этот псалом весь прилагался к Мессии и считался мессианским. Христос не опровергает правильного (в ст. 42) ответа фарисеев, которые назвали Христа Сыном Давидовым, и не считает ответа недостаточным, а напротив, подтверждает его, задавая Свой вопрос в видах его истолкования. Толкование псалма в том смысле, что он во время Христа будто бы был сравнительно недавним произведением, было совершенно неизвестно ни саддукеям, ни фарисеям (Эдершейм).
Толковая Библия А.П. Лопухина
44сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?
44речé Госпóдь Гóсподеви моемý: сѣди́ одеснýю менé, дóндеже положý враги́ твоя́ поднóжiе ногáма твои́ма?
Сказав наперед, что Господь один, говорит потом и о самом Себе, что Он Господь, и доказывает это не только делами Своими, но и свидетельством пророка; и вместе с этим возвещает, что сам Отец отмстит им за Него, говоря: дондеже положу враги Твоя подножие ногама Твоима, и таким образом доказывая Свое согласие и равное достоинство со Отцем. Этими словами Спаситель заключает беседу Свою с фарисеями, представив им учение высокое, величественное и могущее заградить уста их. И они действительно с того времени замолчали, не по собственному желанию, но потому что не могли ничего возразить; и таким образом получили столь решительный удар, что уже не отваживались более так нападать на Него
Святитель Иоанн Златоуст
Итак, вы думаете, как бы так ответил им Господь, что Христос только Человек, но «Ибо сам Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня..» Если Мессия-Христос только потомок Давида, то как Он мог существовать тогда, когда Давид писал о Нем, а если Он Существовал уже тогда, и Давид назвал Его своим Господом, то, следовательно, Он не просто человек, как думали фарисеи, а в то же время и Бог, то есть Богочеловек.
архиепоскоп Аверкий (Таушев)
45Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?
45áще ýбо Дави́дъ нарицáетъ егó Гóспода, кáко Сы́нъ емý éсть?
Некоторые думали, что Христос опровергает здесь мнение фарисеев, утверждавших, что Мессия есть Сын Давидов. Но весь контекст против такого толкования. Вероятнее предполагать, что вопрос Христа был вызван распространяемыми со стороны Его врагов слухами о том, что Он не Сын Давидов и, следовательно, не Мессия, каким признавали Его ученики и народ. Если так, то вопрос Христа становится понятен. Если Он не Сын Давидов и не Мессия, то о ком же говорит Давид, называя сына своего Господом? «Истинный ответ не приходил им на ум. Он мог бы состоять в следующем. Мессия есть Сын Давидов по своему человеческому происхождению; но как Сын Божий, происходящий предвечно от Отца, Он возвышен и над Давидом, и над всем человечеством, и потому Давид называл Его своим Господом правильно. Но такое двоякое отношение Мессии к великому еврейскому царю и вместе с тем истинная оценка достоинства и служения Мессии не были известны в богословии раввинов».
Толковая Библия А.П. Лопухина
46И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.
46И никтóже можáше отвѣщáти емý словесé: нижé смѣ́яше ктó от тогó днé вопроси́ти егó ктомý.
Указывается вообще на силу ответов Христа. В дальнейшей истории мы действительно видим, что враги Его не предлагают Ему никаких вопросов с целью искусить Его.
Толковая Библия А.П. Лопухина


проповедь праведного Иоанна Кронштадтского

     Евангелие нынешняго дня начинается так: Один из фарисеев, законник, искушая Иисуса Христа спросил Его: Учитель, какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближняго твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. (Матф. 22. 35—46).
Законник из фарисеев спрашивает вечнаго законодателя Христа, не признавая Его однако же таковым: Учитель, какая наибольшая заповедь в законе? — Вопрос весьма важный, потому что правильное решение его крайне нужно всем нам знать и исполнять, так как от исполнения его зависит вечная жизнь человека, — и Господь разрешил его самым положительным образом: возлюби Бога и ближняго. (Мф. 22, 37, 39). Но, предлагая Христу столь важный вопрос, иудейский законник не верует в Иисуса Христа, как истиннаго законодателя, признавая Его только учителем. Поэтому в конце нынешняго Евангелия Господь спрашивает его и фарисеев: что вы думаете о Христе? Чей Он Сын? Фарисеи отвечали, что Он Сын Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет его Господом? Если Давид называет Его Господом, как же Он Сын Ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова, и с того дня никто уже не смел спрашивать Его (Мф. 22, 42, 46).
Так решительно подействовало праведное слово Господа на фарисеев, что они, пораженные явною истиною, не смели больше спрашивать Его. А нынешние наши ученые фарисеи, чиновники, профессора, учителя высших и средних учебных заведений, толстовцы, убеждаются ли явною истиною евангельскою и безчисленными чудесами Христа Спасителя, что Он есть истинно Господь, Творец и Спаситель мира? — Нет, не убеждаются. Почему? Потому что обезумели, поверили толстовской и жидовской лжи; если Ваалу поверили, как Богу, то истинному Богу могут ли верить? Нет, потому что лукавый помрачил их душевныя очи. Но вот придет в страшной славе Своей Господь во второе свое пришествие, — и тогда все уверуют, но уже будет поздно. Тогда будет воздаяние, а не состязание.
Теперь перейдем к вопросу законника: какая наибольшая заповедь в законе? Господь отвечает: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всей душою твоею и всем разумением твоим. Это первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближняго твоего как сам себя.
Совершенно естественная, справедливая и жизненная заповедь: люби Бога и ближняго. Господь возлюбил нас прежде, чем мы Его возлюбили: Он возлюбил нас прежде бытия нашего; помыслил об нас — и сотворил нас; если бы не помыслил, — и не было бы нас. А сколько Он даровал нам благ, сотворив нас? — нет числа; пройдите мысленно время с зачатия вашего и доныне; переберите, сколько можете, все, чем вы пользовались и пользуетесь из даров Божиих естественных и общежитейских, воздухом, пищею и питьем, животворным светилом, общественным положением, развитием ваших способностей, кругом родства и добрых знакомых, друзей и проч.; но особенно вспомните: сколько вы получили неоцененных даров через веру Христову; им по истине нет числа; и после всего этого — скажите, чувствуете ли вы потребность сердечную — веровать в Бога, любить и благодарить Его, каяться пред Ним во всех грехах ваших, коими вы ежеминутно оскорбляете Его? — Господь возлюбил нас любовию вечною, праведною и святою, и, дав нам столько благ в здешней жизни, Он приготовил нам безконечную жизнь, полную безчисленных неоцененных радостей в будущем веке вместе с ангелами и святыми угодниками. Скажите, после этого, как мы должны любить Его? Именно, всем сердцем, всею душою и всем разумением.
А что же мы? Мы иногда и разуметь не хотим, сколько безмерны Его к нам любовь и благость. Мы полюбили без меры себя, мир прелюбодейный и грешный, плоть свою, ея мимолетныя удовольствия, — прилепились сердцем ко всякой суете. Глупые, мы любим, что должны презирать, и не любим Господа, Свой вечный живот, своего Спасителя, Промыслителя всещедраго, своего Пищедавца и Светодавца. Оставили Господа, Источник воды живой и выкопали себе дырявые колодцы, которые не могут держать живой воды. Оттого мы и бедствуем всячески и бедствиям нашим нет конца.
Что нам главным образом препятствует любить Бога, иметь всецелую к Нему преданность? Именно — наше самолюбие, наше пристрастие к земным, именуемым благом. Поэтому главная заповедь есть наше самоотвержение. — Кто хочет идти за Мной, отвернись себя и возьми крест свой и иди за мной. (Лук. 9, 23). Апостолам Своим Он заповедал: не берите с собою ни сумы, ни хлеба, ни при поясе меди, и не имейте по две одежды (Марк. 6, 8), чтобы не иметь ни к чему привязанности, а всем сердцем отдать себя Богу и Его промыслу и стремиться к небу и к нашему вечному отечеству и больше всего заботиться о спасении душ человеческих. И они возлюбили Бога всем сердцем и всю жизнь предали Ему, даже до смерти, пострадав за Него с радостью.
Вот образец любви к Богу и ближнему. Постараемся же, дорогие братия и сестры, так возлюбить Его.
Аминь
праведный Иоанн Кронштадтский
"Что нам препятствует любить Бога? Неделя 15-я по Пятидесятнице"
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru