Обре́зание Госпо́дне

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

В 2018 году в неделю (воскресенье) 32-ю по Пятидесятнице Православная Церковь отмечает праздник Обре́зание Госпо́дне и день памяти святителя Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской († 394)

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и Учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

     Апостольские и Евангельские чтения дня на Божественной Литургии:
Апостол:
Недели пред Богоявлением: 2 Тим., 298 зач., IV, 5-8
Обрезания: Кол., 254 зач., II, 8-12
Святому: Евр., 318 зач., VII, 26 - VIII, 2
Евангелие:
Недели пред Богоявлением: Мк., 1 зач., I, 1-8
Обрезания: Лк., 6 зач., II, 20-21, 40-52
Святому: Лк., 24 зач., VI, 17-23

 тексты Апостола и Евангелия (Обре́зание):

Апостол

воскресный листок

Евангелие

воскресный листок
     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.
файлы для печати высокого разрешения:
скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
Обрезание Господне

     Обре́зание Госпо́днеРусской Православной Церкви По пло́ти обре́зание Го́спода Бо́га и Спаси́теля на́шего Иису́са Христа́; др.-греч. Ή κατά σάρκα Περιτομή τού Κυρίου καί Θεού καί Σωτήρος ημών Ιησού Χριστού; церк.-слав. Єже по пло́ти ѡ҆брѣ́занїе гдⷭ҇а бг҃а и҆ сп҃са на́шаго і҆и҃са хрⷭ҇та̀) — двунадесятый непереходящий праздник, отмечаемый в православии 1 (14 - новый стиль) января.

     Обрезание в качестве обряда посвящения Божеству существовало у многих народов, в том числе и у египтян. В еврейском понимании кровь священна, так как «кровь есть душа», кровь, текущая из органа, дающего жизнь, означает посвящение Богу жизни, принятой как дар. У израильтян этот обряд стал знаменовать вступление в союз-завет Авраама и избранного народа с Богом и должен был напоминать народу о вытекающих из этого обязательствах.

10И сéй завѣ́тъ, егóже соблюдéши междý Мнóю и вáми, и междý сѣ́менемъ твои́мъ по тебѣ́ въ рóды и́хъ: обрѣ́жется от вáсъ вся́къ мýжескъ пóлъ,
11и обрѣ́жете плóть крáйнюю вáшу, и бýдетъ въ знáменiе завѣ́та междý Мнóю и вáми.
12И младéнецъ осми́ днíй обрѣ́жется вáмъ, вся́къ мýжескiй пóлъ въ родѣ́хъ вáшихъ: и домочáдецъ, и кýпленый от вся́каго сы́на чуждáго, и́же нѣ́сть от сѣ́мене твоегó: обрѣ́занiемъ обрѣ́жется домочáдецъ дóму твоегó и кýпленый.
13И бýдетъ завѣ́тъ Мóй на плóти вáшей въ завѣ́тъ вѣ́ченъ.
14Необрѣ́заный же мýжескiй пóлъ, и́же не обрѣ́жетъ плóти крáйнiя своея́ въ дéнь осмы́й, погуби́тся душá тá от рóда своегó: я́ко завѣ́тъ Мóй разори́.
Книга Бытия, 17:10-14

святитель Василий Великий

     Василий Великий родился около 330 г. в Кесарии. В семье свт. Василия к лику святых причислены мать Эмилия (память 1 января), сестра Макрина (память 19 июля), брат Григорий (память 10 января). Отец был адвокат, под его руководством Василий получил первоначальное образование, затем он обучался у лучших учителей Кесарии Каппадокийской, где познакомился со святым Григорием Богословом (память 25 января), а позже перешел в школы Константинополя. Для завершения обучения св. Василий отправился в Афины — центр классического образования.

     В Афинах Василий Великий приобрел все доступные знания. О нем говорили, что «он так изучил все, как другой не изучает одного предмета, каждую науку он изучил до такого совершенства, как будто не учился ничему другому. Философ, филолог, оратор, юрист, естествовед, имевший глубокие познания в медицине, — это был как корабль, столь нагруженный ученостью, сколь сие вместительно для человеческой природы».

     В Афинах между Василием Великим и Григорием Богословом установилась теснейшая дружба, продолжавшаяся всю жизнь. Около 357 г. святой Василий возвратился в Кесарию, где вскоре вступил на путь аскетической жизни. Василий, приняв Крещение от епископа Кесарийского Диания, был поставлен чтецом. Желая найти духовного руководителя, он посетил Египет, Сирию, Палестину. Подражая наставникам, вернулся в Кесарию и поселился на берегу реки Ирис. Вокруг него собрались иноки. Сюда же Василий привлек своего друга Григория Богослова. Они подвизались в строгом воздержании; при тяжелых физических трудах изучали творения древнейших толковате-лей Священного Писания. Ими был составлен сборник Добротолюбие. В царствование Констанция (337–362) распространилось лжеучение Ария. Церковь призвала к служению Василия и Григория. Василий вернулся в Кесарию, где в 362 г. был рукоположен в сан диакона, в 364 г. — в сан пресвитера. При императоре Валенте (334–378), стороннике ариан, в тяжелые времена для Православия к Василию перешло управление церковными делами. В это время он составил чин Литургии, «Беседы на Шестоднев», а также книги против ариан. В 370 г. Василий был возведен епископом на Кесарийскую кафедру. Он прославился своей святостью, глубоким знанием Священного Писания, великой ученостью, трудами на благо церковного мира и единства. Среди постоянных опасностей св. Василий поддерживал православных, утверждая их веру, призывая к мужеству и терпению. Все это вызывало ненависть к нему ариан. Все свои личные средства он употреблял в пользу бедных: создавал богадельни, странноприимные дома, лечебницы, устроил два монастыря — мужской и женский.

     Ариане всюду преследовали его. Св. Василию угрожали разорением, изгнанием, пытками и смертью. Он же сказал:

«Смерть для меня благодеяние. Она скорее приведет меня к Богу, для Которого живу и тружусь»

     Болезни от юности, труды учения, подвиги воздержания, заботы и скорби пастырского служения истощили силы святителя, и 1 января 379 г. он преставился ко Господу, будучи 49 лет. Церковь тотчас стала праздновать его память. Современник Василия Великого, епископ Амфилохий (память 23 ноября) так оценил его заслуги: «Он принадлежит не одной Кесарийской Церкви, и не в свое только время, не одним соплеменникам своим был полезен, но по всем странам и градам вселенной и всем людям приносил и приносит пользу, и для христиан всегда был и будет учителем спасительнейшим».


     Евангельское предание гласит, что на восьмой день после Рождения Иисус Христос, по ветхозаветному закону, прошел обряд обрезания.

     При совершении этого обряда Божественному Младенцу было дано имя Иисус (Спаситель), произнесенное архангелом Гавриилом еще в день Благовещения Деве Марии.

21И егдá испóлнишася óсмь днíй, да обрѣ́жутъ егó, и нарекóша и́мя емý Иисýсъ, наречéн­ное áнгеломъ прéжде дáже не зачáтся во чрéвѣ.
22И егдá испóлнишася днíе очищéнiя ею́, по закóну Моисéову, вознесóста егó во Иерусали́мъ, постáвити егó предъ Гóсподемъ,
23я́коже éсть пи́сано въ закóнѣ Госпóдни: я́ко вся́къ младéнецъ мýжеска пóлу, разверзáя ложеснá, свято Гóсподеви наречéтся:
24и éже дáти жéртву, по речéнному въ закóнѣ Госпóдни, двá гóрличища или́ двá птенцá голуби́на.
Евангелие от Луки, 2:21-24

     В Новом Завете обряд обрезания уступил место таинству Крещения, прообразом которого он являлся . Эти два события, совершившиеся в самом начале земной жизни Спасителя, напоминают христианам, что они вступили в Новый Завет с Богом и "обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым" (Кол. 2, 11 - 12). Само имя христианина свидетельствует о вступлении человека в Новый Завет с Богом.


Установление праздника Обрезания Господня

     Свидетельства о праздновании Обрезания Господня в Восточной Церкви восходят к IV веку. Канон празднику написан преподобным Стефаном Савваитом.


Богословское толкование

     Обре́зание Госпо́дне – праздник апологетический (апологе́тика (от греч. апология απολογία – защита, заступничество, оправдание) – раздел богословия, посвященный защите истинности христианского вероучения.). В этот день Церковь возвещает всему миру о подлинном, а не мнимом воплощении Сына Божьего в земных пределах и временах. Реальность Боговоплощения с древнейших времен отвергали все древние гностические системы и ересиархи; новые гностики только пережевывают старые ложные взгляды. Как сказал пророк: «Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина». Праздник Обре́зания – ясный ответ Церкви всем, кто считает, что Рождение Христа в Вифлееме было не вполне земнородным, призрачным; настолько чудесным, что его нельзя полностью соотнести с человеческой природой. Церковь не спорит со своими оппонентами, не воинствует за Благую весть на полях сражений, на площадях и торжищах. Она отвечает на приписываемые ей ложные учения великими праздниками и духовными песнопениями, которые богословски точно отмечают вехи ее божественного пути в земной истории. Древним гностикам казалось, что утверждая плотское воплощение Бога, они тем самым унижают Божество, бесчестят бесконечное совершенство Абсолютного Духа.

     Для Церкви же «крайняя плоть» Христова сущностное свидетельство о совершенстве и полноте принятия Богом нашей человечности. Самое великое и вечное ее радование, что «Слово стало плотью» - Бог навечно соединился с нами во Христе. Церковь без всяких «но», всегда помнила и радовалась словам евангелиста Иоанна богослова: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, - ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, - о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение - с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом. И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна (1Ин. 1, 1-4).

     Праздник Обре́зания - во-первых, утверждает, что Христос «плоть от плоти» Богоизбранного народа, о котором возвещали тысячу лет пророки. Он истинная "Утеха Израиля", долгожданный Мессия, пришедший спасти человечество; во-вторых этот праздник провозглашает на весь мир, что Христос не призрак, не аватар Божества, не картонно-телесная маска Абсолюта. Он настоящий человек во всей мыслимой полноте человеческой природы.

     Из всех православных двунадесятых и великих праздников праздник Обре́зания Госпо́дня отмечаемый церковью «тихоструйно» и неярко, является, может быть, самым таинственным и прообразующим праздником-фактом. Его смысл настолько глубок и превосходит всякое человеческое постижение, что Отцы Церкви предпочитали молчание словам. Из русских святых, практически единственный - святитель Дмитрий Ростовский дерзнул сказать:

«В обрезании Владыка наш явил большее смирение, нежели в рождении Своем: в рождении Он принял образ человека…, в обрезании же Он принял образ грешника, как грешник претерпевая боль, положенную за грех»

     Обращаем внимание наших читателей на два слова: «боль» и «грешник». Первое, несомненно, предупреждает восхождение на Крест, а второе указывает на Гефсиманские страдания. Таким образом, этот праздник знаменует будущие искупительные подвиги Господа нашего Иисуса Христа. Он страдал в Гефсиманском саду и жестоко умирал на Кресте не как ментальный персонаж совершенно не чувствовавший боли и муки, а как живой реальный человек. О большем умолчим. Упраздняя полноту вочеловечивания Христа «мудрствующие лжеименным разумом» разрушают все Дело Сына Божьего по спасению людей, отвергают Церковь, Евхаристию и все Таинства; вновь разъединяют людей и Бога; делают недоступным Царство Небесное и отбрасывают человеческий мир от Света Христова в безблагодатную тень Ветхого Завета.

     По толкованию отцов Церкви, Господь, Творец закона, принял обрезание, являя пример, как людям следует неукоснительно исполнять Божественные установления. Господь принял обрезание для того, чтобы никто впоследствии не мог усомниться в том, что Он был истинным Человеком, а не носителем призрачной плоти, как учили некоторые еретики (докеты).

     Вместе с обрезанием, воспринятым Господом как знамение Завета Бога с людьми, Он получил и Имя Иисус (Спаситель) как печать Своего служения делу спасения мира (Мф. 1, 21); (Мк. 16, 17); (Мк. 9, 38-39); (Лк. 10, 17); (Деян. 3, 6); (Деян. 3, 16); (Фил. 2, 9-10).

     Святитель Феофан Затворник сравнивал праздник обрезания с «обрезанием сердца», когда отсекаются страсти и похотные расположения:

«Бросим прежние пагубные привычки, все утехи и всё, в чём прежде находили удовольствие, начнем с этого момента жить единственно для Бога во спасение своё»

Богослужебные особенности

     Господский праздник, соединяется с памятью святителя Василия Великого. При соединении этих двух служб предпочтение отдается службе свт. Василия Великого.

- совершается всенощное бдение;
- полиелей поётся святителю;
- «Честнейшую…» не поётся, а поются припевы праздника и святого;
- положен особый отпуст: «Иже в осьмый день плотию обрезатися изволивый нашего ради спасения…»;
- совершается литургия Василия Великого;
- читается два евангельских зачала;
- поётся величание Василию Великому;
- православные читают Иисусову молитву.


святитель Николай Сербский (Велимирович)
"Охридский пролог": праздник Обре́зание Госпо́дне
святитель Николай Сербский

     Что такое «Охридский пролог»?

     Про́лог (др.-греч. πρό-λογος — предисловие, от др.-греч. πρό — впереди, перед + др.-греч. λόγος — слово, речь) — славяно-русский церковно-учительный сборник, иначе именуемый Синакса́рь или Синакса́рий. Свод сокращенных житий святых, а также поучительных слов Василия Великого, Иоанна Златоуста и проч., в котором они расположены по дням года. Название Про́лог произошло оттого, что переводчики этой книги на церковнославянский язык восприняли соответствующий подзаголовок: «Πρόλογος» («Предисловие») как название всего сборника.

     «Охридский пролог» является самым важным и значимым произведением святителя Николая Сербского (Велимировича, 1880‒1956), епископа Охридского и Жичского Сербской православной церкви, святого, канонизированного в 2003 году (день памяти 3 мая (20 апреля ст.ст.).

     По сравнению с древнерусским Про́логом описания дополнены житиями святых, канонизированных на протяжении последних двухсот лет. Помимо кратких житий святых, для каждого дня в году Владыка поместил на страницах Пролога написанное им лирическое стихотворение, а также такие дидактические и толковательные материалы, как рассуждение, созерцание и беседа. Стихотворения, описывающие какое-нибудь событие из жизни святого, его мученическую кончину, посмертные чудеса и т.д., отличаются и художественными достоинствами, и пригодностью для певческого исполнения. Многие из них в храмах Сербской Православной Церкви исполняются вместо причастна, пользуясь широкой популярностью среди верующих. Рассуждение главным образом посвящено описанию какой-нибудь поучительной подробности из жизни святого, славимого в определенный день, или подробности из Священного Предания, связанные с событием, празднуемым в тот день. Созерцание дает материал для размышлений и созерцаний прежде всего относительно некоторых истин Священного Писания, а потом и возможностей их применения к нашей жизни и нашему духовному возрастанию. Беседа – это поучительное разъяснение отрывка из Священного Писания, приведенного в начале данного структурно-композиционного элемента Пролога, заканчивающееся, как правило, короткой молитвой: "Тебе слава и хвала во веки. Аминь. Благодаря описанным достоинствам, «Охридский пролог», как, впрочем, и другие прологи и синаксари, поистине представляет, введение в глубокую и чудную систему Науки Христианской.

1. Обрезание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

.

     В восьмой день по Рождестве Божественный Младенец был принесен в храм и обрезан согласно закону, существовавшему в Израиле еще с эпохи Авраама. При этом Ему нарекли имя Иисус, как и благовестил Архангел Гавриил Пресвятой Деве. Ветхозаветное обрезание прообразует новозаветное крещение. Обрезание Господа свидетельствует о том, что Он взял на Себя истинное тело человеческое, а не призрачное, как впоследствии учили о Нем еретики. Господь обрезан еще и потому, что хотел исполнить весь закон, который Он Сам и дал через пророков и праотцев. Исполнив это законное предписание, Он в Своей Церкви заменил его Крещением. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь (Гал. 6, 15), — возвещает Апостол. (В церковном богослужении этот Господский праздник не имеет ни предпразднства, ни попразднства.)

2. Святитель Василий Великий, архиепископ Кесарийский.

     Родился в правление императора Константина [Великого]. Еще не будучи крещен. 15 лет обучался в Афинах философии, риторике, астрономии и всем прочим светским наукам того времени. Его школьными товарищами были святой Григорий Богослов и Юлиан, впоследствии император-отступник. В зрелом возрасте [Василий] крестился вместе со своим бывшим учителем Еввулом. В течение 10 лет был епископом Кесарии Каппадокийской и окончил свой жизненный путь, достигнув 50 лет от рождения. Великий поборник Православия, великий светильник нравственной чистоты и ревности по вере, великий богословский ум, великий строитель и столп Церкви Божией - святой Василий с полным правом нарицается Великим. В церковном богослужении именуется он пчелой Церкви Христовой, приносящей мед верным и своим жалом уязвляющей еретиков. Сохранились многочисленные труды этого Отца Церкви: богословские, апологетические, аскетические и канонические, а также Литургия,названная его именем. Она совершается десять раз в году, а именно: 1 января; накануне Рождества Христова; накануне Богоявления; во все воскресенья Святой Четыредесятницы, кроме Вербного; в Великий Четверток и в Великую Субботу. Святой Василий мирно упокоился 1января 379 года и переселился в Царство Христово.

3. Стихотворение

Ты, давший закон человеку и миру всему,
Ты Сам, о Творец, подчинился закону сему,
Других — Своей властью, Себя — добровольно связал,
Обре'занье плотью Своей на восьмой день принял.
Исполнив закон — заменил его Новым Заветом,
Плотское обре'занье стало духовным — в крещении Светом:
Все скверные страсти должны мы в себе отсекать
И в духе всечистом на образ Твой дивный взирать,
И волю плотскую в душе угнетать и теснить,
А волю Твою, о Спаситель, всем сердцем творить.
Обре'занье это все люди святые подъяли,
Пример своей правды нам в духе любви преподали.
Василий предивный, сияющий светло вовек,
Такому обре'занью учит тебя, человек.
Василию - слава, великому Церкви служителю,
Смиренному, кроткому в сонме святых небожителю.
Себя умалил он и сузил, о Господи, видя величье Твое,
Преславно в Тебе просиял - [и] да славится имя Твое.

4. Рассуждение

     Почему необходимо слушать Церковь, а не одного человека, мыслящего противно Церкви, даже если его и называют величайшим мыслителем? Потому что Церковь основал Господь Иисус Христос и потому что Церковью, вдохновляя [ее], руководит Дух Божий Святой. И еще потому, что Церковь знаменует собой державу святых, вертоград возделанных плодов. Еслиже кто-то восстает против державы святых, значит - он чужд святости, - зачем тогда его слушать? «Церковь - это ограда, - говорит премудрый Златоуст. - Если ты внутри, волк не входит; но стоит тебе выйти из нее - звери тебя тотчас схватят... Не удаляйся от Церкви: ведь нет ничего сильнее Церкви. Церковь для тебя - надежда, Церковь - спасение. Она выше небес, тверже камня, пространнее земли; она никогда не стареет, а [напротив неизменно] делается всё моложе».

5. Созерцание

     Да созерцаю обрезание Господа Иисуса, а именно:
1) Его славу в Небесном Царстве, где Херувимы служат Ему со страхом и трепетом;
2) Его уничижение и смирение в чине обрезания, предназначенном для грешников.
Да созерцаю и свое сердце: насколько обрезал я его от греховных помыслов, пороков и страстей.

6. Проповедь о том, что нужно удаляться от зла и творить добро

святитель Николай Сербский проповедь

     "Уклонися от зла, и сотвори благо" (Пс. 33:15)

     Этими словами высказан весь наш труд, который надлежит нам подъять здесь, на земле и в земле, то есть на этой материальной планете и в этом вещественном теле. Итак, в чем должен быть наш труд?

     В том, чтобы стяжать два навыка: первый - удаляться от зла; и второй - творить добро. А о том, что добро и что зло, неполно и неясно говорит нам наша совесть, ибо она помрачена грехом; а полно и ясно – учение Христово. Что требует от нас Господь, братья? Требует, чтоб как алтари наши всегда обращены на Восток, так и души наши неизменно тяготели к добру. Чтобы оставляли мы зло за спиной, в тени, в бездне забвения, во тьме минувшего и чтобы из года в год, изо дня в день простирались мы к добру: чтобы думали о добром, чтобы стремились к доброму, чтобы говорили о добром, делали доброе. Господу нужны созидатели, а не разрушители. Ибо тот, кто созидает добро, тот разрушает зло. А кто обратит свои силы, чтобы разрушать зло, тот быстро забывает о том, чтобы созидать добро, и делается преступником.

     "Отвращайтесь от зла, прилепляйтесь к добру" (Рим. 12:9), - учит нас Апостол Христов. Ненавидь зло, но отврати свою ненависть от человека, творящего злое, ибо он болен. Если можешь, лечи больного, но не убивай его своей ненавистью. Прилепляйся к добру, только к добру, потому что добро - от Бога, ибо Бог – сокровищница всех благ.

     О Господи, Благий и Всеблагий, научи нас уклоняться от зла и творить добро во славу Твою и во спасение наше. Тебе слава и хвала вовеки. Аминь


Святые Отцы о празднике Обрезание Господне

     Обрезание было дано Аврааму до закона, после благословений, после обетования, как знак, отличающий его, детей его и домочадцев его от народов, с которыми обращался. Это ясно (из следующего): когда Израиль один, сам по себе, сорок лет провел в пустыне, не смешиваясь с другим народом, тогда все, родившиеся в пустыне, не были обрезаны. Когда же Иисус перевел их через Иордан, то они были обрезаны и явился второй закон обрезания. Ибо закон обрезания дан при Аврааме; потом он прекратил (свое действие) в пустыне в течение сорока лет. И снова во второй раз Бог дал закон обрезания Иисусу, после перехода через Иордан, как написано в книге Иисуса Навина:

«в сие же время рече Господь Иисусу: сотвори себе ножи каменны от камене острого, и сед обрежи сыны Исраилевы второе»
(Нав. V:2)

     И немного ниже:

«четыредесять до и два лета хождаше Исраиль в пустыни Мавдаритиде: сего ради не обрезани быша мнози от тех воинов исшедших из земли Египетская, не послушавший заповедей Божиих ижме и определи Господь не видети самим доброй земли, ею же клятся Господь отцем их, дати им землю, кипящую медом и млеком. Вместо же сих постава сыны их, ихже обреза Иисус... яко родишася на пути не обрезани»
(Иис. Нав. V:6-7)

     Поэтому обрезание было знаком, отличающим Израиля от народов, с которыми он обращался.

     Обрезание было также и образом крещения. Ибо как обрезание отсекает не полезный член тела, но бесполезный излишек, так и через святое крещение у нас отсекается грех; грех же, как очевидно, есть излишек желания, а не полезное желание. Невозможно, чтобы кто-нибудь совсем не имел желания, или совершенно незнаком был с удовольствием. Но бесполезность в удовольствии, т.е. бесполезное желание и удовольствие, есть грех, который отсекает святое крещение, дающее нам в качестве знака честный крест на челе, отличающий нас не от народов, ибо все народы приняли крещение и запечатлены знаком креста, но в каждом народе отделяющий верного от неверного. Отсюда, когда явилась истина, бесполезен образ и тень. Поэтому обрезываться ныне излишне и противно святому крещению. Ибо обрезывающийся
«должен есть весь закон творити» (Гал. V:3)
     Господь был обрезан для того, чтобы исполнить закон, и соблюдал весь закон и субботу, чтобы исполнить и утвердить закон. С того же времени, как Он крестился и дух Святый явился людям, сходя на Него в виде голубя, с того времени проповедуется духовное служение и образ жизни, и царство небесное.

Приятно и полезно прославлять все то, что Спаситель наш Христос, как Богочеловек, совершил ради нас, поелику все сие исполнено чуда и изумления. И как-же может быть иначе? Бог является среди людей и познается ими, всему подчиняется, как человек, исполняет заповеди закона и возвещает о сем исполнении, – дабы взамен дать и свой закон, исполненный благодати и истины. Достойно удивления и то, о чем говорит настоящее слово, то есть обрезание Христа по плоти, по прошествии восьми дней после Его безсеменнoго рождения. И это событие исполнено чудес и должно быть прославлено. Ибо как возможно не считать воличайшим и важнейшим чудом того, что Христос исполнил закон и притом для нашего спасения? Бог принимает имя. Безвестный, во всем подобный человеку, Он посредством имени ясно познается. По нареченному Ему имени Он не только называется Сыном, подобно тому как Отец именуется Отцем вследствие того, что родил Сына, а Дух именуется Духом вследствие своего исхождения от Отца (поелику оные Три суть един Бог и в них едино Божество), но вместе с тем неложно назван и действительно есть Сын Девы; в сем отношении Он и может быть постижим для нас и является пред нами кротким. И я, как беглец, нашедши дверь спасения открытою, дерзновенно приступаю к Господу и Создателю.

Святый Лука так говорит о сем событии в своем евангелии:

«Егда исполнишася осмь дний, да обрежут Его, и нарекоша имя Ему Иисус, нареченное ангелом прежде даже не зачатся во чреве» (Лук. 2, 21)

Великий Лука изъясняет здесь нам великиe тайны. Поистине, его евангелие достойно Павла, который и сам похваляясь говорит о сем: «по благовествованию моему» (1Кор. 15, 1); (Рим. 14, 24). Что же желает сказать евангелист словами: «нареченное ангелом прежде даже не зачатся во чреве?» Это он сам изъясняет, разсказывая о явлении Деве Марии ангела, который говорит:

«Се зачнеши во чреве, и родиши сына, и наречеши имя ему Иисус. Сей будет велий и Сын Вышняго наречется» (Лук. 1, 31–32)

О том же говорит и святой Матфей, рассказывая о явлении ангела Господня во сне Иосифу (Матф. 1, 18–21), причем добавляет:

«Сие же все бысть, да сбудется реченное от Господа пророком (Исаиею), глаголющим:
се, Дева во чреве приимет и родит Сына и нарекут имя ему Еммануил, еже есть сказаемо, с нами Бог» (Матф. 1, 22–23); Ис. 7, 14)

Ты замечаешь тождество речения евангелиста и пророка: «еже есть сказаемо, с нами Бог», то есть спасение народа, совместное пребывание Господа с рабами. А на языке ангельском Он наречен Иисусом, поелику все по Своему милосердию соделал для домостроительства нашего спасения. Но, приступая к Рожденному, я боюсь и ужасаюсь по человеческому способу обхождения приблизиться к Тому, Кто явился в мир непостижимым образом. Я нахожусь в нерешительности и, как беглый раб, страшащийся своего господина, скрываюсь. Но как мне освободиться от сего страха? Это укажет мне настоящий день, свидетельствующий о Том, Который принял человеческую природу и с нею имя. Имя это есть Иисус, что значит «спасение», как Эммануил означает «с нами Бог», то есть оно указывает на примирение и союз Бога с людьми, с того мгновения, как только Иисус назван Спасителем. Об этом получили благовестие прежде всего пастыри. И они не поклонились бы Младенцу, еслибы не были ободрены к сему Его именем, после чего спокойно и отправились к Нему для поклонения.

Что же сказал им ангел? – «Не бойтеся» (Лук. 2, 10). Какой же страх объял их? – Вместе с явлением пред ними ангела, «слава Господня, – говорится, – осия их, и убояшася страхом велиим» (Лук. 2, 9). Посему ободряя их, ангел убеждает их не бояться и наименованием Родившагося разрешает их страх. «Се бо, – говорит, – благовествую вам радость велию, яже будет всем людем: яко родися вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь, во граде Давидове» (Лук. 2, 10–11).
Что говоришь ты, ангеле? Разве имя Иисус обладает столь великой силой?
– «Да, отвечает он: ибо Иисус означает «Спас, Иже есть Христос Господь», – Богочеловек, всемогущий и милосердый. Посему я и возвестил пастырям не бояться и, повелев Иосифу наименовать Младенца в восьмой день, тем самым соделал Его доступным для всех людей. Самым естеством Рожденнoго я побуждался именовать Его соответствующими наименованиями. Подобно тому как Иосиф добровольно и без страха не последовал бы за Материю Младенца, если бы я не повелел ему сего, так я убедил и пастырей прибегнуть к Господу, как благодетелю и владыке, и возвестил дать Иисусу имя по обрезании, в восьмой день по рождении, дабы вы без страха решались притекать к Тому, Кто принял и человеческое естество. Сознавая столь великое к вам снисхождение Родившагося, прославляйте благодать настоящeго дня».

Теперь изъясним, что означает, обрезание в восьмой день. Восьмой день есть исполнение недели и начало будущей. Неделя восполняет (жизнь) новорожденнoго дитяти, а восьмой день возводит его к совершенству и посредством имени присоединяет его к сонму совершенных. Осмерица же есть начало перехода из одного возраста в другой, и дитя, достигшее семилетнeго возраста, посредством обучения наукам причисляется к сонму отроков. Осмерица изменяет все особенности детскoго возраста и укрепляет отрока и телом, и духом. Седмерица дает рост, а осмерица – совершенство. Обрезание, в свою очередь, совершалось в восьмой день по рождении младенца и вместе с первым его наименованием. И не без основания. Когда человеческий род во времена Фары, отца Авраама, стал прилепляться к идолам, то Творцу угодно было от времен Авраама особым знамением выделить свой народ до дней своего явления в мире, которое было необходимо для обновления человека. Обрезание отсекает излишек плоти и дает знамение будущей восмерицы (совершенства). Но после явления в мир Христа и Его обрезания оно потеряло значение, и теперь возрождение совершается чрез Духа Святаго. Обрезание было установлено по причине идолопоклонства и для выделения народа Божия, и прекратилось также вследствие крайнeго развития идолослужения. Древнее служит символом для новoго. Христос есть восьмой от Адама законоположник. Адам первый принял закон, Ной – второй, Авраам – третий, Моисей – четвертый, Давид – пятый (1Пар. 16, 2; 2Пар. 7, 6), Ездра, после плена Вавилонскoго вторично сообщивший народу закон и некоторые обычаи, был шестым законодателем, а Иоанн Креститель, проповедавший народу крещение покаяния и крестивший водою, был седьмым законоположником. Восьмой же – Иисус Христос. Об этом великом законодателе Моисей так говорит:

«Пророка от братии твоея, якоже мене, возставит тебе Господь Бог твой, того послушайте.
И человек той, иже не послушает словес его, елика возглаголет пророк оный во имя мое, аз отмщу от него» (Втор. 18:15, 19)

То есть: будущий законодатель лишь один окажется в состоянии осуществить то, что узаконено Моисеем; Он чрез помазание будет исполнен обильнoго Духа и станет законополагать как Господь и Творец, и только – божественное и разумное, хотя и будет от братии нашей. Пребывая во плоти и исполнив закон, Он, как Бог, соделается законодателем всего мира и не только иудеев, но и всех народов, помазывая и усовершая всех в Духе Святом и Своим именем призывая помазанников. И Он обрежет плотские и греховные помыслы и воспламенит стремление к делам благим и подвигам Царства Небеснoго, как поистине «велика совета Ангел, Бог крепкий, Властелин, Князь Мира, Отец будущаго века» (Ис. 9, 6).

А если все сие прекрасно, станем радоваться празднеству и еще более раскрывать его торжественность, присоединяя к радости радость и прославляя одного из рабов Божиих, хотя «души праведних» и находятся, как говорит Премудрый, «в руце Божией» (Прем.3:1), поелику все они принадлежат Богу. Однако одни из них ближе других, вследствие того, что безпорочно уподобились образу Божию, насколько это возможно для человека. Итак, кто сей прославляемый? Это – Василий, основание добродетелей, опора Каппадокийцев, преславная похвала всей вселенной, устроитель порядка и благоприличия церковнoго, благодаря коему утверждаются и ныне существующиe церкви (поместныe) верующих. Хотя Церковь руководствуется и многими другими законоположениями, прежде и после установленными, однакоже она в равной степени пользуется и правилами святoго Василия, который достойно за сие и прославлялся еще современными ему богомудрыми мужами. Человече Божий, служителю верный, строителю Таин Божиих и муж желаний духовных! – так Писание называет мужей возвышенных и стоящих превыше видимoго. А я назову тебя и богом Фараона и всей египетской и противной силы, столпом и утверждением Церкви, волею Господнею, светильником разумной жизни в мире, опорой веры и убежищем Духа. Но зачем мне перечислять все наименования, которыe утвердила за тобою добродетель? Скажу только: «наляцы, успевай и царствуй» (Псал. 44, 5) и паси нас; всякий, кто окажется под крыльями твоими, будет спокоен, и мы жаждем голоса твоего, божественная и священная главо, более, чем утомившиеся путники стремятся к источнику чистейшей воды. Назову тебя также девственником, нестяжательным, почти безплотным и безкровным, в своих писаниях стоящим после Слова Божественнoго, мудрым среди философов, вышемирным среди мирского. Молчит далее древность, которую некоторые богословствующие мужи заключили в своих божественных писаниях. Возглашает новое время: сей – Василий – самый лучший писатель для нас и для тех, кто может в совершенстве изучить его творения, отличается языком и просвещает слух; он один больше всех писателей нравится серьезно занимающимся наукой, почему ему дают второе после апостолов место. Если же великий Василий в нашем слове изображен таковым, что недалеко отстоит от святых по своей высокой жизни, то как еще мы станем ублажать тебя, отче Василие, – тебя, который остротою своего слова изобличает и изгоняет всякую ошибку, который, как пчела, пребывает благоразумно на пажити Боговдохновенных Писаний, с лугов коего собирает цветы пророческие и росу апостольскую? Ты непрерывно привитаешь в мире добродетелей, из коих приготовляешь божественный сот. Ты мудро созидаешь в Духе Святом мед непорочной веры, поучаешь пренебрегать деятельностью вредных ос и совершать полет на самое небо. Подобно Давиду, ты восклицаешь:

«Коль сладка гортани моему словеса Твоя», Господи (Псал. 118, 103)

Воспламеняемые любовию к тебе, Василие верный, мы имеем ныне великую радость, хотя и не от себя приносим эту похвалу (сие было бы дерзновенно), но собрали ее от любезнейших тебе похвалителей и приурочили к настоящему живоносному празднеству восьмидневнoго Обрезания. Ибо в день Обрезания ты окончил жизнь, все время прослужив Богу и в течение восьми лет занимая престол своей святительской кафедры. О сем говорит нам в вожделенном слове о тебе великий Григорий, напоенное коим богословие ярко сияет нам и свидетельствует и о тебе, как богослове, поелику вы оба одним вдохновлялись и одно созерцали. Казалось, что в обоих вас живет одна душа, но в двух телах. Вместе с ним (свидетельствует о тебе) и Григорий Нисский, истолкователь божественнoго, почти равный тебе по славе, при родственной близости к тебе по естеству.

С ними и Ефрем, раскрывший сердцам верующих, при содействии божественнoго Духа, тайны божественнoго суда, открыто возвещает о тебе не знающим тебя и убежденно говорит, что ты был назначен для мудрствования о божественном и явился для блага Церкви Божией. Отче Василие! Блаженствуя вместе с сими божественными провозвестниками в обителях патриархов, в таинственных святилищах апостолов и пророков, наслаждаясь блаженною жизнию вместе с венценосными мучениками, сонмами иноков, божественными иерархами и всеми праведниками, вспомни и о нас и возбуди к молитве всех твоих сообитателей, дабы умолить общeго нашего Владыку о спасении всех христиан. Помолись вместе с ними, чтобы Господь управил царя в правде и страхе Божии, дабы он в своих помышлениях имел сообщником Бога, вечнoго Царя, Коим он управляется с высоты, и дабы в благочестии руководил своими подданными, начальниками и военными правителями; помолись, чтобы Господь был союзником войска и остальной народ сохранил в единомыслии божественной веры и во взаимном мире, чтобы Он поставлял епископов мудрых в богопознании и способных добре управлять благоустроенною тобою и вверенною им Церковию.

Помолись, чтобы Господь соблюл иереев в благочестии, дабы они богоугодно жили и достойно воспевали хвалу Тому, Кто ныне тебя восхитил к Себе, увенчал и всему верному народу явил пастырем преславным. Это Тот, Кто, будучи богатым, обнищал ради нас и явился во плоти, Кто, пребывая вместе с Отцем, родился в пещере и был повит в яслях, Кто был воспет ангелами и вызвал удивление в пастырях, Кто в настоящий восьмой день был обрезан и получил имя Иисус, Кто принес очистительную жертву, был исповедан Симеоном и Анною, получил дары от волхвов, бежал в Египет и «поколебал рукотворенная Египта», Кто, достигнув возраста совершенна, был крещен от раба и в воде скрыл грех мира, Кто явился в мир, был ненавидим иудеями, хотя и творил пред ними чудеса, был, наконец, предан, распят и потом погребен, дабы, пленивши ад, возвестить пребывающим во аде о своем воскресении. Через три дня Он и воскрес и указал нам, для достижения истиннoго покоя, иную осмерицу, ведущую к будущей осмерице совершеннoго освобождения от мира. Потом Он открыто являлся ученикам, в их присутствии был взят на небо, и вместе с Собою вознес туда и смиренную человеческую плоть. Но Он познается Единым Господом в двух естествах, спокланяем с Отцем и божественным Духом и имеет две воли и два действования.

Посему Он постижим для нас и непостижим, описуем и неописуем, изображается у нас образами и подобиями и в них Ему, чрез посредство плоти и духа, воздается нами поклонение. Он изображается одинаково с богословствовавшими о Нем мужами и всеми святыми и равно со всеми святыми имеет (этим путем) общение с нами, поелику таким поклонением прославление возводится к первообразу, об этом поучаешь нас и ты, отче Василие, говоря: «почитание образа восходит к первообразу». Имея такое правомыслие, станем избегать страха человеческoго, и тогда «острови» Церкви, понесшие лишения икон вследствие безчинства пагубных людей, достигнут оcвобождения от сего зла, как говорит пророк Исаия: «обновляйтеся... острови к Богу» (Ис. 41, 1), поелику Христу Богу нашему подобает честь, слава, поклонение, со всеблагим Отцем и всесвятым и животворящим Духом ныне и присно и в безконечные веки веков.

Аминь


Проповеди

 «Всех Господь обрезание терпит, и человеческая прегрешения яко благ обрезует», – вот смысл нынешнего церковного праздника. Обрезание было установлено Богом и заповедано чрез Авраама всему избранному народу еврейскому. Оно было знаком вступления в Завет с Богом, печатью обещания быть в неизменном послушании Ему с дней детства, быть Ему верным до пролития крови; оно совершалось во образ отсечения страстей плотских, обрезания жестокосердия самого сердца, которое так гибельно было для Израиля и так часто заставляло его отступать от Бога своего.

И вот Господь наш, будучи безгрешным, Сам терпит обрезание, чтобы научить покоряться воле Божией требующих обрезания сердец, очищения от множества грехов, «закона Творец законная исполняет», чтобы Своим примером показать, как никто не может прийти к Богу помимо закона Господня. Когда явился Христос-истина, исчезли тени и образы, не стало обрезания. Но не стало лишь собственно тени, а то, что она собою отображала, конечно, осталось, ибо пришел не нарушить Господь Свой закон, а его исполнить (Мф. 5:17). Доселе чрез святое Крещение, как и чрез обрезание, даем мы обет «отречься сатаны и всех дел его», «сочетаться Христу», то есть вступить с Ним в тесный, вечный союз, который и знаменуется кругообразным хождением вокруг купели в день святого Крещения. Там обрезывалась плоть, как печать завета, а здесь должно «совлечься тела греховного плоти», то есть всякого греха, который носили и к которому привыкли, как к изветшавшей одежде...

Неужели Христовы мученики должны были запечатлевать кровию завет верности своей Христу, а мы имеем право торжествовать победу их лишь на пиру житейских наслаждений, мы, ради которых проливается кровь Христа и Его святых мучеников? Не должны ли мы быть мучениками, если не кровью, то «произволением», как святитель Василий, который в ничто вменял изгнание, темницы, лишение имущества (если его у него можно вообразить), пытки, самую смерть? Верность совести должны мы, братие, также проявлять до готовности пострадать «даже до крови», чтобы, подобно Василию, «неработен душевный соблюсти сан», то есть звание христианина соблюсти непорабощенным страстям мира до мученичества, а не так, чтобы отпадать от Христа при всяком натиске вражеских страстей на душу, как на войне презренные изменники сдаются врагу при малейшей опасности для их жизни. Ведь не в том только состоит обрезание сердца, которое в Ветхом Завете соединялось с пролитием крови, чтобы на исповеди представить устный перечень или краткое неполное рукописание своих грехов и его разорвать руками, а в том, чтобы вместо риз растерзать самое сердце (Иоил. 2:13) сокрушением и печалью, пролить хотя бы слезы вместо крови о своих постоянных отступлениях от Христа, искупившего нас Своею кровию.

Потщимся же, братие, празднующие явление Бога во плоти, чтобы превзошла наша преданность Христу преданность Богу народа еврейского, состоявшую из внешних дел и слов праведности книжников и фарисеев (хотя часто наша праведность далека от праведности последних), потому что если она не превзойдет ее и если мы не обережем от страстей самое сердце, то мы не можем войти в Царство Небесное (Мф. 5:20).

Я уже не раз проповедовал вам в этот великий праздник о значении обрезания Господня, не раз проповедовал и о величайшем святителе Василии Великом, память которого Церковь празднует с этим великим Господским праздником. Обратили ли вы внимание на то, что это единственный случай соединения прославления Христа с прославлением святого человека? Больше ни в одном случае этого нет, и этим Церковью отмечается и подчеркивается величие этого святого.

Сегодня буду говорить вам о том, что слышали вы из уст Христовых вчера на всенощной и что услышите сейчас на молебне: я разъясню вам 10-ю главу Евангелия от Иоанна:

«Аминь, аминь глаголю вам: не входяй дверьми во двор овчий, но прелазя инуде, той тать есть и разбойник, а входяй дверьми пастырь есть овцам.
Сему дверник отверзает, и овцы глас его слышат, и своя овцы глашает по имени и изгонит их.
И егда своя овцы ижденет, пред ними ходит, и овцы по нем идут, яко ведят глас его.
По чуждем же не идут, но бежат от него, яко не знают чуждого гласа» (Ин. 10, 1–5)

Какой это двор овчий, о котором говорит Спаситель>? Это Церковь, Новозаветная Церковь, ибо овцами Христовыми называются только христиане, о них, следовательно, речь.

Господь Иисус Христос говорит, что кто не входит во двор овчий дверью, тот вор и разбойник.

Овец в древнее время загоняли на ночь в ненастье в особые дворы огороженные, или пещеры в горах; при входе ставили младших из пастырей, чтобы сторожили.

Кто же это те, о которых говорит Христос, что они не дверью входят во двор овчий, а «прелазят инуде» – где-нибудь в другом месте перелазят как воры и разбойники?

Надо вам заметить, что эта притча Христова была сказана непосредственно после того, как Он исцелил слепорожденного, и когда обличал фарисеев и книжников в их слепоте.
Они возмутились: Как! Мы слепы?!
– Да, да, вы слепы. Слепы, хоть считаете себя зрячими, а на самом деле слепы.

К ним в первую очередь была обращена та речь Христова, которую начал я читать Вам, которую Вы только что слышали.

Их Господь назвал ворами и разбойниками. Кого их? Прежде всего, тех учителей иудейских, которые мнили себя вождями религиозными народа израильского. Они считались вождями, на них смотрели, как на вождей, а Господь Иисус Христос назвал их ворами и разбойниками.

Что же это, почему это так? Потому что во двор овчий входили они не дверью, овец не называли по имени, как делают это истинные добрые пастыри, дающие имя каждой овце своей. И овцы не слушали их гласа, потому что не слушают чуждого гласа: они знают глас своего пастыря, а за чужим не идут.

«Сию притчу рече им, они же не разумеша что бяше, яже глаголаше им.
Рече же паки им Иисус: Аминь, аминь глаголю вам, яко Аз есмь дверь овцам.
Вси, елико их прииде прежде мене, татие и разбойницы, но не послушаша их овцы»

Он, Он, Господь наш Иисус Христос, есть дверь для овец, и все добрые пастыри, все те, кто входит во двор овчий не самовольно, не по своему желанию, а кто поставлен на это дело Господом Иисусом Христом, – только те суть добрые пастыри, а все остальные, а все «прелазящае инуде», а не входящие дверью, все приходившие до Него – это воры и разбойники.

Кто эти приходившие до Него? Конечно же, не святые пророки, которые пролагали пути для пришествия Христова, для Царства Божия.

Речь не о них, а о лжепророках, речь о книжниках и фарисеях, которые не признали Господа Иисуса Христа за Сына Божия, даже за пророка не считали, поносили Его, злыми словами хулили Его, не веровали в Него.

Эти заслужили название воров и разбойников, ибо только дверью, которая есть Христос, можно входить во двор овчий:

«Аз есмь дверь: Мною аще кто внидет, спасется; и внидет и изыдет, и пажить обрящет».

Только Он, Иисус Христос – Единый Пастырь, только Он есть дверь овцам.

Только входящие этой дверью с глубокой верой в Господа Иисуса Христа, с горячей любовью к Нему, с решимостью идти по пути, на который зовет Он, только те пажить обрящут, только те найду все то, что необходимо им, как овцам необходима пажить. Только те найдут пажить в Царстве Божием – только они одни войдут во двор овчий.

Запомните, что вам, овцам Христовым, один путь, одна дверь в Царство Божие.

Эта дверь – Сам Господь наш Иисус Христос. Ни в какую больше дверь не входите, всегда чуждайтесь ограды чуждой, живите в ограде Христовой, в ограде Его любви, Его попечения.

На Него все надейтесь – и войдете, и выйдете, и пажить обрящете.

«Тать не приходит, разве украдет и убиет и погубит. Аз приидох, да живот имут и лишше имут. Аз есмь пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за овцы».

Разве не знаете, разве не веруете всей душой, что Он, Господь наш Иисус Христос пострадал за нас всех, окаянных грешников, что Он Своею Кровью, Своей крестной смертью спас нас? Ведь это основа веры нашей, ведь это все то, что должны мы помнить и вспоминать каждый день. Мы должны помнить, что Он совершил спасение рода нашего, тягчайшей ценой совершил, ценой ужаснейших страданий крестных, ценой Крови Своей Богочеловеческой.

И после Него много, чрезвычайно много было добрых пастырей, которые за овец положили душу свою.

Разве мало было священномучеников – епископов и пресвитеров, претерпевших жесточайшие мучения и мученическую смерть за имя Христово.

Как было много, как много этих истинных, добрых пастырей, Самим Христом призванных пасти стадо Его.

О, как много было и мучеников из не имевших священного сана, но жизнь свою отдавших за веру во Христа, за проповедь о Нем.

Он, Он есть дверь овцам, Он есть Пастырь Добрый, положивший душу свою за овцы Своя.

«А наемник, иже несть пастырь, емуже не суть овцы своя. Видит волка грядуща и оставляет овцы и бегает, и волк расхитит их и распудит овцы. А наемник бежит, яко наемник есть и нерадит о овцах».

Знаете, знаете вы все окаянных наемников, знаете лжепастырей, которые пасут себя, злых пастырей, нерадящих об овцах, оставляющих их при первой опасности, оставляющих на растерзание волкам.

О таких лжепастырях говорит Христос:

«Аз есмь Пастырь Добрый и знаю Моя, и знают Мя Моя.
Якоже знает Мя Отец, и Аз знаю Отца, и душу Свою полагаю за овцы.
И ины овцы имам, яже не суть от двора сего, и тыя Ми подобает привести:
и глас Мой услышат, и будет едино стадо и един Пастырь».

Есть, есть у Господа Иисуса Христа, была и в древние времена задача не только тех, кто был в Церкви Ветхозаветной, а потом стал членом Церкви Новозаветной, не только их надо было привести к жизни вечной, – есть много, много овец не от двора Его, есть множество язычников, не ведавших об Истинном Пастыре – и их надо было привести.

И привел Господь, привел чрез апостолов Своих, все народы тогдашнего мира привел к вере в Него, Спасителя нашего.

И нам надо приводить все народы, надо новых звать отовсюду: приидите, приидите во двор овчий!

И заметьте, что находятся такие, на которых сильное воздействие оказывает этот призыв, знаю, что прежде не веровавшие становятся на путь Христов, и пополняется малое стадо Христово.

Вот то, что слышали вы, эта притча Христова читается в дни памяти всех великих святителей, Божиих архиереев. Читалась она и на вчерашней всенощной в память Василия Великого, ибо не было, или мало было подобных ему. Был он величайшим пастырем христианским, пастырем всей Церкви, не только одной Кесарии Каппадокийской. Это был один из самых пламенных и горячо любивших Христа пастырей стада Христова. О нем говорится все, что слышали о добром пастыре. А о наемниках, о лжепророках сказал чрезвычайно сильное слово св. пророк Иезекииль.

Послушайте это слово и увидите точный портрет некоторых недостойных пастырей, которые, к сожалению, всегда были и всегда есть.

«Вы ели тук и волною одевались, откормленных овец закалали, а стада не пасли».

По милости Божией, в епархии Крымской я не знаю ни одного пастыря, к которому были бы приложимы эти страшные слова пророка Иезекииля. Пороки есть у многих, вероятно, у всех; недостатков много, как у всех людей. Но неверных пастырей, пастырей, которые пасут сами себя, а об овцах нерадят, как наемники – таких я не знаю.

Но всем нам, несовершенным пастырям, далеким от полноты достоинства, да будет великим примером величайший праведный Василий, епископ Кесарии Каппадокийской, ему же вознесем сейчас молебное пение и прославим его.

Аминь.


Божественная Литургия 14 января 2018 года

Евангелие от Луки, 2:20-21;40-52 (зачало 6): Обрезание Господне

Евангелие от Луки
В ходе Божественной Литургии Евангелие читается на церковнославянском языке. Кому пока еще трудно читать тексты, написанные церковнославянским шрифтом, размещаем их транслитерацию (написание гражданским шрифтом), а также синодальный перевод. Церковнославянский язык является священным богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним.
словарь малопонятных слов, встречающихся при чтении Псалтири и молитв

     Очень важно для нас, что Православная Церковь никогда не канонизировала какой-то один текст или перевод, какую-то одну рукопись или одно издание Священного Писания. Единого общепринятого текста Библии в православной традиции нет. Существуют расхождения между цитатами из Писания у Отцов; между Библией, принятой в греческой Церкви, и церковнославянской Библией; между церковнославянскими текстами Библии и рекомендованным для домашнего чтения русским Синодальным переводом. Эти расхождения не должны нас смущать, ведь за разными текстами на разных языках, в разных переводах стоит единая Благая Весть.

     Наша церковнославянская Библия имеет в своей основе греческий текст Библии (Септуагинту). Это драгоценное достояние нашего народа, и Русская Православная Церковь проявляла и проявляет заботу об этом достоянии. Выполненный под руководством святителя Филарета Московского Синодальный перевод был сделан (впервые в православном мире) непосредственно с еврейского масоретского текста, с учетом, в отдельных случаях, чтений Септуагинты. Этот перевод сегодня за пределами богослужения приобрел статус общецерковного или даже официального перевода Русской Православной Церкви. Благодаря Синодальному переводу Священное Писание стало более доступным для вocприятия, а это помогло людям сохранить веру и заложило основы для возрождения религиозной жизни

     Таким образом, в Православной Церкви сосуществуют переводы, ориентирующиеся на разные текстуальные традиции. Это отражает, с одной стороны, верность древним библейским истокам христианства, с другой — верность святоотеческому преданию и традиции ранней Церкви.

председатель Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополит Волоколамский Иларион


Стих 2:20

И возврати́шася пáстырiе, слáвяще и хвáляще Бóга о всѣ́хъ, я́же слы́шаша и ви́дѣша, я́коже глагóлано бы́сть къ ни́мъ.
И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за всё тó, что слышали и видели, кáк им сказано было.
И# возврати1шасz пaстыріе, слaвzще и3 хвaлzще бг7а њ всёхъ, ±же слы1шаша и3 ви1дэша, ћкоже глаго1лано бы1сть къ ни6мъ.

     Пастухи возвратились потом к своим стадам, по дороге передавая разным лицам о случившемся с ними. Рассказали они, несомненно, об этом и в Иерусалиме, когда погнали туда животных для принесения их в жертву, и многие с восторгом приняли эту весть: по крайней мере, очень вероятно, что Симеон и Анна, встретившие Господа при принесении Его в храм, уже были подготовлены к этому явлению новорожденного Мессии рассказами пастухов.
Пастыри возвратились с благодарностью Богу за все; ибо они не были завистливы как иудеи.

Стих 2:21

И егдá испóлнишася óсмь днíй, да обрѣ́жутъ егó, и нарекóша и́мя емý Иисýсъ, наречéнное áнгеломъ прéжде дáже не зачáтся во чрéвѣ.
По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве.
И# є3гдA и3спо1лнишасz џсмь днjй, да њбрёжутъ є3го2, и3 нареко1ша и4мz є3мY ї}съ, нарече1нное ѓгг7ломъ пре1жде дaже не зачaтсz во чре1вэ.

     Обрезать. Господь принял обрезание, как первое установление Моисеева закона, а что Он должен был подчиняться закону - об этом говорит Ап. Павел, как о деле несомненном (Гал. 4:4). Если бы Он не принял обрезания, то никто бы и не признал в Нем обетованного Мессию, потомка Авраамова. Обрезание притом предуказывало на ту кровь, какую Христос должен был пролить со временем на Голгофе.

Когда Закон дал заповеди, тогда нарушители оных подвергались проклятию. Итак, Господь обрезуется, чтобы, и в этом исполнив Закон и не опустив ничего из заповеданного оным, искупить нас от проклятия. Да пристыдятся отселе те, кои говорят, что воплотился призрачно, ибо как обрезан, если воплотился призрачно? Исследовать же, где находится обрезанная часть, бесполезно. Ибо не должно изыскивать того, о чем Писание умолчало. Да это и совершенно бесполезно. Можно сказать, что она по отрезании пала на землю и освятила оную, подобно как кровь и вода, истекшие из ребер Его. А Он известным Ему образом сохранил частицу эту неврежденной и по Воскресении снова восприял оную, чтобы и в сем отношении не оказаться с недостатком; подобно как и мы в воскресении получим тело наше в целости.

Примечай, что Господь зачался не тотчас, как Ангел сказал: "и вот зачнешь", но после сего, когда восхотел. Ибо смотри, что здесь говорит: "нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве". Это видно и из самого изречения, ибо не сказал: "зачинаешь", но "зачнешь". Из сего можно заключить, что Господь зачался в то время, но не в ту самую минуту, когда говорил Ангел, а может быть, когда окончил речь. Впрочем, мы говорим это не утвердительно.

Господь наш Иисус Христос не только облекается плотью, но и, согласно с законом, обрезывается, чтобы отнять предел у иудейского неверия. Он идет к закону ради закона, чтобы чрез веру освободить учеников от закона: принимает плоть, и обрезывается вместе с иудеями. Он имел общение в плоти, имел общение и в обрезании; укрепил родство, чтобы они не отреклись от происходящего от Давидова семени Христа, Которого и ожидали, показал доказательство родства. В самом деле, если они говорили, хотя Он и был обрезан: «не знаем, откуда Он» (Ин. 9:29), то, если бы Он не был обрезан по плоти, отрицание их имело бы основательный предлог.

Итак, «по прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать» дитя, — Иисус ожидал увеличения органа. «По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать», так как закон повелевает обрезывать в 8-й день, и если наступит 8-й день, то выходит на средину врач и берет в руки железное орудие и проявляет свое искусство, и ради обрезания пренебрегает субботой. Спросим же иудеев: суббота — покой; этот день — совершенный отдых; почему 8-м днем вытесняется седьмой? Почему 8-й день становится выше 7-го? Но Иудеи, конечно, не знают об иудейских делах; церковь же Христова знает Христа и иудейские учения. Дитя обрезывается в 8-й день, потому что в 8-й день надлежало быть воскресению, то есть Господню обрезанию всего мира. Почему не повелел Моисей обрезывать в 6-й день? Почему не в 9-й или 10-й? Ясен 8-й день, в который воскресает Господь. Итак, если кто не верит воскресению, тот не обрезан сердцем, отчужден от Бога неверием.

Обрезание же - истинное познание и понимание веры. Поэтому, возлюбленный, обрезание передается верным чрез посредство святого крещения, а святое крещение - образ Христова воскресения. Поэтому перейди от плоти к духу, от телесного возвысись до духовного, и ты найдешь там плотское обрезание, а здесь — духовное и очищение грехов. 8-й день — обрезание; 8-й — также и воскресение; а крещение — образ воскресения; восхождение бывает от малых вещей к большим, от телесных — к более духовным. Поэтому, пусть придут иудеи и преуспеют, так как надлежит преуспеть по сравнению с телесным, а не оставаться при одном и том же. Конечно, Господь наш Иисус Христос, пришедший «не нарушить... закон, но исполнить» (Мф. 5:17), был обрезан вместе с иудеями. Посему евангелист говорит: «по прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве». Мы называемся после рождения, Иисус же называется прежде рождения, потому что Он был прежде зачатия. Иисусом же был назван, потому что имел дело спасителя.

Стих 2:40

Отрочá же растя́ше и крѣпля́шеся дýхомъ, исполня́яся премýдрости: и благодáть Бóжiя бѣ́ на нéмъ.
Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем.
Nтрочa же растsше и3 крэплsшесz д¦омъ, и3сполнszсz премdрости: и3 блгdть б9іz бЁ на не1мъ.

     Младенец же возрастал и укреплялся духом. Это буквальное повторение того, что сказано об Иоанне Крестителе (Лк. 1:80).
     Исполняясь премудрости. Здесь речь, очевидно, о человеческом развитии ума, сердца и воли Богомладенца. Постепенно Он усвоил - конечно, главным образом из наставлений и примера Матери - свойства и навыки истинного израильского благочестия, что и обозначалось у евреев словом "премудрость" (хохма-sofia ср. Притч. 9:1 и сл.). Подробности первоначального воспитания Христа в Назарете иногда очень рельефно изображаются составителями Его истории (см., напр., у Едершейма с. 287-297), но, конечно, тут нельзя сказать, где правда и где вымыслы автора истории... Евангелие как бы намеренно набрасывает завесу на эти первые годы жизни Христа, и одно только на основании Евангелия можно утверждать - что Христос в это время не находился под влиянием какой-либо иудейской школы или секты. Враги Его впоследствии прямо заявляли, что Он нигде систематического обучения не получил (Ин. 7:15). Сам Едершейм, так обстоятельно изображавший образование, какое предположительно получил Христос, в заключение говорит: "мы не знаем с полною достоверностью, существовала ли такая школьная система в Назарете. Не знаем и того, приняты ли были повсюду в то время вышеописанные порядок и метод обучения..." (с. 295).
     И благодать Божия, т. е. любовь Божия проявлялась над Отроком Иисусом, но в чем - не сказано.
     Иисус возрастал по телу. Хотя Он мог бы от самой утробы достигнуть в меру мужеского возраста, но тогда мог бы показаться призраком; поэтому Он растет мало-помалу. С возрастом проявлялась премудрость Бога Слова. Ибо Он был мудр не по успеху в учении; прочь такая мысль! Поскольку же Он прирожденную премудрость открывал мало-помалу, то говорится, что Он успевал и укреплялся духом сообразно с возрастом телесным. Ибо если б Он явил всю мудрость в самом первом Своем возрасте, то показался бы чудовищным. А теперь, обнаруживая Самого Себя, сколь можно, в соответствии с возрастом, Он исполнял домостроительство, не приемля мудрости. Ибо, что было бы совершеннее совершенного из начала? Однако ж Он присущую мудрость обнаруживает мало-помалу.

При виде Божественного Младенца Иисуса на руках Марии, в сопровождении Иосифа, верующий не знает, чему более удивляться, величию ли Бога, которое ежеминутно, днём и ночью возвещает нам вся природа, или уничижённому состоянию, в какое Он благоволил облечься, вочеловечившись и соделавшись причастным слабостей и немощей младенческих.

   

Ещё замечательное явление. Священное Писание ничего не говорит нам о младенчестве Иисуса; и между тем, в последствии веков, что могло бы быть занимательнее самых обстоятельных подробностей жизни столь драгоценной? Когда родится сын государя, весь двор находится в движении: в нем замечают всё, запоминают его первые слова, рассматривают его детские движения и по ним стараются угадать, чего должно надеяться в будущем для государства. Отчего же происходит совершенное молчание о первых летах Того, Кто долженствовал устроить счастие всей вселенной? Человек мирской видит здесь непроницаемую тайну; человек Божий, человек внутренний, и только он один, может извлечь отсюда великий урок.

   

Иисус Христос всегда был совершенным человеком — не только в первые дни Своей жизни, но и тогда, как находился в девственном чреве Своей Пресвятой Матери. Эту истину легко понять, если отдельно рассмотрим в Иисусе Христе Его Божество, душу и тело.

   

По своему Божеству Он никогда не был младенцем, хотя был Единородным Сыном Бога, Отца Своего, потому никогда не начинал жить: правда, Он имеет происхождение, но не имеет начала во времени, потому что так же вечен, как и Отец Его.

   

По Своей душе, действительно Он начал существовать с минуты зачатия во чреве Девы, Его Матери. Но в ту минуту, как была сотворена Его душа, чудом Божественного всемогущества, чудом, в котором участвовал Он сам вместе с Отцом и Святым Духом, она была столь же совершенна, как и ныне; ей даровано полное употребление разума, — она была преполнена всеми дарами Благодати, озарена полнотою света сверхъестественного и естественного, обогащена всеми добродетелями, объята самой совершенной любовью к Богу. Итак, Иисус Христос еще до Своего рождения был совершенным человеком по слову Пророка Иеремии: "жена окружит мужа" (Иер. 31:22).

   

Но по телу Своему Он действительно был младенцем и походил на других младенцев; в чём и видна Его дивная любовь к нам. В самом деле, представьте себе, как вечное Слово, сильное сотворить из ничтожнства тысячи миров, соединённое с сею великою душою, которая одна имела более разума и силы, нежели все Ангелы и человеки, соединяется ещё с сим малым телом, которому Воплотившийся мог бы в одно мгновение ока дать все совершенства, раскрывшиеся в Нём с годами, и которое, однако ж, Он принял во всей его слабости, потому что Слово, со делавшись плотью, дабы принять на Себя все немощи нашего естества, благоволило ожидать медленного и неприметного возрастания, свойственного нашей природе. Сын Божий предоставил телу Своему расти нечувствительно, не придавая ни членам Своим более сил, чтобы могли они скорее вполне возрасти, ни языку Своему более подвижности, для скорейшего глаголания, ни ногам Своим более твердости для хождения, ни рукам более крепости для действования ими; Он был как простой младенец, подобный всем другим. О Боже, как глубоко это смирение Твоей бесконечной мудрости, что Ты благоволил подчинить Себя слабостям и недостаткам младенчества! О Божественное Слово, до какой степени Ты снизошло из любви к нам!

   

Но надлежало ли, чтобы Всемогущий Бог, дающий всякому живому существу пищу, Сам должен был питаться млеком Своей Матери? Нужно ли было, чтобы сия Преблагословенная Матерь приготовляла Ему детскую пищу и заставляла употреблять её, чтобы Она утешала Его разными ласками, и, наконец, принимала о Нём все прочие попечения, в которых нуждаются вообще все дети, не имеющие ещё разума? Бесконечная премудрость имела ли в этом нужду? Или лучше, как могла она принять сии детские утешения, лишние для человека в более зрелых летах?

   

Какое восхитительное зрелище! Бог Младенец, Бог отлагающий на время всемогущество Своего Божества и всё величие души, чтобы оставить естество телесное в том же состоянии, в каком находятся все дети; Бог, подчиняющийся всем нуждам этого столь нежного возраста. О Пречистая Мария! Какая слава для Тебя!

   

Ах! Без сомнения Пресвятая Дева, знавшая достоинство сего Божественного Младенца, исполняла все обязанности в отношении к Нему, как самая лучшая мать. Как постыждает Она Своим примером тех забывающих побуждения природы, или безрассудных матерей, которые, часто без всякой благовидной причины, торопятся сложить с себя на других заботу кормить грудью и воспитывать их детей. Святый Иосиф удостоился славы быть споспешником Марии в том высоком служении, чтобы питать и хранить истинного Сына Божия: в поте лица своего, трудами рук своих он содействовал к этой цели несколько лет. О великий Святый! Какое было для души твоей наслаждение давать хлеб Тому, Кто Своим промыслом питает и хранит всю сию великую вселенную.

   

Счастливы мы, христиане, могущие в разных видах исполнять в отношении к Божественному Младенцу Иисусу обязанности, подобные тем трогательным обязанностям, которые исполнять призваны были Иосиф и Мария. Постараемся посредством пламенноусердного приобщения Святых Тайн удостоиться того, чтобы Иисус более и более жил и действовал в наших сердцах; постараемся добрым примером своей жизни содействовать и к тому, чтобы Он обитал в сердцах наших братьев; будем поддерживать, руководствовать, утешать страждущих, заблуждающихся и погибших членов Его благочестивыми милостынями, мудрыми советами и словами мира: так, поистине, можно достигнуть той славы, чтобы, подобно Иосифу и Марии, наречься матерью и хранителем Спасителя.

Стих 2:41

И хождáста роди́теля егó на вся́ко лѣ́то во Иерусали́мъ въ прáздникъ пáсхи.
Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи.
И# хождaста роди1тєлz є3гw2 на всsко лёто во їеrли1мъ въ прaздникъ пaсхи.

     Из истории жизни Иисуса Христа до 30-ти летнего возраста ев. Лука сообщает только истории Его путешествия в Иерусалим, когда Ему исполнилось 12 лет от рождения. Три раза в год, на самые большие праздники Пасху, Пятидесятницу и Кущей, каждый израильтянин, согласно закону, обязан был приходить в Иерусалим (Исх. 23:14); (Исх. 34:23); (Втор. 16:16). Женщины и дети могли оставаться дома, но благочестивые израильтянки все-таки посещали Иерусалим. Такова была и Мария. Она вместе с Иосифом ходила ежегодно на самый большой праздник - Пасху. - О праздновании Пасхи см. (Мф. 26:2). Сына своего, однако, по-видимому, она доселе еще не брала с собою.

Мужчины у Иудеев обязаны были приходить в Иерусалим для жертвоприношения три раза в год: в Пасху, Пятидесятницу и праздник кущей, на основании следующего закона Моисеева:

«Три краты в лете да явится всяк мужеск пол твой пред Господом Богом твоим» (Исх. 23:17)

Когда народ Божий размножился и был разделён на колена, невозможно было, чтобы все палестинские жители приходили в Иерусалим три раза в год и в одни и те же дни. Однако, хотя все, особенно отдалённые от Иерусалима, и не были обязаны к тому, но многие не переставали приходить туда по благочестию. Так поступали святый Иосиф и святая Дева в праздник Пасхи. Не довольно того, чтобы строго исполнять заповеди, надобно ещё, для упражнения в добродетели, совершать некоторые дела истинно благочестивые и одобряемые Церковию, каково было в Ветхом Законе посещение храма Иерусалимского в дни праздников особенно посвящённых Господу.

Как только дети достигли возраста раскрытия разумности, родители должны стараться водить их с собою в церковь и в такие места, где они видели бы только примеры благочестия и добродетели, дабы приучать их «носить иго Господне от юности» (Плач. 3:27). Что подумать о тех, которые стараются освободить себя от воспитания своих детей, как только могут, и в воспитании их вполне полагаются на попечение людей, о правилах и вере которых они мало или вовсе ничего не знают!

Другие с некоторою заботливостью воспитывают при себе дитя, которое весьма может избаловаться от самого излишка их нежности, — когда вместо того, чтобы стараться в молодом и послушном сердце глубже посевать семена добродетели, мать в своей дочери или отец в сыне восхищаются часто первым проблеском рождающейся страсти, как собственным произведением, и, не стараясь остановить её, потому только, что она принята развратом, или суетою века, занимаются средствами согревать её и поддерживать. Не будем же более удивляться, видя то детей, неприлично обходящихся с родителями и не имеющих к ним ни любви, ни уважения, — так как они их никогда не знали; то молодых людей без благочестия и страха Божия, увлекаемых своими прихотями и причудами юного воображения, погружённых в леность и врагов всякого честного занятия; им только для виду толковали первые начатки религии Христианской, но никогда не подавали примера воздержания и порядка; никогда не внушали желаний скромных и любви к труду; и удивительно успели сделать из них детей испорченных и порочных. С самого рождения младенца Иисуса, Пресвятая Дева, Его Мать, никогда не оставляла Его, и нигде не говорится, чтоб Она водила Его куда-нибудь, кроме храма. Отцы и матери, научитесь отсюда, с каким вниманием и с какими самопожертвованиями вы должны сами воспитывать и образовать детей своих, или, по крайней мере, вверять их только таким лицам, на благочестие и добродетели которых вы могли бы совершенно положиться.

Стих 2:42

И егдá бы́сть двоюнáдесяти лѣ́ту, восходя́щымъ и́мъ во Иерусали́мъ по обы́чаю прáздника,
И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник.
И# є3гдA бы1сть двоюнaдесzти лBту, восходsщымъ и5мъ во їеrли1мъ по њбы1чаю прaздника,

     Иисус вместе с родителями ходит в Иерусалим, чтобы во всем показать, что Он ни Богу не противится, ни требованиям Закона не сопротивляется.
     Двенадцати лет. С этих пор еврейские мальчики обыкновенно начинали обучаться закону, приучаться к присутствованию при богослужения, к соблюдению постов и т. под.

Стих 2:43

и скончáвшымъ дни́, и возвращáющымся и́мъ, остá óтрокъ Иисýсъ во Иерусали́мѣ: и не разумѣ́ Иóсифъ и Мáти егó:
Когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался Отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и Матерь Его,
и3 скончaвшымъ дни6, и3 возвращaющимасz и4ма, њстA џтрокъ ї}съ во їеrли1мэ: и3 не разумЁ їHсифъ и3 м™и є3гw2:

     По окончании дней праздника - выражение, прибавленное в русском переводе. Знатоки иудейских древностей утверждают, что только в первые два дня праздника Пасхи необходимо было лично присутствовать в храме всем богомольцам. С третьим днем начинались так называемые полусвятые дни, когда было можно возвращаться домой. Таким установлением многие, несомненно, пользовались. Поэтому Иосиф и Мария могли уйти из Иерусалима на третий день праздника. И "учители" обыкновенно вступали в беседы с богомольцами именно только в эти остающиеся полупраздничные дни, когда им нечего было делать в храме и не было занятий в храмовом Синедрионе (Едершейм с. 312).
     Остался Отрок Иисус в Иерусалиме. Неудержимое стремление к божественному могуче заявило о себе в душе Христа во время первого посещения Им Иерусалима и побудило Его снова вернуться в храм, когда родители пошли было с Ним домой.
     И не заметили... Может быть, караван богомольцев, в котором шли Иосиф с Мариею был настолько велик, что нельзя было сразу заметить отсутствия Иисуса. Вероятно, что в этом караване были родственники Марии и Иосифа, и отрок Иисус мог сначала пойти с какими-нибудь родственниками, у которых были также дети - отроки Его возраста, что было дозволено Его родителями. Но потом незаметно Отрок вернулся в Иерусалим, в храм.

     Иисус, зная, какое огорчение причинит Он Марии и Иосифу Своим отсутствием, не мог не чувствовать сего; но Он хотел научить нас, что когда надобно следовать воле Божией, ясно возвещённой внутренним влечением спокойной совести и советами мудрых людей, с которыми должно наперёд посоветоваться, то должно наложить молчание на естественные чувства и уметь, когда нужно, пожертвовать самыми законными привязанностями, чтобы последовать гласу любви Божией, побуждающей и зовущей нас.

Стих 2:44

мнѣ́вша же егó въ дружи́нѣ сýща, преидóста днé пýть, и искáста егó во срóдницѣхъ и въ знáемыхъ:
но думали, что Он идет с другими. Пройдя же дневной путь, стали искать Его между родственниками и знакомыми
мнBвша же є3го2 въ дружи1нэ сyща, преидо1ста дне2 пyть, и3 и3скaста є3го2 во сро1дницэхъ и3 въ знaемыхъ:

     Дневной путь - выражение неопределенное. По всей вероятности, караван богомольцев в течение дня проходил небольшое пространство. Остановка, конечно, была сделана с наступлением ночи, так как теперь собрались в одно место все отставшие спутники Иосифа и Марии.

Стих 2:45

и не обрѣ́тша егó, возврати́стася во Иерусали́мъ, взыскáюща егó.
и, не найдя Его, возвратились в Иерусалим, ища Его.
и3 не њбрBтша є3го2, возврати1стасz во їеrли1мъ, взыск†юща є3го2.

     Мария и Иосиф не имели на свете ничего дороже Иисуса; Он составлял всё их утешение, всё их сокровище; надобно ли после этого удивляться беспокойству и старанию, с каким они искали Его? Увы! Сколько христиан мало беспокоятся, лишившись Иисуса Христа, когда они, подобно Марии и Иосифу, не только лишаются Его присутствия, но, что гораздо жалостнее, Его любви и благодати!

Стих 2:46

И бы́сть по трiéхъ днéхъ, обрѣтóста егó въ цéркви, сѣдя́щаго посредѣ́ учи́телей, и послýшающаго и́хъ, и вопрошáющаго и́хъ:
Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их;
И# бы1сть по тріе1хъ дне1хъ, њбрэто1ста є3го2 въ це1ркви, сэдsщаго посредЁ ўчи1телей, и3 послyшающаго и4хъ, и3 вопрошaющаго и5хъ:

     -Через три дня - вероятно, после своего выхода из Иерусалима. Первый день был проведен в дороге, второй - а обратном путешествии в Иерусалим и третий - в поисках Иисуса в городе.
     - В храме. Более вероятным является предположение, что беседа "учителей" происходила близ входа в храм, во внешнем дворе или дворе языков - месте удобном и доступном для всех: и мужчин, и женщин. Тут находилась роскошная галлерея, но без скамей: слушатели сидели на полу. Сидеть же учащимся дозволялось и в присутствии самых важных учителей. Поэтому Aп. Павел и говорит, что он воспитался "у ног", Гамалиила сидел на полу, когда тот говорил (Деян. 22:3).
     - Среди учителей. Любознательность побудила Отрока как можно ближе подвинуться к державшему речь раввину, и Он таким образом очутился в середине круга других раввинов, которые сидели по бокам своего сотоварища, прислушиваясь к его словам.
     - Слушающего их и спрашивающего их. По временам, в разговор вступали и другие раввины. Иисус прислушивался со вниманием к их речам и, когда в них находил что-либо неясное, спрашивал у них разъяснения, что позволялось обычаем.

     Господь скрывает иногда Своё присутствие от душ ревностных; но пусть не перестают они искать Его; они непременно обретут Его после нескольких дней скорби и слёз; они обретут Иисуса Христа в храме, во время молитвы.

Стих 2:47

ужасáхуся же вси́ послýшающiи егó о рáзумѣ и о отвѣ́тѣхъ егó.
все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его.
ўжасaхусz же вси2 послyшающіи є3гw2 њ рaзумэ и3 њ tвётэхъ є3гw2.

     - Все слушавшие его, - т. е. не только простой народ, но даже и сами раввины.
     - Дивились - были поражены удивлением (exiotanto).
     - Разуму и ответам - разумности (epi t. sunesei) и именно Его находчивости в ответах на те вопросы, с какими обыкновенно обращались раввины к своим слушателям после того, как кончали изложение того или другого пункта учения.

     Легко удивляться учению Иисуса Христа; даже трудно не удивляться ему; но до чего достигнем, если ограничимся, как обыкновенно бывает, только удивлением Его Божественным примерам и высокому учению? Может быть, всё равно и даже в некотором отношении лучше не знать их, нежели пренебрегать исполнением их.

Стих 2:48

И ви́дѣвша егó, диви́стася: и къ немý Мáти егó речé: чáдо, чтó сотвори́ нáма тáко? сé отéцъ твóй и áзъ боля́ща искáхома тебé.
И, увидев Его, удивились; и Матерь Его сказала Ему: Чадо! чтó Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя.
И# ви6дэвша є3го2, диви1стасz: и3 къ немY м™и є3гw2 рече2: чaдо, что2 сотвори2 нaма тaкw; се2, nте1цъ тво1й и3 ѓзъ бол‰ща и3скaхома тебе2.

     - И увидев Его - конечно, увидели Его Иосиф и Мария - удивились - именно тому, что Иисус находится во храме и притом среди учителей, к беседе с которыми Он, по представлению Его родителей, не был подготовлен.
     - И матерь Его сказала. Материнское чувство живее, чем чувство отца, и скорее вырывается наружу.
     - Отец твой. Пресвятая Дева, очевидно, доселе ни слова не сказала своему Сыну о том, что Иосиф - не отец Ему. Она предоставляла Самому Богу это оповещение тайны рождения Иисуса.
     - С великою скорбью. Стоящее здесь греч. слово (odunomenoi) означает и физическую, и душевную боль. По-нашему можно передать: "измучились мы, искавши тебя".

     Иосиф назван отцом Иисуса Христа, частью потому, что в качестве обручника святой Его Матери он мог быть так назван гораздо справедливее, чем те, которые в прежние времена назывались отцами детей, ими усыновлённых; частью потому, что, по общему мнению народа, он действительно почитался отцом Иисуса, ибо не пришло ещё время открыть всенародно тайну чудесного воплощения Сына Божия в чистой утробе Святой Девы.

     Иосиф и Мария замечали в Спасителе любовь к уединению и неизвестности; поэтому они удивились, заметив Его, всенародно обнаруживающего Свою Божественную премудрость.

Стих 2:49

И речé къ ни́ма: чтó я́ко искáста менé? не вѣ́ста ли, я́ко въ тѣ́хъ, я́же Отцá моегó, достóитъ бы́ти ми́?
Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, чтó принадлежит Отцу Моему?
И# рече2 къ ни1ма: что2 ћкw и3скaста мене2; не вёста ли, ћкw въ тёхъ, ±же nц7A моегw2, досто1итъ бы1ти ми2;

     - Зачем вам было искать меня? Здесь нет никакого упрека по отношению к родителям, а только выражение недоумения по поводу их тревоги.
     - Или вы не знали... т. е. вам ведь хорошо должно быть известно Мое назначение. Здесь намек на те откровения, какие получили Иосиф и Мария от Ангела о Иисусе. Замечательно, что Христос высказывает здесь тайну, которую, очевидно, доселе скрывала от Него Мария и Иосиф...
     - Должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? Одни толкователи видят здесь указание на храм как место особого присутствия Бога, другие же понимают слова Христа как обозначение призвания Христа исполнять волю Отца небесного: "в делах, какие принадлежат моему Отцу". Из этих толкований мы предпочитаем первое, так как Христос отвечает именно по поводу "искания Его" родителями. Он хочет сказать, что долго искать им не было надобности: всего естественнее было прямо придти в храм, где Христос чувствовал Себя находящимся всего ближе к Отцу своему. Если же разуметь здесь "дела Отца", то эти дела Христос мог совершать и не в храме. - Но в каком смысле здесь Христос называет Бога Отцом Своим? Одни видят здесь указание на чувство чрезвычайной сыновней любви, которая возжглась в сердце Христа, как израильтянина, под впечатлением тех воспоминаний, какие пробуждали в душе каждого пасхальные торжества. Христос, говорят, был одним из лучших сынов Израиля и пламеннее, чем другие евреи, чувствовал свою близость к Богу как к благодетелю Израиля. Но с таким толкованием нельзя согласиться. Прежде всего уже ясно, что слова "Отца моего" представляют собой ответ на не совсем точное выражение Марии: "вот отец Твой", т. е. Иосиф. Христос хочет напомнить Матери, что у Него один только отец - Бог. Затем Христос говорит "Отец Мой", а не "Отец наш", как Он должен бы сказать, если бы имел в виду отношение свое к Иегове как отцу Израиля в общем смысле этого слова.

Стих 2:50

И тá не разумѣ́ста глагóла, егóже глагóла и́ма.
Но они не поняли сказанных Им слов.
И# т† не разумёста гlго1ла, є3го1же гlа и4ма.

     Наконец, замечание евангелиста, что Иосиф и Мария "не поняли Его слов", также говорит против такого толкования. Что же было непонятного в том, так Отрок, воспитанный в любви к Богу как к Отцу всего Израиля, теперь высказывает сознание того тесного общения с Богом, в каком Он Себя почувствовал, в первый раз будучи на празднике Пасхи в Иерусалиме? Поэтому более естественным мы считаем такое толкование, которое усматривает в этом изречении Христа сознание Им своего высшего, метафизического, единства с Богом - Он сознает Себя Сыном Божьим по природе, по существу: Бог - Его Отец в собственном смысле этого слова. - Но они не поняли сказанных им слов. В откровении, полученном от Ангела Иосифом и Мариею, ничего не сказано было о том, как будет идти развитие Божественного Младенца. Им была очерчена только деятельность Христа как Мессии. Естественно поэтому их недоумение то поводу сделанного Христом заявления: что же, в самом деле, теперь станут делать они, родители? Будет ли Христос отныне подчиняться им, как делал это доселе? или же, может быть, отныне Ему, как знающему тайну Своего рождения, нужно предоставить полную свободу в дальнейшем развитии?

     Они не понимали тогда намерений Отца Небеснаго, Который удержал Сына Своего в Иерусалиме; не видно у них даже желания постичь их. Они остались довольны, как скоро нашли Спасителя и узнали причину Его отсутствия.

Стих 2:51

И сни́де съ ни́ма, и прiи́де въ назарéтъ: и бѣ́ повинýяся и́ма. И Мáти егó соблюдáше вся́ глагóлы сiя́ въ сéрдцы своéмъ.
И Он пошел с ними и пришел в Назарет; и был в повиновении у них. И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем.
И# сни1де съ ни1ма и3 пріи1де въ назаре1тъ: и3 бЁ повинyzсz и4ма. И# м™и є3гw2 соблюдaше вс‰ гlго1лы сі‰ въ с®цы свое1мъ.

     Но недоумение Иосифа и Марии продолжалось недолго. Христос спокойно последовал за ними в Назарет, где и пребывал последующее время в полном повиновении у своих родителей, как обыкновенный еврейский отрок, а потом юноша. Проявление в Нем сознания своего богосыновства не воспрепятствовало, а, напротив, только содействовало к тому, чтобы идти путем самоуничижения к Своей великой цели. А одним из проявлений такого самоуничижения и было полное подчинение воле Своих родителей.
- И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем. Этим евангелист указывает на источник, откуда он почерпнул сведения о том, что произошло в Иерусалиме. Ей преимущественно запали в сердце слова Христа о Его отношении к Отцу своему - Богу. Очевидно, что и сама Пресвятая Дева не сразу постигла все величие, какое окружает ее Сына: только путем постоянного размышления о всем, происходящем с Ним, она дошла до полного и ясного понимания, в чем собственно должно состоять то Дело, для которого предназначен рожденный ею Сын Божий.

 «Мирья́м» арам., др.-евр. מרים‎ обычно переводится как сильная, прекрасная, а также как Госпожа

     Глаголы, по свойству священного языка, означают здесь как предсказания и сказания о Христе и Спасителе, так и самые события, относящиеся к Его земной жизни, особенным провидением Божиим устроенные: потому, что Бог не редко говорит человеку делами, подобно как человек человеку словами. Мариам слышала глаголы судеб о Сыне Своем, как Спасителе миpa, читала глаголы славы Его в чудесных событиях, вниманию Ее представлялись Его собственные глаголы и деяния, проявляющия божественную премудрость и силу. Глаголы сии были многочисленны и многообразны, часто невразумительны по своей высоте или необычайности, иногда тяжки, скорбны и грозны. Когда глаголы умолкают: как легко из многого иное забывается! Как трудно сохранить до точности незабвенным разнообразное и непонятное! Как часто даже стараются забыть неприятное, или страшное! Как повреждается иногда память и предание высоких глаголов и событий неукрощенным любопытством и дерзновенным усилием испытывать тайны Провидения и изъяснять дела премудрости Божией, по обыкновенным понятиям разума человеческого. От всего такого сохранила Себя благовнимательная Мариам: без утраты, без изменения, верно «соблюдаше... глаголы сия». Каким образом? Не в книгу ли Она их вписывала? Не хранила ли ее в недоступной никому сокровищнице? Нет, Она умела обрести хранилище, несравненно надежнейшее. Первою книгою, в которой вписано было Евангелие, было сердце Преблагословенной Марии, оно было сокровищницею богатства Христова, «соблюдаше вся глаголы... в сердце своем». В сердце, верующем Богу, в сердце, любящем Единородного Сына Божия и Своего, слагала она глаголы тайны и славы Христовой: и ничего не могло похитить отсюда забвение, потому что любовь не допускает забвения, не могло прокрасться сюда любопытство и собственное мудрование, потому что вера не любопытствует. Глаголы Христовы были живые глаголы в сердце Мариамы; потому что их предмет Христос, есть свет и начало жизни, потому что «верующее сердце» есть «исходище живота» (Притч. 4:23); потому что любовь есть жизнь. Так прежде Павла могла сказать Мариам: «живет во мне Христос». И после того, как вселившийся в Нее воплощением переселился из Нее рождением, тем не менее могла она говорить: «живет во мне Христос» (Гал. 2:20).

   

     После рассмотренных нами слов Евангелиста, достойно размышления и его молчание. При начальных происшествиях земной жизни Христовой двукратно заметил он, что Матерь Господня «соблюдаше вся глаголы сия... в сердце своем»: но потом во все продолжение своего Евангелия не возобновляет подобных замечаний и не заботится изъяснить, какое действие имела жизнь Господа Ииcyca на жизнь Матери Его. Что значит cиe, после некоторого избытка в слове, как бы скупое молчание? Чтобы не представить священного писателя несогласным с самим собою, кажется, мы должны предположить у него ту мысль, что вышеприведенным двукратным замечанием Он дал ключ ко всей жизни Пресвятой Девы, и признал сие довольным. В самом деле, если спросить, что делала Матерь Господня, когда Господь Иисус проповедывал, чудодействовал, страдал, умер, воскрес, вознесся на небо? На все cиe можно дать один ответ: «соблюдаше вся глаголы сия... в сердце своем». Сим самым объясняется и то, что есть особенно неудобопостижимого в Ее беспримерной для прочего человечества жизни. Например, как могла Она и без недоверия, и без превозношения принять высочайшее благовещение о бессеменном и богоприемном зачатии? Могла потому, что уже тогда соблюдала в сердце глаголы о Христе пророческие. Как прошла она сквозь трудности, бедствия, страхи, окружавшие рождение и младенчество Сына Ее? Без сомнения с непоколебимою твердостью и упованием, потому что соблюдала в сердце глаголы обетований о Нем. Как перенесла Его удаление, когда Он изшел на проповедь спасения человеков и с тем вместе на собственные опасности? Без сомнения, с преданностию, потому что соблюдала в сердце предварительный глагол Его: «в тех, яже Отца Моего, достоит быти Ми» (Лк. 2:49). Как не убило Ее оружие скорби, прошедшее душу Ее в часы страданий и смерти Сына Ее и Бога? Не убило, потому что Она еще прежде испытала сие орудие, изшедшее из уст Симеона Богоприимца и уготовала Свое сердце принять рану глагола смертного и уврачевать ее глаголом воскресения. Как осталась Она живущею, когда с вознесением Господним на небо сокрылось от земли то, чем Она единственно жила? В сердце Ее продолжал жить Христос и Его глаголы, и Она жила жизнию веры, любви и надежды, доколе путем, который мы называем смертию, могла прейдти к Нему в жизнь любви, блаженства и славы.

   

     Жизнь Пресвятой Богородицы назвал я беспримерною для прочего человечества, потому что таинство Матери Господней не повторимо и не сообщимо; но заключать ли из сего, что оная и не подражаема? Что мы беседовали о Ней только к Ее славе, для Нее ненужной, а не к нашему с тем вместе назиданию, не к нашему благу? – Да не будет. Добро не может быть бесполезно. Добродетель не может быть неплоды. Пример святости перестанет ли быть руководительным к святости от того, что восходит выше другого? Соблюдение в сердце глаголов Божиих, сердечное благочестивое внимание представлено нам Евангелием в Пресвятой Деве не только для нашего благоговения и удивления, но и для нашего назидания и подражания. Ищущий спасения нашего Бог не безмолвен для нас, братия. Как обильно простирает Он к нам глаголы спасения? Как, можно сказать, преследует нас ими посредством Евангелия Своего, посредством Церкви Своей и примеров святых и праведных: посредством вразумляющих дел Своего провидения?
Когда стоишь в церкви, – непрестанно оглашают тебя
глаголы псалмопения,
глаголы молитвы,
глаголы тайнодействия,
глаголы божественного писания,
глаголы духовного учения: вся глаголы Божии, глаголы зовущие, наставляющие, побуждающие ко спасению.
Но когда и дома сидишь, ты можешь иметь близ себя священную книгу, и тогда открой только ее, и глаголы спасения устремятся к твоему сердцу. Когда увидишь усердно молящегося, или человеколюбиво благодеющего, знай, что из их дела исходит к тебе глагол Божий: молись и ты, благодетельствуй и ты. Если сего недовольно, Бог глаголет тебе устами неба и земли, и самую суету миpa заставляет изрекать важные глаголы к душе твоей. Благотворные действия природы, благоприятные случаи жизни говорят тебе: познай Бога милосердого, и благодарно благоугождай Ему, — события грозные, разрушительные, карательные взывают к тебе: познай Бога правосудного, и не медли умилостивлять Его.

После сего приходит на мысль спросить: и неужели мало внимающих глаголам Божиим и спасающихся? Я не знаю, но Тот, Кто ведает, сказал, что
«мнози... суть звани, мало же избранных» (Мф. 20:16)
Воплощенный глагол Божий нередко спасительные глаголы Свои заключал возглашением:
«имеяй уши слышати да слышит» (Мф. 11:15).
Видно, не мало и таких слушателей, которые не только не слышат, но и ушей не имеют, т. е. нет ушей у сердца их. Итак, позаботимся иметь уши и слышать, и поучимся сердечному благочестивому вниманию. О совершенном невнимании нечего и говорить; если я говорю, а ты не внимаешь, и обращаешь внимание совсем на другое: разумеется, что ты от меня ничего не узнаешь, и ничего по словам моим не сделаешь. И всемощный глагол Божий для невнимающего бездействен и как бы не существует для него; но есть роды и степени невнимания.

   

     Ты прилагаешь ухо к слову, обращаешь взор на предмет, – это есть внимание чувственное; но это есть только начало, и нижняя степень внимания. Надобно бывает ступить на нее для восхождения на высшие степени; но в отношении к глаголам Божиим останавливающиеся на сей степени внимания, далеки еще от внимания, далеки еще от внимания спасительного. На таких людей падает обличение Христово: «очи имуще не видите, и уши имуще не слышите» (Мк. 8:18). Вы смотрите оком, но не созерцаете духом; внимаете внешнему слову слуха, но еще не внимаете внутренней силе слова. Так иные слушают, или читают много молитв: но мало молятся; часто встречаются с учением, но не восходят в разумение истины и не вводят ее в жизнь.

   

     Есть внимание разумное, когда в видимый предмет углубляются размышлением, в слышимом слове ищут разумеваемой истины; не трудно усмотреть, что сей род внимания благопотребен для глаголов Божиих: но и сей неудовлетворителен. Вера не любомудрие, благочестие не наука, хотя есть любомудрие веры, есть учение благочестия. Кто засветил несколько света в голове, тот еще не сделал всего человека сыном света. Разум кичит, а смиренное признание своего неведения иногда лучше знания. Притом познание истинно спасительное приобретается не одними усилиями разума, но паче усердною молитвою и чистым желанием просвещения свыше. Господь в притче, уподобив слово Божие семени, а слышащих оное земле засеваемой, в изъяснении притчи глаголет:
«иже на добрей земли, сии суть, иже добрым сердцем и благим слышавше, слово держат и плод творят в терпении» (Лк. 8:15).

   

     Итак, внимание сердца доброго и благого, – вот истинно благотворный и спасительный род благочестивого внимания. И потому не довольствуйся тем, что слух твой отверзаешь слову Божию: старайся отверзать для него уши твоего сердца. Внимай умом, не слишком напрягай усилие пытливого разума, но наипаче возбуждай сердце любовию к Богу и к Его глаголам, и успокоивай оное в вере, преданности и смирении. Так поступай с глаголами молитвы; так поступай с словом учения; так внимай и делам вразумляющего Провидения. И когда благодатные глаголы дадут себя ощутить твоему сердцу внутренним миром и утешением: тогда бдительно и верно соблюдай глаголы сии в сердцы твоем: храни тайну веры в чистой совести, и в удалении от рассеяния и суеты берегись, чтобы не впасть в древнее невнимание, в котором «очи имуще ...не видят и уши имуще ...не слышат» (Иез. 12:2), в котором только устами приближаются к Богу, но далече отстоят от него – сердцем.

   

     Богоблагодатная Мати Слова воплощенного и верная блюстительница глаголов спасения! испроси от Него и нам благодать и сердечно-внимательного слышания, и верного хранения слова Божия, в сердце и жизни, да не чуждо нам будет и возвещенное блаженство слышащих слово Божие и хранящих оное.

Аминь.

Стих 2:52

И Иисýсъ преспѣвáше премýдростiю и вóзрастомъ и благодáтiю у Бóга и человѣ́къ.
Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков.
И# ї}съ преспэвaше премdростію и3 во1зрастомъ и3 блгdтію ў бг7а и3 человBкъ.

     - Иисус-же... - Эти слова напоминают собою слова 1 Цар. о развитии пророка Самуила (1 Цар. 2:26). Одни толкователи видят здесь указание на то, что Христос все более и более развивался в умственном отношении и в то же время рос телесно (hlikia) - становился умным и стройным, высоким юношею. Другие же видят здесь указание на то, что, с возрастом, постепенно в Иисусе все больше и больше проявлялась высшая, божественная, премудрость:
"с преуспеянием тела преуспевало в Нем для видящих и явление Божества" (Афанасий Великий Т. 19-й Тв. Св. Отц. с. 455).
Правильнее будет сказать, что развитие, какое здесь имеет в виду евангелист, было "богочеловеческое", так как Божество и человечество пребывали во Христе нераздельно и неслиянно. А постичь это соединение и понять, как шло развитие богочеловеческой природы - это для нас невозможно. Поэтому и все попытки изобразить историю постепенного развития Христа должны быть признаны совершенно не имеющими под собою никакой основы.
     - И в любви - см. ст. 40. - И человеков. Так как ев. здесь говорит уже о 12-ти летнем Отроке, а не о Младенце, как выше (ст. 40), то он упоминает и об отношении людей посторонних к Иисусу. Это обозначает, что Иисус был любим всеми Его окружавшими и, следов., ни в чем не отличался от того типа израильских отроков, какой в то время считался идеальным. Можно указать, на основании точных, преимущественно евангельских, данных, как проводил жизнь Христос в Назарете с 12-ти до 30-ти летнего возраста. Прежде всего нужно заметить, что иудейская жизнь в то время, особенно в таких глухих уголках как Назарет, отличалась крайней простотою. Ели обыкновенно три раза в день - вечером несколько больше, чем утром и в полдень. Одежду носили также самую простую - нижний хитон, верхний плащ - простой кусок материи и небольшой тюрбан на голове, сделанный из платка. - Иисус усвоил себе ремесло своего отца (Мк. 6:3) - каждый еврей обязан был знать какое-нибудь ручное ремесло. В домашней жизни Иисуса, по-видимому, не было ничего пасмурного и мрачного. Он любил, кажется, впрочем, больше быть в общении с природою, красоты которой Он так живо изображает в своих речах. Он наблюдал за жизнью людей - сеятелей и виноградарей, за жизнью скота и привычками пастухов и даже за привычками лисицы, забивающейся в свою потаенную нору. Но он знал также радости, скорби, нужды и страдания промышленного населения. Он наблюдал брачные процессии, погребальные обряды, несправедливости и притеснения, отношения между должниками и заимодавцами, жизнь аристократов, поведение сборщиков податей, поступки судей. Знаком Он был и с религиозно-политическими идеями, какими одушевлено было современное Ему иудейство, но Сам строго держался на том, что было сказано в Писании, не присоединяясь ни к какой партии. (Едершейм с. 317-322).
Особое замечание. О подлинности и достоверности разных отделов 2-й главы.
     Отрицательная критика старается показать, что те отделы рассматриваемой главы, в которых идет речь преимущественно о чудесных явлениях, окружавших рождение и первые дни жизни Христа на земле, не от ев. Луки произошли, а вставлены позднейшею рукою. Но все эти попытки разбиваются о ясные свидетельства церковного предания, которому давно уже были известны эти заподозреваемые отделы. Так, Св. Иустин муч. упоминает о рождестве и обрезании Христа (Разг. 67 гл.). О том же знают Тертуллиан и св. Ириней. Ответ Господа родителям в храме приведен в древне-сирском переводе Пешито и у древних отцов. Вообще, у противников подлинности 2-й главы нет сколько-нибудь веских оснований. - Более нападают на достоверность сообщаемых в этой главе известий, показывая, что в них немало вымышленного для прославления Христа. Но та простота, с какою евангелист, изображает течение событий, как обыкновенных с точки зрения разума, так и чудесных, заставляет нас видеть в нем простого повествователя о действительно бывшем. Да притом и странно предположить, чтобы все чудесное, окружающее рождение Спасителя, было измышлено Его почитателями для его прославления: откуда же появилось у самых этих лиц такое желание прославить Христа, если Он Сам не явил Себя пред ними во всем величии Своего Богочеловечества? И почему мы непременно должны считать евангелиста Луку столь легковерным, чтобы он мог поместить все эти "вымыслы" в свой труд, который, по его собственным словам, он хотел писать с соблюдением требований здравой исторической критики?
     Что же касается мифической теории в ее приложении к событию Рождества Христова и имевшим при этом место чудесным явлениям, то о ней здесь можно повторить то, что сказано выше по поводу достоверности событий, упоминаемых в первой главе (см. замечание к 1 -й главе).
     Говорится же, что Христос преуспевал премудростью, и возрастом, и благодатью (Лк. 2:52), увеличиваясь возрастом, а через увеличение возраста обнаруживая находившуюся в Нем мудрость, а кроме того, преуспеяние людей в мудрости и благодати и исполнение желания Отца, то есть и Богопознание людей, и спасение их считая Своим собственным преуспеянием и повсюду присваивая Себе то, что было нашего. А те, которые говорят, что Он преуспевал мудростью и благодатью, принимая как бы увеличение их, полагают, что соединение произошло не с начала бытия плоти, и не почитают соединения как ипостасного, но, следуя бессмысленному Несторию, ложно рассказывают о соединении относительном и простом вселении, не разумеюще ни яже глаголют, ни о нихже утверждают (1 Тим. 1:7).
     Ибо если плоть с начала бытия истинно соединилась с Богом Словом, лучше же:
в Нем получила бытие и возымела ипостасное с Ним тождество, то каким образом она не совершенно обогатилась всякою мудростью и благодатью!
Не так, что она получала участие в благодати, и не так, что по благодати причащалась того, что принадлежало Слову, но лучше:
по причине ипостасного соединения, когда и человеческое, и Божественное сделалось собственностью единого Христа,
так как Один и Тот же был и Бог вместе, и человек,
она источала миру благодать, и мудрость, и полноту всяких благ.

Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru