Неделя шестнадцатая по Пятидесятнице
Всемирное Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

Апостол

воскресный листок

Евангелие

воскресный листок
     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.
файлы для печати высокого разрешения:
скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf

Апостол: Неделя 16-я по Пятидесятнице


скачать, формат pdf скачать, формат jpg (изображение)

Евангелие: Неделя 16-я по Пятидесятнице


скачать в формате pdf скачать, формат jpg (изображение)

27 сентября 2020 года. Неделя 16-я по Пятидесятнице, Всемирное Воздви́жение Честного и Животворящего Креста Господня
ВСЕНО́ЩНОЕ БДЕ́НИЕ: ВЕЛИ́КАЯ ВЕЧЕ́РНЯ, У́ТРЕНЯ, ЧАСЫ, БОЖЕ́СТВЕННАЯ ЛИТУРГИ́Я
скачать, формат doc скачать, формат pdf скачать, формат rtf

особенности различных форматов размещенных текстов:
- файл в формате *doc(*docx) можно отредактировать под свои нужды. Наиболее адекватно открывается на компьютере;
- файл в формате *rtf можно отредактировать под свои нужды. Адекватно открывается на компьютере. Также можно редактировать на мобильных устройствах при наличии соответствующего ПО;
- файл в формате *pdf наиболее удобен для чтения с экранов планшетов. Редактированию обычными средствами практически не поддается.



подробно о празднике Всемирного Воздвижения Животворящего Креста Господня читайте на странице:

О празднике Воздвижения

Праздник Всемирное Воздвижения Животворящего Креста Господня принадлежит к числу двунадесятых*. Он имеет один день предпразднства (13/26 сентября) и семь дней попразднства. День отдания – 21 сентября/4 октября. Кроме того, праздник Воздвижения имеет ту особенность, что суббота и Неделя, предшествующие дню Воздвижения, называются субботой и Неделей пред Воздвижением. Суббота и Неделя, следующие за днем Воздвижения, называются субботой и Неделей по Воздвижении. Эти субботы и Недели составляют предпразднство и попразднство. Но в эти дни не бывает особых служб – только на Литургии положено чтение особых Апостола и Евангелия, имеющих отношение ко Кресту, а перед ними – соответствующих празднику прокимнов и аллилуария (указание на это см. в служебном Евангелии, Апостоле, а также в Типиконе – последование под 8, 13, 15 и 21 сентября).
(* По благословению Святейшего Патриарха Кирилла 10 октября 2019 года именование праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня дополнено словом «Всемирное» (со словом «Всемирное» праздник Воздвижения именуется в Типиконе и Минее.)

Двунадесятыми именуют 12 праздников, которые в православной традиции считаются наиболее важными после праздника Пасхи (который, как «праздников праздник», не относится к их числу). По содержанию двунадесятые праздники разделяются на Господские праздники, посвященные событиям земной жизни Господа Иисуса Христа, и на Богородичные праздники, посвященные событиям земной жизни Пресвятой Девы Марии.

Господский двунадесятый праздник отменяет службу Октоиха, в какой бы день седмицы он ни случился: богослужение будет совершаться только по Минее (или Триоди, если праздник переходящий). Воскресная служба Октоиха также отменяется при совпадении с Господским двунадесятым праздником: «Ничтоже поется воскресно, ни стихиры воскресны, ниже непорочны, ни степенна гласа, ни Евангелие воскресное чтется… но всю службу поем праздника» (Типикон, 14 сентября, 2-е «зри»).

Воздвижение относится к Господским двунадесятым праздникам. Это означает, что служба этого праздника не соединяется ни с какой другой службой, даже с воскресной, если праздник случится в воскресенье. Поэтому в 2020 году, когда праздник Воздвижения отмечается в восресенье, на литургии читается только Апостол и Евангелие праздника:
- зачало 125 из 1-го послания к коринфянам Апостола Павла (глава 1, стихи 18–24);
- зачало 60 из Евангелия от Иоанна (глава XIX, стихи 6-11, 13-20, 25-28, 30-35) с повествованием о Крестных страданиях Спасителя.

"Когда мы, паломники ко Гробу Господню, оказались на Голгофе, мы увидели место, где находился Крест Господень, а слева и справа от него были кресты двух разбойников. Всего три креста.
Когда мы спустились в одну из пещер за Голгофой, нам показали место, где царица Елена обрела кресты – Крест Христов, крест покаявшегося разбойника и крест нераскаянного разбойника. Всего три креста.

Дорогие мои братья, и сейчас существуют три креста, которые носят люди. Крест праведника, крест кающегося грешника и крест нераскаянного грешника. Какой из них легче?
Крест символизирует страдание. Страдание праведника, страдание кающегося грешника и страдание нераскаянного грешника. Какое из них легче?
Легче тот крест, который несешь с верой и надеждой. Легче то страдание, которое держится на крыльях веры и надежды.
Двое знают, за что страдали, а третий не знает.
Праведник знает, что страдает по воле Божией ради блага других людей и ради собственного совершенства (так же как металл бросают в огонь, чтобы сделать из него закаленную сталь).
Кающийся грешник знает, что страдает за свои грехи, страдает ради своего очищения (так же как полотно мнут и бьют, чтобы сделать его белым), страдает на этом свете, чтобы не страдать на том.
А нераскаянный грешник не знает, за что страдает. Он обвиняет всех и вся, только не самого себя, и он страдает без веры и надежды, поэтому его страдание самое мучительное, а крест самый тяжкий.

Вы знаете слова Господа Иисуса"Иго Мое легко и бремя Мое благо" (Мф. 11:30). Поистине, вера в Бога легче, чем неверие. Пост легче объядения, а трезвость – пьянства. Жизнь легче с молитвой, чем без нее, прощение легче сутяжничества, давать милостыню легче, чем отнимать чужое. Поддерживать кого-то слаще, чем унижать. Взаимная любовь радостней, чем самолюбие и ненависть. Путь правды может кому-то показаться трудным, но каждому нужно знать, что путь неправды много труднее.
Посмотрите и увидите, как труден путь неправды. Неправедный ест и никак не насытится. Отнимает и похищает, и ему всегда мало. Мстит и не находит удовлетворения. Ненавидит Бога и людей и всегда несчастлив, а когда добьется в жизни всего, что хочет, пропадает и гибнет, а его дети оказываются нищими или попадают на каторгу или в тюрьму.

Нелегок и путь праведника, но он легче. Возьмите в пример праведного Иова. Он претерпел великие страдания за правду, но вера и надежда на милость Божию не оставили его, и он не посрамился. Господь вернул ему утраченное здоровье, потерю детей возместил новым потомством, вернул и потерянное имение и весьма умножил. А праведный Иов равно прославлял Бога, и когда Он отнимал, и когда давал.

Вспомните пример кающегося царя Давида. Он тяжко согрешил Господу, но покаялся. Но постигло его страдание за совершенные им грехи. Умирали его дети. Сын восстал на брата и убил его. Сын поднял оружие и на отца, народ постиг голод, потом эпидемии, потом война, потом предательство друзей. Все это обрушилось на голову кающегося царя. Но он терпел все это с верой и надеждой и претерпел все до конца, воспевая своего Господа в псалмах, и конец его жизни был мирным и благословенным. Бог все простил ему. И Бог прославил его больше всех царей и людей тем, что судил родиться Спасителю мира, Господу нашему Иисусу Христу из его рода.

Священное Писание Божие полно примеров страданий праведников, кающихся грешников и нераскаянных грешников, и во всех этих примерах видно, что страдание праведника венчается великой славой, страдание кающегося завершается прощением грехов и спасением, а страдание нераскаянного остается бессмысленным, тщетным и без награды от Господа.

Вот, братья. Три пути перед вами. По одному из них нужно пойти, вот вам три креста, один из них нужно нести по жизни. Или Крест Христов, или крест благоразумного разбойника, или крест нераскаявшегося разбойника. Всего три креста существует в человеческой жизни.

Движение богомольцев, возникшее в нашем народе, движение покаянное. Поэтому члены его не должны считать себя слишком праведными и еще меньше гордиться своей праведностью. Но пусть каждый возьмет крест покаяния и радостно идет с ним вперед к Царству Божию. Пусть вооружится терпением и исполняет Божии заповеди с верой и надеждой. «И заповеди Его не тяжки» (1Ин. 5:3). Взаимная любовь смягчит страдания каждого из вас. Держи одной рукой крест, а другой крест брата своего, и обоим будет легче. И оба смотрите на святой Христов Крест, и еще легче вам будет. Ибо от Креста Христова сойдет сила и благословение, и благословенны будете и на этом свете и на том, и с легкостью пройдете этот краткий путь земной жизни и войдете в Царство Жизни Вечной, в Царство бессмертное, в котором царит Отец ваш Небесный.

Богу нашему слава и хвала, а вам благодать и радость, и любовь, и здравие, и спасение. Аминь."
святитель Николай Сербский. «Творите дела правды»: проповеди. О трех крестах

Мы сегодня поклоняемся с трепетом и благодарностью Кресту Господню. Как две тысячи лет тому назад, Крест Господень остаётся для одних соблазном, для других — безумием, но для нас, верующих и спасаемых Крестом Господним, он является силой, он является славой Господней.

Трепетен Крест Господень; это орудие жестокой мучительной смерти. Самый ужас, который нас охватывает, когда мы взираем на орудие ее, должен нас научить мере любви Господней. Так возлюбил Господь мир, что Он Сына Своего Единородного отдал, для того чтобы спасти мир. И этот мир, после воплощения Слова Божия, после жизни Христовой на земле, после того, как Он провозгласил Божественное учение в слышание всех народов, и после того, как Он проповедь любви подтвердил, доказал смертью без злобы, смертью, к которой не приметалось ни одно мгновение противления, мести, горечи — после всего этого наш мир уже не прежний мир. Его судьба не проходит трагически страшно и мучительно перед Божиим судом, потому что Сам Бог вошел в эту судьбу мира, потому что эта судьба наша, теперешняя, связала вместе Бога и человека. И Крест нам говорит о том, как дорог человек Богу и как дорого стоит эта любовь. На любовь можно ответить только любовью — ничем другим нельзя откупиться за любовь.

И в свое время Господь на Страшном суде спросит нас за все, встав перед нами в славе Своей. Ибо Судья, Который будет стоять перед нами, это Тот же Самый Господь, Который жизнь Свою отдал за каждого из нас. Что мы ответим? Неужели нам придется ответить Господу, что Его смерть была напрасна, что Крест Его не нужен, что, когда мы увидели, как много нас любит Господь, у нас не хватило никакой ответной любви, и мы ответили Ему, что предпочитаем ходить во тьме и руководиться страстями, похотьми нашими, что для нас дороже широкая дорога мира, чем узкий путь Господень?.. Пока мы живем на земле, мы можем себя обмануть, что есть еще время. Но это неправда; времени страшно мало; жизнь наша может оборваться в одно мгновение; и тогда начнется наше стояние перед Судом Господним, тогда будет поздно. А теперь время есть: время есть, только если мы каждое мгновение нашей жизни превратим в любовь; только тогда, если мы каждое мгновение жизни превратим в любовь к Богу и любовь к каждому человеку, нравится он нам или нет, близок он нам или нет, — только тогда наша душа успеет созреть к встрече Господней.

Всмотримся в Крест; если бы близкий нам человек умер за нас и из-за нас, разве наша душа не была бы до самых глубин потрясена? Разве бы мы не изменились? И вот: Господь умер — неужели останемся мы безучастны? Поклонимся Кресту, но поклонимся не только на мгновение: поклонимся, склонимся под этот крест, возьмем, по мере наших сил, этот крест на свои плечи, и пойдем за Христом, Который нам дал пример, как Он Сам говорит, чтобы мы за Ним последовали. И тогда мы соединимся с Ним в любви, тогда мы станем живыми страшным Крестом Господним, и тогда Он не будет стоять перед нами, осуждая нас, но спасая и вводя в бесконечную, торжествующую, победную радость вечной жизни.

Аминь.

Вчера на всенощной вы созерцали с глубоким благоговением обряд воздвижения креста Господня.
Благословит вас Господь за это благоговение, но довольно ли только его? Довольно ли только три раза в год видеть вынос креста, возбуждающий ваше благоговение? О нет, совсем не довольно! Нужно гораздо большее. Нужно, чтобы крест Христов был напечатлен на сердцах ваших, а не только висел на груди вашей.

В средние века существовал рыцарский Тевтонский орден. На плащах их был нашит большой крест, но с этим Христовым знамением они ручьями проливали кровь темных литовских и эстонских язычников, огнем и мечом принуждая их к крещению.
Были ли эти рыцари-крестоносцы христианами? Нет, не были; ибо у подлинных христиан крест должен быть неизгладимо начертан на самом сердце.

Крест – наше знамя, символ нашей религии. Ни одна другая религия не имеет такого знамени. У мусульман знаменем их религии служит полумесяц; но что святого и великого в этом знамени?
А святой крест есть знамя самого Господа Иисуса Христа, это великое знамя будет предшествовать Ему при Его втором пришествии на Страшный Суд. Оно не раз было явлено Богом людям.

Византийский император Константин Великий, утвердивший христианство в Римской империи, идя на брань с врагами, увидел на небе крест с написанными вокруг него словами: «Сим победиши».

Знаменитый полководец, язычник Евстафий Плакида, охотясь за оленями, увидел стоявшего на утесе оленя с сияющим между рогами его солнечным светом крестом и услышал голос: «Плакида! Человек такой жизни, как ты, не может поклоняться кумирам, а должен исповедовать Христа». Явлением креста он был призван со всей своей семьей к крещению и мученичеству за Христа.

В 351 г. седьмого мая около третьего часа дня в Иерусалиме вдруг явился на небе от Голгофы до горы Елеонской сиявший ярче солнечного света крест Христов. Это было предвестием гонения на христиан от императоров Валента Арианина и Юлиана Отступника.

Итак, если крест Христов есть великое знамя христиан и знамя Самого Христа, то не должен ли он быть начертан неизгладимо на самых сердцах наших?
Конечно, конечно! И это великая задача жизни нашей.
Начертать крест на сердце нелегко, для этого требуется прежде всего неустанное помышление о кресте.
Неустанно помышлять о нем могут немногие, но хоть раз в день, на утренних молитвах, произнося страшные слова символа веры: «распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна», каждый из вас должен живо представить себе весь ужас распятия Христова, и хоть в малой мере пережить вместе с Ним ужас Его страданий. Удары страшного римского бича, отрывавшего куски тела Христова, пусть вызывают в вас острую боль. Стук молотка, вбивавшего страшные гвозди в пречистые руки и ноги Христовы, пусть отзывается ужасом в ушах и сердцах ваших.

Я говорил о всегдашнем памятовании величайшего злодеяния рода человеческого – распятия Сына Божия.
Всегда памятовать могут лишь те, которые вместе с апостолом Павлом могут сказать: «Крестом Господа моего Иисуса Христа для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6:14), которые ничем не хотят хвалиться, кроме Креста Господня.

В Римской Церкви был великий святой Франциск Ассизский, у которого от постоянного напряженного помышления о страданиях Христовых, о ранах Его, образовались кровоизлияния на руках и ногах на местах ран Христовых от гвоздей.
И не у одного Франциска Ассизского, но и у некоторых святых Православной Церкви появлялись такие стигматы на руках и ногах.
Огненными знаками начертывается крест Христов на сердцах святых мучеников и всех безропотных страдальцев за Христа.

Твердо помните слова Христовы: «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое» (Лк. 6:45).
Из сердца, на котором начертан крест Христов, не исходит ничего злого, и в него нет доступа бесам.

Когда в сорокалетнем странствовании по пустыне Бог наказал роптавших на Него иудеев нашествием на них змей, и взмолился Моисей к Богу о помиловании народа, то повелел ему Бог воздвигнуть подобие креста с висящим на нем медным змеем, и все ужаленные змеями, взирая на этот символ распятия Христова, исцелялись.
Будем же и мы непрестанно взирать с верою и слезами на крест Христов, и получим от Него исцеление наших греховных язв.
Будем непрестанно напечатлевать на сердцах наших крест Христов усердным исполнением заповедей Христовых, и тогда сбудутся на нас слова Господа Иисуса: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин. 14:21).

Аминь.


Божественная Литургия 27 сентября 2020 года

Евангелие от Иоанна 19:6-11, 13-20, 25-28, 30-35 (зачало 105)

В ходе Божественной Литургии Евангелие читается на церковнославянском языке. Кому пока еще трудно читать тексты, написанные церковнославянским шрифтом, размещаем их транслитерацию (написание гражданским шрифтом), а также синодальный перевод. Церковнославянский язык является священным богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним.
словарь малопонятных слов, встречающихся при чтении Псалтири и молитв

     Очень важно для нас, что Православная Церковь никогда не канонизировала какой-то один текст или перевод, какую-то одну рукопись или одно издание Священного Писания. Единого общепринятого текста Библии в православной традиции нет. Существуют расхождения между цитатами из Писания у Отцов; между Библией, принятой в греческой Церкви, и церковнославянской Библией; между церковнославянскими текстами Библии и рекомендованным для домашнего чтения русским Синодальным переводом. Эти расхождения не должны нас смущать, ведь за разными текстами на разных языках, в разных переводах стоит единая Благая Весть.

     Наша церковнославянская Библия имеет в своей основе греческий текст Библии (Септуагинту). Это драгоценное достояние нашего народа, и Русская Православная Церковь проявляла и проявляет заботу об этом достоянии. Выполненный под руководством святителя Филарета Московского Синодальный перевод был сделан (впервые в православном мире) непосредственно с еврейского масоретского текста, с учетом, в отдельных случаях, чтений Септуагинты. Этот перевод сегодня за пределами богослужения приобрел статус общецерковного или даже официального перевода Русской Православной Церкви. Благодаря Синодальному переводу Священное Писание стало более доступным для вocприятия, а это помогло людям сохранить веру и заложило основы для возрождения религиозной жизни

     Таким образом, в Православной Церкви сосуществуют переводы, ориентирующиеся на разные текстуальные традиции. Это отражает, с одной стороны, верность древним библейским истокам христианства, с другой — верность святоотеческому преданию и традиции ранней Церкви.

председатель Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополит Волоколамский Иларион


Мы специально разместили церковнославянский текст первым - старайтесь сначала читать его (чтобы глаз привыкал) и "подглядывать" в гражданский текст. Даже если вы не воспринимаете церковнославянский шрифт - смотрите также и на вторую строчку - на этом языке читали Писание наши предки - это язык Богообщения.

Евангелие от Иоанна


Стих 19:6

Егда́ же ви́дѣша его́ архiере́е и слуги́, возопи́ша глаго́люще: распни́, распни́ его́. Глаго́ла и́мъ пила́тъ: поими́те его́ вы́, и распни́те, а́зъ бо не обрѣта́ю въ не́мъ вины́.
є3гдa же ви1дэша є3го2 ґрхіере1є и3 слуги6, возопи1ша глаго1люще: распни2, распни2 є3го2. Глаго1ла и5мъ пілaтъ: поими1те є3го2 вы2 и3 распни1те, ѓзъ бо не њбрэтaю въ не1мъ вины2.
Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: ||распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

Но они и этим не укротились, а кричат: "распни, распни Его!". Пилат же, видя, что все делаемое им остается напрасным, говорит: "возьмите и распните; ибо я не нахожу в Нем вины". Говорит же это, побуждая их к делу, им непозволенному, для того, чтобы Иисус был отпущен. Я, говорит, имеющий власть распять, не нахожу никакой вины; а вы, не имеющие власти распинать, говорите, что Он виновен. Итак, возьмите Его и распните. Но вы не имеете власти. Итак, Человек Сей должен быть отпущен. Такова цель Пилата. Он милостивее, однако же не настойчив за истину.

Ничего не сказано, как отнесся к этому жалостному зрелищу собравшийся перед дворцом прокуратора простой народ: народ молчал. Но первосвященники и их служители стали громко кричать, что Пилат должен распять Христа (ср. Ин. 18:40 - где изображаются кричащими все). Раздраженный их упорством Пилат снова с насмешкой предлагает самим иудеям совершить казнь над Христом, зная, что они не посмеют этого сделать.

«Рука Господня коснулась Меня, если те, кого люблю восстали на Меня» (Иов. 19:21, 19).

Да, иудеи! Он плоть от плоти и кость от костей ваших, и, однако, вы кричите: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25)! Не помогло показывание Пилатово: вместо того, чтобы умилосердиться, сжалиться над Ним, видя Его столь избитым, столь израненным и измученным, они, увидев Кровь, как псы, не знающие сытости, еще сильнее завыли: «Распни, распни Его» (Лк. 23:21).

Но первосвященникам и слугам их все было нипочем. Едва увидели они измученного и истерзанного Христа, как снова возопили: «распни, распни Его Такая настойчивость обвинителей вызвала у Пилата досаду и заставила его с резкостью и колкостью сказать: «поймите Его вы и распните: аз бо не обретаю в Нем вины» — если вы так настойчивы, то распинайте Его сами на свою ответственность, а я не могу принимать участия в таком недостойном моего положения, как представителя правосудия, поступке, как осуждение на смерть ни в чем не повинного Человека. Кроме крайнего возмущения и нетерпения эти слова Пилата ничего не выражали...

И вот вышел, нося венец, – но и это не погасило ярости иудеев; они кричали: распни, распни Его. Тогда Пилат, видя, что все его усилия напрасны, говорит: поимите Его вы и распните. Отсюда видно, что и прежние (поругания) он дозволил для укрощения их неистовства: аз бо, говорит, не обретаю в Нем вины.

Смотри, сколько средств употребляет судия, чтобы защитить Его, постоянно объявляя Его невинным; но тех псов ничто уже не могло преклонить. Ведь и эти слова: поимите и распните – показывают, что он отрекается и не хочет иметь с ними участия в беззаконном деле. Таким образом, они привели Христа с тем, чтобы умертвить Его по приговору начальника; но случилось противное: по приговору начальника скорее следовало отпустить Его. Будучи посрамлены этим, они говорят: мы закон имамы, и по закону нашему должен есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори (ст. 7)

Стих 19:7

Отвѣща́ша ему́ Иуде́е: мы́ зако́нъ и́мамы, и по зако́ну на́шему до́лженъ е́сть умре́ти, я́ко себе́ Сы́на Бо́жiя сотвори́.
Tвэщaша є3мY їуде1є: мы2 зако1нъ и4мамы, и3 по зако1ну нaшему до1лженъ є4сть ўмре1ти, ћкw себе2 сн7а б9іz сотвори2.
Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.

Но как же, когда судья сказал вам: «возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его», — вы говорили: «нам не позволено предавать смерти никого» (Ин. 18:31), а теперь прибегаете к закону? И заметь обвинение: «потому что сделал Себя Сыном Божиим»! Но, скажи мне, разве это преступление, когда тот, кто совершает дела, свойственные Сыну Божию, называет себя Сыном Божиим? Что же Христос? И в это время, когда они так разговаривали между собой, Он молчал, исполняя пророческое изречение: «не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят» (Ис. 53:7-8).

   

Себе Сына Божия сотвори… разумеется – по естеству. Так сказали иудеи, чтобы отклонить от себя обвинение в несправедливости. Не зная что делать, они перескочили уже к другому обвинению. Но что же Иисус Христос? В то время как на Него возводили такие обвинения, Он молчал, исполняя пророчество: не отверзает уст Своих (Ис. 53:7).

Последний евангелист... один также упоминает об ответе обвинителей: «мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божьим», — ответе, вполне согласном с тем повествованием о еврейском суде, которое находится у трех синоптиков, но опущено у Иоанна.

Стих 19:8

Егда́ у́бо слы́ша пила́тъ сiе́ сло́во, па́че убоя́ся,
є3гдA ў2бо слы1ша пілaтъ сіе2 сло1во, пaче ўбоsсz,
Пилат, услышав это слово, больше убоялся.

Пилат, услышав одно только слово, что Он есть Сын Божий, убоялся. А они видели Божеские дела Его, однако, умерщвляют Его за то самое, за что нужно было покланяться Ему.

Пилат уже с самого начала суда над Христом чувствовал некоторый страх перед иудеями, фанатизм которых ему был достаточно известен (Иосиф Флавий. Иудейская война, 11:9, 3). Теперь к этому прежнему страху присоединился новый суеверный страх перед человеком, о котором Пилат слышал, конечно, рассказы как о чудотворце, который успел у многих иудеев стать предметом благоговейного почитания.

Между тем, Пилат, услышав от них, что Он «сделал Себя Сыном Божиим», испугался, боясь, как бы в самом дел не было справедливо то, что они сказали, и как бы ему не показаться законопреступником. А они, хотя знали это как из слов, так и из дел, — не ужасаются, но умерщвляют Его за то самое, за что подобало бы поклоняться Ему.

Стих 19:9

и вни́де въ прето́ръ па́ки, и глаго́ла Иису́сови: отку́ду еси́ ты́? Иису́съ же отвѣ́та не даде́ ему́.
и3 вни1де въ претHръ пaки и3 глаго1ла ї}сови: tкyду є3си2 ты2; І3}съ же tвёта не даде2 є3мY.
И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

По этой причине Пилат уже не спрашивает Его: «что Ты сделал?» — но, колеблемый страхом, опять сначала производит допрос, говоря: «Ты Христос Но Он не отвечал, потому что (Пилат) уже слышал: «Я на то родился и на то пришел», и: «Царство Мое не от мира сего», и поэтому должен был воспротивиться иудеям, и освободить Христа, но он этого не сделал, а напротив, уступил неистовству иудейскому. Затем иудеи, опровергнутые во всем, обращаются к обвинению в преступлении государственном и говорят: «всякий, делающий себя царем, противник кесарю» (Ин. 19:12). Поэтому надобно было бы тщательно исследовать, действительно ли Он домогался власти и замышлял низвергнуть кесаря с царства; но Пилат такого тщательного исследования не делает. Потому и Христос ничего не отвечал ему, так как знал, что он обо всем спрашивает напрасно.

С другой стороны, о Нем свидетельствовали дела, и потому Он не хотел опровергать и защищаться словами, показывая тем, что Он добровольно идет на смерть.

Встревоженный, он уводит Христа опять в преторию и спрашивает Его уже не как представитель правосудия, а просто как человек, в котором не угасли языческие представления о богах, которые сходили прежде на землю и жили среди людей. Но Христос не хочет отвечать человеку, который был так равнодушен к истине (Ин. 18:38), не хочет говорить с ним о Своем божественном происхождении, так как Пилат и не понял бы Его.

Многие удивляются молчанию, которое сохраняет Иисус пред Своими судьями, ибо молчание иногда принимается за согласие и, по-видимому, тогда, когда мы ничего не отвечаем на предлагаемые нам вопросы, мы подтверждаем сим самым то, в чём нас обвиняют: посему Спаситель не подтверждает ли Своим молчанием справедливости тех обвинений, которые взводят на Него враги Его? Совершенно нет: напротив, самым молчанием Своим Он опровергает уже обвинение. Тот имеет причину молчать, кто не имеет нужды защищаться. Пусть те, которые опасаются неудачи в своем деле, думают о средствах защиты, и спешат говорить; что до Иисуса Христа, Он победоносен и тогда, когда Его осуждают, Он торжествует и тогда, когда произносят над Ним последний приговор.

Сам Пилат должен сказать: «я не повинен в крови Праведника сего» (Мф. 27:24). Таким образом, самое лучшее и правое дело есть то, которого не защищают, и которое, между тем, непоколебимо. Не то вполне правое дело, которое поддерживается словами, но то, которое поддерживает сама истина. Правда не должна защищаться таким же образом, каким обыкновенно защищается неправда.

Стих 19:10

Глаго́ла же ему́ пила́тъ: мнѣ́ ли не глаго́леши? не вѣ́си ли, я́ко вла́сть и́мамъ распя́ти тя́ и вла́сть и́мамъ пусти́ти тя́?
Глаго1ла же є3мY пілaтъ: мнё ли не гlеши; не вёси ли, ћкw влaсть и4мамъ распsти тS и3 влaсть и4мамъ пусти1ти тS;
Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?

И боится и стращает. Разгневанный тем, что Иисус Христос не ответил ему, хотя он старался даже защитить Его, Пилат угрожает своей властью. Безумный! Если ты имеешь власть отпустить Его, почему же не отпускаешь, хотя и знаешь, что Он не виновен, и несколько раз уже засвидетельствовал это о Нем?

Оказывается, что Пилат нисколько не имеет твердости, но всякая случайная опасность может поколебать его. Он боялся иудеев; трепетал и Иисуса, как Сына Божия. Посмотрим же, как он сам себя осуждает своими словами: "Я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя". Если все зависело от тебя, почему же ты не отпустил Того, Кого нашел невинным?

Пилат понял, что Христос не признает его достойным беседы с Собою, и с чувством оскорбленного самолюбия указывает Христу на то, что Он в его руках.

А так как Он молчал, то Пилат говорит: не веси ли, яко власть имам распяти Тя? Видишь ли, как он уже наперед осудил сам себя? И подлинно, если все от тебя зависит, то почему же ты, не найдя в Нем никакой вины, не отпускаешь Его? Когда таким образом Пилат сам на себя произнес осуждение, (Иисус) говорит: предавый Мя тебе болий грех имать (ст. 11)...

Стих 19:11

Отвѣща́ Иису́съ: не и́маши вла́сти ни еди́ныя на мнѣ́, а́ще не бы́ ти́ дано́ свы́ше: сего́ ра́ди преда́вый мя́ тебѣ́ бо́лiй грѣ́хъ и́мать.
TвэщA ї}съ: не и4маши влaсти ни є3ди1ныz на мнЁ, ѓще не бы2 ти2 дано2 свы1ше: сегw2 рaди предaвый мS тебЁ бо1лій грёхъ и4мать.
Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.

(Иисус) говорит: предавый Мя тебе болий грех имать, показывая тем, что и он также повинен греху.
А чтобы низложить его высокомерие и гордость, говорит: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано было, – чем показывает, что все это совершается не случайно и не по обыкновенному порядку, но таинственно.
А чтобы, услышав слова: аще не бы ти дано было, не подумал, что он свободен от всякой вины, – присовокупил: предавый Мя тебе болий грех имать. Но ведь если в самом деле дано было, то, очевидно, ни он (Пилат), ни они (иудеи) не подлежат обвинению? Напрасно ты будешь говорить это. Выражение: дано здесь значит – допущено. Христос как бы так сказал: (Бог) допустил быть этому; однако ж поэтому вы не чужды преступления.

Но Христос говорит в ответ Пилату, что сам он не имеет власти распоряжаться судьбой Христа (положить жизнь и принять ее назад - это зависит только от Самого Христа Ин. 10:17 и сл.; Ин. 12:28 и сл.). Если же теперь Пилат и имеет право осудить Христа на казнь, то потому, что так ему указано (дано, т. е. назначено) свыше или от Бога (ἄνωθεν ср. Ин. 3:27). Напрасно Пилат гордится своим правом прокуратора в настоящем случае: он является в деле Христа жалким, бесхарактерным, лишенным совести человеком, которому, именно в силу таких ему присущих свойств, Бог и попустил стать палачом Неповинного Страдальца.

Тем не менее, в словах Христа о Пилате ему не дается какого-нибудь оправдания. Нет, виновен и он, хотя вина его меньше, чем вина предавшего Христа Пилату. В том, что он осудил Христа, он показал свой низкий характер, свою испорченную натуру и, хотя, совершая свое кровавое дело, он исполнял, сам не сознавая того, таинственные предначертания воли Божией, тем не менее лично он, как судья - блюститель справедливости, изменил своему призванию и подлежит за это осуждению.

Что же касается предавшего Христа Пилату иудейского народа и особенно первосвященника и священников (ср. Ин. 18:35; Твой народ и первосвященники предали Тебя мне), то этих людей Христос признает виновными в большей мере, чем Пилат, потому что они знали Писания, в которых содержались пророчества о Христе (Ин. 5:39), а, с другой стороны, знали достаточно о деятельности Христа (Ин. 15:24), чего нельзя было сказать о прокураторе, который далеко стоял от тех вопросов, какие возбудили враждебные чувства ко Христу в сердцах иудеев.

Стих 19:13

Пила́тъ у́бо слы́шавъ сiе́ сло́во, изведе́ во́нъ Иису́са и сѣ́де на суди́щи, на мѣ́стѣ глаго́лемѣмъ лиѳострото́нъ, Евре́йски же гавва́ѳа.
Пілaтъ ў2бо слы1шавъ сіе2 сло1во, и3зведе2 во1нъ ї}са и3 сёде на суди1щи, на мёстэ глаго1лемэмъ ліfострwто1нъ, є3вре1йски же гаввafа.
Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифо́стротон*, а по-еврейски Гаввафа. //*Каменный помост.

Угроза иудеев подействовала на Пилата, и он, изменив свое намерение, вывел Христа снова из претории и сам сел на судейское кресло (βῆμα)[1]. Он и раньше, конечно, сидел на нем при начале суда над Христом, но теперь евангелист отмечает восхождение Пилата на судейское место, как нечто особенно важное, и указывает при этом день и час события. Этим евангелист хочет сказать, что Пилат решился произнести обвинительный приговор над Христом. Место, на котором было поставлено судейское кресло Пилата, говорит евангелист, называлось по-гречески Лифостротон [Kаменный помост.] (собственно - мозаичный пол), - так называли его говорившие по-гречески жители Иерусалима, - а по-еврейски Гаввафа (по одному толкованию возвышение, по другому блюдо) [2].

Примечания:
[1] Некоторые толкователи (например, Луази) переводят стоящий здесь глагол ἐκάθισεν выражением «посадил», т.е. Иисуса, для того чтобы выставить Его настоящим царем, восседающим перед своими подданными. Хотя такой перевод с грамматической точки зрения допустим, но принять его препятствует то соображение, что едва ли Пилат решился на такой неосторожный поступок: его только что обвинили в недостаточной заботливости о чести имени Kесаря, и если бы он теперь на судейское кресло посадил преступника против единодержавной власти Kесаря, то этим подал бы иудеям повод к большим обвинениям.
[2] Словом Гавваф в сирийском переводе Евангелия Матфея переведено именно греческое выражение τρύβλιον — блюдо (Мф. 26:23).

Но какое малодушие и какая неуместная робость! Пилат, подумав, что он действительно подвергнется опасности, если пренебрежет этим, выходит как бы с намерением исследовать дело (это именно значит выражение: седе на судищи); а между тем, не сделав никакого исследования, предает Его, думая тем преклонить их. А что он с таким намерением делал это, послушай, что он говорит: се, Царь ваш (ст. 14).

Откуда эта противоречивость в Пилате? Откуда такое раздвоение воли в одном и том же человеке? Пока предстоял Пилат свету лица Христова — от всего сердца хотел он отпустить Праведника. Но когда обуяла его тьма иудейская, он согласился с делами тьмы. Это семя, павшее в терние. Пока над семенем сиял лик Христов, оно проросло и взошло. Но как только лишилось оно света — тотчас заглушил его мрак терния.

Пока Господь Иисус владычественно говорил Пилату о Царе Небесном:
"Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше",
— Пилат чувствовал себя побеждаемым страхом пред Богом.

Но когда толпа иудеев крикнула Пилату:
Если отпустишь Его, ты не друг кесарю,
— Пилат был полностью сломлен страхом перед царем земным. И страх за плоть возобладал над страхом за душу, как и поныне это порою случается.

Пилат был учеником светской мудрости.
А светская мудрость не дает сил, но вселяет страх.
Светская мудрость поддерживает не душу, а тело.
Светская мудрость вселяет страх не за душу, а за плоть и за всё плотское.

Вот и в Пилате [наблюдаем мы] ясный и несчастный пример того, каких людей — минуя Бога и наперекор Христу — воспитывает светская мудрость.

Впрочем, слабохарактерная и шаткая душа Пилата — это показательный тип не только язычников, но и неутвержденных христиан. Некоторые христиане изо дня в день неощутимо, а подчас и бессознательно, то порываются освободить Христа от мрачного и преступного иудейского инстинкта в себе, то, опять, повинуясь этому инстинкту, равнодушно отправляют Его на распятие. Это, как правило, бывает в том случае, когда тот или иной христианин нарушит какую-либо Христову заповедь во имя исполнения некой своей телесной прихоти. То свет этой заповеди озарит сердце слабовольного христианина, то плотская тьма настолько над ним сгустится, что он полностью ей уступает.

Господи долготерпеливый, не отврати света лица Твоего от нас ни на мгновение ока — дабы не одолела нас тьма. Господи, помоги нам пребыть чадами света до конца. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.

Стих 19:14

Бѣ́ же пято́къ па́сцѣ, ча́съ же я́ко шесты́й. И глаго́ла Иуде́омъ: се́, Ца́рь ва́шъ.
Бё же пzто1къ пaсцэ, чaсъ же ћкw шесты1й. И# глаго1ла їуде1wмъ: се2, цRь вaшъ.
Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!

Бе же пяток Пасце, час же яко шестый…
Евангелист обозначил день и час, чтобы показать, что не только в самый день Пасхи, но даже тогда, когда день уже клонился к вечеру и приближался вечер праздника, что в такое время составили это пагубное судилище те, которые недавно пред этим считали для себя осквернением войти в преторию.

И глагола Иудеом: се, Царь ваш.
Оставив разбор обвинения, Пилат опять старается подействовать на обвинителей: се (ιδε), говорит он, Царь ваш, вон стоит обвиняемый, не отпущен, не бойтесь. Известно, что в Священном Писании ιδε (смотри) часто употребляется вместо: ιδου (вот).

Иоанн говорит, что осуждение Христа на распятие и, следовательно, само распятие состоялось в пятницу перед Пасхой (точнее: в пятницу Пасхи, заменяя этим указание евангелиста Марка: "пятница, которая пред субботой" - Мк. 15:42). Этим он хотел отметить особую важность того дня, в который был распят Христос: Христос, так сказать, приготовляется к закланию (самое слово пятница по-гречески означает "приготовление", и читатели Евангелия хорошо понимали смысл этого), как приготовлялся накануне Пасхи к ночной трапезе агнец.

Час шестый, т. е. двенадцатый. Точнее будет перевести: около двенадцати (ὡς ἕκτη). Некоторые толкователи (из наших особенно Гладков в 3-м издании своего толкового Евангелия, с. 718-722) стараются доказать, что евангелист считает здесь по римскому, а не по иудейско-вавилонскому счислению, т. е. разумеет шестой час утра, в соответствии с указанием евангелиста Марка, по которому Христос был распят в третий, т. е., по римскому счету, в девятый час утра (Мк. 15:25). Но против этого предположения говорит то обстоятельство, что никто из древних церковных толкователей не прибегал к такому способу соглашения показаний евангелистов Марка и Иоанна. Притом известно, что в те времена, когда Апостол Иоанн писал свое Евангелие, во всем греко-римском мире часы дня считались так же, как у евреев, от восхода до захода солнца (Плиний, Ест. ист. 2: 188). Очень вероятно, что Иоанн в настоящем случае и хотел точнее определить время распятия Христа, чем оно указано у Марка*.

В заключение Пилат делает последнюю попытку спасти Христа, снова указывая иудеям на то, что ведь они отдают на казнь своего царя. "Другие народы услышат - хочет сказать Пилат, - что в Иудее распяли царя, и вам же это послужит к стыду".

Примечание: * В разъяснение разночтения между евангелистами Марком и Иоанном следует принять во внимание, что древние считали время только приблизительно. Да и едва ли возможно предположить, чтобы Иоанн в точности стал отмечать в своем уме часы страданий Христовых, при которых он присутствовал. Еще менее можно было этого ждать от апостола Петра, со слов которого, по преданию, писал свое Евангелие Марк. Ввиду этого, приблизительно порядок событий последнего дня жизни Христа можно определить такой:
а) в полночь Христос был приведен во двор первосвященника и был подвергнут предварительному допросу сначала у Анны, а потом у Kаиафы, у последнего при этом были и некоторые члены синедриона;
б) некоторое время затем — часа два — Христос провел в темнице при доме первосвященника;
в) ранним утром — часу в пятом — Христос был приведен на суд синедриона, откуда был отправлен к Пилату;
г) по окончании суда у Пилата и Ирода и после вторичного суда у Пилата Христос был выдан на распятие; это было, согласно Марку, в третьем часу по еврейскому счету и по нашему — в девятом. Но, принимая во внимание позднейшее сообщение Иоанна, согласно которому Христос был распят приблизительно в шестой час, следует сказать, что третий час или, точнее, первая четверть дня уже закончилась, и пошел час шестой, и началась уже вторая часть дня, в которую (ближе к ее концу, как видно из слов Иоанна) и совершилось распятие Христа (Ин. 19:14, 16).
Затем д) от шестого (или, по-нашему, от двенадцатого) часа до девятого (до третьего часа пополудни по-нашему) была тьма, и около трех часов пополудни Христос испустил дух. Снятие с креста и погребение были закончены, конечно, к закату солнца, так как начавшаяся с закатом солнца ночь принадлежала к наступавшей субботе, когда ничего нельзя было делать.

Но какое малодушие и какая неуместная робость! Пилат, подумав, что он действительно подвергнется опасности, если пренебрежет этим, выходит как бы с намерением исследовать дело (это именно значит выражение: седе на судищи); а между тем, не сделав никакого исследования, предает Его, думая тем преклонить их. А что он с таким намерением делал это, послушай, что он говорит: се, Царь ваш (ст. 14).

Стих 19:15

Они́ же вопiя́ху: возми́, возми́, распни́ его́. Глаго́ла и́мъ пила́тъ: Царя́ ли ва́шего распну́? Отвѣща́ша архiере́е: не и́мамы царя́ то́кмо ке́саря.
Nни1 же вопіsху: возми2, возми2, распни2 є3го2. Глаго1ла и5мъ пілaтъ: цRs ли вaшего распнY; Tвэщaша ґрхіере1є: не и4мамы царS то1кмw ке1сарz.
Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.

Они же вопияху: возми, возми, распни Его
Вот непобедимая ярость!

Глагола им Пилат: Царя ли вашего распну?
Это Пилат сказал, как бы издеваясь над Иисусом Христом, чтобы смягчить жестокость иудеев.

Отвещаша архиерее: не имамы царя токмо кесаря
Таким образом, иудеи отвергли Царство Иисуса Христа и избрали власть Кесаря. За то, лишенные Божией помощи, они и преданы были на совершенное истребление римлянам, как раз в самый день Пасхи, в который кричали: не имамы царя, токмо Кесаря.

Когда же они сказали: распни Его, – он опять присовокупил следующие слова: Царя ли вашего распну? Но они вопияли: не имамы царя, токмо кесаря, и тем добровольно сами себя подвергли наказанию. Потому и Бог предал их, что они уже наперед сами отвергли от себя Его промышление и покровительство. И так как они единогласно отреклись от Его Царства, то Он и попустил им подвергнуться их собственному приговору.

То, что было сказано, конечно, могло уже укротить их гнев; но они боялись, чтобы Христос, будучи отпущен, не собрал опять вокруг Себя народ, и потому всячески старались не допустить этого. Великое поистине зло – властолюбие, великое это зло, и может погубить душу. Поэтому-то они никогда Его и не слушали. Пилат, вследствие одних Его слов, хотел Его отпустить; а они не перестают говорить: распни!

Но почему они настоятельно желают подвергнуть Его такого рода смерти? Потому, что это была смерть самая позорная. Опасаясь, чтобы впоследствии не осталось какой-нибудь памяти о Нем, они стараются подвергнуть Его и казни позорной, не разумея того, что препятствиями возвышается истина. А что они это предполагали, послушай, что говорят они: помянухом, яко льстец Он рече, яко по триех днех востану (Мф. 27:63). Поэтому они всё привели в движение и употребили все меры, чтобы очернить последующие события; поэтому непрестанно кричали: распни, – то есть кричала беспорядочная толпа, подкупленная начальниками.

Мы же не только станем читать об этом, но и будем все это содержать в своем уме, — терновый венец, одежду, трость, побои, удары по ланитам, заплевания, посмеяния. Постоянное памятование об этом в состоянии уничтожить какой бы то ни было гнев. Будут ли нас осмеивать, или будем мы терпеть что-либо несправедливо, — постоянно станем говорить: «раб не больше господина своего» (Ин. 15:20), и будем представлять себе слова иудеев, которые они в неистовстве говорили Христу: «Ты Самарянин и бес в Тебе» (Ин. 8:48); «изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула» (Мф. 12:24). Для того Христос и потерпел все это, чтобы мы шли по стопам Его и терпеливо переносили насмешки. Насмешки раздражают несравненно более, чем ругательства, и однако же Он не только перенес их, но и все сделал для того, чтобы издевавшихся над Ним избавить и освободить от предстоящего им наказания. Так и апостолов Он послал для их спасения, и потому-то ты слышишь, как они говорят: (знаем), «что вы... сделали это по неведению» (Деян. 3:17), и такими словами привлекают их к покаянию. Этому станем и мы подражать; ничто так не умилостивляет Бога, как любовь ко врагам и благотворение обижающим нас.

Когда кто-нибудь обидит тебя, ты смотри не на него, но на диавола, который побуждает его к тому; на диавола изливай весь свой гнев, а о нем даже жалей, так как он находится под влиянием диавола. Если ложь — от диавола (Ин. 8:44), то тем более от него же безрассудный гнев. Равным образом, когда увидишь издевающегося над тобою, помышляй, что это диавол побуждает его, потому что насмешки — не христианское дело. И если тот, кому заповедано плакать (Мф. 5:4), кто слышал слова: «Горе вам, смеющиеся ныне» (Лк. 6:25), — если тот поносит других, осмеивает и раздражается, то он заслуживает с нашей стороны не порицания, а слез. Ведь и Христос возмутился духом, кода помыслил об Иуде.

Итак, будем стараться осуществлять все это на деле. Если же мы не будем так поступать, то мы напрасно и без пользы, или — лучше сказать — на зло себе пришел в этот мир.

Как? Ты называя Иисуса Праведником, — и ты же предаёшь Его неистовству народа? Не исторгаешь Его из жестоких рук его? Неспособный к чувствованиям благородным, малодушный правитель допущает себе увлечься и, наконец, уступает ожесточённым воплям народа: «да будет распят!» (Мф. 27:22). А народ не смерти Его только требует, но хочет, чтобы Он умер позорною смертию — крестною!
«Страшитесь христиане, чтобы эта вина не обратилась на вас самих, — увещевает Св. Златоуст, — и если вы понимаете важность её, то вам нельзя этим не тронуться. Совесть не по нашей воле председящая в нас подобно судии, внутренно говорит каждому из нас: на что ты решишься? Вот твоё удовольствие с одной, твой Бог с другой стороны: за кого из двух станешь ты, когда удержать то и другое вместе невозможно? Надобно тебе лишиться или твоего удовольствия, или твоего Бога: и это предлежит решить тебе самому. Страсть, сделавшаяся обладательницею нашего сердца, при чрезмерной нашей склонности к неверностям, внушает нам такое решение: я хочу удовольствия».

Но как же ты поступишь с твоим Богом? (тайно вопрошает совесть: и могу ли я умолчать о Нём, когда мне не возможно не защищать права Его, вопреки твоим желаниям?
«Мне нет до Него нужды (бесстыдно отвечает страсть); я хочу удовольствия, я уже решился.
Но знаешь ли ты (вопиет совесть посредством своих угрызений), что, позволяя себе удовольствие, ты вновь распинаешь Сына Божия в себе самом?
«Нет нужды, пусть Он будет распят, только бы я был удовлетворён».
Но какое же зло сделал Он, и за что ты так Его предаёшь?
Моё удовольствие — вот моё право, а поелику Бог есть враг моего удовольствия, то я повторяю: «да будет распят».

Вот печальное положение грешника, попускающего врагам его спасения нечувствительно занять место в душе его. Если бы в начале борьбы с ними, он возымел более решимости, то он стал бы выше их, и первая победа над ними повела бы его к множеству других побед и утвердила бы успехи его в дальнейшей борьбе.

Стих 19:16

Тогда́ у́бо предаде́ его́ и́мъ, да ра́спнется. Пое́мше же Иису́са и ведо́ша:
ТогдA ў2бо предаде2 є3го2 и5мъ, да рaспнетсz. Пое1мше же ї}са и3 ведо1ша:
Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.

Счастье легко может обольстить и развратить людей невнимательных. Вот, например, иудеи еще в начале, пользуясь покровительством Божиим, домогались закона, по которому управляются царства языческие, и в пустыне после манны вспоминали о луке. Так точно и теперь, отказываясь от царства Христова, они провозглашают над собою царство кесарево. Потому-то (Господь) и поставил над ними царя, согласно с их приговором. А что Пилат, услышав это, «предал Его им на распятие», — крайне несправедливо! Ему следовало бы допросить, действительно ли Христос домогался присвоить Себе царскую власть, а он произнес приговор единственно по страху. Чтобы он не подвергся ему, Христос наперед уже сказал: «Царство Мое не от мира сего»; но он, всецело предав себя настоящему, не хотел любомудрствовать ни о чем великом. Равным образом, и сон жены его должен был поразить его; но он ни от чего этого не образумился и не воззрел на небо, но предал Христа.

Стих 19:17

и нося́ кре́стъ сво́й, изы́де на глаго́лемое ло́бное мѣ́сто, е́же глаго́лется Евре́йски голго́ѳа,
и3 носS кrтъ сво1й, и3зы1де на глаго1лемое ло1бное мёсто, є4же глаго1летсz є3вре1йски голго1fа,
И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа;

Почему Иоанн не упоминает о Симоне Киринеянине? Очень вероятно, что он хотел этим лишить опоры существовавшее у древних гностиков-василидиан мнение, будто бы вместо Христа на кресте был распят по ошибке Симон (Ириней, прот. ерес. 1:24, 4).

Нес крест Свой Иисус Христос на плечах, как неустрашимый воин копье, которым имел поразить врага.

Они возложили на Него крест, как на уже осужденного. Ибо считали его столь дурным предзнаменованием, что даже воздерживались от прикосновения к нему. Так было и в прообразе, ибо и Исаак нес дрова. Но тогда все дело ограничилось намерением отца, (ибо то было прообразом), а теперь все исполнилось на деле, потому что это была истина.

Источник: Иоанн Златоуст, Гомилии на Евангелие от Иоанна 85.1.

"Неся Крест Свой, он вышел". Так как они прикосновение ко крестному древу считали делом бесчестным, то на Него, как уже осужденного и проклятого, и возлагают проклятое древо. Примечай и то, что это совершается согласно с ветхозаветным прообразом. Как там Исаак, неся дрова, шел на заклание: так и здесь Господь идет, неся Крест, и, как бы воин какой, несет оружие, коим ниспровергает своего противника.

Что Исаак служил образом Господа, это ясно. Исаак — значит смех или радость. Кто же иной соделался нашею радостью, как не Тот, Кто чрез Ангела при самом зачатии подал естеству человеческому радость? Ибо благовестие, которое услышала Дева, приняло все естество человеческое. Отец Исаака Авраам — значит отец многих народов и есть образ Бога всех, который есть Отец иудеев и язычников, по благоволению и определению Которого Сын Его несет крест. Только в Ветхом Завете дело ограничивалось произволением отца, так как то было преобразованием; а здесь исполнилось на самом деле, потому что это была истина.

Может быть и еще сходство. Как там Исаак был отпущен, а заклан агнец, так и здесь Божеское естество пребыло бесстрастно, а заклано человеческое естество, которое и называется Агнцем, как рождение заблудшей овцы — Адама.

Как же другой евангелист (Мк. 15:21) говорит, что нести Крест заставили Симона? Было то и другое. В начале Господь пошел, Сам неся Крест, так как этим древом все гнушались и не позволяли себе даже прикоснуться к нему, А когда вышли, встретили Симона, идущего с поля, и тогда древо это возложили на него.

Место сие назвали "Лобное место", ибо хранилась молва, что тут погребен Адам, дабы, где было начало смерти, там же совершилось и упразднение ее. Ибо есть предание церковное, что по изгнании человека из рая первым жилищем его была Иудея, данная ему в утешение после райского блаженства, как страна лучшая и обильнейшая всех прочих. Она-то первая приняла и мертвого человека. Люди того времени, удивленные мертвым лбом, сняли с него кожу и зарыли его тут, и от него дали название сему месту. А после потопа Ной передал всем сказание об этом. Посему и Господь принимает смерть там, где источник смерти, дабы иссушить оный.

В этом городе, и как раз в этом месте, как традиционно считается, жил и умер Адам. Вот и место, на котором распят Господь наш, называется Лобное, потому что здесь погребен череп первого человека. Так должно было случиться, что второй Адам, то есть кровь Христа, стекая с креста, смыла грехи погребенного — первозданного земнородного (Прем. 7:1), первого Адама*. Тогда исполнились слова апостола: Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос (Еф. 5:14).

Источник: Иероним Стридонский, Послания 46.3.
Примечание: * Очевидно связывая евр. ha'adam (Адам) и dam (кровь).

О крестном пути Господа повествуют все четыре Евангелиста.

Первые два — св. Матфей и св. Марк говорят о нем совершенно одинаково. «Егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Своя: и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска именем Симона, и сему задеша понести крест Его».

Св. Иоанн говорит совсем коротко, ничего не упоминая о Симоне Киринейском.

Подробнее всех говорит св. Лука.

Как сообщает об этом св. Иоанн и как это вообще было принято с осужденными на смерть через распятие, Господь Сам нес Свой крест на место казни. Но Он был так истомлен и гефсиманским внутренним борением, и без сна проведенной ночью, и страшными истязаниями, что оказался не в силах донести крест до места назначения. Не из сострадания, конечно, но из желания скорее дойти, чтобы завершить свое злое дело, враги Господа захватили по пути некоего Симона, переселенца из Киринеи, города в Ливии на северном берегу Африки к западу от Египта (где жило много евреев, издавна туда переселившихся), и заставили его понести крест Господа, когда он возвращался с поля в город.

Согласно повествованию всех четырех Евангелистов, Господа привели на место, называемое Голгофа, что значит: «лобное место» и там распяли Его посреди двух разбойников, о которых св. Лука сообщает, что их тоже вели на смерть вместе с Ним. «Голгофа», или «лобное место» — это был небольшой холм, находившийся в то время вне городских стен Иерусалима к северо-западу. Неизвестно точно, почему этот холм носил такое название. Думают, что или потому, что он имел вид черепа, или потому, что на нем находилось много черепов казненных там людей. По древнему преданию, на этом же самом месте был погребен прародитель Адам.

Св. Ап. Павел в послании к Евреям Евр. 13:11-12 указывает на особое значение того, что «Иисус пострадал вне врат».

Стих 19:18

идѣ́же пропя́ша его́, и съ ни́мъ и́на два́ сю́ду и сю́ду, посредѣ́ же Иису́са.
и3дёже пропsша є3го2 и3 съ ни1мъ и4на двA сю1ду и3 сю1ду, посредё же ї}са.
там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса.

Они распинают Его даже вместе с разбойниками, но и в этом случае против воли исполняют пророчество: так все, что они делали в поношение, служило к подтверждению истины, чтобы ты познал, как велика ее сила. Ведь и об этом издревле предсказал пророк: «к злодеям причтен был» (Ис. 53:12). Итак, диавол хотел помрачить это событие, но не мог: распяты были трое, но просиял один Иисус, чтобы ты познал, что все совершилось Его силою. И хотя чудеса совершались в то время, когда трое пригвождены были ко крестам, однако же никто и ни одного из них не приписал никому другому, кроме одного Иисуса. Так бессильны оказались козни диавола, и все обратилось на главу его! Ведь даже из тех двух (разбойников) один спасся. Таким образом диавол не только не повредил славе креста, но и не мало содействовал ей, потому что обратить разбойника на кресте и ввести его в рай — не меньше значит, чем потрясти камни.

«И распяша Его» — кресты бывали различной формы и распинали по разному, иногда пригвождая ко кресту, лежащему на земле, после чего крест поднимали и водружали в земле вертикально; иногда же сперва водружали крест, а потом поднимали осужденного и пригвождали его. Иногда распинали вниз головой (так распят был, по собственному желанию, св. ап. Петр). Руки и ноги иногда пригвождались гвоздями, иногда только привязывались. Тело распятого беспомощно свешивалось, в ужасных конвульсиях, все мускулы сводила мучительная судорога, язвы от гвоздей, под тяжестью тела, раздирались, казненного томила невыносимая жажда, вследствие жара, возбуждавшегося гвоздинными язвами. Страдания распятого были столь велики и невероятно мучительны, а к тому же и длительны (иногда распятые висели на крестах, не умирая, по трое суток и даже более), что эта казнь применялась лишь к самым большим преступникам и считалась самой ужасной и позорной из всех видов казни. Дабы руки не разорвались преждевременно от ран, под ноги иногда подбивали подставку-перекладину, на которую распинаемый мог встать. На верхнем оставшемся свободном конце креста прибивалась поперечная дощечка с надписанием вины распятого.

И с Ним ина два сюду и сюду, посреде же Иисуса

Прочитай в той же главе объяснение слов: тогда распята с Ним два разбойника: единаго о десную, и единаго о шуюю (Мф. 27:38). Иудеи постарались распять Иисуса Христа вместе с разбойниками для того, чтобы вследствие одинаковой казни дурная слава разбойников омрачила Его славу, но слава Его так просияла, что хотя на кресте висело трое в то время, когда совершились страшные знамения, однако все приписали это Иисусу Христу, – и Он не только не навлек на Себя через это дурной славы разбойников, а напротив, одного из них привлек к вере в Себя и все ухищрение иудеев обратил на главу их самих и отца их диавола.

Распинают с Ним и двух других. Иудеи желали этим пустить дурную молву, будто и Он разбойник. Между тем невольно исполняют этим пророчество, которое говорит: "и к злодеям причтен был" (Ис. 53:12). Примечай же Премудрость Божию, как Она обратила к славе Господа то, что они делали к бесчестию Его. Ибо Он на самом Кресте спас разбойника, что не менее чудно, и еще более доказывает Божество Его. Ибо прославился один только Он, хотя вместе с Ним распяты были и другие. Этого не сделалось бы, если бы Он был виновен и нарушитель закона, но не был Сам выше закона и Судиею беззаконных.

Стих 19:19

Написа́ же и ти́тла пила́тъ, и положи́ на кре́стѣ́. Бѣ́ же напи́сано: Иису́съ назоряни́нъ, Ца́рь Иуде́йскiй.
Написa же и3 т‡тла пілaтъ и3 положи2 на кrтЁ. Бё же напи1сано: ї}съ назwрzни1нъ, цRь їуде1йскій.
Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.

Письмена надписи показывали в распятом Царя практической, теоретической и богословской мудрости:
практическую обозначала римская надпись; пророк Даниил видел царство римское, как самое сильное, а сила относится уже к практике.
Теоретическую мудрость обозначала надпись греческая, так как теория была развита у греков более, чем у других народов,
а богословскую – еврейская, потому что евреи были самыми великими богословами между всеми другими народами).

Приближенные Пилата, вырезав на дощечке вину, по которой Иисус Христос был распят, выставили на Кресте, чтобы ее могли читать все присутствующие и мимоходящие.
Марк (Мк. 15:26) говорит: и бе написание вины Его написано: Царь Иудейск,
а Лука (Лк. 23:38): бе же и написание написано над Ним писмены Еллинскими и Римскими и Еврейскими: Сей есть Царь Иудейск. Написано было это на трех языках потому, что в городе тогда было много греков и римлян.
Иоанн (Ин. 19:19-22) говорит: написа же и титла Пилат и положи на кресте. Бе же написано: Иисус Назорянин, Царь Иудейский. Сего же титла мнози чтоша от Иудей, яко близ бе место града, идеже пропяша Иисуса: и бе написано еврейски, гречески, римски. Глаголаху убо Пилату архиерее Иудейстии: не пиши: Царь Иудейский: но яко Сам рече: Царь есмь Иудейский. Отвеща Пилат: еже писах, писах.

Титла (τιτλος) по-римски значит причина, вина (causa – αιτια).
Близ бе место града, идеже пропяша Иисуса – нужно разставить слова так: близ города было место, где был распят Иисус. Итак, Пилат написал вышеуказанную вину и, прибив к Кресту, сделал ее известною для всех, чтобы иудеи по своему коварству не могли приписать Иисусу Христу другой какой-либо вины. Этим он и уступал иудеям, и вместе с тем защищал Иисуса Христа, показывая, что Он был распят по зависти. Так как выставленная пред всеми надпись ясно указывала на Его Царство, то первосвященники иудейские пытаются извратить эту надпись, говоря Пилату: не пиши: Царь Иудейский, чтобы не подумали, что это истинная надпись, но яко Сам рече: Царь есмь Иудейский, чтобы считали ее ложною. Но не убедили его в этом случае, потому что он ответил: еже писах, писах, т.е. не переменю написанного. Без сомнения, по Божественному промышлению надпись была положена только на Кресте Иисуса Христа. Так как все три креста тогда были зарыты вместе, то найденный много времени спустя Крест Господень прежде всего был узнан по надписи.

О надписи на кресте Христа евангелист Иоанн говорит, что иудеи остались ею крайне недовольны, потому что она не точно выражала преступление Иисуса, а между тем ее могли прочитать все проходившие мимо Голгофы иудеи, многие из которых и не знали, каким образом «царь их» оказался на кресте. Пилат не согласился на требование иудейских первосвященников исправить надпись, желая, кажется, поставить их в неловкое положение перед теми, кто не участвовал в предании Христа Пилату. Очень может быть, что Иоанн, изображая эту подробность, хотел указать своим читателям, что Промысл Божий действовал в настоящем случае через упорного язычника, возвещая всему миру о царском достоинстве Распятого Христа и о Его победе (свт. Иоанн Златоуст).

Написа же и титла Пилат – для того, чтобы, с одной стороны, отомстить иудеям, а с другой – защитить Христа. Так как они предали Его, как преступника, и старались подтвердить это мнение распятием Его вместе с разбойниками, то, чтобы никто уже впоследствии не имел права взносить на Него злобных обвинений и осуждать Его, как какого-нибудь преступника и злодея, Пилат, заграждая уста как иудеям, так и всем, кто захотел бы осуждать Его, и показывая, что они восстали против своего собственного царя, положил, как бы на победном памятнике, надпись, которая издает величественный голос и возвещает Его победу, и провозглашает царство, хотя и не всецелое.

Стих 19:20

Сего́ же ти́тла мно́зи что́ша от иуде́й, я́ко бли́зъ бѣ́ мѣ́сто гра́да, идѣ́же пропя́ша Иису́са: и бѣ́ напи́сано Евре́йски, гре́чески, ри́мски.
СегH же тjтла мно1зи что1ша t їудє1й, ћкw бли1з8 бЁ мёсто грaда, и3дёже пропsша ї}са: и3 бЁ напи1сано є3вре1йски, гре1чески, ри1мски.
Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.

И это Пилат объявил не на одном, но на трех языках. Так как естественно было предполагать, что между иудеями, по случаю праздника, много было иноплеменников, то, чтобы ни один из них не оставался в неведении об оправдании Его, Пилат возвестил о неистовстве иудеев на всех языках.

О надписи на кресте Христа евангелист Иоанн говорит, что иудеи остались ею крайне недовольны, потому что она не точно выражала преступление Иисуса, а между тем ее могли прочитать все проходившие мимо Голгофы иудеи, многие из которых и не знали, каким образом «царь их» оказался на кресте. Пилат не согласился на требование иудейских первосвященников исправить надпись, желая, кажется, поставить их в неловкое положение перед теми, кто не участвовал в предании Христа Пилату. Очень может быть, что Иоанн, изображая эту подробность, хотел указать своим читателям, что Промысл Божий действовал в настоящем случае через упорного язычника, возвещая всему миру о царском достоинстве Распятого Христа и о Его победе (свт. Иоанн Златоуст).

Они распяли Его с разбойниками, желая обесчестить имя Его. Пилат объявляет, что Он был не разбойник, но Царь их, и это объявляет не на одном, но на трех языках. Ибо естественно было предполагать, что по причине праздника с иудеями пришло много и язычников, Выше и евангелист (Ин. 12:20, 21) упоминает о некоторых эллинах, пришедших видеть Иисуса. Итак, чтобы все знали о неистовстве иудеев, Пилат возвестил о нем на всех языках.

Надпись, сделанная на трех языках, дает намек и на нечто высшее, — именно: показывает, что Господь есть Царь любомудрия деятельного, естественного и богословского.
Римские буквы служат образом деятельного любомудрия, ибо власть римлян самая мужественная и деятельная в деле военном;
греческие — образ любомудрия естественного, ибо греки занимались изучением природы;
еврейские — богословского, ибо евреям вверено Богопознание.

Итак, слава Тому, Кто чрез Крест явил Себя имеющим такое Царство, Кто и мир победил, и нашу деятельность укрепил, и подает познание природы, и чрез оное вводит во внутреннейшее завесы, в Собственное знание и созерцание, то есть богословие.

Стих 19:25

Стоя́ху же при кре́стѣ́ Иису́совѣ Ма́ти его́, и сестра́ Ма́тере его́, Марі́а клео́пова, и Марі́а Магдали́на.
Стоsху же при кrтЁ ї}совэ м™и є3гw2 и3 сестрA м™ре є3гw2 марjа клеHпова и3 марjа магдали1на.
При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.

Немощнейший пол явился тогда наиболее мужественным: так все переменилось!

Сколько женщин стояло при кресте? Одни толкователи говорят: три, другие: четыре. Более вероятным представляется второе мнение, потому что неестественно было бы предположить, что евангелист стал бы точно называть по имени сестру Пресвятой Богородицы, когда не назвал по имени Саму Матерь Христа. Между тем, очень естественно предположить, что евангелист упоминает о четырех попарно стоявших женщинах, из которых первых двух по имени не называет (этим и объясняется двукратное употребление частицы и). О Марии Магдалине и Марии Клеоповой - см. объясн. на Ев. Мф. 15:39; Лк. 8:2; Лк. 24:18.

Но кто такая была сестра Пресвятой Богородицы? Нет ничего невероятного в предположении (которое делает Цан), что Иоанн здесь разумеет свою собственную мать, которую, как и самого себя, из скромности не называет по имени. При таком предположении является очень естественным притязание Иоанна и Иакова на особую роль в Царстве Христа (Мф. 20:20 и сл.) и поручение Пресвятой Богородицы именно Иоанну, который таким образом приходился близким родственником Христу. Хотя Пресвятая Дева могла бы найти приют у сыновей Иосифа, но они были не близки по духу Ее Сыну (Ин. 7:5) и, след., также и Ей.

[В Славянском переводе говорится о трех женщинах - Стояху же при кресте Иисусове Мати Его и сестра Матере Его Мария Клеопова и Мария Магдалина. Прим. ред. ]

Почему Мария Клеопова называется сестрою Матери Его, тогда как Иоаким не имел другого чада? Клеопа был брат Иосифу. Когда Клеопа умер бездетным, то, по сказанию некоторых, Иосиф жену его взял за себя и родил брату детей. Одна из них — упоминаемая теперь Мария. Она называется сестрою Богородицы, то есть родственницею. Ибо Писание имеет обыкновение называть сродников братьями. Например, Исаак говорит о Ревекке, что она сестра ему, хотя она была женою его. Так и здесь мнимая дочь Клеопы называется сестрою Богородицы по родству.

В евангелиях являются четыре Марии: одна — Богородица, которую называют Матерь Иакова и Иосии, ибо они были дети Иосифа, родившиеся от первой его жены, может быть, жены Клеоповой. Богородица называется Матерью их, как мачеха, ибо Ее считали женою Иосифа. Другая — Магдалина, из которой Господь выгнал семь бесов; третья — Клеопова, и четвертая — сестра Лазаря.

Богоматерь была единственной дочерью у своих родителей; но так как Иосиф обручник и Клеопа были братья, а у евреев был обычай называть сестрами и жен братьев потому только, что мужья их были братья, то евангелист здесь назвал сестрою Богоматери только родственницу Ее. Иосиф и Клеопа – мужья их и были родные братья, а Богоматерь и Мария – жены их, были сестрами по свойству. Теперь жены эти стали при кресте, когда открылась для них возможность, а сначала все ученики Господа только издали смотрели, как повествуют об этом другие евангелисты. Прочитай также объяснение слов из двадцать седьмой главы Евангелия от Матфея: Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух (Мф. 27:50).

Стих 19:26

Иису́съ же ви́дѣвъ Ма́терь и ученика́ стоя́ща, его́же любля́ше, глаго́ла Ма́тери свое́й: же́но, се́, сы́нъ тво́й.
І3}съ же ви1дэвъ м™рь и3 ўчн7кA стоsща, є3го1же люблsше, гlа м™ри свое1й: же1но, се2, сы1нъ тво1й.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Же́но! се, сын Твой.

Мария видит Господа в том, кто возлежал на груди Его, а Иоанн видит Господа в Той, Которая из утробы родила Его, посему ему преимущественно пред другими учениками и поручил Ее.

Почему Христос называет Свою Мать просто женщиною?
С одной стороны, Он этим показывает, что отныне Он принадлежит всем людям, что естественные узы, связывавшие Его доселе с Пресвятою Матерью, теперь разрешаются (ср. Ин. 20:17),
а с другой стороны, Он выражает Ей Свое сострадание именно как осиротевшей женщине.

Он печется о Матери, научая нас до последнего издыхания прилагать всякое попечение о родителях. И смотри, тогда как тут находятся и другие жены, Он заботится об одной только Матери. Ибо на родителей, препятствующих в деле богопочтения, не должно обращать внимания, а о таких, которые не препятствуют, нужно всячески заботиться.

Так и Он, поелику Сам отходит от жизни, и Матери естественно было скорбеть и искать покровительства, поручает попечение о Ней ученику. Евангелист скрывает свое имя по скромности. Ибо если бы он хотел хвалиться, то представил бы и причину, по которой был любим, и, вероятно, она была какая-нибудь великая и дивная. Ах! как Он почтил ученика, делая его Своим братом. Так хорошо пребывание со Христом страждущим, ибо оно приводит в братство с Ним.

Подивись, как Он на Кресте все творит без смущения, заботится о Матери, исполняет пророчества, отверзает разбойнику рай, между тем как прежде распятия испытывает душевное томление, источает пот. Ясно, что последнее принадлежит человеческому естеству, а первое — силе Божеской.

Да посрамятся Маркион и все прочие, пустословившие, будто Господь явился миру призрачно. Ибо если Он не родился и не имел Матери, то для чего Он прилагает о Ней столь великое попечение?

В то время как воины разделяли между собою одежды, Сам Распятый поручает Матерь Свою ученику, научая нас всячески заботиться до последнего издыхания о наших родителях. Таким образом, когда она неблаговременно беспокоила Его, Он говорил: что есть Мне и Тебе, Жено? (Ин. 2:4); и: кто есть Мати Моя? (Мф. 12:48). А теперь выказывает величайшую любовь к Ней и поручает Ее попечению ученика, егоже любляше.

Иоанн опять скрывает свое имя по скромности; если бы он хотел хвалиться, то непременно представил бы и причину, по которой был любим, так как этою причиною, конечно, было что-нибудь великое и дивное. Но почему Христос ни о чем другом не беседует с Иоанном и не утешает его в скорби? Потому, что не было времени для слов утешения. А с другой стороны, немаловажно было уже и то, что он почтен был столь великою честию и получил такую награду за свое постоянство. Но ты заметь, с каким душевным спокойствием Христос все делал в то время, когда распятый висел на кресте, – с учеником беседовал о Своей Матери, исполнял пророчества, разбойнику подавал добрые надежды, между тем как прежде распятия мы видим Его в поте, душевном томлении и страхе. Что же это значит? Тут нет ничего непонятного, ничего неясного: там обнаруживалась немощь естества, а здесь открывалось величие силы. С другой стороны, тем и другим Христос научает нас, что и мы, хотя и смущаемся пред наступлением бедствий, тем не менее не должны уклоняться от них и что, выступив на подвиг, мы должны все считать легким и удобным.

Итак, не будем трепетать смерти. Правда, душа по самой природе имеет любовь к жизни; однако же от нас зависит или разрешить эти узы души и ослабить это стремление к жизни, или скрепить и усилить. Как мы, хотя имеем вожделение к плотскому совокуплению, тем не менее, когда любомудрствуем, ослабляем силу похоти, так точно бывает и с любовью к жизни. Как вожделение плотское Бог вложил в нас для деторождения, с тем, чтобы сохранить преемство в нашем роде, а не для того, чтобы воспрепятствовать шествованию высшим путем воздержания, так и любовь к жизни Он всеял в нас для того, чтобы отвратить нас от самоубийства, а не для того, чтобы воспретить нам презирать настоящую жизнь. Зная это, мы должны соблюдать меру и, с одной стороны, никогда не должны сами собой идти на смерть, хотя бы нас угнетали бесчисленные бедствия, а с другой — не должны уклоняться и отказываться от нее, когда нас влекут на смерть за богоугодные дела, но смело идти на смерть, предпочитая будущую жизнь настоящей.

Христос, поручая Матерь Свою ученику, говорит: се, сын Твой. О, какою великою честию Он почтил Своего ученика! Так как Сам уже отходил, то и поручил на попечение ученику. Как Мать, она, естественно, скорбела и искала покровительства; а потому Он справедливо вручает ее возлюбленному ученику и говорит ему: се, Мати твоя (ст. 27). Это Он сказал с тем, чтобы соединить их взаимною любовию.

Умирая, Иисус Христос поручает Свою Пречистую Матерь ученику, Возлюбленную возлюбленному, Деву девственнику, научая этим и нас заботиться о своих родителях до последнего издыхания, когда они не только не препятствуют нашей добродетели, но даже содействуют нашему спасению (Когда Она неблаговременно беспокоила Сына, то Он говорил: «что (есть) Мне и Тебе, Жено» (Ин. 2:4)? а также: «кто есть Мати Моя» (Мф. 12:48)? А теперь Он высказывает сильную любовь к Ней: «се, сын Твой», т.е. он будет Тебе вместо Меня; «се Мати твоя», т.е. ты будешь Ей вместо Меня, ты должен заботиться о Ней, как о своей матери).

Таким образом Иисус Христос и позаботился о Своей Матери, и оказал величайшую честь ученику и тем наградил его за неотступное пребывание при Нем во все время страданий. Почему же Иисус Христос не высказал такой же заботы и о другой женщине? Потому что та женщина имела опекуна, а Матерь Его — не имела никого; сделал Он так и для того, чтобы мы знали, что своим родителям нужно оказывать преимущественную честь, так как они родили нас, воспитали и потерпели много бед из-за нас. Обрати внимание и на то, что прежде крестных страданий Иисус Христос сильно томился, а теперь Он спокойно беседует; там обнаружилась немощь Его человеческой природы, а тут — сила терпения (Никакого другого еще поручения Иисус Христос не сделал как по краткости времени, так и потому, что никаких вещественных предметов Он не имел, а относительно духовных прежде дал наставления всем вообще).

С отшествием Христовым из этого мира Пречистая Матерь Его оставалась одна, и некому уже было заботиться о Ней, а потому словами: «Жено, се сын Твой» и ученику: «Се Мати твоя», — Господь поручает Свою Пречистую Матерь возлюбленному ученику Своему.

«И от того часа поят Ю ученик во свояси» — с того времени Пречистая Матерь Божия до самой Своей смерти, как свидетельствует и церковное предание, жила у св. Иоанна, который заботился о Ней, как любящий сын. Это особенно важно и знаменательно вот в каком отношении. Протестанты и сектанты, не упускающие случая похулить Пречистую Матерь Божию, отвергают Ее приснодевство и говорят, что после Иисуса у Нее были другие дети, рожденные естественным путем от Иосифа и что это и были те «братия Господни», о которых упоминается в Евангелии. Но спрашивается: если у Пресвятой Богородицы были родные дети, которые несомненно могли бы и должны были бы заботиться о Ней, как о своей Матери, то зачем было бы поручать Ее св. Иоанну Богослову?

Надо полагать, что и Пресвятая Дева Мария и св. Иоанн Богослов оставались при кресте до самого конца, ибо св. Иоанн указывает в своем Евангелии, что он сам был свидетелем кончины Господа и всего, что за тем последовало (Ин. 19:38).

Стих 19:27

Пото́мъ глаго́ла ученику́: се́, Ма́ти твоя́. И от того́ часа́ поя́тъ ю́ учени́къ во своя́ си.
Пото1мъ гlа ўчн7кY: се2, м™и твоS. И# t тогw2 часA поsтъ ю5 ўчн7къ во сво‰ си.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.

Се, Мати твоя. Это Он сказал с тем, чтобы соединить их взаимною любовию. Ученик так и понял и потому поят ю во своя си. Но почему Христос не упомянул ни о какой другой жене, хотя и другие стояли при кресте? Чтобы научить нас оказывать предпочтение своим матерям. Действительно, как в том случае, когда родители препятствуют в делах духовных, не должно и знать их, так, напротив, когда они нисколько в том не препятствуют, им надобно воздавать все должное и предпочитать их всем другим людям, за то, что они нас родили, за то, что воспитали, за то, что понесли из-за нас множество трудов и горя. Этим Христос заграждает уста и бесстыдству Маркионову. В самом деле, если Он не родился по плоти и не имел матери, то почему Он только о Ней одной показывает столь великое попечение?

Иоанн тогда взял Пресвятую Деву с собою, чтобы отвести Ее в дом отца своего в Капернаум - таково, конечно, было тогда его намерение. Но это намерение не осуществилось, и Иоанн с Пресвятою Девою остался в Иерусалиме до самой Ее смерти, после того как, по воскресении Христа, недели три провел в Галилее, куда ушел по повелению Самого Христа (ср. Мф. 26:32).

Стих 19:28

Посе́мъ вѣ́дый Иису́съ, я́ко вся́ уже́ соверши́шася, да сбу́дется писа́нiе, глаго́ла: жа́жду.
Посе1мъ вёдый ї}съ, ћкw вс‰ ўже2 соверши1шасz, да сбyдетсz писaніе, гlа: жaжду.
После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.

"Зная", говорит, "Иисус, что уже все совершилось", то есть, что не остается ничего неисполненного в плане домостроительства Божия. Так свободна была смерть Его. Ибо кончина для тела Его наступила не прежде, как Сам Он восхотел, и Он восхотел после того, как все исполнил. Посему-то и говорил: "власть имею положить душу Мою" (Ин. 10:18). Говорит: "жажду", и в этом случае опять исполняет пророчество.

Ведая, что все уже совершилось, т. е. зная, что доведено до конца все, что подобало Ему совершить в земной Своей жизни.

Да сбудется Писание, говорит: "жажду!" Некоторые толкователи (из наших, напр., еп. Михаил) относят выражение: да сбудется Писание к глаголу: "говорит" и делают заключение, что евангелист в восклицании Христа: "жажду!" видит будто бы точное исполнение пророчества, содержащегося в Пс. 68:22): "в жажде моей напоили меня уксусом". Но с таким заключением трудно согласиться:
1) потому, что в приведенном месте из псалма нет выражения "жажду",
а 2) потому, что выражение греческого текста, переведенное по-русски выражением "да сбудется" правильнее было бы заменить выражением: "дабы было доведено до конца" (употреблен глагол не pltiroun, а teleioun) правдоподобное поэтому мнение (Цана), что здесь евангелист хочет сказать, что хотя и "совершилось", но, однако, не доставало одного самого важного, в чем должны были найти себе завершение все писания Ветхого Завета - (да сбудется Писание) это именно смерти Христа. Но смерть Христа Его собственному сознанию и сознанию апостолов представлялась как свободное и сознательное предание в руки Бога-Отца жизни Христа, как добровольное дело любви Христа к человечеству (Ин. 10:11; Ин. 17:18; Ин. 14:31). Поэтому, мучимый страшною жаждою, которая у повешенных на кресте затмевала сознание, Христос просит пить, чтобы получить облегчение хотя на несколько мгновений и с полным сознанием испустить Свой последний вздох.

Посем ведый Иисус, яко вся совершишася, то есть что не остается уже ничего не исполненного в плане Домостроительства Божия. Так во всех случаях Он старался показать, что смерть Его – необыкновенная, потому что все зависело от власти Умирающего, и смерть приступила к телу Его не прежде того, как Сам Он восхотел; а Он восхотел тогда, как все уже исполнилось. Потому-то Он и говорил: область имам положити душу Мою и область имам паки прияти ю (Ин. 10:18). Итак, зная, что все уже исполнилось, Христос говорит: жажду, – и в этом случае опять исполняет пророчество: "Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу." (Пс. 68:21).

Распятие производило невероятно сильную, мучительную жажду в страдальцах, и св. Иоанн сообщает, что Господь произнес, очевидно перед этим: «жажду», добавляя при этом: «да сбудется Писание»: "И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом." (Пс. 68:22)

Стих 19:30

Егда́ же прiя́тъ о́цетъ Иису́съ, рече́: соверши́шася. И прекло́нь главу́, предаде́ Ду́хъ.
є3гдa же пріsтъ џцетъ ї}съ, рече2: соверши1шасz. И# прекло1нь главY, предаде2 д¦ъ.
Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.

Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось!
После напоения Он сказал: "совершилось!" то есть: и это пророчество со всеми прочими сбылось, ничего не остается, все кончено. Он все творит без смущения и с властью. Это видно из последующего.

И, преклонив главу, предал дух.
Ибо, когда все совершилось, Он, "преклонив главу", так как она не была пригвождена, "предал дух", то есть испустил последнее дыхание. С нами бывает наоборот: у нас прежде дыхание прекращается, а потом глава преклоняется. Он же прежде преклонил главу, а потом испустил дух. Из всего этого ясно открывается, что Он был Господь смерти и все творил по Своей власти. Господь предал дух Богу и Отцу, чтобы показать, что души святых не остаются в гробницах, но востекают в руки Отца всех, а души грешных низвлекаются в место мучения, то есть в ад.

И только один Иоанн сообщает, что Христос, подкрепившись уксусом, сказал: "совершилось", т. е. для Него нет уже никакого долга, который бы Его привязывал к жизни.

Егда же прият оцет, рече: совершишася.
Видишь, как Он все делал без смущения и со властию? Это же видно и из дальнейшего. Когда все уже совершилось, – Христос, преклонь главу, так как она не была пригвождена, предаде дух, то есть испустил дыхание. Обыкновенно испускают дух не после преклонения головы; но здесь было напротив: Христос преклонил главу не тогда, когда уже испустил дух, как обыкновенно бывает с нами, но тогда испустил дух, когда преклонил главу. Всем этим евангелист показал, что ОнГосподь всего мира.

***

Что же значит это слово: "совершилось"? Совершилось о Нем пророчество: "и даша", говорит, "в снедь мою желчь, и в жажду мою напоиша мя оцта" (Пс. 68:22).

Источник: "Толкование на святого Матфея евангелиста", Гл. 87, § 1

Стих 19:31

Иуде́е же, поне́же пято́къ бѣ́, да не оста́нутъ на крестѣ́ тѣлеса́ въ суббо́ту, бѣ́ бо вели́къ де́нь тоя́ суббо́ты, моли́ша пила́та, да пребiю́тъ го́лени и́хъ и во́змутъ.
Иуде́е же, поне́же пято́къ бѣ́, да не оста́нутъ на крестѣ́ тѣлеса́ въ суббо́ту, бѣ́ бо вели́къ де́нь тоя́ суббо́ты, моли́ша пила́та, да пребiю́тъ го́лени и́хъ и во́змутъ.
Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, – ибо та суббота была день великий, – просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.

А те, кои поглощают верблюда, и оцеживают комара (Мф. 23:24), совершив столь великое злодеяние, выказывают особенную заботливость о дне. Ибо, говорит, "дабы не оставить на кресте тел, просили Пилата", то есть просили о том, чтобы снять их. Для чего они просят, чтобы перебиты были голени? Для того чтобы, если и останутся живы, были не способны к делу (ибо они были разбойники). Итак, они не хотели являться в день праздника мстителями и убийцами.

Иначе: и закон так повелевал, чтобы солнце не заходило во гневе человека (Еф. 4:26). Смотри, как чрез выдумки иудеев исполняются пророчества. Здесь зараз исполняются два пророчества, как далее говорит евангелист.

Представители Синедриона просили у прокуратора, чтобы к наступавшей субботе были убраны тела распятых, так как и закон Моисеев требовал, чтобы тело преступника, который был повешен на дереве, не оставалось там на ночь, но было предаваемо земле в самый день казни (Втор. 21:22-23). Иудеям тем более хотелось исполнить этот закон, что наступал вместе с субботой и праздник Пасхи. Для этого же было необходимо добить повешенных на кресте преступников (им перебивали голени).

Между тем иудеи, пожирающие верблюда и оцеживающие комаров (Мф. 23:24), совершив столь великое злодеяние, опять выказывают особенную заботливость о дне.

Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы…

Так как это была пятница, то если бы тогда не были сняты с крестов тела, то они оставались бы на крестах и в субботу, и их мог бы застать висящими и тот великий день субботы, т.е. Пасха, – что казалось осквернением праздника. Субботу ту евангелист называет великим днем, не только потому, что он почитался, как суббота вообще, но и потому, что на него падал теперь праздник опресноков, и значит это был двойной праздник. Такую субботу называли субботой суббот, подобно тому как говорят торжество торжеств, праздников праздник, т.е. двойной праздник. Кроме того, и во Второзаконии было такого рода повеление относительно повешенного на кресте: да не пренощует тело его на древе, но во гробе погребите его в той же день (Втор. 21:23).

Молиша Пилата, да пребиют голени их и возмут.

Иудеи просили Пилата, чтобы перебить голени распятых на кресте для того, чтобы ускорить их смерть.

Стих 19:32

Прiидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому съ ни́мъ:
Пріидо1ша же во1ини, и3 пе1рвому ќбw преби1ша гHлени, и3 друго1му распsтому съ ни1мъ:
Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.

Для чего они просят, чтобы перебиты были голени? Для того чтобы, если и останутся живы, были не способны к делу (ибо они были разбойники).

Стих 19:33

на Иису́са же прише́дше, я́ко ви́дѣша его́ уже́ уме́рша, не преби́ша ему́ го́ленiй,
на ї}са же прише1дше, ћкw ви1дэша є3го2 ўже2 ўме1рша, не преби1ша є3мY го1леній,
Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,

Отрицательная критика очень много занималась вопросом, могла ли из мертвого тела Иисусова истечь кровь и вода, и доказывала, что это невозможно, так как из мертвого застывшего тела не может истекать кровь, ибо она находится в жидком состоянии в мертвом теле весьма недолго, не более часа, а что отделение водянистой жидкости начинается лишь с наступлением разложения да еще при некоторых болезнях, как напр., при тифозной горячке, лихорадке и т. п. Все эти рассуждения неосновательны. Ведь мы не знаем всех мельчайших подробностей распятия и смерти Господа, а потому и не можем судить о всех этих деталях. Но общеизвестен факт, что у распятых наступает именно лихорадочное состояние. Да и само прободение ребра произошло несомненно очень скоро после смерти и уже во всяком случае не более, чем через час, ибо наступал вечер, и иудеи спешили окончить свое злое дело. Нет при том надобности рассматривать это истечение крови и воды, как явление естественное. Сам св. Иоанн, подчеркивающий его в своем Евангелии, видимо отмечает его, как явление чудесное («и видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его»).

Чистейшее Тело Богочеловека и не могло подвергнуться обыкновенному закону разложения человеческого тела, а, вероятно, с самой минуты смерти начало входить в то состояние, которое окончилось воскресением Его в новом, прославленном, одухотворенном виде. Символически это истечение крови и воды свв. Отцы объясняют, как знамение таинственного способа единения верующих со Христом в таинствах крещения и евхаристии: «водою мы рождаемся, а кровию и телом питаемся» (бл. Феофилакт и св. Златоуст).

Св. Иоанн, стоявший при кресте и видевший все это, свидетельствует и то, что он говорит истину и то, что он сам не обманывается, утверждая это — «весть, яко истину глаголет». Излияние воды и крови из прободенного ребра Христова есть знамение того, что Христос сделался нашим Искупителем, очистив нас водою в таинстве крещения и Своею Кровью, которой напояет нас в таинстве причащения. Вот почему тот же ап. Иоанн в своем 1-м соборном послании говорит: «Сей есть пришедый водою и кровию и духом, Иисус Христос, не водою точию, но водою и кровию... трие суть свидетельствующий на земли, дух, и вода, и кровь» (1Ин. 5:6-8).

Хотя не сокрушили голеней Иисуса, однако же, в угоду иудеям пронзают Его, и вытекает кровь и вода. И это удивительно. Они думали наругаться и над мертвым телом, но поругание обращается им в чудо. Достойно удивления и то, что из мертвого тела вытекает кровь. Впрочем, иной из недоверчивых скажет, что, вероятно, в теле было еще сколько-нибудь жизненной силы. Но когда и вода вытекла, то чудо непререкаемо. Неспроста это случилось, но потому, что жизнь в Церкви начинается и продолжается посредством сих двух вещей: водою мы рождаемся, а Кровью и Телом питаемся. Итак, когда приступаешь к чаше общения Крови Христовой, так располагай себя, как бы ты пил из самого ребра.

Примечай, пожалуй, и то, как посредством прободенного ребра врачуется рана ребра, то есть Евы. Там Адам, уснув, лишился ребра; и здесь Господь, уснув, дает ребро воину. Копье воина есть образ меча, обращающегося и выгоняющего нас из рая (Быт. 3:24). А как все вертящееся не останавливается в своем движении, доколе не ударится обо что-нибудь, то Господь, показывая, что Он остановит тот меч, мечу воина подставляет Свое ребро, чтобы нам ясно было, что как ребро воина, приразившись ребру, остановилось, так и пламенный меч остановится и не будет уже страшить своим вращением и возбранять вход в рай.

Да постыдятся ариане, которые в таинстве причащения не присоединяют воды к вину. Ибо они, как кажется, не веруют, что из ребра вытекла и вода, что удивительнее, но веруют, что вытекла одна кровь, и тем уменьшают величие чуда. Ибо кровь показывает, что Распятый — человек, а вода, что Он выше человека, именно, — Бог.

Стих 19:34

но еди́нъ от во́инъ копiе́мъ ре́бра ему́ прободе́, и а́бiе изы́де кро́вь и вода́.
но є3ди1нъ t вHинъ копіе1мъ ре1бра є3мY прободе2, и3 ѓбіе и3зы1де кро1вь и3 водA.
но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.

Только один из воинов, вероятно, желая устранить всякую возможность погребения мнимоумершего, ударил Христа копьем в бок. Этот удар, пробивший сердце Христа, должен был погасить последнюю искру жизни, если таковая еще тлела в сердце Христа. Евангелист, упоминая об этом событии, хотел доказать действительность смерти Христа в противовес тем еретикам, которые (главным же образом, Керинф) говорили, что Христос не умер на кресте, потому что и тело-то у Него было только призрачное.

При этом евангелист указывает на удивительное обстоятельство, имевшее место при прободении бока у Христа. Из раны причиненной ударом копья истекла (правильнее - выступила) кровь и вода. Об этом евангелист упоминает, во-первых, как о необыкновенном явлении, так как из тела умершего при проколе не вытекает кровь и вода, а, во-вторых, он хочет показать здесь, что смертью Христовою верующие получили кровь, очищающую от наследственного греха, и воду, являющуюся в Писании Ветхого Завета символом благодати Святого Духа (см., напр., Ис. 44:3). Последнюю мысль Иоанн повторяет и в первом своем послании, говоря, что Христос, как истинный Мессия-Искупитель пришел или выступил водою и кровью (1 Ин. 5:6).

Видишь, как могущественна истина? О чем они так ревностно стараются, чрез то самое исполняется пророчество и сбывается новое, бывшее им предсказание. В самом деле, когда воины пришли, то у других перебили голени, а у Христа не перебили; но в угождение иудеям пронзили копием ребра Его и таким образом поругались даже над мертвым Его телом. Какое гнусное и отвратительное злодеяние! Но не смущайся, возлюбленный, и не унывай! Что они делали с злым намерением, то самое содействовало к утверждению истины; об этом именно было пророчество, которое говорит: воззрят нань, Егоже прободоша (ст. 37). Кроме того, это злодеяние послужило основанием веры для тех, которые впоследствии имели не веровать, например для Фомы и подобных ему. А вместе с тем тут совершилось и неизреченное таинство: абие изыде кровь и вода (ст. 34). Не без значения и не случайно истекли эти источники, но – потому, что из того и другого составлена Церковь. Это знают посвященные в таинства: водою они возрождаются, а кровию и плотию питаются. Так, отсюда получают свое начало таинства; и потому, когда ты приступаешь к страшной чаше, приступай так, как бы ты пил от самого ребра.

Иное толкование

Христос устроил так, что после страданий один из воинов копьем пронзил ребро Господа и из него истекла кровь и вода; из ребра Его, говорит евангелист, «абие изыде кровь и вода» (Ин. 19:34), в подтверждение истинности Его смерти и в прообразование таинств.
И вышла кровь и вода – не просто вытекла, но с шумом, так что брызнула на тело разбойника; ведь, когда вода выходит с шумом, она производит брызги, а когда вытекает медленно, то идет тихо и спокойно. Но из ребра кровь и вода вышли с шумом, так что брызнули на разбойника и этим окроплением он был крещен, как говорит и апостол: мы приступили «к горе Сиону и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева» (Евр. 12:22, 24)»

Источник: Полное собрание творений в 12-ти тт, т.8, с. 694-695.

Желая разрешить дело жены и сохранить ее, сначала явившуюся из ребра и принесшую смерть, Он сам отдал на пронзение Свое священное ребро, из которого вытекла священная кровь и вода, совершенные и священные знаки духовного таинственного бракосочетания, усыновления и возрождения. «Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Лк. 3:16), – водою, как Духом, а кровью, как огнем.

Источник: Семь слов на Пасху, 6. Из Spuria (т.е. считается творением иного автора, приписываемым свт. Иоанну Златоусту. Считается переработанной проповедью сщмч. Ипполита Римского)

«И один из воинов пронзил Его копьем».
Поруганиями Своими Господь почтил друзей Своих, врагов же Своих наказал, дабы недруги узнали правду Его, а друзья — милосердие Его. Источник, исходящий из бока Его, явно показал Кровь, вину которой Иудеи приняли на себя (Мф. 27:25), но истекла и вода, которая поспешила для очищения. Кровь появлением своим говорит против убийц, (а) вода таинством своим — об очищении друзей Его. И сие произошло для того, чтобы знали, что Христос жив (и) по смерти. Чем более они умножали мучения Его, тем более открывалось сокрытых в Нем сокровищ. Небесные богатства были разлиты в каждом члене Его, и как только убийцы приступали к ним, они изливались, дабы друзей обогатить, а распинателям отомстить. Я прибег ко всем членам Твоим, Господи, и из всех получил все дары и через прободенный копьем бок Твой вошел в огражденный рай. Мы вступим в рай через копье, погруженное в бок, потому что погубили рай ребром, исшедшим из бока (посредством Евы). Поскольку огонь, пылавший в Адаме, был возжен в нем из бока его, посему бок второго Адама был открыт и из него истек поток воды, чтобы погасить огонь первого Адама.

Так как от крови (рождается) всякая жизнь, то и истекла Кровь по милосердию, как бы в таинство животворения Того, Кто от правды заслужил смертную казнь. Злым посредником [т.е. диаволом, соблазнившим прародителей] возжен был в людях огонь, а от доброго посредника (Христа) истекли к ним воды, которые погасили этот огонь. Нет ничего хуже того, кто прельстил Адама, ничем ему не повредившего, и никого иного нельзя сопоставлять с ним, кроме того, кто пронзил Господа после смерти. Итак, злоба была побеждена тем же, посредством чего победила. Истекла Кровь, искупившая нас от рабства смерти, истекла и вода, дабы все приступающие к спасительной Крови Его могли омыть рабство порока, коему были подвержены. Истекли Кровь и вода, которые и означают Церковь Христову, созданную на Нем, подобно тому, как из бока Адама была взята жена его. Бок Адама есть жена его, и Кровь Господа — Церковь Его. Из бока Адама (исшла) смерть, а из бока Господа — жизнь. Христос есть маслина, из которой истекают молоко, вода и елей. Молоко — детям, вода — отрокам и елей — больным. Подобно сему эта маслина дала в смерти своей воду и кровь.

Зависть преследовала Давида, а ненависть и зависть (преследовали) Сына Давидова... Саул бросил копье свое в Давида (1 Цар. 19:9—10), и хотя не поразил его, но стена осталась свидетельницей преследования его; так и распинатели прободели копьем сына Давидова, и хотя могущество Христа не пострадало, однако тело Его свидетельствует о ранах Его. Давид не был прободен, а Сын Давидов не потерпел вреда. Стена, копье и пещера обвиняют Саула, а тело, крест и гроб обличают Евреев.

Чудесное дело и ясно показывающее, что прободенный больше человека. Из мертвого человека, хотя бы кто-либо тысячу раз его пронзил, не пойдет кровь. Итак, Спаситель пронзается копьем в ребро, потому что было прободено грехом и ребро Адама, т.е. Ева, и прободение ребра исцеляет прободением же ребра. Источает же кровь и воду, указывая этим на два новых крещения, на крещение кровью мученичества и на крещение водой возрождения, – и струями крови и воды потопляет струю греха (Иначе: Спаситель источает два источника, водой очищая Церковь, а кровью питая ее, так как водой мы возрождаемся, а Божественной Кровью и Телом питаемся. Поэтому, когда ты приступаешь к Страшной Чаше, веруй, что будешь пить из самого ребра Господня и в таком именно настроении подходи. Затем, желая подтвердить такое чудо, евангелист говорит): см. (Ин. 19:35)

Стих 19:35

И ви́дѣвый свидѣ́телствова, и и́стинно е́сть свидѣ́телство его́, и то́й вѣ́сть, я́ко и́стину глаго́летъ, да вы́ вѣ́ру и́мете.
И# ви1дэвый свидётельствова, и3 и4стинно є4сть свидётельство є3гw2, и3 то1й вёсть, ћкw и4стину глаго1летъ, да вы2 вёру и4мете:
И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.

И видевший засвидетельствовал...
По изъяснению отцов Церкви (Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский) евангелист здесь говорит о себе самом, по смирению, как и в других местах, не называя прямо своего имени. Он настаивает на том, что свидетельство его вполне истинно ввиду того, что в его время иногда на повествования о чудесных событиях из жизни Христа смотрели с большим недоверием (Лк. 24:11), (Лк. 24:22), и (2Пет. 1:16). Наконец, по поводу его сообщений о чудесах, совершившихся во время смерти Христа, о которых только он один говорит, его могли заподозрить в желании возвысить свой авторитет перед другими писателями Евангелий, и он поэтому заранее заявляет, что у него при этом не было иной цели, как утвердить в своих читателях веру во Христа.

То есть: я не от других слышал, но сам был при том и видел, и свидетельство истинно. И это справедливо, потому что он повествует о поношении, какому подвергся Христос, а не о чем-нибудь великом и чудном, из-за чего бы ты мог заподозрить его слово. Он подробно рассказывает о случившемся, чтобы заградить уста еретикам и предвозвестить будущие таинства, – созерцая заключающееся в них сокровище.

И видевый свидетелствова…
Это записал тот, который сам видел это, а не слышал от другого.
И истинно есть свидетелство его…
потому что он видел то, о чем свидетельствует, и в особенности потому, что он пишет и о поругании над Учителем. Таким поруганием было прободение ребра Его, хотя и последовало при этом чудо.
И той весть, яко истину глаголет…
Он достоверно знает это, потому что присутствовал тогда и видел, хотя иудеи и упрекают его во лжи.
Да вы веру имете.
Иоанн записал это, чтобы вы, уверовавшие во Христа, поверили и этому.

Не от других, говорит, я слышал, но сам тут был и видел, "и истинно свидетельство" мое. Справедливо замечает это. Он повествует о поругании, а не о чем-нибудь великом и досточестном, чтобы тебе заподазривать это сказание. Для того, говорит, я подробно описываю это и не скрываю, по-видимому, бесчестное, чтобы вы верили, что все это, несомненно, истинно, а не составлено в чью-нибудь пользу. Ибо кто говорит в чью-нибудь пользу, тот выставляет более славное.

Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru