"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 24 (11) января

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Преподобный Феодосий Великий, общих житий начальник.

     Первый учредитель и устроитель монашеского общежития. Родился в Каппадокии, в селе Могариаси, в благочестивой семье. Юношей посетил преподобного Симеона Столпника, благословившего его и предрекшего ему великую духовную славу. С кадилом, в которое он вложил холодный уголь и ладан, преподобный Феодосий искал место, где можно было бы ему поселиться и основать монастырь. Остановился он там, где уголь разгорелся сам собой. Там он соорудил келью и начал подвизаться. Вскоре вокруг него собралось множество иноков из разных племен и народов. Поэтому он выстроил по храму для каждого народа, так что одновременно совершалось богослужение и воспевалась Божия слава на языке греческом, армянском, грузинском и т. д. Но в день святой Евхаристии вся братия собиралась в великую церковь, где служба проходила на греческом языке. Общей для всех была трапеза, общим и всё имущество, общими и труды, и терпение, а нередко - и голод.

     Святой Феодосий подавал высокий пример жизни всем монахам, будучи образцом в трудах, в молитве, в посте, в бодрствовании и вовсех [других] христианских добродетелях. А Бог наделил его даром чудотворения, так что мог он целить больных, отзываться [на просьбы] издалека, помогая [всем требующим у него поддержки], прозревать будущее, приумножать хлеб и пшеницу. Молитва не покидала его уст ни днем, ни ночью. Достигнув 105 лет от рождения, он мирно упокоился в Господе в 529 году.


(Прим. - Ред.)

зриМонашество: иноческие уставы



Уста́в мона́шеский – свод основных законов и правил православного монастыря, определяющих его внутренний строй, регулирующих духовную жизнь братии.

Монашеский Устав не является только внешним формальным документом. Монашеский Устав призван упорядочить внутреннюю жизнь обители, и тем самым, создать христианским подвижникам наиболее благоприятные условия для тщательного исполнения евангельских заповедей. Следование монашескому Уставу – одно из условий спасения и стяжания христианского совершенства для подвизающегося монаха.

Древнейший монашеский Устав – Устав преподобного Пахомия Великого, данный ему ангелом для Тавеннесийского монастыря в Египте (4 в.). За ним по времени следуют «Правила монашеские» свт. Василия Великого (4 в.), Устав прп. Иоанна Кассиана Римлянина (5 в.), Устав прп. Бенедикта Нурсийского (6 в.). Монашеские Уставы сыграли огромную роль в развитии богослужебного Устава (Типикона) Православной Церкви. Основными в формировании богослужебного Устава (Типикона) были Уставы Иерусалимский (или преподобного Саввы Освященного), Студийский (дополненный Иерусалимский) и Устав Великой церкви – Святой Софии в Константинополе.

источник: сайт "Азбука веры"


Стремясь к отшельнической жизни, святой Феодосий поселился в Палестине в пустынной пещере, в которой, по преданию, ночевали три волхва, пришедшие поклониться Родившемуся Спасителю мира. В ней он прожил 30 лет в великом воздержании и непрестанной молитве. К подвижнику постепенно начали стекаться желавшие жить под его руководством. Когда пещера уже не вмещала собравшихся иноков, преподобный Феодосий стал молиться, чтобы Господь Сам указал место для обители. Взяв с собой кадило с холодными углями, преподобный пошел по пустыне. На одном месте внезапно угли разгорелись и воскурился фимиам. Тут преподобный и основал первый общежительный монастырь, или Лавру, по уставу святителя Василия Великого († 379; память 1 января).

источник: Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата


Преподобный Иоанн Лествичник, рассуждая о том, кто такой монах и что такое монашеская жизнь, писал, что «монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бренное тело, подражает жизни и состоянию бесплотных», он отвергает все естественное «для получения тех благ, которые превыше естества». Данный образ жизни, по замечанию святителя Феофана Затворника, имеет своим источником Самого Спасителя Господа Иисуса Христа. Именно от Спасителя всё приняли святые апостолы, которые передали то своим ученикам, те – ранним подвижникам, а они – первым писателям иноческих уставов – преподобному Пахомию Великому, святителю Василию Великому, преподобным Иоанну Кассиану и Венедикту.

Таким образом, «древность передала нам четыре иноческих устава, появившихся не в одно время и не в одних местах, но в совершенно одинаковом духе, и даже в одинаковых выражениях, и одинаковом очертании». Всё это следует отнести и к тем местам из этих уставов, где говорится о монашеских обетах. Но чтобы увидеть некоторые особенности обетов, причины и предпосылки их формирования, следует обращаться не только к самим уставам, но и к жизни их составителей.

Монашеские обеты в уставе святителя Василия Великого

Монашеский спасительный путь святителю Василию Великому указало Евангелие. Он понял, что «истинно-евангельская жизнь есть жизнь мироотречная, среди ли многолюдства или в пустыни». Для этого он не только пытался найти настоящих наставников в монашестве, но и предпринял путешествие в Египет. Именно там он увидел, как живут настоящие мироотречники и решил устроить по их образцу свою жизнь. Начиная устраивать свою обитель, ища для нее место, святитель Василий переписывался со своим другом – святителем Григорием Богословом. Именно в этих переписках и было предначертание будущего устава. Сам же устав святителя Василия Великого изображен, как замечает святитель Феофан Затворник, в его писаниях, «называемых аскетическими».

Свои правила святитель Василий начал писать «с самого начала отречения от мира, вместе с святителем Григорием, как видно из письма сего последнего. Источником для них служило преимущественно Слово Божие, питавшее и развивавшее главную мысль и значение мироотречной жизни». Изучая правила святителя Василия Великого и сравнивая их с правилами преподобного Пахомия и наставлениями преподобного Антония, «нельзя не увидеть, что там и здесь как дух подвижнический, так и внешнее его выражение – одни и те же. Отличительная черта устава свт. Василия Великого та, что он мало входит в подробности внешней жизни и более выясняет внутреннюю сторону разных ее проявлений». Касаясь же обетов в уставе святителя Василия Великого, нужно отметить то, что у него они четко именуются и получают каноническую окраску, что составляет отличительную их сторону.

Целомудрие

Данный обет святитель Василий называет «обетом чистоты», «обетом девства». Говоря о данном обете, святитель вводит понятие «обет строгой жизни». Данный обет связан у святителя Василия с «ясным обетом» отречения от мирской жизни или обетом о посвящении себя Богу. Сравнивая данный обет в уставе святителя Василия с уставом преподобного Пахомия, нужно отметить, что в последнем «мы не находим канонических постановлений относительно монашеских обетов девства или целомудрия и отречения от мира. В обителях преподобного Пахомия эти обеты исполнялись по преданию и в силу обычая, а святитель Василий дал более или менее подробные предписания касательно этих обетов.
О девстве святитель Василий Великий говорит в своем третьем “Слове подвижническом”. Здесь он говорит сначала о том, что человек для достижения блаженной жизни и для того, чтобы уподобиться Богу, должен искоренить в себе страстные пожелания, через которые впал в грех в лице прародителей и утратил образ Божий. А такому искоренению, говорит он далее, много споспешествует девство, в особенности кто в чистоте сохраняет это дарование»
.
Рассуждает святитель Василий и о том, в чем состоит обет отречения от мира: «Совершенное отречение состоит в том, – говорит он, – чтобы преуспеть в беспристрастии даже и к самой жизни и иметь в себе осуждение смерти, да не на ся надеющееся будем (2Кор. 1:9). Начинается же оно отчуждением внешнего, как то: имения, суетной славы, привычек жизни, пристрастия к неполезному…»
Сам же обет девства, согласно мнению святителя Василия, следует принимать сознательно и в подходящем возрасте: «Когда же раскроется разум и придет в действие рассудок, тогда должно принимать обет девства как уже твердый, произносимый по собственному расположению и рассуждению». Послушание

Согласно уставу святителя Василия Великого, «послушание иноков своим начальникам должно простираться до самой смерти, по примеру Господа, Который послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Флп. 2:8). Иноки должны исполнять приказанное им дело, не допытываясь даже, на каком основании дается им приказание. Они и на самое короткое время не имели власти располагать собою и предаваться собственным занятиям… Чтобы легче упражняться в послушании и покорности, иноки всегда должны иметь в виду пример святых апостолов и Самого Господа. Послушание иноков своему настоятелю должно быть такое же полное и безграничное, какое оказывали апостолы своему Учителю, так как настоятель, по выражению свт. Василия Великого, “есть не что иное, как человек, который представляет собою Лице Спасителя, стал посредником между Богом и людьми и священнодействует пред Богом спасение покорных ему”».

Нестяжание

Вместе с этим, «новопоступившие иноки, по уставу свт. Василия, должны были давать также и обет нестяжательности». Этот обет строго должен соблюдаться, так как за его несоблюдение инок отлучался от общения. В одной из епитимий говорится: «Если кто стяжет какую собственность в монастыре, или вне монастыря, да будет вне общения». Нарушающий же данный обет, сравнивался святителем Василием Великим с Иудой. Но если Иуда совершил кражу денег и предательство Господа, то инок совершает кражу и предательство Слова истины. И наоборот, добродетель нестяжания является первой в списке добродетелей, которые должны украшать монаха: «Монаху должно прежде всего стяжать жизнь нестяжательную, телесное уединение, благоприличную наружность, иметь голос умеренный и слово скромное, пищу и питие, не причиняющее мятежа, и есть в безмолвии…»

В завершение рассмотрения обетов в уставе святителя Василия Великого следует отметить и несколько моментов касательно самого процесса их принятия. Из устава видно, что принятие обетов совершалось:
- через особое действие или чин;
- при свидетелях – настоятеле и братии, или как говорится в одном из назидательных писем святителя: «пред Богом, Ангелами и человеками»;
- с предварительным вопрошанием о твердости намерения принять обеты;
- с изменением имени;
- с облачением в иноческие одежды.

Принявший обет вручался опытному старцу и должен был всячески стараться «как бы не расслабнуть в принятом намерении, и не нарушить данного обета».

Выводы

Рассмотрение обетов в древних монастырских уставах показало, что они ложились в основу монашеской жизни, а значит и спасения. Поэтому чин их принятия предварялся определенным испытательным сроком. Однако о самом чине в уставах говорится по-разному. Если в уставах преподобного Пахомия и преподобного Иоанна Кассиана упоминается лишь о перемене одежды новопоступившего настоятелем среди братии, то у святителя Василия Великого говорится уже о предварительном вопрошании решительности намерения, об изменении имени и о вручении нового инока опытному духовнику. Преподобный Венедикт добавляет у себя в уставе ту особенность, что инок свои обеты должен был изложить письменно на имя святых, мощи которых почивают в обители. Обеты во всех уставах должны были приниматься в зрелом возрасте и с ясным рассудком. Однако преподобный Венедикт допускал посвящение малых детей, за которых письменно расписывались родители.

Три главных монашеских обета – девства, послушания и нестяжания, о которых говорится в уставах, основываются на добродетели отречения от мира. Об обете девства в уставах зачастую говорится как о самом себе разумеющемся для того, кто отрекается от мира. Однако, святитель Василий Великий данному обету, как и прочим, придает каноническую окраску, обращая на него особое внимание и называя его «обетом чистоты» и «обетом строгой жизни». Другие два обета – послушания и нестяжания – в уставах считаются фундаментальными, их сущность, несмотря на небольшие различия в изложении, абсолютно та же самая.

источник: "Монашеские обеты в древних монастырских уставах". Доклад архимандрита Дамаскина (Лебедя), преподавателя Киевской духовной академии, на ХХVI Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 25–26 января 2018 года)

2. Блаженный Михаил, Христа ради юродивый.

в РПЦ именуется как преподобный Михаил Клопский, Новгородский

     Русский, из княжеского рода. В миру притворялся безумным, чтобы таким образом скрыть от людских взоров и похвал свою добродетель. Так уготовал он себе похвалу пред Богом. Скончался в 1453 году в Клопском монастыре близ Великого Новгорода, где и почивают его святые мощи.

3. Стихотворение

Кто со страхом Богу предстоит усердно,
Кто боится только Господа живого, -
Лишь ему открыто истинное слово,
Что приемлет праведник плод молитвы верной.

Ведь все подаст Господь, коль человек захочет,
Заря тому блистает, кто ее встречает.
Так, Феодосий праведный молился днем и ночью,
И мы его поддержку всечасно ощущаем;
Он и поныне жив, как и когда- то, древле,
И чудеса творит той силой вековечной, -
Что всякий праведник от Господа приемлет,
Любви к нему преисполняясь бесконечной.
О Феодосий, дивный истины ревнитель,
Безмолвной жизни чудный устроитель,
Тебя восславим мы, прославленный от Бога,
Великий гражданин Христова царского чертога.

4. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Быть продажным - значит не быть христианином. Православные Отцы Церкви никогда не давали себя ни подкупить, ни устрашить. Подкуп в делах веры равен Иудиному предательству Христа за деньги; такая худая манера была свойственна лишь некоторым еретикам.

     Император Анастасий, впав в Евтихиеву ересь, восстал против определений Четвертого Вселенского Собора в Халкидоне и вознамерился лишить их силы. Дабы привлечь на свою сторону наиболее знаменитых представителей Церкви, он принялся рассылать им разные подарки. Преподобный Феодосий был первым по известности в Палестине. Царь послал ему 30 литр золота, якобы на нужды обители. Но преподобный Феодосий тотчас понял, что император хочет его подкупить. И как мудро поступил сей Божий святой! Не захотел он оставить эти деньги в монастыре, хотя и терпел великое оскудение, однако и не пожелал вернуть их царю, чтобы еще паче не озлобить его против Православия, но немедленно от имени императора раздал всё это золото нищим, чтобы этой милостыней укрепить свою молитву к Богу [.А молился он] о вразумлении царя и его возвращении на пути правые.

5. Созерцание


     Да созерцаю плач Господа Иисуса:
1) плач и скорбь над мертвым Лазарем, а также над участью Иерусалима;
2) плач и скорбь в Гефсиманском саду - по причине рабства людей греху, диаволу и смерти.


(Прим. - Ред.)

зриЭкзегетика: плач Господа Иисуса


О скорби и слезах Иисуса Христа пред воскрешением Лазаря

"О том, что Господь плакал о Лазаре и о городе, можем сказать, что Он и вкушал и пил, не Сам имея в том нужду, но тебе оставляя меру и предел необходимых ощущений души. Так, Он и плакал, чтобы исправить излишнюю чувствительность и малодушие склонных к сетованию и слезам. Ибо как все прочее, так и плач требует соразмерности с разумом касательно того, о ком, сколько, когда и как должно проливать слезы. А что слезы Господни пролиты не по страстному движению, а для нашего научения, сие видно из сказанного: Лазарь, друг наш, успе: но иду, да возбужу его (Ин. 11:11).

Кто из нас оплакивает уснувшего друга, о котором надеется, что он в скором времени пробудится от сна? Лазаре, гряди вон (ст. 43) – и мертвый ожил, связанный, стал ходить. Чудо, в самом деле, – иметь ноги связанными погребальными пеленами и не встречать в том препятствия к движению! Здесь укрепляющее было сильнее препятствующего.

Почему же, намереваясь совершить это, признал настоящий случай достойным слез? Не явно ли, что, во всем поддерживая нашу немощь, в некоторую меру и пределы заключил необходимые страстные движения, предотвращая несострадательность, потому что это зверонравно, и не дозволяя предаваться скорби и проливать много слез, потому что это малодушно? Посему, пролив слезы над другом, и Сам показал общительность человеческой природы и нас освободил от излишеств в том и другом, вразумив, чтобы мы и не расслабевали в страстных движениях, и не с бесчувственностью скорби встречали. Как Господь в Себе давал место алканию, по разложении в Нем твердой пищи, допускал в Себе жажду, по истреблении в теле влажности, и утруждался от чрезмерного напряжения мышц и жил во время путешествия, между тем не Божество утомлялось трудом, но тело принимало в себя естественно следующие одна за другою перемены; так допустил и слезы, дозволив произойти естественной для плоти перемене."

источник: святитель Василий Великий


Как понимать скорбь Господа в Гефсиманском саду пред крестными страданиями?

"Что за скорбь, которою скорбит Помазанный елеем радости паче причастник Своих?

Какая непостижимая сила страданий могла объять и проникнуть всю душу Спасителя Христа, теснейшим союзом соединенную с Божеством, беспредельно блаженным, или паче самым блаженством, никогда неизменяемою радостию и вечно текущими источником чистой и святой радости для Ангелов и человеков? Что за смерть, приведшая Начальника жизни в содрогание и ужас? История Церкви открывает нам многих святых мужей, и даже жен и юных детей, бестрепетно и с радостью сретавших мученическую за Иисуса Христа кончину; а пред сею смертию видим мы Носящего всяческая глаголом силы Своея в страхе, в скорби, в смятении!

Здесь сокрыта тайна внутреннего креста Искупителя нашего, который долженствовал предварить, сопровождать и совершить наружные страдания и крест Его. Иисус Христос, Ходатай спасения нашего, прияв на Себя бремя грехов всего рода человеческого, приял вкупе всю тяжесть мстительной правды Божией за оные, все скорби и страдания телесные и душевные, даже до болезней адовых: все смерти, даже до вечной.

Почему, представляя Себя в жертву за спасение мира, святейшая душа Его была вся погружена в беспредельное море скорбей, которое приготовили и долженствовали испить потомки законопреступного Адама? Бездна грехов всего человечества погружала сердце Его в бездну болезней. Бог Отец зрел в возлюбленном Сыне Своем заветную главу грешников, всего мира грехами обложенную: не Ведевшаго бо греха по нас грех сотвори, да мы будем правда Божия о Нем (2Кор. 5:21). Вместо сладостных ощущений действий любви Отчей сердце Его было растерзано стрелами мщения Праведного Судии. Он долженствовал испить до последней капли всю чашу гнева Божия за грехи всех человеков. Яко Вождю Церкви Своей, Ему надлежало сражаться со всем адом; и Бог Отец в сей борьбе оставил Его беспомощным. Оставление от Бога, Источника жизни, есть истинная ужасная смерть. До сей-то смерти скорбел Иисус Христос; и в ужасной борьбе человеческого естества Его с сею смертию, могло одержать победу точию Божественное Его естество.

Самое совершенство святости Иисуса Христа умножало Его скорби и страдания. Грешники, в омрачении ума своего, не видят всей гнусности и мерзости грехов. Окаменелые сердца их не чувствуют тех мучений, которые уготованы им в вечности. Они обольщают себя призраками счастия и еще находят удовольствие в самом источнике мучений – в грехах. Бог, не хотяй смерти грешника, но во мнозе долготерпении ведя нас на покаяние, скрывает от нас бездну зол, изрытую беззакониями нашими. А ежели бы грех открылся человеку вдруг во всей наготе своей, со всеми последствиями своими, то ни о дно сердце человеческое не могло бы не умереть от стыда и ужаса.

Совершенно святая душа Иисуса Христа, не терпящая никакой скверны, зрела все грехи всех человеков во всей наготе их. Беспредельно нежное сердце Его ощущало всю силу мучений, неизбежных следствий грехов: сколь убо была велика и беспредельна Его скорбь! Она непостижима. Дух Святой устами пророка Давида изображает ее живыми, но, впрочем, приспособленными к понятию человеческому чертами:

Одержаша мя болезни смертныя, и потоцы беззакония смятоша мя, болезни адовы обыдоша мя, предвариша мя сети смертныя (Пс. 17:5-6)

Яко вода излияхся, и рассыпашася вся кости моя: бысть сердце мое яко воск таяй посреди чрева моего. Изсше яко скудель крепость моя, и язык мой прильпе к гортани моему (Пс. 21:15-16)

"Сердце мое смятеся, остави мя сила моя, и свет очию моею несть со мною (Пс. 37:11).

И вот причина троекратного моления Иисуса Христа ко Отцу, да мимоидет от Него чаша сия (Мф. 26:39) – моления с воплем крепким и со слезами (Евр. 5:7), моления горячайшего, сильнейшего, болезнейшего, какового никогда не было во времени и во всю вечность не будет! Вот слабое изображение того подвига всей души и всех членов священнейшего тела Христова, от которого бысть пот Его, яко капле крове, каплющие на землю (Лк. 22:44). Вот почему Всемогущий имел нужду в помощи ангела с небеси, укрепляющего Его (ст. 43)."

источник: святитель Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский

6. Проповедь о постепенном духовном преуспеянии.

толкование Нового Завета послание к Евреям святого апостола Павла
"соверше́нныхъ же е́сть тве́рдая пи́ща, иму́щихъ чу́вствiя обуче́на до́лгимъ уче́нiемъ въ разсужде́нiе добра́ же и зла́."
"соверше1нныхъ же є4сть тве1рдаz пи1ща, и3мyщихъ ч{вствіz њбучє1на до1лгимъ ўче1ніемъ въ разсужде1ніе добрa же и3 ѕлA."
"твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла."
(Евр. 5:14)

     Питающиеся молоком чувственного рассуждения не легко могут отличить добро от зла. Они обычно приходят к выводу,
что все веры имеют равную ценность,
что грех - необходимая тень добродетели
и что вообще зло - неизбежный спутник добра.
К таким ошибочным заключениям не может прийти истинный христианин. Ведь истинный христианин - это человек зрелый, который молоком не питается, не доверяет органам чувств, а рассуждает гораздо тоньше, проводя тончайшие различия между ценностями всего сущего и происходящего.

     Христианину, правда, Божиим Откровением даны ясные руководства к различению добра и зла, однако и ему [самому] предлежит долгое и трудоемкое научение, чтобы, достигнув совершенства, мог он в каждом конкретном случае знать, что добро, а что зло. Это его знание, дабы быть надежным и непогрешимым, должно перейти в чувство. Ведь и добро, и зло стремятся прикоснуться к человеческому сердцу. Посему надлежит человеку опытно обучиться [тому], чтобы сердечным чувством, не мешкая, распознать, что к нему приближается, - точно так же, как языком он тотчас ощущает пресное и соленое, сладкое и горькое.

     Постараемся же, братья, на всякий день и час изощрять сердце свое, чтобы всегда могло оно отличить доброе от злого. Всё, с чем мы сталкиваемся, ставит перед нами [один-единственный] вопрос: что добро, а что зло? Собственно, всё с нами случающееся - имеет место только для того, чтобы могли мы распознать добро и избрать его. Сторицею на день предстоят нам такие искушения. Имеющий очи видеть - да видит.

     О Господи человеколюбивый, согрей наше сердце добром, сущим от Тебя. И умудри нас, Господи, к различению добра и зла. И укрепи нас, Владыко, к тому, чтобы всегда могли мы с любовью принимать добро и отвергать зло - во славу Твою, Человеколюбче, и во спасение наше. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru