"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 2 июля (19 июня)

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Апостол Иуда, брат Господень.

     Один из двенадцати [Апостолов]. Сын Иосифа и Саломии, брат Иакова, брата Господня. От Саломии, дочери Аггея, сына Варахии, брата [святого] Захарии, Иосиф древодел имел четырех сыновей: Иакова, Иосию, Симона и Иуду. Сей Иуда иногда нарицается Иудой Иаковлевым — по имени своего знаменитого брата Иакова.

     Свое Послание Иуда начинает так:
"Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова..."
Хотя и мог он наименовать себя братом Господним в той же мере, что и Иаков, однако не делал этого по смирению и стыду, так как поначалу не верил Владыке Христу. И когда старец Иосиф перед смертью захотел и Иисусу, как и прочим своим детям, дать часть своего имения, все, включая и Иуду, этому воспротивились. И только Иаков добровольно выделил долю от своей части и предназначил ее для Иисуса.

     Иуда называется еще Левием и Фаддеем. Есть еще один Фаддей, из семидесяти Апостолов (память его совершается 21 августа), однако сей Фаддей, или Иуда, был одним из великих Апостолов. Проповедовал он Евангелие в Иудее, Самарии, Галилее, Идумее, Сирии, Аравии, Месопотамии и Армении. В Едессе, городе Авгаря, дополнил он проповедь [как раз] того другого Фаддея. Когда проповедовал он в пределах близ горы Арарат, язычники схватили его, распяли на кресте и убили стрелами. [Претерпел он сии страдания,] чтобы вечно царствовать в Царстве Христовом.

(Прим. - Ред.) Иаков, принял Христа Иисуса в совместное владение своей долей и за это был назван братом Господним. В Деяниях святых апостолов сей Иуда упоминается под именем Варсавы (Деян. 15:22). В то время подобное использование многих имен было в обычае. На греческом языке написал свое соборное послание, в кратких словах которого заключено много глубоких истин. Оно содержит догматическое учение о Святой Троице, о воплощении Господа Иисуса Христа, о различии Ангелов добрых и злых, о будущем Страшном Суде. В нравственном отношении апостол убеждает верующих беречь себя от плотской нечистоты, быть исправными в своих должностях, молитве, вере и любви, заблудших обращать на путь спасения, охранять себя от учений еретиков. Апостол Иуда учит, что недостаточно только веры во Христа, необходимы еще и добрые дела, свойственные христианскому учению.
Согл. 1 Кор 9:5, он, по-видимому, был женат. Двое его внуков во время гонений на христиан были допрошены имп. Домицианом (81-96 гг. по Р.Х.) как члены иудейского царского рода, но затем были отпущены

2. Преподобный Паисий Великий.

     Египтянин по рождению и языку. Поощряемая видением во сне, мать отдала его на служение Богу. Юношей пришел он к преподобному Памве, и тот принял его в ученики и в соученики преподобному Иоанну Колову, который и описал житие [святого] Паисия. На радость своего духовного отца, Паисий прилагал труд к труду и подвиг к подвигу. Неоднократно являлся ему пророк Иеремия, которого он особенно любил и чаще других читал. Нередко посещали его и Ангелы Божии, и наконец, [предстал пред ним] и Сам Владыка Христос.

«Мир тебе, возлюбленный угодниче Мой!» сказал ему Спаситель.

     По великой благодати от Бога Паисий имел нарочитый дар воздержания от пищи. Зачастую не ел он хлеба по 15 дней, еще чаще — по неделе, а однажды, по свидетельству преподобного Иоанна Колова, 70 дней прожил, не вкусив ничего. Вел он ожесточенную брань с духами злобы, которые являлись ему иногда такими, какие они есть, но бывало, что и в виде светлых ангелов. Но благодатный Божий служитель никогда не дал себя обмануть или прельстить. Был он прозорливцем и чудотворцем, знаменитым по всему Египту. Преставился в вечность в 400 году. Преподобный Исидор Пелусиот перенес его мощи в свою обитель и с честью их там положил.

3. Мученик Зосима.

святой также именуется: мученик Зосима Аполлониадский

     Римский воин в эпоху царя Траяна. Смело исповедал свою веру в Господа Иисуса Христа, за что претерпел лютые мучения. Посреди страданий услышал он голос с небес:
«Мужайся, Зосима, и крестись. Я с тобою!»
В темнице являлись ему Божии Ангелы. После многих истязаний ему отсекли голову в 116 году.

4. Преподобный Иоанн отшельник.

     Подвизался в VI столетии близ Иерусалима. Подвигом достиг высокой ступени чистоты и силы, так что ему повиновались [даже] звери. Достигнув глубокой старости, упокоился в Господе в 586 году.

(Прим. - Ред.) Святой старец часто посещал святые места Иерусалима, Синайскую гору, ходил молиться к местам погребения святых мучеников и подвижников. Уходя, Преподобный оставлял перед образом Царицы Небесной зажженную лампаду и испрашивал благословения на путь. Возвращаясь через месяц и даже через шесть, старец находил лампаду зажженной и наполненной маслом.

5. Стихотворение

Сей Паисий благочестный с детства Богу угождал,
Всех желаний неуместных крепко двери затворял,
Дух свой к Богу воздвизал в едином хотении:
От страстей и от мечтаний жаждал избавления.
Как-то раз его монахи вопросили от души:
«Не отрини нас, отец, и всю истину скажи,
Среди подвигов какой Господу приятней всех?»
И ответил дивный старец, сокрушивший грех:
«Высочайший подвиг — тот, что себя скрывает,
Ниже всех себя блюдет — Бог ему внимает.

Если ж будет добродетель инок выставлять,
То лукавый супостат станет похищать
Добрый плод его трудов — и ввергать в уныние,
Здесь и кроется порок, всякое бесчиние.
Дороги для Бога в нас кротость и смирение,
Кто стяжал их, тот найдет в Господе спасение
».
Сей Паисий всем умом в Боге утвердился,
И однажды Сам Господь вдруг ему явился:
«Мир тебе, угодник Мой, — Он ему сказал, —
Сердце Мне свое открой: что бы ты желал?»
И Паисий в тот же миг весь вострепетал,
Словно малое дитя, горько зарыдал:
«Господи мой Всеблагий, человек я грешный,
Страсти царствуют во мне — страх мой безутешный.
Твою милость ниспосли мне, всеокаянному,
Ум направи праздный мой к Царствию желанному.
Укрепи меня в трудах — для благого бремени,
И великой радости дай вкусить до времени:
До скончанья жизни бренной Тебе свято угождать
И любовию нетленной всё сильней к Тебе пылать».
Бог исполнил старца мудрое хотение:
Силы свыше дал ему и благословение.

6. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Как-то раз иноки спросили Паисия Великого:
«Скажи нам, отче, слово о спасении и как подобает нам жить по Богу».
А старец им ответил:
«Идите, соблюдайте заповеди Божии и храните предания Отцов».

     Предание Отцов - это опыт святых в области духовной; опыт, насчитывающий почти две тысячи лет; опыт многих сотен и тысяч святых мужей и жен. Какая пребогатая сокровищница мудрости! Какое необозримое множество свидетельств и доказательств каждой истины Священного Писания!

     И всё это богатство, всю эту мудрость, все эти свидетельства, весь этот опыт - протестанты отвергли! О невыразимое безумие! О убогая нищета!

(Прим. - Ред.) Пять главных вероучительных тезисов классического протестантизма:

1. Sola Scriptura – «Только Писание».
Библия (Священное Писание) провозглашается единственным и самоинтерпретируемым источником вероучения. Каждый верующий имеет право толковать Библию. Однако даже первый протестант Мартин Лютер замечал: «Сам дьявол может цитировать Библию с большой пользой для себя». Свидетельством безрассудности стремления понять Библию лишь собственным падшим разумом является всё умножающееся дробление протестантизма на множество течений. Ведь еще в древности св. Иларий Пиктавийский говорил в послании к императору Константину: Писание не в словах, а в их понимании.
2. Sola fide – «Только верой». Это учение об оправдании только верой, вне зависимости от совершения добрых дел и любых внешних священнодействий. Протестанты отрицают их значение в качестве источника спасения души, считая их неизбежными плодами веры и свидетельством прощения.
3. Sola gratia – «Только благодатью».
Это доктрина о том, что спасение — это благой дар от Бога человеку и сам человек не может участвовать в своем спасении.
4. Solus Christus – «Только Христос».
Спасение возможно только через веру во Христа. Протестанты отрицают ходатайство Богородицы и других святых в деле спасения, а также учат, что церковная иерархия не может быть посредницей между Богом и людьми, считая, что верующие представляют собой «всеобщее священство».
5. Soli Deo gloria – «Только Богу слава»
Тезис о том, что человек должен почитать только Бога.

Учитывая, что протестантизм – не единое религиозное направление, но раздробленное на множество частных, вышеуказанные замечания приложимы к различным протестантским общинам в различной мере. Так, лютеране и англикане признают необходимость иерархии, хотя и не в таком виде, как оно присутствует в Православной Церкви. Отношение к таинствам в разных общинах неодинаковое: отличается как, собственно, отношением к ним, так и количеством признаваемых таинств. Протестантизму, как правило, чуждо почитание святых икон и святых мощей, чуждо учение об уместности молитв к Божьим святым как к нашим ходатаям. Отношение к Божьей Матери сильно разнится в зависимости от принятого в той или иной «церкви» вероучения. Сильно разнится и отношение к личному спасению: от убеждения, что спасутся все уверовавшие во Христа, до убеждения, что спасутся лишь те, кто к этому предопределен.
Православие подразумевает живое, деятельное восприятие христианином Божественной благодати в силу чего вся Церковь становится таинственным соединением Бога и человека, а храм с его Таинствами – реальным местом такого соединения. Живой опыт действия Божественной благодати не допускает ограничения Таинств или их извращенного толкования, а также умаления или отмены почитания святых, стяжавших благодать, аскезы как пути ее приобретения.
Первоначальными формами протестантизма были лютеранство, цвинглианство и кальвинизм, унитарианство и социанство, анабаптизм и меннонитство, англиканство. В дальнейшем возникает ряд течений, известных как поздний, или неопротестантизм: баптисты, методисты, квакеры, адвентисты, пятидесятники. В настоящее время протестантизм получил наибольшее распространение в Скандинавских странах, США, Германии, Великобритании, Нидерландах, Канаде, Швейцарии. Мировым центром протестантизма по праву считаются США, где обосновались штаб-квартиры баптистов, адвентистов и других протестантских деноминаций. Протестантские течения играют главную роль в экуменическом движении.
Довольно резкая разница между Православием и протестантизмом усматривается в отношении учения о Церкви, и это естественно, ведь если бы протестанты согласились с православным (или даже с католическим) учением, им не осталось бы ничего иного, кроме как признать свои «церкви» ложными. Помимо того, что протестантизм отвергает учение о Православной Церкви как единственно истинной и спасительной, протестанты, частично или полностью, отрицают церковную иерархию (священноначалие), Таинства, авторитет Священного Предания, на основе которого строится не только толкование Священного Писания, но и богослужебная практика, аскетический опыт христианских подвижников, почитание святых и институт монашества.

источник: azbyka.ru

7. Созерцание

Исцеление бесноватого отрока

Исцеление двух иерихонских слепцов; фрагмент фрески 1502 г.; мастер: Дионисий; Собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, село Ферапонтово, Кирилловский район, Вологодская область, Россия

     Да созерцаю чудесное исцеление двух слепцов (Мф. 20:30-34), а именно:
1) как два слепца взывали ко Господу: "Помилуй нас, Господи, Сын Давидов!"
2) как милостивый Господь прикоснулся к их очам — и они прозрели;
3) как и я ослеплен грехом; как и я могу прозреть, если возопию ко Господу, чтобы Он коснулся меня.

(Прим. - Ред.) "Главное и самое бесспорное произведение Дионисия — роспись храма Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. Согласно сохранившейся древней надписи на софите северной двери, роспись была выполнена в 1502 году Дионисием и его сыновьями Феодосием и Владимиром. Так как в это время сам мастер был уже в преклонном возрасте, то есть серьезные основания приписывать значительную часть росписи помощникам Дионисия. При этом следует помнить, что сыновья начали с ним сотрудничать уже в 1484 году и, следовательно, к 1502 году находились в расцвете творческих сил. Вот почему проблема авторства Дионисия осложняется и в применении к этому несомненнейшему его произведению.
Ферапонтов монастырь был основан в конце XIV века Ферапонтом — другом и сподвижником Кирилла Белозерского. Оба они поддерживали активные связи с Троице-Сергиевым монастырем, свято оберегая заветы Сергия Радонежского. В течение XV–XVII веков Ферапонтов монастырь постепенно разросся в большой и крепкий хозяйственный организм, превратившись в один из форпостов московской культуры в Северной Руси. В ней нередко находили себе на старости лет пристанище московские государственные деятели. Вероятно, по совету одного из них и был приглашен на далекий Север прославленный столичный живописец, которому поручили расписать соборный храм во имя Рождества Богородицы, построенный в конце XV века.
В ферапонтовском храме с первого же взгляда поражает необычайное богатство и праздничность его декоративного убранства. Есть поистине нечто ликующее в светлых, радостных красках фресок, покрывающих стены и своды. Художники, широко использовавшие при изготовлении красок местные минеральные породы, раскрыли здесь перед зрителем палитру такой сияющей красоты, что рядом с ней колорит всех росписей XIV века кажется сумрачным и даже несколько мрачным. Нежные голубые тона сочетаются с бледно-зелеными, золотисто-желтые — с розовыми, светло-фиолетовые — с бирюзовыми, белые — с вишневыми, серебристо-серые — с бледно-сиреневыми. Вся гамма предельно высветлена, и от этого она приобретает особую прозрачность и в то же время какой-то холодный, матовый оттенок.
Щедрой рукой украсили художники интерьер церкви и западный портал множеством изображений, объединенных одной центральной мыслью — прославлением Богоматери. Вся роспись — это радостный гимн во славу Марии. Поэтому связанной с ней тематике отведено главное место. Это Акафист Божией Матери, Похвала Богородицы, О Тебе радуется, Покров Богородицы, это многократные Благовещения. Но характерно, что в ферапонтовском храме отсутствует развернутый цикл сцен из жизни Марии и завершающее этот цикл Успение. Видимо, художники не хотели омрачать общий радостный тон росписи и сознательно отвергли изображение смерти Богоматери.
Фигуры ферапонтовских фресок очень стройны, подтянуты, изящны: маленькие головы, покатые плечи, высокие талии, длинные ноги. Движения фигур сдержанны и медлительны. Эти движения как бы подчинены строгому придворному этикету. Поэтому мы не найдем во всей росписи ни одного стремительного жеста, ни одного резкого поворота. И здесь, как на житийных иконах кисти Дионисия, преобладает мотив спокойного предстояния. Предстоящий поклоняется либо Марии, либо Христу, либо святому, либо царю. Это приводит к замедлению действия, которое чаще всего облекается в форму торжественной, неторопливой церемонии. С таким пониманием темы вполне совпадает трактовка одежд. Они обретают пышность и чисто царское великолепие.
Особенно нарядно одеты воины и мученики. Их одежда отличается таким разнообразием покроя, расцветки и орнаментации, что сразу же делается очевидным чрезмерный интерес художников к внешнему виду своих персонажей. Именно здесь ярко вскрывается различие в подходе к образу человека у Рублева и Дионисия. Если для Рублева главным был внутренний мир человека, его богатая духовная жизнь, то Дионисия больше привлекает внешний облик человека, которому он порой уделяет слишком много внимания. Отсюда тяга к эффектным красочным сочетаниям в парадных одеждах и к плавным, красивым линиям, подчиненным чисто декоративному ритму, отсюда снижение интереса к острым психологическим характеристикам, отсюда же стереотипность лиц, в которых начинает преобладать иконописный канон.
В росписях собора Ферапонтова монастыря поражает одно странное несоответствие. С одной стороны, мы находим в них богатые архитектурные и пейзажные фоны, более разнообразные, чем в искусстве XIV — начала XV века. С другой стороны, все эти фоны сделались настолько плоскими, что почти полностью утратили свою пространственную природу. Дионисий и его сыновья охотно вводят в росписи сложные здания, нередко навеянные реальными постройками, горки с уступами, колонны, драпировки, круглые троны, перспективно сокращающиеся подножия, столы. Каждый из этих мотивов, взятый сам по себе, обладает достаточной пространственной импульсивностью. Соединенные же вместе, они оказываются переведенными на язык плоскости, так как любая форма дается в обратной перспективе и со своей особой точки зрения. Тем самым плоскость стены остается нерушимой. Но, ориентируя композицию на плоскость, художники жертвуют ее конструктивностью. В ферапонтовских росписях и здания и фигуры кажутся как бы парящими в воздухе. Они не имеют твердой точки опоры, их функциональная взаимосвязь выявлена крайне слабо. Предметы как бы набегают друг на друга, ступни ног едва касаются вертикальной плоскости почвы, причем нередко они выходят за пределы обрамления, напоминая распространенный в готической миниатюре прием; в отдельных случаях фигуры даже наступают друг другу на ноги. Вот почему остается неясным их реальное местоположение в пространстве. Такими средствами Дионисий и его помощники достигали впечатления особой легкости и одухотворенности. В написанных ими зданиях и фигурах, лишенных объема, никогда не ощущаешь тяжести. Если флорентийские художники во главе с Полайоло всячески стремились через контур выразить пластический объем фигуры, то Дионисий, наоборот, максимально оплощает линию силуэта, что позволяет ему нейтрализовать заключенный в ее пределах объем. Поэтому когда он изображает сидящую фигуру, то она представляется зрителю едва прикасающейся к седалищу, как будто невидимая сила слегка приподнимает ее кверху. Когда фигура стоит, то она, скорее, воспринимается парящей над землей. Мастера рублевской поры никогда не прибегали к столь условной трактовке. В искусстве дионисиевского времени наблюдается не ослабление, а, наоборот, усиление принципов плоскостной стилизации, что сделало художественный образ намного более отвлеченным.
Есть еще одна особенность в ферапонтовских росписях, которая снижает жизненность образа. Это замена сочного, энергичного блика тонкими иконописными движениями. Не говоря уже о том, что такая замена влечет за собой стандартизацию приемов моделировки, она порождает и сильнейшее оплощение формы. В лицах дионисиевских святых, особенно когда их сопоставляешь с глубоко индивидуальными лицами феофановских столпников, есть уже что-то однообразное. В них ясно выступает иконописный прием, обезличивающий и обедняющий индивидуальные оттенки. Один излюбленный тип повторяется сотни раз с незначительными видоизменениями, причем видоизменения эти чисто внешнего порядка (борода, усы, прическа). Так закладывались основы для иконописи XVI века с ее утомительной повторяемостью типов.
Древнерусские фрески XI–XIV веков, знаменующие высший расцвет русского монументального искусства, не оказали влияния на другие страны. Это, однако, ни в какой мере не снижает их эстетического значения. Древнерусская монументальная живопись сложилась на основе византийских традиций, особенно сильно дававших о себе знать в искусстве Киевской Руси. И хотя в XII, XIV и XV веках русские художники неоднократно черпали творческие импульсы от заезжих византийских и южнославянских мастеров (фрески Димитриевского собора во Владимире, работы Феофана Грека, ковалевская роспись и др.), очень скоро они обрели свой национальный язык, сильный и мужественный, простой и выразительный. На этом языке говорят авторы новгородских фресок второй половины XII века (Аркаж, Нередица), этим же языком пользуются новгородские живописцы XIV столетия, немало от этого сохраняется и у Андрея Рублева. Но на каждом новом историческом этапе данный язык менялся и получал различные формы выражения.
У новгородских живописцев XII века — это монументальная мощь, чисто народная сила, эпический склад образов.
У авторов снетогорской росписи — подкупающая своей искренностью патриархальность и близкий еретикам дух бунтарства.
У волотовского мастера — это необычайная эмоциональность и чуждая каких-либо церковных канонов свобода мышления.
У Феофана Грека — ни с чем не сравнимая острота психологических характеристик и редкостная наглядность в передаче внутренних конфликтов.
У Андрея Рублева — это глубокая поэтичность, ясность и просветленность образов и неповторимый в своей прелести оттенок нравственной чистоты.
У Дионисия — изящество и грация, а также торжествующая, всепокоряющая праздничность.
И когда оглядываешься на путь, пройденный древнерусским искусством в XI–XV веках, то невольно поражаешься тому, как в относительно жестких рамках средневекового мировоззрения удавалось древнерусским художникам достичь такого богатства эмоциональных оттенков. Это тем более примечательно, что речь идет о храмовых росписях, основная цель которых сводилась к утверждению незыблемости церковных догм. Вот почему древнерусская монументальная живопись воспринимается как искусство живое и свободное. И поскольку занесенные из Византии на Русь художественные формы оказались здесь оплодотворенными свежим народным творчеством, постольку древнерусские фрески остаются одним из самых здоровых и полнокровных явлений в истории средневековой живописи."

источник: Лазарев В. Н. Искусство Древней Руси. Мозаики и фрески

8. Проповедь об отмщении и Отмстителе.

толкование Книги Притчей Соломоновых


"Не рцы́: отмщу́ врагу́: но потерпи́ Го́спода, да ти́ помо́жетъ."
"Не рцы2: tмщY врагY: но потерпи2 гDа, да ти2 помо1жетъ."
"Не говори: «я отплачу за зло»; предоставь Господу, и Он сохранит тебя"
(Притч. 20:22)

     Не мсти, не воздавай злом за зло. Довольно зла от соседа твоего; если отплатишь ты ему злом за зло, то усугубишь зло в мире. Если же не отплатишь, то он еще может покаянием попалить свое зло. Так терпением и прощением уменьшишь ты зло в мире.

     Не мсти, не воздавай злом за зло. Жди Господа: Он видит и помнит; и в свое время узнаешь и ты, и твой обидчик, что Господь [в самом деле] видит и помнит.
Ты задаешь себе вопрос: что сделал я тем, что не воздал злом за зло?
— Сделал ты самое мудрое дело, какое только мог предпринять в данном случае, а именно: уступил свою борьбу Сильнейшему тебя — и Сей Сильнейший тебя будет победоносно за тебя ратовать. Если начнешь ты брань с обидчиком, то можешь проиграть. Но Бог проиграть не может. Итак, уступи свою борьбу Победоносному и Непобедимому — и терпеливо жди.

     Научись от малого дитяти: если кто-то нападет на него в присутствии родного отца, то дитя не отвечает выпадом на выпад, но смотрит на своего отца и плачет. Знает оно, что отец его защитит. Как [же] не знаешь ты то, что знает малое дитя? Твой небесный Отец непрестанно рядом с тобой. Поэтому не мсти, не воздавай злом за зло, но возведи свой взор к Отцу и плачь. Только так обеспечишь ты себе победу в столкновении со злыми людьми.

     О Господи Всесильный, сказавший: "Мне отмщение" [в серб. букв:. Мое отмщение. — Пер.], огради нас Твоей всемогущей рукой от людей неправедных и удержи нас от отмщения. Внуши нам Духом Твоим Святым, что больше мужества в том, чтобы претерпеть, нежели в том, чтобы отомстить. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru