Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

Подписка на новости сайта - введите Ваш email:

     Икона Сретение Господне имеет большую историю. Чтобы понять праздник и икону Сретения Господня, скажем несколько слов о его месте в праздничном цикле. Сретением заканчивается рождественский цикл, состоящий из триады: Рождество Христово, Крещение Господне и Сретение.
     В этот день Богородица приходит в храм для совершения двух обрядов ветхозаветной церкви: очищения от родовых нечистот и принесение Сына-первенца для посвящения Его Богу.
     Святое семейство, придя в храм, встречается с праведниками, уже стоящими на пороге ухода в мир иной - трехсотлетним Симеоном и Анной, 84 лет. На место уходящего приходит новое, только нарождающееся – в этом богословский смысл праздника.
     Поскольку смысл праздника двойной, то за ним закрепилось двойное название: «Сретение» - в восточной церкви, «Очищение» - в западной. В названиях отражаются разные акценты: православная традиция делает акцент на богословском смысле, католическая – на человеческом.
     При этом в католичестве – это Богородичный праздник, в православииГосподский, в котором воспевается роль Богородицы. Это можно увидеть по голубым одеяниям священников, облачающихся в этот день в Богородичный цвет. Икона Сретение Господне обязательно присутствует в праздничном ряду иконостаса. Иконописи известно два типа икон праздника.
- В первом – праведный Симеон принимает Младенца из рук Матери у престола-жертвенника, относя событие в будущее: Спаситель - это искупительная жертва за людей.
- Во втором - праведный Симеон принимает Младенца из рук Матери у входа в храм.
     В первом случае подчеркивается жертвенное начало Иисуса, во второй – роль Богородицы, как Посредницы в деле искупления рода человеческого.
     Икона Сретение Господне школы Андрея Рублева, о которой будет идти речь, относится к первому типу. На ней- пять персонажей. В центре – Богородица, передающая Младенца, и Богоприимец Симеон, принимающий Младенца из рук Матери как величайшую святыню. Сзади Богородицы стоит муж Марии - Иосиф Обручник, сзади Симеона – пророчица Анна.
Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа      Таким образом, икона четко разделена на левую и правую стороны:
- левая принадлежит Новому,
- правая – Ветхому.
Соединяет левую и правую части иконы – Младенец Иисус, находящийся на пересечении левой и правой сторон иконы, соединяя их в себе.
     Левая сторона устремлена вверх и вправо, правая – вниз и влево. Так в противоположных движениях они встречаются в точке передачи–принятия Богомладенца.
     Самый первый персонаж иконы - Иосиф-Обручник. Это отправная точка иконы. Иосиф изображен отдельно от остальных фигур. Он словно находится за пределами иконы: его правая нога почти вышла из неё.
Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа      Архитектурные детали здания, на фоне которого изображена фигура Иосифа, делают ее статичной и зажатой между горизонтальными и вертикальными балками здания. Вертикальные линии над головой Иосифа указывают, в каком направлении надо двигаться по иконе дальше, горизонтальные - ограничивают движения Обручника, выводя его за пределы сюжета и одновременно концентрируя внимание молящегося на действительно важном.
     Делается понятным и второстепенность Иосифа: он только хранитель нового, тоже принадлежа, как Симеон и Анна, к ветхому времени, а главное дело его жизни – сохранить Богородицу и Ее Богомладенца.
     Жестом поднятых и покровенных рук Иосиф указывает на Марию, говоря нам, на ком надо сосредоточиться. В руках Иосиф держит двух голубей, которые приносятся в жертву за очищение Марии в соответствии с ветхозаветным обрядом (хотя Она, как Приснодева, не нуждалась в этом): женщина, родившая мальчика-первенца, через 40 дней должна прийти в храм для очищения от родовых кровей. Для этого нужно принести в храм жертву: богатые приносили агнца и молодую горлицу, бедные - двух горлиц . Иосиф и Мария были бедны, поэтому они приносят двух голубей.
     Фигура Марии трогательно-смиренная, с опущенной головой и покровенными руками, из которых Она только что передала Своего Сына-первенца старцу Симеону. Этот жест повторяет жест Иосифа. И третий раз этот же жест повторяется в фигуре Симеона.
     Так трижды воспроизведенный жест удостоверяет факт принесения и принятия святыни – Иисуса Христа, раскрывая главный смысл сюжета. Смиренность Марии не только связана с передачей Младенца, но и с теми словами, которые произносит Симеон, предрекая ей страсти по Сыну:
«и тебѣ́ же самóй дýшу прóйдетъ орýжiе: я́ко да откры́ются от мнóгихъ сердéцъ помышлéнiя.» (Лк. 2:35)
предсказывая, что Она будет свидетельницей Распятия Сына. Она смиренно и с благоговением внимает словам старца. Складки одежды Марии и Иосифа практически повторяются, делая их единым целым. (Икона Сретение Господне - фрагмент - Симеон и Анна. Старец Симеон стоит на возвышенности, а потому склоняется перед Марией)
Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа      И не только потому что он выше ростом, но потому что благоговеет перед Ней. Симеон полон нежности, он с приникает к лицу Младенца, напоминая образ иконы Умиления, где в таком же жесте сливаются лики Богородицы и Богомладенца.
     Богомладенец тоже нежно и доверчиво прижимается к щеке старца. Фигура Симеона выписано совершенно иначе, чем фигура Марии. Его фигура кажется невесомой, легкой, что подчеркивается прозрачным цветом его одежд, сливающихся с цветом кивория над жертвенником-престолом.
     Ветхозаветные фигуры (Симеона и Анны) выполнены в одном и том же стиле - прозрачные с серыми пробелами. Фигуры Иосифа и Марии выполнены утяжеленными, реальными, земными. Ветхозаветные фигуры словно уже растворяются в дымке тумана того, что их ожидает в будущем.
     Движение рук Симеона повторяет общее движение иконы и лесенки, на которой он стоит, слева направо и вверх.
     Наконец последний персонаж иконы – пророчица Анна. Она стоит спиной, лик Анны виден только в профиль. Ее фигура выполнена в том же стиле, что и фигура Симеона – прозрачная с серыми пробелами, словно тонкими карандашными линиями. Фигура сильно удлинена, что делает ее выше фигур Иосифа и Марии, а лик ее не кажется старческим, скорее наоборот - молодым и наивным.
     Здание, находящееся над головой Анны, тоже ступенчатое, продолжающее движение иконы с левого нижнего угла в правый верхний. Оно заметно отличается от здания за спиной Иосифа, которое как бы утяжеляет левый нижний угол, а здание за спиной Анны – делает угол чистым, легким, воздушным, завершающим общую композицию радостной свежей нотой. Это здание является конечной точкой иконы в ее устремленности вверх по диагонали слева направо. Подобное сооружение было и в иконе «Введение Богородицы во храм», где такое же здание завершает общую композицию иконы. В этом здании-кивории на той иконе помещается Богородица, которую Ангел питает хлебом Небесным.
     По цветовой композиции икону также можно разделить на два треугольника, проведя диагональ из левого верхнего угла – в нижний правый. Нижний треугольник по цветовой гамме более тяжелый, темный, с резкими контрастами. Это земной треугольник. Здесь находятся Иосиф и Мария.
     Верхний треугольник – светлый, прозрачный, легкий с яркими тонами, словно парящий в воздухе. Здесь преобладают нежные дымчатые тона, как бы уносящие в этой дымке уходящие в иной мир Симеона и Анну, оставляя на земле Марию и Иосифа.
«ны́нѣ от­пущáеши рабá тво­егó, Влады́ко, по глагóлу тво­емý, съ ми́ромъ:» (Лк. 2:29)
- последние слова, исходящие из уст Симеона, принимающего Младенца как избавление от земного бремени. К светлому миру принадлежит и Младенец, сливающийся в светло-золотом цвете одежд с одеждами Симеона.
Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа      Наконец, общую композицию завершает противоположный взгляд мастера на здания слева и справа. Здание слева изображено взглядом снизу вверх, отчего оно кажется плоским и тяжелым, а киворий и ступенчатое сооружение в верхней правой точке – взглядом сверху, что делает их парящими в воздухе. Такое противопоставление позволяет на первое место выдвинуть фигуры Богородицы, Симеона, которые встречаются на стыке обратных движений.
     Икона Сретение Господне в целом выглядит очень празднично, нарядно, в ней преобладают золотисто-охряные теплые тона, красный цвет велума подчеркивает торжественность момента встречи, а легкость верхнего правого угла показывает общую устремленность иконы к свету, в Царство Небесное, в мир иной, куда уходят Симеон и Анна.

Источник: sotvori-sebia-sam.ru/ikona-sretenie-gospodne/
     Икона "Сретение Христово" была писана на липовой рубленой доске. С обратной стороны имеются две позднейшие шпонки. Нижняя загнана с левой стороны, верхняя - с правой, причем верхняя почти сквозная, слева она загнана не до самого конца, и тонкая стенка доски в этом месте поломалась. Справа вверху у края на доске два углубления от сколотой части доски. Вверху над шпонкой имеются две продольные трещины. Кроме этих двух глубоких трещин на торце имеются еще 10 меньших коротких трещинок. Правая крупная трещина скреплена железной скобой. На верхнем торце около левого угла имеется небольшое углубление. Внизу есть одна глубокая трещина, скрепленная железной скобой, и 5 мелких трещинок. Места соединения досок, за исключением трещины над верхней шпонкой, едва заметны.
     Над нижней шпонкой слева есть железная скоба с петлей на двух винтах. Обратная сторона иконы окрашена серой темной масляной краской. По торцам доски следы от мелких гвоздей, от басмы. Вверху бумажная наклейка с надписью выцветшими чернилами: «Сретение 7-я икона левой стороны 3-го яруса».
     Живопись сохранности средней. Справа в верхнем и нижнем углах иконы большие утраты живописи вместе с левкасом, которые в древности, по-видимому в XVII в., заделаны были новым левкасом прекрасного качества и утраченное было вновь дописано. Приблизительный размер вставки вверху - 23 x 19 см, внизу - 19 x 22,5 см. Таким образом, дописанной оказалась верхняя часть архитектуры и кусок велума, а внизу часть подножия, на котором стоит Симеон. Эти заделки со временем обветшали и были вновь частично заменены более поздним грубым грязноватым левкасом - большая вставка на верхнем поле и весь угол на полях внизу, причем у края нижнего поля есть небольшая вставка из левкаса третьего вида - из белого крепкого, тонированного при реставрации желтой краской.
     Утраты левкаса, обнажающие доску и частично тонкую паволоку, имеются: справа вверху и по краю правого поля, по краям внизу правого и нижнего полей. От киноварной опушки остались лишь незначительные следы слева на нижнем поле, на верхнем она сильно стерта. Одна крупная на левом поле и множество мелких заделок грубым темным левкасом имеются на всех полях иконы. Мелкие утраты левкаса и следы гвоздей от басмы пестрят поля и фон иконы, некогда бывшие золотыми. Теперь от позолоты остались лишь незначительные следы. Мелкие утраты левкаса и заделки новым грубым особенно многочисленны на фоне над головой Симеона и справа около крайней колонны кивория. Мелкая беспорядочная сеть кракелюр обезобразила поверхность полей и фон иконы, особенно в пространстве между колоннами кивория. Золото нимбов, как фона и полей, почти полностью утрачено. На них также имеются мелкие вставки левкаса и следы гвоздей от басмы.
     Верхние слои жидких несколько мутноватых красок сильно утрачены. От пробелов на одеждах остались лишь следы у Симеона и Иосифа. От этого с особенной ясностью выступили темные линии рисунка складок, которым мастер пользовался особенно охотно. Например, свободный вверху, а внизу прихотливый рисунок складок на одежде старицы Анны ясно выделяется на бледно-зеленом и теплом охристо-желтом тонах.
     По иконографическому изводу икона «Сретения» из троицкого иконостаса очень близка к «Сретению» из Успенского собора во Владимире 1408 г.
     Судя по тексту Евангелия от Луки, сюжет «Сретения» был полон глубокого значения для художников средневековья, мы видим по праздникам из иконостасов Благовещенского, Успенского (во Владимире) и Троицкого соборов, как своеобразно было его толкование художниками.
     «Сретение» - это посвящение младенца Христа богу и пророчество о нем, как спасителе двух благочестивых праведников преклонных лет, Симеона и пророчицы Анны, уже отрешенных от жизни и уходящих из нее в инобытие. «Дух святой был на нем», говорится в Евангелии о Симеоне. «Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня» и «Пришел он по вдохновению в храм».
     Принимая на руки младенца, Симеон «благословил Бога», он узнал в нем Спасителя: «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по слову твоему с миром: Ибо видели очи мои спасение твое, которое ты уготовал перед лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа твоего Израиля»,- произносит он. Кроме того, Симеон предрекает Марии, как матери того, кто послан «на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий (И тебе самой оружие пройдет душу)... да откроются помышления многих сердец»,- говорит ей Симеон. Анна пророчица, 84-летняя старица, «славила Господа и говорила о нем всем ожидавшим избавления в Иерусалиме». Иосиф же и Мария «дивились сказанному о нем».
     зриДействие «Сретения» происходит на низком помосте, как и на многих других иконах, например, «Омовение ног», «Тайная вечеря», «Раздаяние хлеба», «Раздаяние вина» и др. Он дан мутновато-серым тоном с легкой прозрачной пробелкой и стемненной полосой внизу.      Слева совсем у края помоста стоит Иосиф, как бы выступая за пределы иконы вперед в глубину ковчега. Правая нога его находится в правом нижнем углу иконы. Он держится прямо, на нем темно-зеленый хитон (цвет которого искажен скипевшей олифой) и охряной желтый гиматий с белыми пробелами (плохой сохранности), перекинутый через левое плечо и ниспадающий складками с его протянутых рук, на которых Иосиф держит двух птиц (сохранился лишь едва заметный рисунок).
     С него начинается действие принесения Христа младенца, но он находится, как бы в пределах узкого высокого прямоугольного здания базиликального типа. Нижняя часть этого здания дана в чрезвычайно удлиненных пропорциях, отчего верхняя часть более похожа на башенку с двухскатной кровлей и маленьким оконцем на фасаде. Логика его трехмерного построения выражена недостаточно ясно: темно-зеленые затемнения внутренних объемов даны в резком сопоставлении со светлыми серовато-зелеными плоскостями внешних освещенных поверхностей стен, отчего здание в нижней части кажется плоскостным с чередованием темных и светлых полос. Плоскостной характер палат еще более подчеркивался, когда были в сохранности плоские белые узоры на светлых гранях стен. Сохранность их в настоящее время плохая, но все же можно видеть, что мастер разместил их почти на одном уровне, как вещи, находящиеся на одной плоскости, тогда как некоторые грани стен должны быть отмечены, как удаленные в глубь трехмерного пространства здания.
     Энергичный рисунок прямоугольных затененных частей здания в виде полос над фигурой Иосифа как бы указывает зрителю, в каком направлении развивается действие, тогда как вертикали здания как бы останавливают следующий шаг Иосифа вперед, его фигура ограничена пределами здания. Этот резкий, почти плакатный, прием художника имеет целью дать отправную точку для обозрения композиции и остановить внимание зрителя на Иосифе со скромными жертвенными дарами («две горлицы, или двух птенцов голубиных».- Ев. Луки, гл. 2, ст. 24). Его жест как бы указывает на Богоматерь. Ее трогательная женственно стройная фигура в темно-коричневом мафории и темно-зеленой нижней одежде (красочный слой с тенями и пробелами сильно утрачен) склоняется над покровенными мафорием руками, с которых Симеон только что принял божественного младенца. Весь ее облик - воплощение покорности и благоговения. Она внимает словам Симеона, предрекающего ее судьбу.
     Складки одежд и жесты протянутых рук Иосифа и Богоматери ритмичны и очень схожи. Склоненной фигуре Богоматери придает устойчивость маленький изящный острый конец спустившейся до полу одежды. Прямоугольное серовато-зеленоватое с пробелами двухступенчатое подножие как бы отделяет от земли и приподнимает «верх стоящего на нем старца Симеона. Этим приемом художник подчеркивает особое значение Симеона в композиции «Сретения». Стоя выше Богоматери, Симеон низко склоняется к ней и в то же время с нежностью приникает к младенцу Христу, лежащему на его покровенных руках. Лик Симеона исполнен трогательной старческой нежности, а крошечный младенец доверчиво прильнул к его щеке. Трижды повторенный жест поднятых покровенных рук означает принесение и принятие святыни и раскрывает главный смысл изображенного.
     Дымчатые одежды Симеона напоминают как бы увядший лиловатый тон, родственный черлени, которой дан прекрасный цвет сени кивория над ним и Богоматерью, но одежды его темнее и написаны очень жидко с легкими сероватыми пробелами (сохранились плохо). На расстоянии фигура Симеона поражает своей прозрачной невещественностью и воспринимается как нечто объединенное по цвету с киворием. Легкость его фигуры подчеркивается гибкой линией согбенной спины и тем, что он стоит на возвышении. Движение его рук, принявших младенца, ритмически продолжается в поступательном движении ступеней лестницы справа вверх.
     Лик Симеона хорошей сохранности и написан мягко, обобщенно твердой рукой фрескиста. Рисунок носа, бровей, волос свободно сделан коричневатой краской. Мастер близок по живописи к фрескам в Успенском соборе во Владимире. Так же, как мастера Успенских фресок, он избегает подрумянок. Несмотря на то, что рука мастера привыкла к широким движениям и простору больших плоскостей, художник с легкостью справился с трудностью передачи детского лика Христа размером в 1 см.
     За Богоматерью и Симеоном на втором плане дан киноварно-красный престол, над которым высится киворий с четырьмя колоннами - символ святости места (черная краска колонн плохо сохранилась, отчего проступил зеленовато-серый тон подмалевка, на темно-зеленых прямоугольных капителях колонн видны следы синей краски от позднейшей записи, низ правой крайней колонны утрачен и восполнен тонировкой при реставрации). Все четыре колонны, несмотря на то, что верхняя часть кивория воспринимается в трехмерном пространстве, кажутся стоящими в ряд в одной плоскости, что особенно должно было бросаться в глаза, когда их черные силуэты четко выделялись на некогда золотом фоне. Их назначением по замыслу художника было не только поддерживать сень кивория, но и отмечать две главные фигуры в композиции - Богоматери и Симеона. Две колонны опираются на фигуру Богоматери, две другие - на Симеона (две средних на их головы, две. крайних - на их спины), нисколько не отягощая их, а только задерживая на них внимание зрителя. Колонны, опираясь на человеческие фигуры, однако, далее вниз не продолжаются, чем нарушается их конструктивный смысл. Они не связываются с престолом, следовательно, со вторым и третьим планом композиции, повисая как бы в воздухе. Это явление довольно типично для русского искусства начала XV в., пластическим смыслом архитектуры художники обычно жертвуют ради организации форм и ритма на плоскости.
     На колоннах покоится сень с четырехугольной плоской кровлей светло-желтого тона со светлыми розоватыми пробелами, опирающаяся на дугообразные арки лиловато-коричневого тона со светло-лиловыми прозрачными пробелами. В тенях более темный тон, данный жидкой краской, сохранился плохо. При хорошем освещении и на расстоянии цвета сени кажутся чрезвычайно чистыми, прозрачными и легкими, особенно от сопоставления с серовато-зеленым тоном небольшой пирамиды, увенчивающей кровлю сени. На это завершение кивория накинут киноварный алого холодноватого тона длинный велум, перекинутый с кивория на кровлю архитектуры слева и на ступенчатое сооружение справа. Велум объединяет три архитектурных элемента композиции, отмечая их постепенное повышение справа налево, и придает праздничную украшенность колориту иконы. Сохранность красочного слоя велума, к сожалению, плохая.
     Ступенчатое сооружение возвышается за старицей-пророчицей Анной, стоящей за Симеоном справа. На ней светло-зеленый мафорий и светло-желтого тона нижняя одежда, ниспадающие прихотливыми складками. Она стоит почти спиной к зрителю, а лицо дано в профиль. При сравнении с превосходной живописью головы Симеона лицо Анны хотя и серьезно, но рисунок его кажется несколько наивным, как и у некоторых ликов в «Раздаянии хлеба». Пропорции фигуры Анны сильно удлинены, отчего она, хотя и стоит за двухступенчатым подножием Симеона, оказывается выше Иосифа и Богоматери.
     Также и ступенчатое сооружение за ней, дымчатого лиловато-коричневого тона жидкой черлени, выше здания за Иосифом и кивория над Богоматерью и Симеоном. Цвет его еще более близок к цвету сени, чем одежда Симеона. Верхняя часть этой лестницы дописана желтовато-коричневым тоном в XVII в. Эта грубоватая запись близко повторяет старый рисунок, однако нарушает общее впечатление воздушности ее массы, обусловленное древней расцветкой, и несколько ниже дает ее наивысшую точку справа, нарушая замысел художника дать постепенное повышение подъема слева снизу вверх направо по диагонали иконы. Подобные ступенчатые сооружения изображаются в сцене питания Богоматери-младенца в храме Иерусалимском ангелом пищей небесной. В данном случае подобие лестницы, по-видимому, свидетельствует о пророческом достоинстве Анны, а композиционно она должна создавать впечатление движения слева направо вверх (принесение - принятие божества) и уравновешивать большие по масштабу фигуры Симеона и Анны, чем Богоматери и Иосифа, но более светлые и воздушные по колориту, чем последние.
     зриСтроя цветовую композицию, художник как бы делит икону по диагонали из верхнего левого угла в правый нижний, разделяя плоскость иконы на два треугольника. В левом нижнем треугольнике с устойчивым основанием в виде помоста, на котором происходит действие, и острой вершиной кровли вверху группируются по преимуществу цвета плотные, вещественные с яркими пятнами (интенсивно-зеленое здание с темными резкими тенями, желтый гиматий Иосифа и его темный зеленый хитон и коричневый мафорий Богоматери, красный престол внизу). Здесь даются резкие сопоставления светлого и темного, рисуются четкие силуэты. В верхнем треугольнике сгруппированы по преимуществу легкие, прозрачные, воздушные, тающие полутона, объединенные в единую гамму, а не противопоставленные друг другу. Они облегчают верхнюю часть композиции и выражают невещественный характер ценностей, присущий изображенному. Насыщенности цветовой композиции левого нижнего угла иконы соответствует некоторая утесненность, создаваемая подчеркнутостью вертикалей архитектуры и прямостоящих фигур Богоматери и Иосифа. Все это вместе создает впечатление большей напряженности и вещественности, чем в верхнем правом треугольнике композиции. В нем отдается предпочтение не только более свободным гибким линиям (велума, арки кивория, линия склоненной фигуры Симеона), но и косым линиям (пирамидка, завершающая киворий, лестница справа).
     Таким образом, художник цветом и построением архитектурного стаффажа сумел не только четко выделить главные фигуры в центре (Богоматерь и Симеон с младенцем на руках) и показать направление основного движения, но и разделить действующих лиц на две группы, соответствующим образом охарактеризовав каждую из них (Иосиф и Мария, Симеон и пророчица Анна), не утеряв при этом единства композиции и замысла. Просто и ясно делит он людей на две группы: одни принесли божество, причем жертвенные птицы у Иосифа напоминают о жертвенной миссии младенца, другие приняли его в храме (на что указывают престол и киворий) и уходят в небытие в мир невещественной красоты и свободы, уже отрешенные от земного бытия, они принадлежат иному, преображенному миру. Особое цветовое и ритмическое единство фигуры Симеона с киворием и многоступенчатой лестницей справа, - означающей высоту духовного совершенства и как бы продолжающей лествично поступательное движение от земли вверх, начинающееся с подножия Симеона,- и бесплотность его фигуры выражают его основную духовную настроенность, отраженную в словах Евангелия (Ев. от Луки, гл. 2, ст. 29-32): «Ныне отпущаеши раба твоего, владыко, по слову твоему, с миром». Этот текст принят в русских иконописных подлинниках на свитке в руках Симеона.
     зриКак всегда в иконе, значительность идеи, вдохновляющей художника, диктует ему поразительный по силе и простоте художественный замысел. Как и в иконостасе Успенского собора, мастер отказывается от иконографического типа «Сретения», принятого в благовещенском иконостасе (т.е. феофановского типа), и придерживается выбранного мастерами рублевского круга, что, конечно, не случайно.
     Следует добавить, что точка зрения на киворий и на ступенчатое сооружение справа дана сверху, что содействует выдвижению вперед фигур Богоматери и Симеона и Анны, на архитектуру слева дана снизу, отчего здание за Иосифом кажется более плоским. Характер ликов на иконе «Сретения» сдержаннее и аскетичнее, чем на других иконах праздников.
     В живописи «Сретения», как уже говорилось выше, чувствуется многоопытный мастер монументалист, творящий композицию, рассчитанную, главным образом, на восприятие со значительного расстояния. Колорит иконы требует сильного освещения, вблизи и при недостаточном освещении икона кажется менее интересной по цвету и несколько суховатой по манере письма. Смелые декоративные эффекты ее при этих условиях не выявляются в полной мере и несколько удивляют своей неожиданностью и резкостью. Вблизи не все в ней объединяется в целое, но тем не менее она привлекает внимание зрителя своей значительностью и оригинальностью замысла. С уверенностью руке этого мастера других произведений пока в праздничном ряде приписать нельзя, кроме «Сошествия св. духа», но под большим вопросом.
     Мастер «Сретения» - очень своеобразная индивидуальность. Он хотя и имеет многие черты стиля искусства рублевского круга - ритмичность линий, утонченность характеристик людей, созерцательная настроенность - однако, совмещает с ними вполне самобытные особенности творчества.

Источник: andrey-rublev.ru/iconostas-sretenie.php
Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Сретение Господне мастерская Андрея Рублева 1425 - 1427 гг. из праздичного ряда иконостаса Троицкого собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

     Сретение Господне (Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа) (греч. Ἡ Ὑπαπαντὴ τοῦ Κυρίου; также συνάντησις - встреча, лат. Praesentatio Domini - представление Господа) празднуется 2 февраля (15 февраля н.ст.), на 40-й день после Рождества Христова, в память встречи в храме Богомладенца св. Симеоном Богоприимцем и пророчицей Анной. В иерусалимской традиции VI-VII вв. встречается два основных названия праздника: Встреча Господа и праздник Очищения Блаженной Девы Марии (Purificatio Beatae Mariae Virginis). Именно эти названия доминируют, разделяясь в последующей традиции Востока и Запада. Введенный в Иерусалиме около 450 г. обычай носить зажженные свечи во время праздничной Литургии на Сретение сохраняется на Западе до сих пор, - отсюда и другое западное название праздника - «Светлая обедня».


История праздника

     Древнейшим историческим свидетельством о празднике является Itinerarium Aetheriae, отчёт о паломничестве в Святую Землю Этерии, датируемый IV в.:

«Сороковой день от Эпифании (quadragesimae de epiphania) празднуется здесь с большою честью. В этот день бывает процессия в Анастасис , и все шествуют, и всё совершается по порядку с величайшим торжеством, как бы в Пасху. Проповедуют все пресвитеры, и потом епископ, толкуя всегда о том месте Евангелия, где в сороковой день Иосиф и Мария принесли Господа в Храм, и узрели Его Симеон и Анна пророчица, дочь Фануила, и о словах их, которые они сказали, узрев Господа, и о приношении, которое принесли родители. И после этого, отправив все по обычному порядку, совершают Литургию, и затем бывает отпуст»
Itinerarium Aetheriae, s. 26 // Sources Chretiennes, № 21. S. 206)

     Однако в ее сочинении у праздника Сретения нет самостоятельного названия, и он именуется просто «сороковым днем от Богоявления», то есть от Рождества Христова.

     Из этого видно, что в это время праздник не имел самостоятельного значения и воспринимался как завершающий цикл праздников, посвященных явлению в мир Сына Божиего. Окончательное закрепление праздника Сретения произошло не ранее VI в. – установить точную дату не представляется возможным. Существует версия, что это произошло при Юстиниане I (527–565). Однако в хронике Георгия Амартола (IX в.) отмечалось, что праздник Сретения был учрежден еще при предшественнике Юстиниана – императоре Юстине I (518–527): «В его правление было учреждено, чтобы мы торжественно праздновали Сретение». В главе о правлении Юстиниана хронист вновь говорит о Сретении: «Праздник же Сретения был перенесен и стал праздноваться во второй день месяца февраля. Справляемый прежде в 14 день того же месяца, он не причислялся к Владычным праздникам». Следовательно, праздник Сретения был установлен в VI в. при Юстиниане и Юстине (Theophanes. Chronologie, a. 534. Bonn-Augsg. Ill. S. 345). Из Константинополя он переходит в VII в. в Рим.

     Тенденция к расширению богослужебного прославления событий земной жизни Иисуса Христа получила развитие после Халкидонского собора 451 года, на котором было анафемствовано монофизитство. В качестве самостоятельного праздника годового календаря Сретение утвердилось в Римской церкви в конце V века, а в Константинопольской в первой половине VI века. В Православии Сретение относится к числу Господских праздников, посвящённых непосредственно Христу, но по своему богослужебному содержанию оно исключительно близко праздникам Богородичным. И в древности, в своём возникновении, рассматривалось как праздник, посвящённый Матери Божией. На иконе праздника изображения Христа и Матери Божией равны по своей значительности: Младенец Спаситель, сидящий на руках Богоприимца Симеона, принимающего на руки свои Спасителя и являющего собою как бы ветхий мир, исполняющийся Божеством, и Матерь Божия, вышедшая на крестный путь — отдание Сына Своего на спасение мира. И вся икона в своём построении выражает эту двойственную природу праздника, радость Сретения и Страстную скорбь, то, что заключено в словах Симеона Богоприимца, пророческий смысл слов старца:

«Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий» (Лк. 2:34)

     Эти слова полны эсхатологического смысла, относящегося ко всему служению Спасителя, исполнены прозрения конца времён и чаяния грядущего Суда и Будущего Века.

Литургическое освещение праздника

     Церковно-богослужебное воспоминание Сретения Господня основывается на известном из Евангелия (Лк. 2, 21-39) историческом событии.

     Церковь в этот праздник прославляет Богомладенца Иисуса и Его Пречистую Матерь Деву, принесшую в храм сорокадневного Первенца Сына для посвящения Богу Отцу.

     Песнопения праздника составлены святыми Константинопольскими патриархами Германом и Анатолием, святым Андреем, архиепископом Критским, святым Космой Маиумским, преподобным Иоанном Дамаскиным и Андреем Пирром.

     Эти авторы, на основе Евангельской истории Сретения Господня, раскрывают догматическое учение о Божественной высоте Богомладенца Христа и величии Богоматери. В составленных ими стихирах объяснены причины посещения храма Богородицей с Богомладенцем в сороковой день (в частности, очищение Пречистой Девы Матери по введенному тогда законом обычаю) и, по сравнению с Евангелием, подробнее изложены пророческие слова праведного Симеона Богоприимца о Кресте Христовом.

     Авторы песнопений влагают в уста Пресвятой Богородицы обращение к праведному Симеону, известное из Евангелия, перед его восприятием Богомладенца на руки. Стихиры праздника изображают также изумление бесплотных Ангелов при созерцании Богомладенца на руках Богоматери и старца Симеона.

     Используя отмеченные нами исторические факты, воссоздадим целостную картину события Сретения Господня в литургическом описании праздника.

     зриНаступил сороковой день по Рождестве Христовом. Пресвятая Богородица Мария, исполняя предписание Моисеева закона, в этот день принесла Богомладенца Иисуса в Иерусалимский храм. По законному требованию, все еврейские дети — первенцы мужеского пола — в сороковой день после рождения представлялись в храме Лицу Божию и посвящались на служение Богу. При этом родители приносили за первенцев узаконенную пророком Моисеем жертву очищения и уплачивали небольшой денежный взнос, освобождавший новорожденных от постоянного пребывания на службе при храме. Сопровождавший Богоматерь Иосиф Обручник, опекун Богомладенца, — так же, как и обычные родители, — принес за Него в храм установленную денежную плату и в жертву очищения Богоматери — двух голубиных птенцов.

     По словам святого Андрея, архиепископа Критского, два голубиных птенца в настоящем случае символизировали будущее возглавление Спасителем новозаветной Церкви из иудеев и язычников.

     Христос родился от Девы Марии богомужно, без скверны, и Пречистая не нуждалась в очищении. Она была чистой Голубицей и нескверной Агницей. Но, как смиреннейшая Раба Господня, принесшая пред Лицо Божие Своего БогомладенцаАгнца и Пастыря, — Она Сама благоволила стать внутри церкви вместе с обычными женами.

     В связи с этим, воздавая должную честь Богоматери, святой Косма Маиумский вдохновенно призывает:

«Притечем к Богородице и воззрим на держимого Ею Сына Божия»

     При созерцании Его и бесплотные духи удивленно говорили друг другу:

«Ныне мы видим чудное: Создавший Адама вносится, как младенец; Невместимый вмещается на руках; Сущий в неописанных Отчих недрах описуется плотью»

     Священная и Неискусобрачная Дева Мария, держа девственными руками Богомладенца - Создателя всех младенцев, - показала подзаконной Церкви Законодавца, предобручавшего Себя новозаветной Церкви. Высшая святилища храма, Сама освятила Своим вхождением церковные чертоги.

     Ветхозаветный храм отверз перед Нею и Богомладенцем свои светлые входы и приготовил им дары боголепной хвалы.

     Конечно, без озарения Святым Духом никто из евреев не мог в это время естественно провидеть в Назаретской Деве Богоматерь и в младенце Иисусе Сына Божия, давшего Моисею закон на Синае.

     Но эта великая тайна была свыше открыта двум Иерусалимским праведникам-духоносцам: Симеону Богоприимцу и Анне Пророчице. Они проразумели, по внушению Святого Духа, в Богомладенце Небесного Человека и Бога Слова во плоти, пришедшего спасти младенца умом - падшего Адама.

     В лице Девы Марии их богоозаренным духовным очам предстала Владычица Богородица, чистое Жилище Богу, небесная Дверь, херувимский Престол, живая Скиния Господа, Его многосветлый Чертог.

     зриПринесение Богомладенца Иисуса Пречистой Девой в храм эти праведники поняли не как исполнение долга очищения, но как способ уверения людей в истинном приятии Спасителем плоти от Девы. Христос, как Господь, очищающий всех людей от грехов и сохранивший пречистою Свою Матерь - Деву, не нуждался в жертве очищения. Симеон Богоприимец и Анна Пророчица, движимые Святым Духом, встретили святое семейство во внутреннем дворе Иерусалимского храма.

     Из церковных песнопений видно, что праведный Симеон был маститый старец, предочистивший душу святой жизнью и делами благочестия. Он происходил из священнического рода и, вероятно, за обилие благодатных дарований назван в одной праздничной стихире «Святителем».

     Анна Пророчица, дочь некоего Фануила из колена Асирова, подобно праведному Симеону, была преподобная и целомудренная подвижница, угождавшая Богу постом и молитвою день и ночь. Ей тогда было от роду 84 года.

     Когда праведный Симеон подошел в храме к Пресвятой Деве и с величайшим благоговением смотрел на Нее и на Богомладенца, Она сказала ему:

«Симеон, носитель несказанных тайн! Приими на руки, как младенца, Господа славы и спасения мира, ... на Которого ты надеялся.
Он — Божественное утешение Израиля, Владыка закона и Исполнитель законного порядка»

     Старец поклонился до земли Богоматери и сказал:

«Радуйся, Чистая! Ты, как престол, держишь Бога и носишь Огнь...
Боюсь объять Бога-Младенца...
Правда, Исаия некогда очистился принятием от Серафима углем.
Ты же подаешь мне носимого Тобою Невечернего Света...
Страшусь обнять моими руками Превечное Слово, рожденное от Отца»

     С этими словами Симеон, трепеща, простер престарелые руки, взял в объятия первовечное воплощенное Отчее Слово и облобызал Его. Он обнимал и лобызал Того, Которого трепещут небесные силы.

     Затем старец в последующих словах исповедал Богомладенца Владыкой жизни и смерти и пророчески возвестил о грядущем страдании Его на кресте, смерти, воскресении и просвещении Им спасаемых народов.

     Св. патриарх Герман, представляя Симеона Богоприимца носящим Господа Иисуса Христа, не может удержаться от восклицания и говорит в одной стихире:

«Симеон! Скажи, Кого ты в Церкви носишь на руках?
К Кому простираешь обращение?
Это — Бог Слово, воплотившийся ради нас»

     И как было не изумляться патриарху-песнопевцу, когда ужасались этого зрелища сами Ангелы, видя Бога Слова во плоти сидящим и восклоняющимся на старческих руках, как на престоле и херувимской колеснице.

     Между тем, праведный Симеон, держа Господа в объятиях, вдохновенно произнес следующие бессмертные слова:

«Владыка! Ныне Ты с миром отпускаешь меня к тому блаженству (за гробом).
Мои глаза увидели тайну, сокрытую от веков и явившуюся в конце дней.
Я увидел в Тебе Свет, рассеивающий омрачение неверующих народов и дающий славу новоизбранному Израилю.
Узрев моего Спасителя, я ныне освобождаюсь от уз земной жизни.
Теперь, Господи, отпусти Твоего раба от союза с этой плотью к бесконечной, нестареющей жизни, ибо я видел Тебя — Жизнь всех»
«Отпусти меня возвестить Адаму, что я в образе младенца видел Тебя, непременного превечного Бога и Спасителя...
Я пойду принести благую весть находящимся во аде Адаму и Еве о том, что Бог, Избавитель земного рода, придет до ада.
Он подаст прощение всем пленным и прозрение слепым»
«Христе! Ты даровал мне радость Твоего спасения.
Приими Твоего служителя, утружденного старостью».

     Безмолвно выслушивалась всеми в храме приведенная речь старца-праведника. Никто не находил слов к тому, чтобы прервать поток мыслей этого святого, прощающегося с земной жизнью. Только Богомладенец как бы вещал всем при общем молчании:

«Не старец Меня держит, но Я держу его (в жизни на земле), так как он у Меня просит отпуска из нее»

     Обращаясь к Пресвятой Деве, праведный Симеон предсказал Ей будущее о Богомладенце и Ее страданиях у Креста Христова.

«Этот Отрок, — говорил старец Богородице, — будет знамением спора людей. Он лежит на падение и на восстание многих в Израиле: непокорным будет падением, верующим — восстанием»
«Он положил Себя камнем преткновения и соблазна непокорным и нерушимым спасением верным».
«И Твое сердце, Нетленная, пройдет оружие при виде Сына Твоего на Кресте».

     Что касается пророчества прав. Анны Пророчицы о Христе Спасителе, то оно передается в общих чертах в каноне и стихирах праздника. Святая старица, по словам песнопевцев, проповедовала в храме о Богородице и Богомладенце, называя Его «Спасителем», «Избавителем Израиля», «Христом и Творцом неба и земли».

     зриИзложенное выше содержание богослужения на праздник Сретения Господня сосредоточивает внимание верующих на созерцании образов Богомладенца Христа и Его Пречистой Матери. Оно учит благодарно славить Спасителя и молитвенно призывать на помощь в спасении Богоматерь словами:

«Богородице Дево, упование и благая Помощница христиан!
Покрой, соблюди и спаси уповающих на Тебя от всякой нужды и печали».
«О, Дева Мария! Просвети мою душу, крайне омраченную житейскими усладами».

Святые Отцы и учителя Церкви о празднике Богоявления

Евангелие от Луки, 2:22-40

Стих 2:22

А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа,
И егдá испóлнишася днíе очищéнiя ею́, по закóну Моисéову, вознесóста егó во Иерусали́мъ, постáвити егó предъ Гóсподемъ,
И# є3гдA и3спо1лнишасz днjе њчище1ніz є3ю2, по зако1ну мwmсе1ову, вознесо1ста є3го2 во їеrли1мъ, постaвити є3го2 пред8 гDемъ,

     Хорошо сказал: "по закону Моисееву", ибо поистине Дева не имела необходимости ожидать дней очищения, которых, в случае рождения мужеского пола, было сорок. В Законе сказано:
"женщина зачнет (зачнет от семени) и родит младенца мужеского пола" (Лев. 12:2)
а Дева зачала не от семени, но родила от Духа Святого. Поэтому она не имела необходимости, а пришла во храм по желанию исполнить закон. Почему же в случае рождения мужеского пола дней очищения - семь, а женского - вдвое?
"Если женщина, - сказано, - зачнет и родит младенца мужеского пола, то она нечиста будет семь дней…
Если же она родит младенца женского пола, то во время очищения своего она будет нечиста две недели" (Лев. 12:2, 5)
Потому что родившая мужеский пол вводит в мир другого Адама, а родившая женский пол рождает другую Еву - сосуд слабый и малосильный, сосуд глиняный, разбитый, трость обмана, наставницу преслушания.

Стих 2:23

как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу,
я́коже éсть пи́сано въ закóнѣ Госпóдни: я́ко вся́къ младéнецъ мýжеска пóлу, разверзáя ложеснá, свято Гóсподеви наречéтся:
ћкоже є4сть пи1сано въ зако1нэ гDни: ћкw всsкъ младе1нецъ мyжеска по1лу, разверзaz ложеснA, с™о гDеви нарече1тсz:

     Все перворожденные сыновья у Израильтян, прежде чем были избраны на служение Богу Левиты (Чис. 8:14) и сл., как собственность Иеговы, были назначены для служения в скинии и храме. Но за пять сиклей, т. е. примерно за 4 р. они должны были быть выкупаемы, освобождаемы от служения в храме. По закону, не требовалось для совершения выкупа приносить младенца во храм, равно как и мать могла не присутствовать лично в храме, когда приносилась за нее жертва очищения. Но женщины благочестивые обыкновенно сами приходили в храм, и в то же время совершался выкуп их младенцев, которых они также брали на этот раз с собой. Так было с Марией и ее Сыном.
     Где речь о телесном очищении, (Писание) говорит: «по закону Моисееву»;
где — о представлении святого, говорит: «как предписано в законе Господнем»,
— не потому, что закон Моисея не был законом Господним, — ведь если говорит пророк, ведя речь при содействии Духа Святого, говорит не сам, но Господь внушает, — но, однако, так как и очищение имело телесный образ, то (Писание) говорит о Моисеевом законе, а так как предстояло Дитя первородное, то говорит: по закону Господню, почитая рождающееся: якоже есть писано в законе Господни:
«как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу».

Стих 2:24

и чтобы принести в жертву, по реченному в законе Господнем, две горлицы или двух птенцов голубиных.
и éже дáти жéртву, по речéн­ному въ закóнѣ Госпóдни, двá гóрличища или́ двá птенцá голуби́на.
и3 є4же дaти же1ртву, по рече1нному въ зако1нэ гDни, двA гHрличища и3ли2 двA птенц† голуби6на.

     Принесли же, говорится и
«еже дати жертву, по реченному в Законе Господни, два горличища или два птенца голубина» (Лев. 12:8)
     Наличие пары горлиц как бы являло целомудрие родителей и в то же время имело известное отношение к живущим по закону брака; а два птенца голубиных, как незнакомые с браком, ясным образом предвозвещали Деву и Рожденного от этой Девы и Девственника до конца сущего. И обрати внимание на совершенство Закона, ибо сказал он о паре горлиц, как обозначающих тех, которые сочетанны в браке; относительно же птенцов это понятие не имело места: потому что ни Родившая, ни Рожденное не знали ига (брака). Но издавна предвозвещая девственное рождество, Закон это предызображает и предначертывает чрез эти образы; после же того, как чудесным образом родившись, ныне в храм был принесен, Дух уготовал иных горлиц и иных птенцов голубиных — более достойных. Кого же это?Симеона и Анну, которых если бы кто назвал: или птенцами голубиными, по причине совершеннейшего младенчества в отношении зла (грехов), или — горлицами, по причине крайнего целомудрия, — справедливо бы сказал.

Стих 2:25

Тогда был в Иерусалиме человек, именем Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем.
И сé, бѣ́ человѣ́къ во Иерусали́мѣ, емýже и́мя Симеóнъ: и человѣ́къ сéй прáведенъ и благоче́сти́въ, чáя утѣ́хи Изрáилевы: и Дýхъ бѣ́ свя́тъ въ нéмъ.
И# се2, бЁ человёкъ во їеrли1мэ, є3мyже и4мz сmмеHнъ. И# человёкъ се1й првdнъ и3 бlгочcти1въ, чaz ўтёхи ї}левы: и3 д¦ъ бЁ с™ъ въ не1мъ.

     Симеон не был священник, но был человеком боголюбивым; он ожидал, что придет Христос, утешитель евреев и освободитель от рабства греховного, а может быть, и от рабства римлян и Иродова. Ибо кто уверовал во Христа, тот поистине свободен и в чести у царей и всех людей. Посмотри на апостолов. Не были ли они рабами римлян? А теперь цари римские почитают их и поклоняются им. Итак, для них, израильтян, Христос стал утешением.

Стих 2:26

Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня.
И бѣ́ емý обѣ́щано Дýхомъ святы́мъ, не ви́дѣти смéрти, прéжде дáже не ви́дитъ Христá Госпóдня.
И# бЁ є3мY њбэщaнно д¦омъ с™ы1мъ, не ви1дэти сме1рти, пре1жде дaже не ви1дитъ хrтA гDнz.

     По преданию, хотя сообщаемому довольно поздним церковным историком (Никифором Каллистом 10-го в. Кн. I гл. XII), Симеон, бывший в числе 70-ти переводчиков Ветхого Завета, получил это обещание от Духа Святаго в тот момент, когда его постигло сомнение относительно пророчества Исаии о рождении Еммануила от Девы. Хотя, конечно, он не мог быть в числе тех 70-ти переводчиков, которые переводили Библию с евр. на греческий язык в 271 г. до Р. X. и к каким причисляет его вышеназванный историк, тем не менее и он мог участвовать в переводе пророческих книг, которые, по исследованию ученых, были переведены на греческий язык незадолго до Р. Х.

Стих 2:27

И пришел он по вдохновению в храм. И, когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним законный обряд,
И прiи́де дýхомъ въ цéрковь. И егдá введóста роди́теля отрочá Иисýса, сотвори́ти и́ма по обы́чаю закóнному о нéмъ,
И# пріи1де дyхомъ въ це1рковь. И# є3гдA введо1ста роди1тєлz nтрочA ї}са, сотвори1ти и4ма по њбы1чаю зако1нному њ не1мъ,

     Он оставался в храме, говоря с самим собой так:
«Где бы Он ни родился, во всяком случае сюда придет»
     Этот старец «пришел по вдохновению в храм» в тот час, «когда родители принесли Младенца». Часто он приходил, но по своим делам; тогда же, руководимый Духом Святым, благовременно приходит, чтобы исполнилось обещанное ему.

Стих 2:28

он взял Его на руки, благословил Бога и сказал:
и тóй прiéмъ егó на рукý своéю, и благослови́ Бóга, и речé:
и3 то1й пріе1мь є3го2 на рукY своє1ю, и3 бlгослови2 бг7а, и3 рече2:

     "Он"
- точнее: "и он с своей стороны": родительница также несла Иисуса на руках в объятиях. Поэтому издревле св. Симеон называется "Богоприимцем".
     "Благословил Бога"
т. е. возблагодарил Его за то, что Он дал ему увидеть Мессию, Которого он узнал в храме, конечно, по особому озарению пребывавшего на нем Духа Святого.

Стих 2:29

Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром,
ны́нѣ отпущáеши рабá твоегó, Влады́ко, по глагóлу твоемý, съ ми́ромъ:
нн7э tпущaеши рабA твоего2, вLко, по гlу твоемY, съ ми1ромъ:

     Посему, будем презирать смерть. Ибо, если и бояться ея станем, то умрем же, конечно, в определенное нам Промыслом время. Лучше встретить ее доблестно, как нечто непременно требуемое, нежели уступить только ей бесславно. Кто кончает жизнь в богочестии, тот не умирает. А кто призывается единственно по времени, как живший для себя; тому должно дать отчет и в самом времени; а если не даст, то услышит:
восприял еси благая в животе твоем: ныне же зде страждеши (Лк. 16:25)
     Поэтому, "должно мужаться", как заповедал Апостол (1 Кор. 16:13), чтобы "умертвить уже нам уды, яже на земли" (Кол. 3:5); должно приуготовить дела к исшествию, чтобы, когда постигнет конец времени, или будем позваны Спасителем, можно было и нам сказать:
ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко
     А когда приидет сам Господь, да обретет нас бодрствующими, а не спящими, и да не укорит нас, сказав:
"тако ли не возмогосте единого часа побдети" (Мф. 26:40)?
     Душевный же сон есть нерадение и непамятование о смерти.

Стих 2:30

ибо видели очи мои спасение Твое,
я́ко ви́дѣстѣ óчи мои́ спасéнiе твоé,
ћкw ви1дэстэ џчи мои2 спcніе твое2,

     Прежде, чем я увидел Господа, я, - говорит, - не был спокоен помыслами, но ожидал Его и всегда помышлял с заботой, когда Он придет: а теперь, когда я увидел Его, я успокоился и перестал думать, я разрешаюсь. "Спасением" назвал воплощение Единородного, которое Бог уготовал прежде всех веков. Уготовал это спасение пред лицом всех людей.

Стих 2:31

которое Ты уготовал пред лицем всех народов,
éже еси́ угóтовалъ предъ лицéмъ всѣ́хъ людéй:
є4же є3си2 ўгото1валъ пред8 лице1мъ всёхъ людjй:

     "Которое Ты уготовал"
т. е. совершил.
     "Пред лицом всех народов"
Спасение будет совершаться открыто, и все народы будут теперь свидетелями его - и иудеи и язычники.

Стих 2:32

свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля.
свѣ́тъ во откровéнiе язы́комъ, и слáву людéй твои́хъ Изрáиля.
свётъ во tкрове1ніе kзы1кwмъ, и3 слaву людjй твои1хъ ї}лz.

     Почему свет?
Потому что народы пребывали во тьме и потому что Он просветил погруженные во тьму племена.
     «Свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля»
Здесь — слава и там — откровение;
там — начало научения, а здесь — последующее учение.
     «Славу народа Твоего Израиля»
Но, конечно, кто-либо скажет: «А где израильтяне? Ты имешь Петра, имеешь Павла, имеешь Иоанна, имеешь «три тысячи человек» (Деян. 2:41), имеешь «пять тысяч человек» (Деян. 4:4), имеешь иерусалимскую церковь, имеешь уверовавших из иудеев», — так как в числе уверовавших был и этот народ.
«Если бы Господь Саваоф не оставил нам семени, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре» (Ис. 1:9)
Бог говорит:
«Впрочем Я оставил между Израильтянами семь тысяч [мужей]; всех сих колени не преклонялись пред Ваалом» (3 Цар. 19:18)
     Таким образом в этом народе сохранилось семя веры, и не погиб весь народ. Да не будет! И не погибли все иудеи, так как и теперь в этом блаженном состоянии и звании хотя «много званных, но мало избранных» (Мф. 20:16).
     Христос призвал всю вселенную и приготовил святую пищу Евангелия. Но, когда придет во второй раз, то войдет и сделает выбор и с заботливостью исследует возлежащих; и если найдет, что кто-либо из возлежащих не имеет брачного одеяния, то скажет ему: «друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?» (Мф. 22:12). И отвергнет его, подобно тому как мы слышали в евангелиях. Итак, и там был выбор, и здесь будет выбор. На основании того, что мы призваны, ужели мы должны и вести себя надменно, как будто достигшие совершенства? Падение первых людей да будет нашей безопасностью. Таким образом, возлюбленный, и этот народ погиб не весь, и не весь он развратился, и не весь проявил неверие, и не весь преследовал апостолов, но чрез апостолов уверовали три тысячи, не считая женщин и детей (Деян. 2:41). И в Иерусалиме произошла многотысячная церковь, когда храм еще не был разрушен, когда иудеи еще не были изгнаны, когда Иерусалим еще не был предан разорению. Была создана церковь, и слова Иоанна оказались очевидной истиной:
«Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3:30)
     Поэтому Симеон, будучи пророком, говорит:
«славу людей Твоих Израиля»
     Славою ожидающих была встреча Того, Кто ожидался.

Стих 2:33

Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем.
И бѣ́ Иóсифъ и Мáти егó чудя́щася о глагóлемыхъ о нéмъ.
И# бЁ їHсифъ и3 м™и є3гw2 чуд‰щасz њ глаго1лемыхъ њ не1мъ.

     Иосиф, и Мария прославляют сказанное;
- ангел благовествовал,
- волхвы познали,
- пастыри слушали,
- воинства ангелов торжествовали,
- звезда сверху указывала,
- Симеон пророчествует,
- Анна, дочь Фануила, пророчествует,
- земля радовалась,
- небо чрез посредство звезды возвещало,
- волхвы отказались от повиновения тирану,
- пастыри поклонились Архипастырю,
- все узнало,
- Мать узнала,
- Иосиф услышал,
трепетали при таких делах, по исходе дел они поняли.

Стих 2:34

И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, –
И благослови́ я́ Симеóнъ, и речé къ Марíи Мáтери егó: сé лежи́тъ сéй на падéнiе и на востáнiе мнóгимъ во Изрáили, и въ знáменiе пререкáемо:
И# бlгослови2 | сmмеHнъ, и3 рече2 къ мRjи м™ри є3гw2: се2, лежи1тъ се1й на паде1ніе и3 на востaніе мнHгимъ во ї}ли, и3 въ знaменіе прерэкaемо:

     На чье падение?
Ясно, что — неверующих, пререкающих, распинающих.
     На чье восстание?
Признающих и благоразумно исповедающих Его.
     "И в знамение пререкаемое." Какое пререкаемое знамение?
Знамение креста, которое церковь знает как спасительное для мира, — знамение, против которого враждуют иудеи, которое часто возвещалось и небом. Пререкание же встречает это знамение, чтоб победила истина, потому что без пререкания победа не бывает полной. Надлежало, чтоб возымело место пререкание, для того, чтобы Судия долготерпеливо произносил суд в течение всей вечности. Поэтому (Писание) говорит: "и в знамение пререкаемо"; пререкание же обнаруживают неверующие. И ты, говорит (Писание), считаешься Его Матерью.
     Итак, Иисус страдает для изобличения неверия, для утверждения благомыслия верующих. Знамение же встречает пререкание, чтобы изобличены были пререкавшие по причине своей порочности. Если бы истина не встречала себе со стороны людей никакого прекословия, то и благочестие должно было бы быть неиспытанным; допущение же пререкания делает то, что избирается истина уже испытанная. Знамение встречает себе пререшние, так как иначе каким образом были бы испытаны во время преследований мученики? Каким образом они состязались бы, показывая себя победителями, благодаря своей твердости? Смотри, как много пользы принесло пререкание; оно соделало не просто верных, как иной, быть может, скажет, но и таких свидетелей, которые шли вперед до мучений и смерти и своим терпением представляли доказательство в пользу Христовой благодати.

Стих 2:35

и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец.
и тебѣ́ же самóй дýшу прóйдетъ орýжiе: я́ко да откры́ются от мнóгихъ сердéцъ помышлéнiя.
и3 тебё же само1й дш7у про1йдетъ nрyжіе: ћкw да tкры1ютсz t мно1гихъ серде1цъ помышлє1ніz.

     Оружием
же называет слово искусительное, которое
«судително помышлением, проходит до разделения души же и духа, членов же и мозгов» (Евр. 4:12)
Итак, поелику во время страдания Господня всякая душа подвергалась как бы некоторому борению, по слову Господа, сказавшего:
«вси соблазнитеся о Мне» (Мф. 26:31)
     то Симеон пророчествует и о Самой Марии;
- когда будет предстоять Кресту,
- видеть совершающееся,
- слышать произносимое,
- тогда, после свидетельства Гавриилова,
- после неизреченного ведения о Божественном зачатии,
- после великого показания чудес
и в Твоей душе, говорит Симеон, произойдет некоторое треволнение. Ибо Господу надлежало вкусить смерть за всякого и, став умилостивительною Жертвою за мир, всех оправдать Своею Кровию. Посему и Тебя Самой, Которая свыше научена о Господе, коснется некоторое борение. И это есть оружие.
     «Яко да открыются от многих сердец помышления»
Дает разуметь, что за соблазном при Кресте Христовом и в учениках, и в Самой Марии произойдет скорее некое уврачевание от Господа, утверждающее сердца их в вере в Него. Так видим, что и Петр после того, как соблазнился, тверже прилепился к вере во Христа.
Посему человеческое облечено в немощи, чтобы обнаружилась крепость Господня.

Стих 2:36

Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет,
И бѣ́ áнна прорóчица, дщи́ фанýилева, от колѣ́на Аси́рова: сiя́ заматорѣ́вши во днéхъ мнóзѣхъ, жи́вши съ мýжемъ сéдмь лѣ́тъ от­ дѣ́вства своегó:
И# бЁ ѓнна прbро1чица, дщи2 фанyилева, t колёна ґси1рова: сіS заматорёвши во дне1хъ мно1зэхъ, жи1вши съ мyжемъ се1дмь лётъ t дёвства своегw2:

     За что (она получила сей дар пророчества)?
- За то, что оставив мирские и житейские заботы, она не оставляла храма; за то, что пребывая ежедневно и еженощно в постах и бдениях, и молитвах и псалмопениях, она проводила непорочную жизнь; посему-то и Господа, Которому делами была предана, она естественно опознала, когда Он пришел (в храм), как и Псалмопевец Пророк говорит Ему:
«Пою и разумею в пути непорочне, когда приидеши ко мне» (Пс. 100:2)
     Таковыми должны быть те, которые из состояния брака, чрез честное вдовство, предпочли приступить к девственной жизни и жительствовать ею. Итак, если на второе супружество, как не высокого качества, ты весьма смотришь свысока, ТО, СМОТРИ МНЕ, крепко держись намерения и следуй по стопам тех, которые от начала и до конца были девственниками. И хотя Апостол Петр, действительно, имел тещу, но не отстал от Иоанна Девственника, бегущего к живоначальному Гробу (Господню), но к тому же и (первым) вошел туда, посему общим Владыкою он был поставлен Корифеем корифеев. На такую высоту возводит любовь к Богу, переводя от плоти к духу! Ты же смотри, чтобы удалившись от первого (т.е. брака), как от низменного, не покушаясь же на второе (т.е. девство), как на сущее выше достижения, не сбиться бы тебе с пути, и павши не забыться, живя уже не по закону, или - выше закона, но - противозаконно. Если же и сущих во вдовстве, если они не живут целомудренно (т.е. не желают оставаться в состоянии вынужденного безбрачия), мы осуждаем, и хотя бы законным образом они связали себя вторым браком, мы не считаем их совершенно безупречными, потому что они как бы, сказал Павел, отверглись первой веры, — то насколько большего осуждения заслуживают те, которые законному браку предпочитают беззаконное услаждение?! По причине блуда наступил и оный всемирный Потоп для называвшихся вначале «сынами Божиими», и на Содомлян сошел огонь с неба, и беды постигли Израильтян, согрешивших с Моавитянками. Блуд был причиной и оного уничтожения их во множестве, и для нас ныне, думаю, является причиной поражений от варваров и всевозможных внутренних и внешних зол и несчастий. «Сыновьями» же «Божиими» Писание называет последующих потомков Еноса, который первый возымел надежду призывать имя Господне. Был же он сыном Сифа, которого род отличался от рода проклятого Каина, и жил целомудренно, и ради них тогда держался еще мир, пока, как написано, не увидев «дочерей человеческих» т.е. — из рода Каина, что они красивы, и будучи побеждены распутной красотой, не стали брать себе какую кто выбрал, и не научились их делам, и наполнилась земля злодеяниями, тогда и наступил Потоп и всех уничтожил; и если бы не Ной и сыновья Ноя, жившие целомудренно, — а явствует, что они жили целомудренно, из того, что каждый мужчина имел одну жену, с которой и вошел в Ковчег, — то не осталось бы никакого корня, ни начала для возрождения мира.      Видите ли, что из-за блудников некогда едва не погиб сей мир, если бы не сохранился благодаря целомудренным?

Стих 2:37

вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь.
и тá вдовá я́ко лѣ́тъ óсмьдесятъ и четы́ре, я́же не отхождáше от цéркве, постóмъ и моли́твами служáщи дéнь и нóщь.
и3 тA вдовA ћкw лётъ џсмьдесzтъ и3 четы1ре, ћже не tхождaше t це1ркве, посто1мъ и3 моли1твами служaщи де1нь и3 но1щь.

     "Вдова"
Это выражение соединено с предыдущим и должно быть переведено так: "прожив с мужем... и теперь будучи вдовою" 84-х лет от роду ср. (Мф. 18:21) и cл.
     "Которая"
Эти слова относятся к выражению: "и была Анна пророчица", а между ними находящиеся представляют собою вносное предложение.
     "Не отходила от храма"
т. е. особенное усердие проявляла к общественному богослужению ср. (Лк. 24:53). Здесь нет намека на то, что она жила в храме, хотя Иосиф Флавий и упоминает о зданиях при храме, назначенных для предавших себя благочестию женщин и девиц. В самом храме оставаться на долгое время не позволялось никому
     "Постом и молитвою"
При этом дома она и дни и ночи проводила в посте и молитвах, чтобы угодить Богу.

Стих 2:38

И она в то время, подойдя, славила Господа и говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме.
И тá въ тóй чáсъ пристáв­ши исповѣ́дашеся Гóсподеви, и глагóлаше о нéмъ всѣ́мъ чáющымъ избавлéнiя во Иерусали́мѣ.
И# тA въ то1й чaсъ пристaвши и3сповёдашесz гDеви и3 глаго1лаше њ не1мъ всBмъ чaющымъ и3збавле1ніz во їеrли1мэ.

     "И она в то время"
точнее: в тот самый час, когда Симеон беседовал с Марией.
     "Подошедши"
т. е. вышедши на вид, чтобы говорить.
     "Славила Господа"
точнее: "говорила в ответ на хвалебную речь Симеона" или раскрывала с своей стороны те же мысли, что высказаны были старцем.
     "И говорила о Нем"
т. е. о Христе.
     "Ожидавшим избавления"
Неоднократно Анна повторяла о пришествии Мессии: на это указывает и прош. несов. глаг. - говорила.
     "Избавление"
прежде всего, политическое освобождение ср. (Лк. 1:68)

Стих 2:39

И когда они совершили всё по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет.
И я́ко скончáшася вся́ по закóну Госпóдню, возврати́шася въ Галилéю, во грáдъ свóй назарéтъ.
И# ћкw скончaшасz вс‰ по зако1ну гDню, возврати1шасz въ галіле1ю, во грaдъ сво1й назаре1тъ.

     После принесения во храм Иисуса, родители Его не прямо пошли на жительство в Назарет, а сначала возвратились в Вифлеем и оттуда удалились в Египет. Только по смерти Ирода (Мф. 2:19) и сл., Иосиф и Мария вернулись в Назарет. След., Лука перед 39-м стихом пропустил все, что сказано у Матфея с 1-го стиха II-й главы до стиха 19-го.

Стих 2:40

Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем.
Отрочá же растя́ше и крѣпля́шеся дýхомъ, исполня́яся премýдрости: и благодáть Бóжiя бѣ́ на нéмъ.
Nтрочa же растsше и3 крэплsшесz д¦омъ, и3сполнszсz премdрости: и3 блгdть б9іz бЁ на не1мъ.

     Иисус возрастал по телу. Хотя Он мог бы от самой утробы достигнуть в меру мужеского возраста, но тогда мог бы показаться призраком; поэтому Он растет мало-помалу. С возрастом проявлялась премудрость Бога Слова. Ибо Он был мудр не по успеху в учении; прочь такая мысль! Поскольку же Он прирожденную премудрость открывал мало-помалу, то говорится, что Он успевал и укреплялся духом сообразно с возрастом телесным. Ибо если б Он явил всю мудрость в самом первом Своем возрасте, то показался бы чудовищным. А теперь, обнаруживая Самого Себя, сколь можно, в соответствии с возрастом, Он исполнял домостроительство, не приемля мудрости. Ибо, что было бы совершеннее совершенного из начала? Однако ж Он присущую мудрость обнаруживает мало-помалу.
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru