Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Подписка на новости сайта - введите Ваш email:

Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

     Покро́в Пресвято́й Богоро́дицы — непереходящий православный праздник, отмечаемый Русской православной церковью, в которой он относится к великим праздникам. В традиции русского православия праздник отмечается 1 (14) октября; в греческом православии празднуется 1 и 28 октября по новому стилю, за исключением той части (Иерусалимская православная церковь, Афон, старостильники), которая по-прежнему использует в богослужении старый стиль. В последнем случае одна из дат празднования совпадает с принятой в русском православии.

     Полное название праздника в богослужебных книгах на церковнославянском языке: Покро́въ Пресвѧты́ѧ Влады́чицы на́шеѧ Богоро́дицы и҆ Приснодѣ́вы Марі́и (др.-греч. Τῆς ἁγίας Σκέπης τῆς Ὑπεραγίας Δεσποίνης ἡµῶν Θεοτόκου — «Святой Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы» или др.-греч. Ἀνάµνησιν ἐπιτελοῦµεν τῆς ἁγίας Σκέπης τῆς Ὑπεραγίας Δεσποίνης ἡµῶν Θεοτόκου καὶ Ἀειπαρθένου Μαρίας — «Воспоминание явления святого Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии»).

     В основу праздника положено предание о явлении Андрею, Христа ради юродивому и его ученику блаженному ЕпифаниюБожией Матери во Влахернском храме в Константинополе, в котором хранилась риза Божьей Матери, Ее головной покров (мафорий) и часть пояса, перенесенные из Палестины в V веке. Богослужебные особенности во многом соответствуют Богородичным двунадесятым праздникам, хотя сам праздник Покрова Пресвятой Богородицы относится к великим недвунадесятым праздникам.

     В житии Андрея Юродивого, помещенном в Великих Четьих Минеях, не указан ни день недели, ни какое-либо число, сказано лишь, что видение было во время всенощного бдения, в четвертом часу ночи, во Влахернском храме.

     Согласно описанию святителя Димитрия Ростовского, составленному в конце XVII века, чудесное видение произошло в правление императора Льва Мудрого, в воскресенье, 1 октября, в четвертом часу ночи.

     Во время всенощного бдения, когда храм был переполнен молящимися, святой Андрей, Христа ради юродивый (память 2 октября), в четвертом часу ночи, подняв очи к небу, увидел идущую по воздуху Пресвятую Владычицу нашу Богородицу, озаренную небесным светом и окруженную Ангелами и сонмом святых. Святой Креститель Господень Иоанн и святой апостол Иоанн Богослов сопровождали Царицу Небесную. Преклонив колена, Пресвятая Дева начала со слезами молиться за христиан и долгое время пребывала в молитве, потом, подойдя к Престолу, продолжала Свою молитву, закончив которую, Она сняла со Своей головы покрывало и распростерла его над молящимися в храме людьми, защищая их от врагов видимых и невидимых. Пресвятая Владычица сияла небесной славой, а покров в руках Ее блистал "паче лучей солнечных". Святой Андрей с трепетом созерцал дивное видение и спросил стоявшего рядом с ним своего ученика, блаженного Епифания: "Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу, молящуюся о всем мире?" Епифаний ответил: "Вижу, святый отче, и ужасаюсь". Преблагословенная Богородица просила Господа Иисуса Христа принять молитвы всех людей, призывающих Его Пресвятое Имя и прибегающих к Ее заступлению.

      "Царю Небесный, - глаголаше в молитве на воздусе со Ангелы стоящая Всенепорочная Царица, - приими всякаго человека, молящегося к Тебе и призывающего Имя Мое на помощь, да не отыдет от Лика Моего тощ и неуслышан".

      Святые Андрей и Епифаний, удостоившиеся созерцать молящуюся Богоматерь,

"долгое время смотрели на распростертое над народом покрывало и на блиставшую наподобие молнии славу Господню; доколе была там Пресвятая Богородица, видимо было и покрывало; по отшествии же Ее, сделалось и оно невидимым, но, взяв его с Собою, Она оставила благодать, бывшую там".

     Византийский город был чудесно спасен заступлением Богородицы – на следующее утро сарацины сняли осаду, не предприняв и попытки захватить беззащитный город.

     Какие же исторические события могли лечь в основу этого предания?

Византия в VIII-IX вв.

626 год

Спасение Константинополя от нашествия персов и хазар

Положение честной Ризы Богородицы Весной 626 года огромная армия персов и хазар подступила к столице. Императора Византии Ираклия в тот момент в городе не было, и руководство Константинополем возложили на Патриарха Сергия (610–638). Жители столицы не смогли оказать должного сопротивления врагу, и персы ворвались в город. Тогда Патриарх вынес хитон Пресвятой Богородицы и начал горячо молиться, прося защиты у Матери Божией. Согласно историческому источнику, в это время внезапно налетел страшный ураган и уничтожил врага, дошедшего уже до Влахернского храма, а в бушующем море затонули все неприятельские суда.
718 год

Осада Константинополя арабами

Константинопольский патриарх Герман Маслама, брат арабского халифа Сулеймана, которому византийский император Лев Исавр обещал по воцарении платить дань, переправился через Геллеспонт и двинулся к Константинополю с сухопутным войском, чтобы наказать Льва за неисполнение обещания. В то же время из Египта и Сирии приплыл громадный арабский флот и началась осада Константинополя, длившаяся целый год (до августа 718) и окончившаяся неудачей для арабов, благодаря так называемому «греческому огню» и помощи болгарского хана Тервела, разгромившего сухопутные войска неприятеля.
Император Лев Исавр положил начало развитию иконоборчества, во времена которого было уничтожено огромное количество икон, фресок и мозаик. Во время его правления константинопольским патриархом был избран Герман, ревностно защищавший веру Христову от нападок еретиков. При предыдущем императре Филиппике (711–713) за свое твердое сопротивление монофизитству он был изгнан и заточен. Император оказывал на патриарха Германа давление, чтобы тот тоже выступил с осуждением культа икон, но он не соглашался, хотя и не объявлял иконоборчество ересью. В конце концов Лев публично потребовал от патриарха присоединиться к своей позиции и подписать соответствующий документ, и Герману ничего не оставалось делать, кроме как сложить с себя омофор.
Патриарх особо почитал Богородицу: им составлено Слово на освящение храма Халкопратийского, в котором упомянуты все храмовые святыни, в т.ч. и Пояс Богородицы. Светлое чувство сообщает молящимся стихира на стиховне святителя Германа в день праздника Рождества Пресвятыя Богородицы:
Всемирная радость от праведных возсия нам, от Иоакима и Анны Всепетая Дева: Яже премногия ради чистоты храм Божий одушевленный бывает
В меру тишины праздника и его внутренней радости звучит эта стихира.
Патриарх Герман в период иконоборчества, по преданию, опустил список с Лиддской иконы Богородицы в море, чтобы спасти его от уничтожения. Икона имеет легендарное происхождение. Согласно преданию, первообраз иконы является нерукотворным и появился в городе Лидда, где апостолами Петром и Иоанном была основана христианская община. Основание общины было благословлено Девой Марией, и однажды верующие в храме во время молитвы увидели на столбе изображение Богородицы с Младенцем на левой руке.Икона по морю прибыла в Рим, где хранилась в соборе Святого Петра до восстановления в Византии конопочитания. После этого, согласно преданию, икона сама по морю вернулась в Константинополь и была обретена императрицей Феодорой. После этих событий икона получила своё второе название — Римская.
860 год

Поход Руси на Царьград

Положение честной Ризы Богородицы 18 июня 860 года более 200 ладей русского флота вошли в бухту Золотой Рог, угрожая Константинополю. Русские корабли были уже хорошо различимы с берега, высадившиеся воины «проходили пред градом, простирая свои мечи».
"В год 6374. Пошли Аскольд и Дир войной на греков и пришли к ним в 14-й год царствования Михаила. Царь же был в это время в походе на агарян, дошёл уже до Чёрной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идёт походом на Царьград, и возвратился царь. Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царьград двумястами кораблей. Царь же с трудом вошёл в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы во Влахерне, и вынесли они с песнями божественную ризу святой Богородицы, и смочили в море её полу. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русских, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой."
«Повесть временных лет»
906-907 г.г.

Противостояние патриарха Константинопольского с императором Византии. Поход князя Олега на Царьград.

Константинопольский патриарх Николай Мистик В конце 905 года любовница императора Византии Льва VI Зоя Карбонопсина («Угольноокая») родила долгожданного сына. Многие епископы сопротивлялись желанию Льва узаконить младенца, утверждая, что «рожденье ребенка не могло сделать законным запрещенный брак», но патриарх Константинопльский Николай Мистик (греч. Πατριάρχης Νικόλαος Α΄ ο Μυστικός; канонизирован Православной церковью в лике святителей) 6 января 906 года сам с царскими почестями окрестил младенца, будущего императора Константина VII Багрянородного. Его условием было, что Лев расстанется со своей любовницей, но император не только этого не сделал, но и обвенчался с ней, за что патриарх изверг из сана священника, совершившего таинство, а императора отлучил от причастия и запретил входить в церковь.
Лев VI, видя противостояние константинопольской церкви, обратился к римскому папе и патриархам Александрии, Антиохии и Иерусалима с вопросом об их мнении о четвёртом браке. Николай, уязвлённый этим действием, поставившим под сомнение его авторитет, хотя и надеялся на поддержку других первосвятителей, но начал сам искать в сочинениях святых отцов высказывания, которыми можно было оправдать четвёртый брак. Он даже приглашал императора в церковь, обещая, что сам выйдет ему навстречу, но Лев не стал предпринимать никаких действий до получения ответа из Рима. Вскоре пришёл ответ папы, что он не имеет ничего против четвёртого брака. Лев, видя поддержку со стороны римского понтифика, заявил, что на первом же церковном соборе низложит Николая за измену.
Опальный патриарх перешёл в оппозицию: на Рождество 906 года он не пустил императора в церковь, обещая это сделать на предстоящее Богоявление, но 6 января 907 года в день праздника вновь остановил Льва у дверей Святой Софии, объявив: «Без единодушного согласия митрополитов не могу пустить тебя сюда; а если ты рассчитываешь войти силой, тогда уйдем мы». В ответ император напомнил патриарху про изменника Дуку, и Николай, понимая, что может быть обвинён в государственной измене, 1 февраля подписал свой отказ от константинопольской кафедры. Созванный церковный собор утвердил его отказ, признал законным четвёртый брак Льва VI и законность рождения Константина Порфирородного, а также избрал в патриархи Евфимия, духовника императора.
По данным "Повести временных лет" в 907 году русский князь Олег совершил успешный поход на Константинополь.
«В год 6415 (907). Пошёл Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и словен, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки „Великая Скифь“. И с этими всеми пошёл Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришёл к Царьграду: греки же замкнули Суд, а город затворили. И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги.»
Помимо разовых выплат, на Византию была наложена постоянная дань и заключён договор, регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных клятв Олег повесил в знак победы щит на воротах Царьграда.
924 год

Война Византии с Болгарией

икона Божией Матери Влахернская В сентябре месяце второго индикта (924 год) архонт Болгарии Симеон со всем войском двинулся на Константинополь. Он опустошил Фракию и Македонию, все пожег, порушил, повырубал деревья, а подойдя к Влахернам, попросил прислать к нему патриарха Николая и некоторых вельмож для переговоров о мире. Стороны обменялись заложниками, и первым отправился к Симеону патриарх Николай, за ним – патрикий Михаил Стипиот, а также мистик Иоанн, который в то время заправлял всеми. Они принялись было беседовать с Симеоном о мире, но тот их отослал и попросил встречи с самим царем, поскольку, как утверждал, много слышал о его разумности, мужестве и уме. Царь этому весьма обрадовался, ибо жаждал мира и желал прекратить это ежедневное кровопролитие. Он отправил людей на берег Космидия соорудить в море надежную пристань, к которой могла бы подойти царская триера. Он велел обнести ее со всех сторон стенами, в середине соорудить перегородку, где бы могли они беседовать друг с другом. Симеон же тем временем послал воинов и спалил храм Пресвятой Богородицы в Пиги, который соорудил император Юстиниан, и все здания вокруг, показав этим, что не мира хочет, а морочит царя пустыми надеждами. Царь же, прибыв во Влахерны вместе с патриархом Николаем, вошел в святую усыпальницу, простер руки в молитве, а потом пал ниц и, орошая слезами святой пол, просил всеславную и непорочную Богородицу смягчить несогбенное и неумолимое сердце гордого Симеона и убедить его согласиться на мир. И вот открыли они святой кивот, где хранился святочтимый омофор святой Богородицы, и, накинув его, царь словно укрыл себя непробиваемым щитом, а вместо шлема водрузил свою веру в непорочную Богородицу и так вышел из храма, обороненный надежным оружием. Снабдив свою свиту оружием и щитами, он явился в назначенное место для переговоров с Симеоном. Происходило же это в четверг девятого ноября в четыре часа дня. Явился Симеон, ведя с собой множество разделенных на отряды воинов, золотощитных и золотокопейных, среброщитных и среброкопейных, всякого цвета оружием украшенных, всех железом оснащенных. Окружив Симеона, они славили его на ромейском языке, как царя. Весь синклит, стоя на стенах, наблюдал за происходящим. И воистину нельзя было тогда не заметить величия души императора, не восхититься силой духа и твердостью ума, ведь он не испугался такого наплыва врагов, не оробел, не отступил, но с таким бесстрашием двинулся им навстречу, словно шел к толпе друзей и разве только душу не был готов отдать в выкуп за своих подданных. Царь первым явился к упомянутой пристани и остановился в ожидании Симеона. Стороны обменялись заложниками, и болгары тщательно обыскали пристань: нет ли там какой хитрости или засады, и лишь после этого спрыгнул Симеон с коня и вошел к царю. Поприветствовав друг друга, они приступили к переговорам о мире. Говорят, царь сказал Симеону:
«Слышал я, что ты человек благочестивый и истинный христианин, однако, как вижу, слова с делами не сходятся. Ведь благочестивый человек и христианин радуется миру и любви (если Бог и есть любовь), а нечестивец и неверный – наслаждается убийствами и неправедно пролитой кровью. Если же ты (а я в этом уверен) – истинный христианин, останови неправедные убийства и нечестивые кровопролития и, сам христианин сутью и именем, заключи мир с нами, христианами, и не пожелай замарать рук христиан кровью христиан-единоверцев. Ты и сам человек, и тебя ждет и смерть, и воскресенье, и суд, и воздаяние, сегодня ты существуешь, а завтра обратишься в прах. Одна болезнь уймет всю спесь. Какой ответ дашь Богу, отойдя в иной мир, за неправедные свои убийства? С каким лицом будешь взирать на грозного и справедливого судию? Если говоришь такое из любви к богатству, я накормлю тебя им досыта, только попридержи свою десницу. Возрадуйся миру, возлюби согласие, дабы и сам зажил жизнью мирной, бескровной и спокойной, и христиане избавятся от несчастий и прекратят убивать христиан, ибо негоже им поднимать меч на единоверцев».
"Продолжатель Феофана" — принятое в византийской историографии обозначение ряда византийских хроник, охватывающих период с 813 по 961 год.
Молвил царь такое и замолчал. Устыдился Симеон и смирения, и речей его и согласился заключить мир. Поприветствовав друг друга, они разошлись, и царь ублажил Симеона роскошными дарами.
941 год

Поход князя Игоря на Византию

Поход князя Игоря на Византию Во время правления императора Романа Лакапина князь Игорь в 941 году организовал поход на Византию, предпринятый им на многочисленных судах к черноморскому побережью Вифинии и в Босфор, где русские, опустошая страну, дошли по азиатскому берегу пролива до Хрисополя (совр. Скутари, против Константинополя), который окончился для Игоря полной неудачей. Русские суда, особенно благодаря губительному действию «греческого огня», были большей частью уничтожены. Остатки судов возвратились на север.
Оборону города организовал патрикий Феофан, к числу успехов которого, цену которых невозможно определить только в военном отношении, следует также считать возвращение в Константинополь нерукотворного образа Христа из Эдессы. Когда византийское войско осадило этот город, арабы, изнемогшие от обороны, предложили Роману Лакапину через своих послов выдать образ Христа и вернуть всех пленных в обмен на обещание мира. Разумеется, император согласился, и 15 августа 944 г. патрикий Феофан прибыл к Золотым воротам, где Роман I, его сыновья, патриарх Феофилакт и весь синклит на коленях встретили святыню. После торжественной процессии ее доставили в храм Святой Софии.
Предание свидетельствует, что во времена проповеди Спасителя в сирийском городе Эдессе правил Авгарь. Он был поражен по всему телу проказой. Слух о великих чудесах, творимых Господом, распространился по Сирии (Мф. 4, 24) и дошел до Авгаря. Не видя Спасителя, Авгарь уверовал в Него как в Сына Божия и написал письмо с просьбой прийти и исцелить его. С этим письмом он послал в Палестину своего живописца Ананию, поручив ему написать изображение Божественного Учителя. Анания пришел в Иерусалим и увидел Господа, окруженного народом. Он не мог подойти к Нему из-за большого стечения людей, слушавших проповедь Спасителя. Тогда он стал на высоком камне и попытался издали написать образ Господа Иисуса Христа, но это ему никак не удавалось. Спаситель Сам подозвал его, назвал по имени и передал для Авгаря краткое письмо, в котором, ублажив веру правителя, обещал прислать Своего ученика для исцеления от проказы и наставления ко спасению. Потом Господь попросил принести воду и убрус (холст, полотенце). Он умыл лицо, отер его убрусом, и на нем отпечатлелся Его Божественный Лик. Убрус и письмо Спасителя Анания принес в Едессу. С благоговением принял Авгарь святыню и получил исцеление; лишь малая часть следов страшной болезни оставалась на его лице до прихода обещанного Господом ученика. Им был апостол от 70-ти святой Фаддей, который проповедал Евангелие и крестил уверовавшего Авгаря и всех жителей Едессы. Написав на Нерукотворном Образе слова «Христе Боже, всякий, уповая на Тебя, не постыдится», Авгарь украсил его и установил в нише над городскими воротами. Много лет жители хранили благочестивый обычай поклоняться Нерукотворному Образу, когда проходили через ворота. Но один из правнуков Авгаря, правивший Едессой, впал в идолопоклонство. Он решил снять Образ с городской стены. Господь повелел в видении Едесскому епископу скрыть Его изображение. Епископ, придя ночью со своим клиром, зажег перед ним лампаду и заложил глиняной доской и кирпичами. Прошло много лет, и жители забыли о святыне. Но вот, когда в 545 г. персидский царь Хозрой I осадил Едессу и положение города казалось безнадежным, епископу Евлавию явилась Пресвятая Богородица и повелела достать из замурованной ниши Образ, который спасет город от неприятеля. Разобрав нишу, епископ обрел Нерукотворный Образ: перед ним горела лампада, а на глиняной доске, закрывавшей нишу, было подобное же изображение. После совершения крестного хода с Нерукотворным Образом по стенам города персидское войско отступило. В 630 году Едессой овладели арабы, но они не препятствовали поклонению Нерукотворному Образу, слава о котором распространилась по всему Востоку.

     В чем особенность этого праздника в православной традиции?

     Особенность, можно сказать, парадоксальность праздника в его «непатриотичности». Сам факт существования этого праздника в русском православном календаре разрушает ложный стереотип о том, что православие это некая национальная вера, национальная традиция… дело в том, что праздник этот неверно связывается с нападением сарацинов на Константинополь. Но Византийские летописи того времени не содержат никакого упоминания о нападении сарацин. Летописи детально раскрывают жизнь Влахернского дворца , отношения императора и патриарха, придворные интриги, предательство некоторых царедворцев, перешедших на сторону арабов (одним из них был тот самый патриций Самон, что мучил св. Василия Нового), благочестие монахов... Нет только нападения врагов на Константинополь. Из крупных военных операций этих лет можно отметить только неудачную попытку византийской армии выбить арабов с Крита и из Сирии.

     Но какое событие могла так сильно напугать жителей Константинополя? Ответ может быть следующим: около этого времени в Константинополь прибыло посольство из Киева от правителя Олега («Вещего»), незадолго перед тем совершившего дерзкий грабительский набег на Империю. Свирепые викинги Олега и ведомые ими славяне, опустошительные нашествия которых крепко отметились в памяти греков, были не менее страшны, чем арабы.

     В 911 году мирный договор между Русью и Византией был подписан. Мы не знаем, какие события сопровождали переговоры и подписание, но не исключено, что именно общая тревога греков и послужила причиной явления Божией Матери, из которого следовало, что Она предстательствует перед Господом за греческое православное царство.

     Несмотря на то, что событие это произошло на Византийской земле, в греческий календарь этот праздник не вошел, но зато был принят и утвержден на Руси, благодаря святому князю Андрею Боголюбскому, сыну Юрия Долгорукого.

     Таким образом получается, что в праздник Покрова Русская Православная Церковь празднует среди прочего и поражение славянского (языческого) оружия, оружия наших предков силою Божьей и предстательством Пресвятой Богородицы Поэтому этот праздник имеет такое большое миссионерское значение. Он говорит о том, что единство в вере стоит выше любых человеческих конфликтов, любых национальных стереотипов и антипатий. Именно понимание этой истины позволило русскому народу в последствии воспринять этот праздник и сделать его частью своей православной традиции.

     Почему Православная Церковь так почитает Богородицу?

Потому что все основания для этого почитания изложены в Священном Писании:

И сказала Мария: величит душа Моя Господа,
и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,
что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;
что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;
Евангелие от Луки 1:46-49

     Из этого мы видим, что еще до рождения Спасителя было предопределено величие Девы Марии и Ее почитание (ублажение) всеми народами. В 11 главе от Луки мы читаем слова некоей женщины из народа, которая, слыша Божественную мудрость Христа, восклицает:

А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.
Евангелие от Луки 11:28

      Кроме того, евангелист Иоанн Богослов свидетельствует о том, что первое Свое чудо, в результате которого ученики уверовали в Спасителя, Христос сотворил именно по просьбе, ходатайству Своей Матери. Поэтому почитание Богородицы как заступницы, ходатаицы за людей укоренено в самой глубине христианской традиции и опыта.

     Молясь, Матерь Божия простирала перед Собой омофор, то есть широкую ленту, покрывающую людей, поэтому день этот называется – Покров. Она покрывает нас Своим омофором.

     Омофор — это главная часть архиерейского облачения, которая символизирует собою благодать архиерейства, высшую, апостольскую благодать священноначалия христианской Церкви.

Диакон имеет ленту с крестами, которая лежит обычно на левом плече, а другой ее конец он держит в правой руке и призывает к молитвам. Она называется орарь, от слова оранта — молиться, по-гречески.

Священник имеет епитрахиль, это та же самая лента, которая спускается с двух плечей и символизирует собой благодать священства и еще — овча, которое он несет на раменах своих, то есть на плечах.

Эта же лента, которая имеет три конца — это архиерейский омофор, и тоже знаменует собой овча, поэтому при облачении архиерея читается молитва: овча заблудшее взем на рамена своя.

     Таким образом, омофор знаменует в христианской Церкви благодать. То есть, предстательством Матери Божией Божественная благодать покрывает всех нас, православных христиан.

     Нашей Русской Православной Церкви особенно по сердцу пришелся этот праздник. Вы знаете, что существует много праздников, дней памяти святых, но некоторые из них особенно почитаются у нас, как-то особенно близки нам по своему духу, по своему устроению. Всем вам известен наш святитель Николай. Наш — хотя он грек по происхождению, но по духу он настолько близок русскому православному человеку, что на Руси был как русский святой. Он, кстати, именуется в числе русских святых — причислен, как мы говорим, к лику русских святых.

     И Покров тоже. В Греции этот праздник не отмечается так, как у нас — как великий праздник. Хотя явлен был там. Но видел это явление Андрей, Христа ради юродивый – славянин по происхождению. И в этом — удивительное свидетельство непостижимых путей Промысла Божия. Славянское семя, павшее на греческую землю, произрастило такого подвижника особого рода, Христа ради юродивого, Андрея. И ему, славянину, можно сказать русскому человеку, было открыто предстательство Матери Божией за род христианский.



Праздник Покрова Пресвятой Богородицы – один из самых почитаемых на Руси, о чем свидетельствует и количество Покровских храмов, и количество людей с «поповской» фамилией Покровский. (Дело в том, что до середины XIX века отличившиеся выпускники Духовных семинарий получали фамилии в честь самых главных праздников). В то же время многие плохо представляют себе сам смысл термина «покров», да и сама история праздника всё ещё недостаточно изучена. Обратимся к историческому событию, традиционно лежащему в его основе.

В X столетии Византийская империя, теснимая своими энергичными восточными соседями, вновь оказалась на грани гибели. Константинополь внезапно был осажден «варварами» (в том числе и язычниками-россами), а греческое войско не успело вернуться из дальнего похода. Поэтому отчаявшимся людям оставалось лишь надеяться на небесную помощь.

Во Влахернском храме, где хранилась бесценная реликвия – риза Богоматери и часть Её пояса – совершалось беспрерывное моление. Однажды ночью стоявшие там Андрей Юродивый и его духовный ученик Епифаний удостоились чудесного видения. Невидимая для остальных, явилась им
«величественная Жена, идущая от царских врат со страшною свитою, из которой честный Предтеча и Сын Грома [апостол Иоанн Богослов] поддерживали Ее своими руками.
<...> Преклонив колени, Она долго молилась, обливая слезами Свое боговидное и пречистое лицо.
<...> По окончании молитвы сняла с Себя наподобие молнии блиставшее покрывало (μαφόριον), которое носила на пречистой главе Своей, и, держа его с великой торжественностью Своими пречистыми руками, распростерла над всем стоящим народом. Чудесные эти мужи (Андрей и Епифаний) довольное время смотрели на это распростёртое над народом покрывало и блиставшую наподобие молнии славу Господню; и доколе была там Пресвятая Богородица, видимо было и покрывало. По отшествии же Её, сделалось и оно невидимо. Но, взяв его с собою, Она оставила благодать бывшим там»
.

Это было знаком надежды на спасение. Действительно, вскоре устрашенные необъяснимыми небесными знамениями «варвары» сняли осаду и в страхе бежали. Событие это датируется приблизительно 930 годом.

На Руси исторически конкретный смысл «покрова-защиты» жителей Константинополя неизмеримо расширился, и он стал восприниматься как «Покров Богоматери над Русской землей» – местом особого почитания Царицы Небесной.

Сам праздник Покрова Пресвятой Богородицы появился на нашей земле, вероятно, в XII веке. При этом считается (но теперь это подвергается сомнению), что первым Покровским храмом стал шедевр древнерусской архитектуры – знаменитый храм Покрова на Нерли. Вообще же календарная история праздника до сих пор недостаточно исследована, хотя существует немало работ. Тем не менее, ясно, что традиционная (и горделивая!) точка зрения на то, что это «чисто русский праздник», введенный почему-то князем Андреем Боголюбским (а не церковной властью) и будто бы незнакомый грекам и другим христианам, – ошибочна.

Достаточно вспомнить об обстоятельствах появления первого – и единственно дозволенного церковным уставом! – акафиста «Взбранной Воеводе...» Этот шедевр церковной поэзии иногда приписывается святому Роману Сладкопевцу, жившему еще VI веке; поэтому он и изображается на некоторых иконах Покрова. И память его тоже сегодня! Ученые указывают на почитание в византийской традиции мафориона, головного покрывала Пресвятой Девы, и предполагают, что даже сама дата празднования Покрова Пресвятой Богородицы была привязана ко дню памяти Романа Сладкопевца, воспевшего Богоматерь (а не наоборот!). Да и сама служба на Покров имеет сходство с богослужением на праздник Положения ризы Богородицы во Влахернском храме (2/15 июля) и с текстом знаменитого акафиста Божией Матери.

Греки и западные христиане тоже прославляют Богородицу как свою Защитницу и Покровительницу (было бы странно в этом сомневаться!) вне зависимости от единичного и локального константинопольского события X столетия. Общий для всех христианских народов смысл праздника — милосердная защита Богородицей людей, города, страны — выразилась у нас в символе Покрова, у греков — в символе Скепе (Защита, Прикрытие), у католиков — в символе Pallium’а, т. е. Плаща Богородицы.

У многих возникает вопрос: а что же именно Богоматерь распростёрла над народом? На некоторых иконах можно видеть длинную узкую ленту. Неужели это архиерейский омофор?

К сожалению, эта грубая ошибка до сих пор тиражируется не только в иконографии праздника, но и удерживается в богослужебных текстах («покрый нас Своим омофором» и др.). Божия Матерьне епископ и тем более не дьякон, торжественно носящий на поднятых руках омофор в определенные моменты архиерейской Литургии. В греческом житии Андрея Юродивого стоит слово μαφόριον, мафорион; это – большой женский платок-покрывало, закрывающий голову, плечи и спускающийся вниз.

Простой русский народ, не слишком обременяющий себя богословскими знаниями, переосмыслил «покров», ставший календарной вехой, как нельзя более прагматично. Это время свадеб, первое зазимье. «Батюшка Покров (так! – Ю. Р.), покрой мать сыру землю и меня молоду! Бел снег землю прикрывает: не меня-ль молоду, замуж снаряжает?» – припевают истомившиеся красные девицы. Желаем им не отчаиваться и ждать своего достойного суженого. Быть может, он еще появится в «крещенский вечерок»?

     Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

     С самого начала христианства на Руси Божия Матерь считалась Покровительницей земли нашей. Под Ее покровом, силой Ее молитвы росла вера православная на нашей земле. И минутами многие спрашивают, задают вопрос себе и другим: Каким же это образом, когда земля Русская, Церковь наша родная изначально были под защитой Пречистой Девы Богородицы, — каким образом могла наша Русская история и судьба нашей Церкви порой быть такой страшной и такой трагичной? Сколько боли, сколько страха прошло через русскую историю, и не только в ее светском образе, но и в самой Церкви. Мученики восставали из столетия в столетие, свидетели Христовы погибали. Как же это можно совместить с нашим убеждением, что над Церковью нашей, над родиной нашей — Покров Пречистой Девы Богородицы? Мне думается, что это можно понять, если только вспомнить, как Она стояла у креста Сына Своего единородного и ни словом не обмолвилась, ни криком, ни слезой не умолила, чтобы Его не распинали, потому что Она знала, что Сын Божий, ставший сыном человеческим через Нее, пришел для того, чтобы жить, учить, жизнь Свою отдать и умереть на кресте для спасения человеческого рода. И мы, христиане, не только люди, которые веруем во Христа, мы, христиане, Его ученики, мы от Него получили в наследие заповедь любить друг друга так, как Он нас возлюбил, иметь такую любовь, которой земля не знает:
"Никто большей любви не имеет, как тот, который жизнь свою положит за друзей своих…"

     Мы причащаемся Святых Тайн. Что же это значит?

     Это значит, что чудом святого приобщения жизнь Христова, человеческая природа Христова делается нашей жизнью и нашей природой, и что хотя бы в зачаточном виде наше присутствие на земле есть икона и реальность Христова присутствия в трагическом, многострадальном нашем мире. Каждый из нас в меру своей отдачи Богу, в меру того, верит ли он или не верит во Христа — не словом, не чувством только, но всей жизнью своей, каждый из нас призван пройти путь Христов. А путь Христов мы знаем. Когда Иаков и Иоанн, два из Его учеников, подошли к Нему, прося, чтобы, когда Он победителем придет, они могли сесть по правую и левую руку Его престола, Он им ответил:
Можете ли вы, готовы ли вы пить чашу, которую Я пью? — т.е. разделить ту судьбу, которую Я взял на Себя по любви, к вам, к человеческому роду,
готовы ли вы погрузиться в тот ужас, который будет ужасом Моей судьбы: предательство, поцелуй Иуды, бегство апостолов, одиночество, беззаконный суд, лжесвидетельство и, наконец, осуждение на смерть, и путь на Голгофу, нося крест, на котором Ему надлежало быть распяту и умереть?
И когда Его пригвождали ко кресту, когда этот крест ставили так, чтобы Он мог умереть на глазах у всех медленной смертью, под насмешками Его осудителей и мучителей, каковы были Его слова?
"Прости им, Отче, они не знают, что творят…"
И Божия Матерь стояла, и ни словом не стала умолять, чтобы пожалели Ее Сына, ни словом Она не обратилась к Нему, с тем чтобы Он Божественной властью и силой Своей сошел со креста, потому что Она знала, что для того-то Он и пришел а мир.

     Я когда-то спрашивал Святейшего, приснопамятного, дорогого всем нам патриарха Алексия, как бы он определил Церковь, и он мне сказал:
"Церковь — это тело Христово, распинаемое ради спасения своих мучителей…"
Только тогда, когда мы являемся жертвой, получаем мы ту власть, которую Христос имел, сказать: Прости им, Отче! — потому что принятием страдания без протеста, безмолвно отдавая себя (Христос сказал: Никто не отнимает у Меня жизни, Я отдаю ее свободно) — когда мы тоже отдаем себя на поругание, на насмешки, а порой и на худшее, мы получаем власть прощать.

     Близкий мне человек, друг мой, старше меня лет на двадцать с лишним, был взят в концентрационный лагерь во время немецкой оккупации. Когда он вернулся, я его опросил, встретив на улице: Что вы принесли с собой из лагеря?
И он мне сказал:
Неумолкающую тревогу.
Я на него посмотрел и сказал:
Неужели вы там потеряли веру?
— Нет, — сказал он, — но пока я был в лагере, пока я был в страдании, под опасностью смерти, когда меня мучили, терзали и голодом и побоями, я в любую минуту мог сказать: Отче, прости им, они не знают, что творят! — и я знал, что Господь не может не услышать мои молитвы, потому что я своей кровью Ему свидетельствовал в том, что я всерьез эти слова произношу, из глубины страдания взываю о прощении моих мучителей. А теперь я на свободе, а те, которые нас так мучили, так терзали, так зверски с нами поступали, может, не покаялись, не поняли, что они делали, но когда я кричу к Богу, вопию к Нему, плачу перед Ним о том, чтобы Он их как-нибудь спас, не может ли Господь мне сказать: Легко теперь о них молиться: ты не страдаешь; чем ты докажешь Мне свою искренность в молитве?..
Вот отношение простого русского христианина. И к этому все мы призваны, потому что мы крещением облекаемся во Христа, потому что мы миропомазанием получаем Духа Святого, потому что мы причащением становимся одним телом, одной жизнью со Христом Спасителем, Сыном человеческим, во всем подобным нам, кроме греха, но и Сыном Божиим, и начинается в нас тот процесс, который должен нас приобщить Божественной жизни в конце времен.

     И вот когда мы думаем о Покрове Божией Матери над Русской землей, разве мы не можем понять, что Она — да, вместе с нами стояла у престола Божия, что Она слезно молила Бога о том, чтобы милость сошла на нас, чтобы крепость нам была дана, но не о том, чтобы мы были лишены чудесного дара жить и умирать во спасение тех, которым нужно наше прощение и нужно свидетельство о том, что значит быть человеком, в котором живет Божественная любовь.

     Но вы скажете: Как это сделать? Где найти силы?.. Апостол Павел обратился к Богу, видя, что ему надлежит совершить на земле, обратился к Нему с мольбой о силе, и Христос ему ответил:
"Довольно тебе Моей благодати, сила Моя в немощи твоей проявляется…
В какой немощи? Конечно, не в страшливости, не в трусости, не в лени, не в унынии, а в той немощи, которую мы можем явить, когда мы отдаем себя беззащитно, как ребенок себя отдает в объятия матери, не защищаясь, просто зная, что он безопасен в ее объятиях. Вот как мы должны отдать себя Богу, и тогда сила Божия в нас совершится, не мудростью наших слов, не силой наших действий, а открытостью нашей благодати Божией, которая будет изливаться через нас на всё и на всех вокруг нас.

     Мы имеем другую еще радость сегодня: мы впервые можем молиться Святейшему Патриарху Тихону. Он для нас — образ многострадальной, распятой Руси. Он, человек старого времени, вошел в новое время, неведомое ему до того, и вгляделся в пути Божии; и эти пути он сумел прозреть, и смысл их для себя и для других раскрыть, и он поставил Церковь в должное положение по отношению к земным властям и к Богу. Он для нас — образ всех новомучеников, которых мы вспоминаем, всех подвижников веры, мужчин и женщин, детей и стариков, которые свою жизнь отдали, которые жизнью и смертью поплатились за то, что они захотели до конца остаться Христовыми. Он как бы ключ, он — средоточие всего этого подвига. Он в свое время соединял невидимо, через непроходимые границы, тех, которые остались на многострадальной, измученной нашей родной земле, и тех, которые, подобно моим родителям и мне, оказались на чужбине, лишенные родины и лишенные такой земли, в которой они могли стать своими. Он нас соединял, он был тем, который за нас всех молился и за которого мы и тут, и там могли молиться одним сердцем. Какое чудо! Конечно, он молился за нас, за Русскую землю и когда был на земле живым, и когда предстал перед престолом Божиим. Признание его святости говорит в первую очередь не о его святости, а о том, что теперь мы можем ее провозгласить, о том, что теперь мы ее понимаем, как, может быть, не понимали раньше, и благодарим Бога за то, что, подобно ему, следуя его учению, его образу, миллионы людей на родной земле жили и умирали по вере своей. Слава Богу!.. И поэтому когда нам придет время скорби, большой или малой, будем помнить, что скорбь наша — это скорбь Христова, что несем мы эту скорбь, потому что мы Христовы, потому что мы — тело Христово на земле, продолжение Его телесного присутствия, Его распятого тела.
Аминь.

Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru