"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 2 февраля (20 января)

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Преподобный Евфимий Великий.

     Родился в 377 году в армянском городе Мелитина близ реки Евфрат, в семье благородной и знаменитой. Единственный сын, рожденный по молитве своей матери Дионисии, которая имела небесное видение о его рождении. С юности подвизался сперва близ родного города, а затем, после того как на 29-м году своей жизни посетил Иерусалим, в пустыне между Иерусалимом и Иерихоном, именуемой Фаре (Фаран). Все дни и ночи заполнял он молитвой, внутренним богомыслием, созерцанием и телесным трудом. Вокруг него собрались многие ученики; некоторые из них - такие, как преподобные Кириак отшельник, Савва Освященный, Феоктист и др., - стали великими святыми.

     Преподобный Евфимий стяжал от Бога великий дар чудотворения: изгонял бесов, исцелял тяжелобольных, извел в пустыне источник воды, умножил хлеб, прорицал события. Учил монахов трудолюбию, говоря:

«Если без собственного труда едите вы хлеб - значит, поедаете чужой труд.»

     Когда некоторые молодые братья захотели поститься больше других, он им это запретил, повелев приходить на общую трапезу, чтобы от своего чрезмерного поста они не возгордились. Еще говорил он, что нехорошо монаху переходить с места на место, ибо «дерево, часто пересаживаемое, не приносит плода». Кто хочет делать добро - может делать его в том месте, где живет.

     О любви поучал:

«Что соль для хлеба, то любовь для прочих добродетелей.»

     На первой неделе Великого Поста он удалялся в пустыню и там пребывал в молчании и богомыслии до кануна Пасхи. За время его жизни близ его пещеры создалась огромная лавра, которая и в последующие века была переполнена монахами, как улей пчелами. Его последнее завещание гласило, чтобы в монастыре соблюдалось гостеприимство и чтобы ворота обители никогда не запирались. Преподобный Евфимий упокился на 97-м году жизни. На его погребении присустствовал и Иерусалимский патриарх Анастасий. Целый день патриарх ждал, пока огромная масса народа подойдет к телу с последним целованием, и лишь вечером ему удалось окончить отпевание. На седьмой день по кончине преподобный Евфимий, весь светлый и радостный, явился своему ученику Дометиану. Он и вправду был сыном света. Упокоился в 473 году.

2. Мученики Инна (Енен), Пинна (Пен) и Римма (Нирен).

     Считаются первыми славянскими мучениками, упоминаемыми в истории. Именуются скифами и учениками св. апостола Андрея Первозванного.

     Пострадали за веру от рук своих соседей-язычников, живших на правом берегу Дуная близ Варны. Привязанные [к бревнам] на льду, они замерзли и упокоились в Господе.

3. Стихотворение

Око, что все видит, Ухо, что все слышит,
С путником усталым в унисон Он дышит,
Не меняя места - и на всяком месте.
Он всегда закваска в каждом добром тесте,
Где взыскуют света -
Сам Себя Он явит,
Кто зовет на помощь - тех Он не оставит.
Тихо и неслышно, но на всяко время,
Пожинает плод Он, сеет свято семя.

Не коснит и покарать Он, и наградой одарить,
Отроку ума прибавить, старцу юность обновить,
Окопать, подрезать дивну лозу сладости,
Всюду соприсутствовать, всех исполнить радости.
Всякого мыслителя думы прозревая,
Диалогу всякому -
Собеседник третий,
В полотне ткачихи нити исчисляя,
Ткет ковер вселенной, пестр и дивно светел.
Кто уразумеет след Его и поступь?
Кто Его дорогу мог изведать вдосталь?
Вечный и бессмертный, в Троице Единый;
Через все орбиты солнца и планет,
Присно созерцаемый, зримый и незримый,
Он стези прокладывает, показуя свет.
На земле и в космосе зная каждый пласт,
Муравью единому заплутать не даст.
Восемьдесят лет жил на земле Евфимий,
Воспаряя к небу думами такими.

4. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Насколько милостивыми и снисходительными были святые [угодники] Церкви к людским немощам, настолько оказывались донельзя неуступчивыми и непреклонными в исповедании истинных догматов веры.

Так, святитель Николай Мирликийский [собственной] рукою ударил Ария на Первом Вселенском Соборе.
Преподобный Антоний Великий оставил свою пустыню и пришел в Александрию, чтобы публично изобличить Ария.

     Преподобный Евфимий Великий, сильно притесняемый царицей Евдокией и лжепатриархом Феодосием, будучи не в состоянии воздействовать [в серб. Букв.: бороться. - Ред.] [на них] словом, покинул монастырь и скрылся в пустыне; его примеру последовали все именитые монахи. В пустыне преподобный Евфимий остался до тех пор, пока лжепатриарх не был свергнут и Православие не утвердилось.

     А когда в Иерусалиме от имени царя велась самая активная пропаганда против Четвертого Вселенского Собора, состоявшегося в Халкидоне, и когда весь народ был устрашен еретиками, тогда преподобный Феодосий Великий, уже сильно обремененный старостью, пришел в Иерусалим как бесстрашный Христов воин, вошел в великую церковь, поднялся по лестнице и, сделав знак народу, воскликнул:

«Если кто-то не почитает четыре Вселенских Собора, [равно] как и четыре Евангелия, да будет проклят!»

     (До того времени состоялись лишь четыре Вселенских Собора). Все слушающие ужаснулись от этих слов, и никто из еретиков не посмел ничего сказать вопреки.

5. Созерцание

Аз есмь свет миру

«Азъ есмь свѣтъ мiру»

     Да созерцаю Господа Иисуса как Свет, а именно:
1) как Свет моей жизни; как Свет рода человеческого; как Свет всякой твари;
2) как Свет особенно во мраке страха и страданий;
3) как Свет в час смертный; и по смерти - в вечности.


(Прим. - Ред.)

зриГимнография: азбучная молитва


Гимнография [греч. ὑμνογραφία - песнотворчество, от ὕμνος - гимн, песнь и γράφω - писать] - в христ. богослужении небиблейские поэтические тексты, предназначенные для исполнения (в первую очередь певч.) в определенные моменты служб. Жанры церковной Г. разнообразны и имеют долгую историю.

Акростих [греч. ἀκροστιχίς, ἀκροστίχιον, ἀνακλώμενον, ἀκροτελεύτιον] - формальный прием организации преимущественно поэтических текстов, используемый обычно в декламационной и песенной поэзии. Суть А. состоит в том, что начальные буквы строф или глав (построфный принцип) или отдельных стихов (постишный принцип) образуют алфавитный ряд (азбучный, или алфавитный, А.) либо слово или фразу (фразовый, или текстовой, А.); в последнем случае А. может составляться не из начальных букв, а из начальных слов или слогов, иногда возможен и смешанный (словесно-буквенный или буквенно-слоговой) принцип создания фразового А.

Азбучная молитва («Пролог о Христе умерен», начало: «Аз словом сим молюся Богу») - одно из древнейших церковнослав. стихотворений с азбучным акростихом. Отражает особенности глаголического алфавита, написана ок. 893 г. свт. Константином Преславским в качестве поэтического предисловия к его Учительному Евангелию. По содержанию это молитвенное обращение автора по завершении труда (сборника воскресных проповедей) к Святой Троице с похвалой Крещению слав. народов («Летить бо ныне и словеньско племя / К Крещению обратишася вьси / Людье твои нарещися хотяще») и оценкой своей работы как продолжения подвига слав. первоучителей («Шьствую ныне по следу учителю. / Имени ею и делу последуя, / Яве сътворю еваньгельско слово»). Содержательно и стилистически А. м. тесно связана со следующим за нею прозаическим прологом и вступлением к 3-й беседе. А. м. написана 12-сложным размером, с цезурой после 5-го слога. Образцом для автора в отношении метрики и акростиха послужило поэтическое творчество свт. Григория Богослова.

Известно свыше 50 списков Азбучной молитвы, почти исключительно восточнослав. происхождения, XII-XIX вв. Только в древнейшей (XII в.) рукописи (ГИМ. Син. № 262), копирующей непосредственно древнеболг. оригинал (вплоть до портретного изображения болг. кн. Бориса-Михаила), А. м. сохранила свое первоначальное местоположение и значение предисловия к сборнику воскресных поучений на евангельские темы. В ряде списков XV-XVI вв. А. м. вместе с прозаическим предисловием и 1-й беседой свт. Константина сопровождает Учительное Евангелие Патриарха Каллиста (или Филофея). В XIII в. А. м. в соединении со «Сказанием о русской грамоте» и выписками из пространного Жития Кирилла (Константина) Философа вошла в состав дополнительных статей, сопровождающих Палею толковую хронографическую (старший список - ГИМ. Син. № 210, 1477 г.) и посвященных истории создания слав. письменности. В сборниках XV-XVIII вв. А. м. нередко помещается среди азбучных стихов - «толковых азбук».

Текст А. м. был обнаружен и впервые опубликован в 1825 г. М. П. Погодиным в приложении к переводу книги Й. Добровского. С тех пор А. м. неоднократно издавалась по различным спискам, включая древнейший. Наибольшее число списков привлечено к изданию К. М. Куевым в монографии 1974 г. Текст А. м. переведен на ряд европ. языков, включая русский.

Долгое время вызывал споры вопрос об авторстве А. м., многие из списков к-рой (включая древнейший) имеют в заголовке имя Константина (или Кирилла) Философа, отождествлявшегося исследователями с первоучителем славян. Мнения об авторстве равноап. Константина-Кирилла придерживались Погодин, И. Франко, Э. Георгиев. Однако стилистическое (и порой дословное) сходство А. м. с несомненными творениями свт. Константина Преславского (Учительным Евангелием, Службой архиеп. Мефодию, циклом триодных трипеснцев), убедительно прослеженное в работах Э. Г. Зыкова, Куева, Г. Попова и др., свидетельствует в пользу авторства ученика слав. апостолов, соименного первоучителю.

Поэтический прием акростиха использовался и до появления толковых азбук у славян — византийские гимнографы следовали ему при написании церковных песнопений и гимнов. Например, азбучный акростих был использован при создании Акафиста Пресвятой Богородице, многих кондаков святого Романа Сладкопевца, канона святого Иосифа Песнописца и других произведений византийской духовной литературы.



«Aз словом сим молюся Богу» (обнаружена среди рукописей бывшей Патриаршей библиотеки в сборнике, принадлежавшем когда-то Патриарху Никону):

Аз сло́вом сим молю́ся Бо́гу:
Бо́же всея́ твари Зижди́телю,
Ви́димым и неви́димым,
Го́спода Ду́ха посли Живу́щего,
Да вдохне́т в сердце́ ми сло́во,
Еже бу́дет на успе́х всем,
Живу́щим в за́поведех Ти.
Ѕело́ бо есть свети́льник Жи́зни
Зако́н Твой, свет стезя́м,
Иже и́щет Ева́нгельска сло́ва
I про́сит да́ры Твоя́ прия́ти.
Ко креще́нию обрати́шася вси́,
Лю́дие Твои́ нарещи́ся хотя́ще,
Ми́лости Твоя́, Бо́же, про́сят зело́,
Но мне ны́не простра́нно сло́во даждь,
Отче, Сы́не и Пресвяты́й Ду́ше,
Прося́щему по́мощи от Тебе́.
Ру́ци бо свои́ выспрь возде́ю при́сно,
Си́лу прия́ти и му́дрость у Тебе́.
Ты бо дае́ши досто́йным си́лу, ипоста́сь же вся́кую цели́ши.
Упова́ние всех конце́в земли́,
Фарао́на мя зло́бы изба́ви.
Херуви́мскую ми мысль и ум даждь.
Ѡ, Честна́я Пресвята́я Тро́ице, печа́ль мою́ на ра́дость преложи.
Целому́дренно да начну́ писа́ти
Чудеса́ Твои́ преди́вные зело́
Шестокрыла́тых си́лу восприиму́.
Ще́ствую ны́не по сле́ду Учи́телю, и́мени Его́ и де́лу после́дуя.
Ѣ́вным сотворю́ Ева́нгельское сло́во, хвалу́ воздая́ Тро́ице в Божестве́,
Юже пое́т вся́кий во́зраст, юн и стар свои́м ра́зумом,
Ѧзы́к нов, хвалу́ воздая́ при́сно Отцу́, Сы́ну и Пресвято́му Ду́ху,
Ему́же честь и держа́ва и сла́ва от всея́ тва́ри дыха́ния во вся ве́ки и наве́ки.
Ами́нь.



«Аз есмь свет ми́ру» - текст из рукописного «Сборника слов и поучений», который датируется серединой XVII века, хранится в библиотеке МГУ.

Аз есмь свет ми́ру,
Бог есмь пре́жде всех век,
Ве́даю всю та́йну в челов́еце и мысль,
Глаго́лю лю́дем зако́н Мой.
Добро́ есть творя́щим во́лю Мою́,
Есть гнев Мой на гре́шникы.
Живо́т дах всей тва́ри.
Ѕло есть законопресту́пником.
Ни на чем Зе́млю утверди́х,
Престо́л мой, Иже на небесе́х,
I шед на а́дова врата́ сокруши́х и ве́реи желе́зныя сломи́х.
Ка́ко лю́дие беззако́нии не сотвори́сте во́ли Моеа́,
Лю́дие Мои́ непоко́рные
Мы́слете на Мя зл́аа?!
Наш еси́ Бог и засту́пник!
Оны Моя́ призову́ язы́ки и ти́и Мя просла́вят,
Поко́й дах всей тва́ри Свое́й.
Рече́те Ми сло́во не творя́щие во́ли Моея́, и не услы́шу вас.
Сло́вом Мои́м вся́ утверд́ишася.
Тверда́ рука́ Твоя́, Влады́ко!
Фарао́на потопи́х в Чермн́ом мо́ри,
Херуви́ми слу́жат Мне́ со стра́хом,
Tве́рзу рай христиа́ном.
Ци не дах вам пи́ща в пусты́ни?
Червь и огнь угото́вах на гре́шникы -
Шу́мом и попали́т дубравы.
Щито́м вооружи́хся на брань,
Го́ры взыгра́шася явле́нием Мои́м,
Ыорда́нь освяти́ся креще́нием Мои́м,
Ересь погуби́х,
Югом ве́тром разве́ю всю́ вселе́нную,
Юже Мя пророци пропове́доша и апосто́ли е́же о Мне научи́ша.

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»


зриЦерковнославянский язык: азбука


Под именем церковнославянского языка или старославянского языка принято понимать тот язык, на который в IX веке был сделан перевод Священного Писания и богослужебных книг первоучителями славян, св. Кириллом и Мефодием. Сам по себе термин церковнославянский язык неточен, потому что одинаково может относиться как к позднейшим видам этого языка, употребляемым в православном богослужении у разных славян и румын, так и к языку таких древних памятников, как Зографское Евангелие, и т. д. Определение "древне-церковно-славянский язык" язык тоже мало прибавляет точности, ибо может относиться как к языку Остромирова Евангелия, так и к языку Зографского Евангелия или Савиной книги. Термин "старославянский" еще менее точен и может обозначать всякий старый славянский язык: русский, польский, чешский и т. д. Поэтому многие ученые предпочитают термин "древнеболгарский" язык.

Церковнославянский язык, в качестве литературного и богослужебного языка, получил в IX в. широкое употребление у всех славянских народов, крещенных первоучителями или их учениками: болгар, сербов, хорватов, чехов, мораван, русских, быть может даже поляков и словинцев. Он сохранился в ряде памятников церковнославянской письменности, едва ли восходящих далее XI в. и в большинстве случаев находящихся в более или менее тесной связи с вышеупомянутым переводом, который до нас не дошел.

Церковнославянский никогда не был языком разговорного общения. Как книжный он был противопоставлен живым национальным языкам. Как литературный он был нормированным языком, причем норма определялась не только местом, где был переписан текст, но также характером и назначением самого текста. Элементы живого разговорного (русского, сербского, болгарского) могли в том или ином количестве проникать в церковнославянские тексты. Норма каждого конкретного текста определялась взаимоотношением элементов книжного и живого разговорного языка. Чем важнее был текст в глазах средневекового книжника-христианина, тем архаичнее и строже языковая норма. В богослужебные тексты элементы разговорного языка почти не проникали. Книжники следовали традиции и ориентировались на наиболее древние тексты. Параллельно с текстами существовала также деловая письменность и частная переписка. Язык деловых и частных документов соединяет элементы живого национального языка (русского, сербского, болгарского и т.п.) и отдельные церковнославянские формы.

Активное взаимодействие книжных культур и миграция рукописей приводили к тому, что один и тот же текст переписывался и читался в разных редакциях. К XIV в. пришло понимание того, что тексты содержат ошибки. Существование разных редакций не позволяло решить вопрос о том, какой текст древнее, а следовательно лучше. При этом более совершенными казались традиции других народов. Если южнославянские книжники ориентировались на русские рукописи, то русские книжники, напротив, считали, что более авторитетной является южнославянская традиция, так как именно у южных славян сохранились особенности древнего языка. Они ценили болгарские и сербские рукописи и подражали их орфографии.

Вместе с орфографическими нормами от южных славян приходят и первые грамматики. Первой грамматикой церковнославянского языка, в современном значении этого слова, является грамматика Лаврентия Зизания (1596). В 1619 появляется церковнославянская грамматика Мелетия Смотрицкого, которая определила позднейшую языковую норму. В своей работе книжники стремились к исправлению языка и текста переписываемых книг. При этом представление о том, что такое правильный текст, с течением времени менялось. Поэтому в разные эпохи книги правились то по рукописям, которые редакторы считали древними, то по книгам, привезенным из других славянских областей, то по греческим оригиналам. В результате постоянного исправления богослужебных книг церковнославянский язык и приобрел свой современный облик. В основном этот процесс завершился в конце XVII в., когда по инициативе патриарха Никона было произведено исправление богослужебных книг. Поскольку Россия снабжала богослужебными книгами другие славянские страны, послениконовский облик церковнославянского языка стал общей нормой для всех православных славян.

В России церковнославянский язык был языком церкви и культуры вплоть до XVIII в. После возникновения русского литературного языка нового типа церковнославянский остается лишь языком православного богослужения. Корпус церковнославянских текстов постоянно пополняется: составляются новые церковные службы, акафисты и молитвы.

Азбука употребляемая в современном церковнославянском языке называется Кириллицей по имени ее автора Кирилла. Но в начале славянской письменности употреблялася так же другая азбука - Глаголица. Фонетическая система обоих азбук одинаково хорошо разработана и почти совпадает. Кириллица в дальнейшем легла в основу русской, украинской, белорусской, македонской, болгарской и сербской азбук, азбуки народов бывшего СССР и Монголии. Глаголица вышла из употребления и сохранилась только в Хорватии в церковном обиходе.

источник: открытая православная энциклопедия "Древо"


буква назва­ние про­из­но­ше­ние осо­бен­но­сти упо­треб­ле­ния
А, а а́з [а]
Б, б бу́ки [б]
В, в ве́ди [в]
Г, г глаго́л [г] а҆́гг҃лъ [ангел], но а҆́ггелъ [аггел] — искл.
Д, д добро́ [д]
Е е є есть [е] е - есть про­стое пишется в сере­дине и конце слова;

є - есть якор­ное пишется:

1) в начале слова: є҆стество̀, є҆ли́цы:

2) в сере­дине слова для отли­чия форм мн. и дв. числа от форм ед. числа:

оѿве́рзи двє́ри (мн., В.)-

ср.: оу҆́ две́ри (ед., Р.);

3) в окон­ча­нии Р.п. мн.ч. 1 скл. мяг­кого типа: крає́вб;

4) в Им.п. мн.ч. сущ‑х 1 скл., окан­чи­ва­ю­щихся на -: ей: фарисе́є

Ж, ж живе́те [ж]
Ѕ, ѕ зе́ло [з] Встре­ча­ется только в словах: ѕве́рь, ѕвѣзда̀, ѕѣ́лїе, ѕло̀, ѕмі́й, ѕѣлѡ̀ , а также в словах, обра­зо­ван­ных от них: ѕвѣзди́ца
З, з земля́ [з]
И, и и́же,

и́-вось­ме­рич­ное

[и] и- и‑восьмеричное пишется перед соглас­ными: и҆́мѧ, лицѐ
букваназва­ние про­из­но­ше­ниеосо­бен­но­сти упо­треб­ле­ния
Ї, ї и-деся­те­рич­ное [и] ї - и‑десятеричное пишется:

1) перед глас­ными: і҆ере́й, Їисꙋ́съ;

2) перед соглас­ными в неко­то­рых гре­че­ских словах: хїтѡ́нъ, і҆рмо̀съ;

3) в двух сла­вян­ских словах: вїно и мі́ръ (в зна­че­нии “твар­ный мир”). Раз­ли­чай ми́ръ — вышний, горний и мі́ръ — земной, падший

К, к ка́ко [к]
Л, л лю́дие [л]
М, м мысле́те [м]
Н, н наш [н]
Ѻ, ѻ, о он [о] о - о‑узкое или поль­ское упо­треб­ля­ется только в сере­дине и конце слова: сло́во;

ѻ - о‑широкое:

1) в начале слова: ѻ҆́чи, ѻ҆на̀;

2) после при­ставки: соѻбще́нїе;

3) в составе слож­ного слова: многоѻчи́тїи;

4) в слове: Їѻрда́нъ

П, п поко́й [п]
Р, р рцы [р]
С, с сло́во [с]
Т, т тве́рдо [т]
Оу, оу, ꙋ ук [у] оу - о́ник пишется в начале слова: оу҆чи́тель;

пишется в сере­дине или на конце слова: пу́ть, є҆мꙋ̀

букваназва­ние про­из­но­ше­ниеосо­бен­но­сти упо­треб­ле­ния
Ф, ф ферт [ф] упо­треб­ля­ется в ряде гре­че­ских слов на месте гре­че­ской буквы φ: фелѡ́нь
Х, хер [х]
Ц, ц цы [ц]
Ч, ч червь [ч]
Ш, Ш ша [ш]
Щ, щ шта [щ]
ъ ер не имеет звука Упо­треб­ля­ется для обо­зна­че­ния твер­до­сти преды­ду­щего соглас­ного: ѡ҆бъѧ́тїе.

Иногда заме­ня­ется знач­ком ̾ (ерок): ѡ҆б̾ѧтїе

ы еры́ [ы] Иногда исполь­зу­ется для отли­чия фром мн. и дв. ч. от ед. ч.:

на со́нъ грѧдꙋ́щымъ; (мн.ч. Д.п.)

дꙋша́мъ на́шымъ; (мн.ч. Д.п.)

ь ерь; не имеет звука Упо­треб­ля­ется для обо­зна­че­ния мяг­ко­сти преды­ду­щего соглас­ного: сꙋдьба̀
ѣ ять; [е] Пишется в соот­вет­ствии с эти­мо­ло­гией в неко­то­рых

корнях и окон­ча­ниях, а также в суф­фик­сах пре­вос­ход­ной

сте­пени при­ла­га­тель­ных: пѣ́нїе, честнѣ́йшаѧ

Ю, ю ю [ю]
Ꙗ, ꙗ я, аз-йоти́-

рован­ный

[я] Пишется в начале слова. Исклю­че­ния:

ѧ҆зы́къ — в зна­че­ниях “часть тела” , “дар речи”

(но: ꙗ҆зы́къ в зна­че­нии “народ”;

место­име­ние: ꙗⷤ (В.п., мн. или дв.ч.) — “их”).

Ѡ, ѡ

Ѽ, ѽ

оме́га [о] ѡ пишется:

1) в при­став­ках и пред­ло­гах ѡ‑, ѡб-: ѡ҆чище́нїе, ѡ҆ грѣсѣ́хъ, ѡ́бъѧ́ти

2) в словах, заим­ство­ван­ных из греч. языка на месте греч. буквы ѡ (оме́га): канѡ́нъ, сі́мѡнъ;

3) на конце наре­чий и нареч­ных слов,

букваназва­ние про­из­но­ше­ниеосо­бен­но­сти упо­треб­ле­ния
отве­ча­ю­щих на вопрос как?: ꙗⷯkѡ, та́кѡ, моли́твеннѡ.

4) в сере­дине слова отли­чает мн. и дв. число от ед.: беззакѡ́нїѧ моѧ̑ (И.п., мн.ч.), ср.:

ѿ беззако́нїѧ моегѡ́ (Р.п., ед.ч.);

5) в заим­ство­ван­ных именах соб­ствен­ных: Мѡѵсе́й.

ѽ особо начер­ты­ва­ется в меж­до­ме­тиях “ѽ!”, “ѽле!”: Ѽле страш­ного таин­ства!

Ѿ, ѿ от [от] Упо­треб­ля­ется в пред­ло­гах и при­став­ках: ѿтпꙋща́еши, ѿт мене́
Ѧ, ѧ юс малый [я] Пишется в сере­дине и конце слова: всѧ́къ. Исклю­че­ния см. на букву

Иногда упо­треб­ля­ется для раз­ли­че­ния форм мно­же­ствен­ного числа от форм

един­ствен­ного числа: дꙋ́шы на́шѧ

Ѯ, ѯ кси [кс] Упо­треб­ля­ется только в греч. заим­ство­ван­ных словах на месте греч. буквы: ѯ: Алеѯа́ндръ
Ѱ, ѱ пси [пс] Упо­треб­ля­ется только в заим­ство­ван­ных словах на месте греч. буквы: ѱ: ѱалѡ́мъ
Ѳ, ѳ фита́ [ф] Упо­треб­ля­ется только в заим­ство­ван­ных словах на месте греч. буквы Θ ѳимїа́мъ
Ѵ, ѵ

ѷ

и́жица [и]

[в]

Упо­треб­ля­ется только в заим­ство­ван­ных словах.

[и] — если над ней стоит знак ѵ҆, ѵ́, ѷ, Мѡѷсе́й, ѵ҆ссѡ́пъ;

[в] — если перед ней стоит буква а или є и над ней нет над­строч­ных знаков: Па́ѵелъ

источник: сайт "Азбука веры"

6. Проповедь о единственном свете во тьме.

толкование Нового Завета Евангелие от Иоанна
"Па́ки же и́мъ Иису́съ рече́, глаго́ля: а́зъ е́смь свѣ́тъ мíру: ходя́й по мнѣ́ не и́мать ходи́ти во тмѣ́, но и́мать свѣ́тъ живо́тный."
"Пaки же и5мъ ї}съ рече2 гlz: ѓзъ є4смь свётъ мjру: ходsй по мнЁ не и4мать ходи1ти во тьмЁ, но и4мать свётъ живо1тный."
"Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни."
(Ин. 8:12)

     С тех пор как существует мир и время, никто из рожденных не отважился произнести такие слова. Были и есть люди, которые говорят: «Я приношу свет». Но никто никогда не дерзнул сказать: «Я есмь свет». Только Господь Иисус мог изречь эти слова смело и уверенно. Его короткая жизнь на земле и Его долгая история, насчитывающая почти 2000 лет, полностью оправдали эти слова.

Он свет истины, правды и жизни.
Он свет истины, ибо явил Собою истину о подлинной природе Бога и о подлинной природе человека;
об отношении человека к человеку,
а также об отношении человека к Богу и Бога - к человеку.

     Небо и земля прейдут, но слова Его не прейдут, ведь и небо, и земля возникли Его словом, а Его слово - от Него, и с Ним навеки, и не прейдет.

     Он свет правды, ибо явил силу правды и немощь неправды. Явил Он это в ярком свете:
тем, что сказал,
тем, что сделал
и тем, что претерпел и пережил среди людей неправедных.
     Явил Он это и через Церковь Свою в течение минувших 20 столетий: через Своих бесчисленных светочей правды и мучеников за правду.

Правда - от Бога и на всем длительном протяжении истории она никогда не может быть побеждена.
Неправда - от существ немощных: она быстро взбегает со своим триумфальным знаменем на крепостную стену, но точно так же стремительно и низвергается в могилу.

     Он свет жизни. Его слова освещают жизнь. Освещают ее и Его дела, и Его победа. Особенно Его Воскресение, как самое лучистое солнце, ярким светом освещает жизнь, разгоняя смерть, как немощую тень.

     О Господи Иисусе, светлейший Свете, Солнце истины, Солнце правды и Солнце жизни, осияй нас, грешных и недостойных! Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru