"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 14 (1) ноября

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Бессребреники и чудотворцы Косма и Дамиан Асийские и мать их преподобная Феодотия.

     Братья по плоти и по духу, родом откуда-то из Азии, [причем] отец их был язычник, а мать — христианка. По смерти их отца мать, Феодотия, посвятила все свое время и [приложила] все труды к тому, чтобы взрастить и воспитать своих сыновей истинными христианами. И помог ей Бог, и выросли ее сыновья, как два сладких [духовных] плода, как два светильника света.

     Были они обучены врачебному искусству и бесплатно лечили больных — не столько целебными средствами, сколько именем Господа Иисуса Христа. Прозвали их врачами безмездными, так как не брали они денег за лечение, исполняя тем самым Христову заповедь: даром получили, даром давайте" (Мф. 10:8). Настолько следили они за тем, чтобы их лечение и впрямь было бесплатным, что однажды Косма искренне рассердился на своего брата Дамиана за то, что тот взял три яйца от некой женщины Палладии. И завещал Косма по смерти не хоронить себя подле брата своего, Дамиана. На самом деле святой Дамиан взял те три яйца не как награду за то, что исцелил он болящую Палладию, а из-за того, что закляла она его Пресвятой Троицей взять эти три яйца. И все-таки по их кончине были они, согласно Божию откровению, погребены вместе в селении Фереман.

     Явились эти святые братья великими чудотворцами как при жизни, так и по смерти. Одному земледельцу, когда он спал, змея вползла через рот во чрево, и пришлось бы несчастному человеку умереть в тяжелейших муках, если бы в последнюю минуту не призвал он на помощь святых Косму и Дамиана. Так на все века прославил Господь чудотворением тех, кто прославил Его на земле верой, чистотой и милосердием.

2. Мученик Ерминингельд, царевич Готфский.

     Сын готского царя [Леовигильда] (Лувигельда), державшегося Ариевой ереси. Однако Ерминингельд, невзирая на все ласкания и угрозы своего сурового отца, не отступил от Православия. Отец бросил его в темницу и рано поутру в день Пасхи послал некоего еретика-епископа, чтобы тот причастил Ерминингельда. Но сей Божий угодник не захотел принять причастие из рук еретика, о чем епископ известил царя. Царь разгневался и приказал отрубить Ерминингельду голову, что и было исполнено. Произошло это в 586 году. Позднее Леовигильд покаялся в убийстве сына, отрекся от ереси и вернулся в Православие.


(Прим. - Ред.)

Готы, готоны (лат. Gothi, Gothones), племена восточных германцев, близкие по языку северным германцам.
В начале нашей эры жили на южном побережье Балтийского моря и по нижней Висле. Передвигаясь с конца II в. на юго-восток, достигли в 1-й половине II в. Северного Причерноморья.
Влияние более высокой культуры скифо-сарматских племён и городов Северного и Западного Причерноморья (захваченных готами около 260) ускорило развитие готских племён. Готы в союзе с другими племенами совершали опустошительные вторжения в пределы Римской империи, вынужденной уступить им Дакию.
В VI в. готы приняли христианство в форме арианской ереси (проповедник Ульфила Готский). Готы делились на остготов (жили в низовьях Днепра) и вестготов (в низовьях Днестра), окончательно обособившихся после того, как гунны в 375 разгромили союз племён во главе с остготским королём Эрманарихом.

источник: открытая православная энциклопедия "Древо"

3. Преподобномученик Иаков Дохиарский и два ученика его, иеродиакон Иаков и Дионисий монах.

в РПЦ святые чествуются в день Всех преподобных и богоносных отцов, во Святой Горе Афонской просиявших (переходящее празднование в Неделю 2-ю по Пятидесятнице)

     Родился в Костурской епархии, его отца звали Мартин, а мать Параскева. Занимаясь овцеводством Иаков разбогател, чем вызвал зависть своего брата, который оклеветал его у турок, утверждая, что Иаков будто бы нашел клад в земле. Иаков удалился в Царьград, где снова получил немалые прибытки. Как-то раз гостил он у некоего турецкого бека. Турки ели мясо, а Иаков постился. Тогда сказал оный бек:
«Велика ваша вера христианская!»
И рассказал, как его жена повредилась умом и как он ее после всего [безуспешного] лечения у многих врачей отвел к патриарху, чтобы тот прочитал над ней молитву. Как только патриарх открыл книгу, чтобы начать читать, храм озарился неким небесным светом. По окончании молитвы его жена выздоровела. Услышав, как турок хвалит христианскую веру, Иаков раздал всё свое имение и ушел на Святую Гору, где принял монашество в Иверском монастыре.

     Подвизался на Афоне, а 1 ноября 1520 года пострадал в Адрианополе за веру от [рук] турок. Его чудотворные мощи, а также мощи его учеников почивают в монастыре Святой Анастасии в Галачисте близ Солуни.

4. Стихотворение

Славит Церковь бессребреников и чудотворцев,
Врачевавших дивно и народ, и царедворцев:

Се Косма и Дамиан великоименитые,
Во всем мире христианском знаменитые.
Феодотии, их матери, слава воспевается,
На таких подвижниках Церковь утверждается.
Мать взрастила сих исполинов духовных,
За Христом идущих, озарявших мир греховный,
Угодивших Богу — Врачу безмездному,
Исцеленья дар приявших кротко и любезно.
Приняли сей дар они, но не продали,
Страждущим в недугах присно помогали,
Именем Христовым немощных врачуя,
Всенародно Божию Силу показуя.
Время не затмит их дивное сияние,
К Богу отошли они — в область ликования.
Память их навеки остается незабвенна,
И душа, их чтущая, преблагословенна;
И поныне дивно источают свет небесный
Божии угодники в этом мире тесном.
Людям помогают они по доброй воле,
Созерцая Бога на царственном престоле.
Честь и слава ясным двум христовым солнцам,
Дивным бессребреникам и чудотворцам!

5. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Святитель Иларион Меглинский вел ожесточенную борьбу с богомилами. Однажды вожди богомильства собрались пред Иларионом и начали с ним спор о вере. Учили они, что Бог сотворил духовный мир, а диавол — мир материальный. На это святой Иларион им ответил, что в Священном Писании говорится:

"Яко Царь всея земли Бог" (Пс. 46:8)

а также:

"Господня земля, и исполнение ея" (Пс. 23:1)

     Богомилы утверждали, что Ветхий Завет — от диавола. На это святитель им ответил:
«Если бы Ветхий Завет и вправду происходил от диавола, разве бы Христос сказал: "Исследуйте Писания... а они свидетельствуют о Мне" (Ин. 5:39)? И разве признал бы Он высочайшими заповедями те [заповеди] о любви к Богу и ближнему, которые некогда были даны Моисею

     Богомилы твердили, что тело Христово принесено с неба. На это святой Иларион возразил им, что если бы это было так, то тело Христово не чувствовало бы ни голода, ни жажды, ни утомления, ни страданий и не подлежало бы смерти.

     Тогда богомилы выразили свое негодование по отношению к крестному знамению, которым осеняют себя христиане. Святитель же дал им на это такой ответ:
«А что вы будете делать, когда на небе явится знамение Сына Человеческого, крест Его, и когда восплачутся все племена земные, не веровавшие в крест?»
И еще сказал он им:
«Как говорите вы, что все зло — от злой материи, а между тем не желаете поклониться оному Древу, которым освящен весь материальный мир?»


(Прим. - Ред.)

зриИстория Церкви: богомилы


Богомилы (название от слов: «Бог» и «милуй») – эти еретики явились в Болгарии в XII веке. Учение их состояло в следующем:
Сатанаил – первородный сын Высочайшего Бога – с частью подчиненных ему духов возмутился против своего Высочайшего Отца и, будучи низвержен с неба, сотворил новое небо и землю и тело первого человека Адама. Но душу человеку он сам сообщить не мог, для чего и обратился к Высочайшему Отцу с просьбой послать божественное дыхание для оживления человека, обещая Ему владычество над духовной природой человека. Высочайший Отец, имея в виду, что человек духовной природой заменит Ему отпадших ангелов, исполнил просьбу Сына и оживил; но Сатанаил захотел подчинить себе и душу человека, для чего через змея обольстил Еву и произвел от нее Каина и сестру Каломену. Потомки Сатанаила взяли перевес над потомством Адама, и Сатанаил успел подчинить себе род человеческий. Люди забыли о своем назначении и считали самого Сатанаила за верховного Бога.
Чтобы освободить человека из власти Сатанаила, Отец произвел из Себя второго сына, который есть Иисус, или Слово. Воплощение, жизнь и смерть Иисуса богомилы понимали докетически. Иисус, заключив в оковы Сатанаила, лишил его божественного достоинства, которое заключалось в конечном слове его «ил»; после чего он стал называться просто Сатаной. Для завершения дела Иисуса Верховный Отец произвел из Себя вторую силу Святого Духа, Который и действует на душу людей. Последним актом мировой истории будет возвращение всего в первобытное состояние.
Богомилы отвергали обряды и внешность церкви и в практической жизни были строгими аскетами. Из таинств они признавали только крещение, которое совершали не водой, но через возложение рук и апокрифического евангелия Иоанна на крещаемого.

источник: С. В. Булгаков "Справочник по ересям, сектам и расколам"

6. Созерцание

Крещение святой Лидии апостолом Павлом

Апостол Павел крестит в водах реки Зигакти женщину по имени Лидия – первую христианку Европейского континента


     Да созераю досточудную силу апостольского слова (Деян. гл. 16), а именно: 1) как Павел и Сила беседовали с женщинами, собравшимися в Филиппах у реки;
2) как Господь отверз сердце женщины по имени Лидия, и крестилась она и весь ее дом.


(Прим. - Ред.)

зриДеяния Апостолов: крещение первой европейской христианки



Деяния апостолов, глава 16

16.13 В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом, и, сев, разговаривали с собравшимися там женщинами.
16.14 И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел.
16.15 Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня. И убедила нас.


"Лидия (греч. Λυδία; лат. Lydia) (I в.), равноап. (пам. греч. 20 мая; пам. зап. 3 авг.). Сведения о Л. содержатся в Деяниях святых Апостолов (Деян. 16:12-15). Когда осенью 49 г. ап. Павел прибыл из Троады в Македонию на корабле и проповедовал в молитвенном доме (вероятно, в синагоге) за городом Филиппы у реки (р. Ангит), «одна женщина из города Фиатир (совр. Акхисар.- Авт.), именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел» (Деян. 16:14). Она и ее домашние (возможно, слуги и работники) приняли св. крещение. По приглашению Л. ап. Павел и его спутники остановились в ее доме. После того как ап. Павел чудесным образом освободился из темницы, он пришел в дом к Л. и, застав там христиан, поучал их перед тем, как покинуть город (Деян. 16:40).

Имя Лидия, известное из античных источников, является этнонимом и означает «лидиянка», т. е. жительница области Лидии, что является редкостью для античных имен. Поскольку Л. продавала пурпур, к-рый всегда был предметом роскоши, она не была рабыней и, вероятно, происходила из вольноотпущенниц; возможно, она была девицей или вдовой. На основании слов «чтущая Бога» считается, что Л. не была иудейкой, а относилась к числу прозелитов. Ей пришлось убеждать ап. Павла и его спутников поселиться в ее доме (Деян. 16:15); этот рассказ свидетельствует о том, что их проживание в др. доме, напр. у язычников, могло восприниматься отрицательно в глазах иудеев, а значит, повредить проповеди, обращенной к ним. Видимо, в скором времени Л. скончалась или отправилась с проповедью в др. место, т. к. она не упоминается в Послании апостола Павла к Филиппийцам, но не исключено, что в ее доме была впосл. основана церковь.

Об обращении Л. неоднократно упоминалось св. отцами, напр., Амброзиастер отмечает, что, придя в Македонию в притеснениях и страданиях (2Кор. 7:5), ап. Павел со спутниками обрел утешение в лице уверовавшей Л.. Тем не менее память Л. отсутствует в визант. церковных календарях. Константинопольская Православная Церковь приняла решение о внесении памяти Л. в календари греч. Церквей только в 1972 г. В 1972-1974 гг. по инициативе Неапольского и Фасосского митр. Александра рядом с Филиппами был сооружен баптистерий св. Лидии, где проводятся массовые крещения. Во имя этой святой был освящен храм в Аспровалте. Мон. Герасим Микраяннанит составил в честь Л. службу, молебный канон и икосы акафиста. Л. также была включена в число сотрудников ап. Павла, память к-рых совершается в 1-е воскресенье после Собора 12 апостолов (30 июня).

В зап. традиции память Л. отсутствует во всех древних мартирологах, в XVI в. кард. Цезарь Бароний внес ее почитание под 3 авг. в составленный им Римский Мартиролог как «первой из всех, кто уверовала в Евангелие [в Македонии]» на основании упоминания в (Деян. 16:12-14). В совр. зап. историографии Л. торжественно называют первой женщиной на европейском континенте, принявшей благовестие."

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»


"Смотри, как писатель истории не стыдится рассказывать о занятиях (жителей). А когда было время свободное от занятий, тогда они более слушали поучения: город же филиппийцев был не велик. Зная это, и мы не будем стыдиться никого. Петр живет у кожевника, Павел у порфиро­продавщицы: есть ли здесь гордость?

Смотри, и крещается и принимает апостолов с такою покорностью, с большею, нежели покорность Авраамова. Не указала на какое-нибудь другое свое достоинство, но на то, за которое была спасена. Не сказала: «если вы признали меня» великою или благочестивою женщиною, но что? «Верною Господу». Если верна Господу, то тем более вам, если только вы не сомневаетесь. И не сказала: пребудите у меня, но: «в дом мой», чтобы показать, что сделала это с великим усердием. Поистине верная жена!"

источник: святитель Иоанн Златоуст


"Известно тебе, что Священное Писание подвергает некоторых укоризне за то, что безвременно торопят себя и не дожидаются Владычного совета. Посему всего лучше во всякое время водиться великодушием и терпением и прибегать к молитве.
А о том, что обязаны мы ждать и с молитвою и упованием смотреть что сотворит Господь, читай в Деяниях, где Лука говорит: «бехом пребывающе дни некия в граде» Филиппах (Деян. 16:12).
И что от малых случаев, посредством людей маловажных, промыслом Божиим устрояется великое, о сем говорит он: «седше» вне града на месте молитвенном, «глаголахом к собравшимся женам И некая, именем Лидия, порфиропродалница, от града Фиатирскаго, послушаше глаголемых ими, ей же Господь отверзе сердце» уразуметь в точности (Деян. 16:13-14).

Приведи себе на память упоминаемых в Евангелии незнатную Самарянку, Хананеянку, кровоточивую и Симона прокаженного. А впоследствии и Симон Кожевник, который принял в дом свой великого Петра, послужив малым поводом к Божественной проповеди в Иопии, прежде великой Кесарии в Палестине, почтен Божественными похвалами, так как и он многим отверз дверь спасения.

И прежде времени Божественного испытания не надлежит нам с поспешностью вынуждать Бога, чтобы Он всем показал чудные дела. Но должно более терпеть и ожидать благоволения и изволения свыше. Выслушай со вниманием, что Владыка Христос говорит о сем ученикам Своим: «Оставайтесь в Иерусалиме и не отлучайтесь оттуда, но ждите обетования» (Деян. 1:4), и когда сподобитесь оного, тогда положите начало учению и знамениям. И бывшие со святым Апостолом Павлом «возбранени быша от» достопокланяемого «Духа» до времени «глаголати слово во Асии» и в Вифинии (Деян. 16:6)."

источник: преподобный Нил Синайский "Письма на разные темы". Пресвитеру Домнину


"Нужно указать, что прежде должно было быть назидание; а после того, как слушающие приняли слово, должно было быть совершено крещение. Если бы кто-то осмелился сказать, что «вот, Бог спасает того, кого хочет; Он милует того, кого хочет, открывает сердце тому, кому хочет», словно ища возможности узнать причину того, почему мы спасаемся или не спасаемся; чтобы сказать, что Бог ответственен за это.

«Посмотри, - говорит он, - как Он открыл сердце Лидии». На это надо сказать: Исследуйте Писания (Ин. 5:39), ибо не исследующий не находит искомое.

Что же мы говорим по милости Божией, что было сказано о Корнилии? Что Бог открывает дверь живущим благочестиво, но заблуждающимся по поводу веры из-за неправильно переданной веры их предками. Вот, и Лидия почитала Бога, но не знала, как нужно спастись, что Господь и показал ей через истинное учение. Как было сказано: чтущая Бога (Деян. 16:14).

С другой стороны, если Бог не открывает кому-то сердце, Он не открывает потому, что этот человек, будучи безбожным, напрасно принимает слова. Даже если кто-то благодаря очевидным доводам научится Божественному слову, как апостолы чудесами и знамениями, но, желая быть рабом собственных страстей и греха, он отвергает Слово; он становится ответственным за самого себя. Ибо Бог никогда никому не помогает во зле, но содействует в добре по Своей любви к добру. Что же касается зла, Он позволяет каждому находиться в своих вожделениях (см. Ис. 56:11) . Итак, каждый живет, как хочет."

источник: Аммоний Александрийский "Катены на Деяния Апостолов"


"Посмотри, как любомудра жена: сначала сама засвидетельствовала, что Бог призвал ее. Не сказал: если вы увидели, что я великая женщина, или: что я благочестивая женщина, но говорит: аще усмотристе мя верну Господеви. Если Господеви, то тем более вам. Не просто просила их к себе в дом, но предоставила дело на их волю, хотя и сильно настаивала на своем желании."

источник: блаженный Феофилакт Болгарский

7. Проповедь о призвании всех христиан быть святыми.

толкование Послания к Ефесянам святого апостола Павла
"Па́велъ, посла́нникъ Иису́съ Христо́въ во́лею Бо́жiею, святы́мъ су́щымъ во Ефе́сѣ и вѣ́рнымъ о Христѣ́ Иису́сѣ:"
"Пavелъ, послaнникъ ї}съ хrто1въ во1лею б9іею, с™ы6мъ сyщымъ во є3фе1сэ и3 вёрнымъ њ хrтЁ ї}сэ:"
"Павел, волею Божиею Апостол Иисуса Христа, находящимся в Ефесе святым и верным во Христе Иисусе:"
(Еф. 1:1)

     Святыми называет Апостол христиан в Ефесе. Не одному, не двум и не части их дает он такое именование, а всем. Не дивное ли это чудо, что люди не в пустыне, а в городе, причем [в городе] языческом, [с] испорченными [нравами], были святыми? К святым относятся и женатые, и рождающие детей, и торгующие, и занимающиеся светскими делами!

     Такими воистину были первые христиане. Их преданность вере и верность Господу, а также праведность и чистота жизни полностью оправдали их наименование святыми. Если в последние времена святые станут исключением, то в ту, первую эпоху исключением были несвятые. Святость была правилом. Впрочем, не следует дивиться тому, что Апостол называет все крещеные души в Ефесе святыми еще и потому, что есть у него еще одно возвышенное имя, относимое ко всем христианам, как-то:
"сыны, сыны Божии" (Гал. 4:6)

     Право так называться дал нам Сам Владыка Христос, научивший нас обращаться к Богу, именуя Его Отче наш!

     О братья мои, не говорим ли мы Богу каждый день: Святый Боже? Не называем ли святыми Ангелов? Не нарицаем ли Святой Матерь Божию? А также и пророков, и Апостолов, и мучеников, и праведников? Не именуем ли святым и небо, и Небесное Царствие? Кто, следовательно, может вселиться во царство святое, кроме святых? Если есть у нас надежда на спасение, то есть и упование на святость.

     О Боже Святый, во святости живущий, и среди святых почивающий, и святых призывающий к Себе и милующий, помоги и нам стать святыми и в словах, и в мыслях, и в делах — во славу Твою и во спасение наше. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: святость


О святости и духовности

Мы исповедуем, что Церковь свята; и апостол Павел говорит всем христианам: “Вы святы”. Что Церковь свята – ясно и понятно, но что все христиане святы – ставит перед ними серьезные вопросы, потому что, даже если они приобщаются к святости Церкви, глядя на самих себя и на окружающих нас людей, мы не можем это слово употребить со спокойной уверенностью.

Начнем со святости Церкви. Святость Церкви заключается в том, что она – место, где Бог в Своей полноте присутствует среди Своего народа. Христос Богочеловек, как человек и как Бог, заполняет Собой Церковь; Дух Святой дышит в ней, и во Христе и во Святом Духе мы являемся уже не приемными, а родными детьми Бога и Отца. Опять-таки, эти слова дерзновенны, но они принадлежат не мне, а святому Иринею Лионскому. И в этом отношении мы можем сказать, что Церковь свята всей святостью Бога, Который в ней живет и действует.

Что же сказать о нас самих? В зависимости от нашей верности, от нашего врастания в тайну Церкви и в тайну Бога, мы сколько-то приобщаемся этой святости. Но когда апостол Павел говорит о том, что все христиане святы, он вовсе не имеет в виду, что мы все уже достигли святости – я уж не говорю: Христовой, а даже святости тех святых, которых почитает Церковь.

Святость начинается в момент, когда мы посвящены Богу, принесены Ему в дар, делаемся Его собственностью. Это не значит, что в тот момент человек уже делается святым в том смысле, в котором он призван быть подобным Серафиму Саровскому, Сергию Радонежскому, Нилу Сорскому и множеству других мужчин и женщин. Это лишь говорит о том, что теперь по собственной воле, с полного своего согласия, со всей своей решимостью мы отдаем себя Богу, теперь мы Божии до конца. В этом смысле святость человека, конечно, сочетается с какой-то долей греховности, потому что человек отдает себя Богу и говорит: Господи, я хочу быть Твоим и только Твоим! – а вместе с этим в нем еще есть несовершенство, которое должно быть переработано и постепенно исчезнуть.
Вот два полюса святости: Божественная святость Спасителя Господа Иисуса Христа и зачаточная святость того, кто сам себя отдает как бы в собственность Богу, или, в случае крещения детей, того, кто приносится семьей Богу, потому что семья верит в Него и знает, что отдать ребенка Богу – это самое лучшее, что можно для него сделать.

Вопрос святости связан еще с другим словом: духовность.
Мы постоянно говорим о духовности, как будто человек, не только святые, но и мы, грешники, можем жить одним духом, и забываем, что в человеке есть и душевность, и телесность. Надо понять, что такое духовность по существу.
Духовность – это не достижение, а путь; духовность заключается в том, что Святой Дух действует в нас, потому что мы Христовы и постепенно возрастаем действием Святого Духа. Это значит, что мы должны соединиться со Христом и с Духом Святым всем своим существом, а не только той стороной нашего бытия, которая уже сродни Богу духом нашим.

Святой Серафим Саровский говорит, что святости можно достигнуть благодаря решимости, а решимость – это предмет воли, это предмет ума, сознания; и поэтому наша душевность играет абсолютно решающую роль. Наш дух не может с места двинуться без того, чтобы наша душевность не участвовала в его возрождении и восхождении к Богу.
Это очень важный момент, потому что мы часто думаем, будто вместо того, чтобы совершать душевный подвиг, мы можем обратиться к таинствам, обратиться к молитве, обратиться к Богу и говорить: Господи, сделай за меня то, чего я не собираюсь делать ради Тебя, или то, чего я не могу сделать, потому что у меня не хватает ни решимости, ни вдохновения!.. Нет, в нас есть этот душевный момент, который требуется для того, чтобы загорелся дух и чтобы Бог все глубже мог с нами соединиться.

Но речь идет не только о душевности и о духовности, о духе и о душе, речь идет тоже о человеческом теле, потому что тело человека было создано Богом для того, чтобы быть вместилищем его души и его духа. Это следует понять: наше тело так же свято, как наш дух, и должно быть пронизано до самых глубин Божественной благодатью.
Святой Силуан Афонский в одном из своих писаний говорит, что веянием Святого Духа, действием Святых Таинств, приобщенностью нашей Богу, когда мы отдаемся Ему либо нашими родителями, либо свободной своей волей, благодать Божия касается сначала нашего духа; а потом, когда загорится наш дух, это пламя постепенно пронизывает и душевность нашу. В свете той благодати, которая уже осияла наш дух, мы делаемся способными принимать решения, которые иначе не могли бы принимать, делаемся способными понимать то, чего иначе не могли бы понять. И когда человек дошел до полноты какой-то приобщенности Богу (полноты, конечно, относительной), то эта благодать сходит и пронизывает и наше тело. Этим объясняется то, что тела святых часто остаются нетленными, их не касается тлен, растление. Так вот, святость начинается с момента, когда мы отдаем себя Богу, она возрастает по мере того, как мы решительно боремся со всем тем, что нам мешает быть Божиими, друзьями и учениками Христа, храмами Святого Духа. И дальше она пронизывает нас до конца.

И тут, может быть, стоит подумать о том, чтó совершается в наших человеческих отношениях. Часто люди думают, что могут общаться только духовно, то есть забывая свою душевность и свою телесность; что можно молиться о своем ближнем и довольно с него, – тогда как ближний, может быть, нуждается во многом другом: в душевной помощи, в телесной помощи. И тут мы должны понять, чтó совершается. Мы должны понять, что в ту меру, как мы хотим жить духом, мы должны раскрываться к ближнему той стороной нашей душевности, которая уже очищена. Это значит (в Евангелии ясно об этом говорится), что наши мысли должны постепенно очищаться, мы должны бороться за то, чтобы никакая грязь, никакой тлен, никакая нечистота, никакая неправда, ложь не проникали в нашу мысль.

Но вы скажете: как же быть? Я знаю, что на опыте оно не так. Вот я становлюсь на молитву, и как только начинаю молиться, в меня начинают вливаться откуда-то всякие воспоминания, воображения, фантазии или даже просто богохульные мысли... Об этом говорит святой Иоанн Лествичник: как только мы становимся на молитву, бес подползает к нам и нашептывает нам все, что может нас отвлечь от молитвы. И не надо этим смущаться; надо просто ему сказать: отойди, не теряй времени, я все равно буду продолжать молиться... И отрывок молитвы, который был осквернен нечистыми мыслями, надо повторять раз за разом. Как один подвижник говорил – если вы будете это делать постоянно, то бес увидит, что чем больше он на вас нападает, тем больше вы молитесь, и отойдет от вас. Это очень важный момент.

Бывает, что приходится бороться с той тьмой, которая поднимается в нас, отчасти потому что она в нас уже есть, отчасти потому что она нам навязывается. Есть рассказ из жизни подвижников о том, как одному монаху было поручено крещение женщин, и как только он приступал к порученному, в нем поднималась блудная страсть и скверные мысли. Его имя было Иоанн, и он обратился к святому Иоанну Крестителю:
"Святой Иоанн, ты был чист от всякой порочной мысли, – помолись Богу, чтобы Он меня освободил от этой нечистоты, ведь я оскверняю то дело, которое совершаю!.."
И святой Иоанн Креститель ему явился и сказал:
“Я могу тебя освободить от этого борения, но если я тебе выпрошу это у Бога, ты потеряешь венец мученичества. Продолжай бороться, борись против нечистых мыслей, против этих образов, против восстания плоти в тебе самом, борись беспощадно, и рано или поздно благодать Божия, которую ты призываешь, победит в тебе, и тогда ты получишь венец мученический”...
Этот монах продолжал крестить и бороться, и боролся до дня, когда вдруг оказался свободным от всякой нечистой мысли и мог крестить так, как, верно, крестил святой Иоанн Предтеча в водах Иордана.

Так что не надо смущаться тем, что вползает в нашу душу. Не надо смущаться и тем, что в момент, когда мы молимся Богу, когда Господь проливает Свой свет в нашу душу, мы вдруг начинаем видеть в нашей душе такую тьму, такую нечистоту, такую скверну, которой раньше не ощущали и не видели в своей душе. И кроме того надо помнить, что наше тело, наша душа, наш дух составляют одно целое, которое мы постепенно должны включить в тайну Божию; и тогда человек делается цельным, тогда его телесность пронизывается благодатью с такой же силой, как и его дух.

Вспомните, как при беседе с Серафимом Саровским Мотовилов увидел, что лицо святого Серафима просияло, просияла его одежда, весь он просиял подобно тому, как Христос воссиял на Фаворе, когда говорил с Моисеем и Илией о грядущем Своем страдании, – Он весь просиял так, что даже Его одежда, по слову Евангелия, воссияла такой белизной, какой не мог бы осуществить ни один белильщик.
Это обращает наше внимание на то, что мы должны быть пронизаны благодатью телесно в той же мере, как душевно и духовно, и что мы не должны бояться той борьбы, которая в нас совершается. Борьба – время, когда мы можем сказать: "Господи, неужели Ты мне доверяешь настолько, чтобы мне поручить эту борьбу с сатаной, со злом, которое во мне еще не исчерпано?.."
Это момент, когда мы можем радоваться тому, что Бог нам дает возможность за Него, вместе с Ним бороться и побеждать. И когда мы побеждаем зло в себе, мы его не только в себе побеждаем, мы его побеждаем вообще, потому что пораженный бес поражен для всей вселенной, он ранен насмерть. Когда какой-нибудь грех в нас исцелен, то есть когда ничего не осталось от него, только когда наша цельность выросла в полноту своей меры, мы можем сказать: теперь это зло умерло для всей вселенной...

И поэтому когда мы встречаемся в нашей жизни с духовной борьбой, с душевным искушением или с телесной болезнью – я говорю сейчас не об обыкновенной болезни, а о том, что грех в нас начинает действовать с новой силой – мы можем благодарить Бога.

И мы можем еще одно помнить, чрезвычайно важное: не тело является причиной и источником зла в нас. Один из подвижников совершенно ясно говорит, что тело является страдальцем, мучеником, тело является жертвой той неправды, которая в нас живет душевно и еще духовно. Поэтому когда мы говорим о телесных, о плотских грехах, мы говорим о том только, что греховность наша, которая вся живет в душевности и духовности, сейчас порабощает наше тело, оскверняет наше тело; каяться должно не тело, а душа наша. И это очень важно, потому что слишком легко мы думаем о нашем теле как об источнике искушения или зла. Источник – в нашей неочищенной, непросвещенной душевности и еще не до конца загоревшейся духовности.

источник: митрополит Антоний Су́рожский (Блум) (1914-2003) "Быть христианином"


СВЯ́ТОСТЬ, СВЯТÓЙ, (греч. «áгиос», «иеро́с», лат. sanctus, евр. «кодеш» священный предмет, святость). Еврейское слово, употребляемое в Ветхом Завете, происходит от корня, обозначающего, вероятно, «отрезать, отделить», то есть содержит идею отделения от мирского. Священные предметы – это те, к которым не прикасаются и к которым приближаются только при определенных условиях ритуальной чистоты. Являясь как бы носителями некоей силы, тайны и величия, в которых видится нечто сверхъестественное, они вызывают то смешанное чувство страха и притяжения, которое заставляет человека осознать свое ничтожество перед этими проявлениями «священно-божественного».

Во время Литургии взывают к Богу Трисвятому, Христос провозглашается как «Един Свят» и поминаются святые. Мы говорим также о Святом Евангелии, о Святой седмице. Мы призваны стать святыми. Следовательно, святость является некоей сложной реальностью, которая соприкасается с тайной Божией и в то же время с богослужением и нравственностью. Святость включает в себе понятие священного и чистого, но она выше их. Она кажется относящейся только к Богу и недоступной, и в то же время ее постоянно приписывают его творениям.

Святость Божия недоступна человеку. Для того, чтобы он ее узнал, необходимо, чтобы Бог явил Свою Святость, показав Свою славу. Творение, теофании, испытания, наказания и бедствия (Числ. 20:1-13); (Иез. 38:21), а также и чудесная защита, и покровительство, и нечаянные избавления открывают, в каком смысле Бог Свят (Иез. 28:25).

В отличие от жертвоприношений и культа Ветхого Завета, которые очищали иудеев только внешне (Евр. 9:11-14; 10:10), Жертва Христа освящает верующих истиною (Ин. 17:19), сообщая им подлинную святость. В самом деле, христиане приобщаются жизни воскресшего Христа через веру и Крещение, дающие им «помазание от Святого» (1Кор. 1:30); (Еф. 5:26); (1Ин. 2:20). Оттого они «освящены во Христе» (1Кор. 1:2); (Флп. 1:1) через присутствие в них Духа Святого (1Кор. 3:16); (Еф. 2:22); они действительно «крещены Духом Святым», как возвестил Иоанн Креститель (Лк. 3:16); (Деян. 1:5; 11:16).

Следовательно, главная действенная сила освящения христианина – Дух Святой. Он щедро одаряет первые христианские общины дарами Своими. Однако Его действие в Церкви и отличается от действия Духа Божия в Ветхом Завете. Полнота и всеобщность Его излияния означают, что мессианское время исполнилось с момента Воскресения Христа (Деян. 2:16-38). С другой стороны, Его пришествие связано с Крещением и с верой во Христа, умершего и воскресшего (Деян. 2:38; 10:47; 19:1-7). Его присутствие постоянно, и вот почему апостол Павел говорит, что искупленные являют собой «Храм Духа Святого», «Храм Божий» (1Кор. 6:11, 19): у них подлинное общение с Богом (2Кор. 13:13). И так как «все водимые Духом Святым суть сыны Божии» (Рим. 8:14-17), то христиане не только пророки, временно подвластные действию Святого Духа (Лк. 1:15; 7:28), но и дети Божии, всегда имеющие в себе источник святости Божией.

Слово «святой» в своем абсолютном смысле употреблялось в Ветхом Завете только в виде исключения, оно сохранялось для наименования избранников эсхатологических времен. В Новом Завете оно обозначает христиан. Сначала применяемое к членам первохристианской общины Иерусалима, в особенности к небольшой группе, собравшейся на Пятидесятницу (Деян. 9:13); (1Кор. 16:1); (Еф. 3:5), оно стало применяться ко всем верующим (Рим. 16:2); (2Кор. 1:1; 13:12). Через Духа Святого христианин приобщается самой святости Божией. Святость Божия, уже обретенная Церковью по праву, на деле борется с грехом. Еще не настало то время, когда «святые будут судить мир» (1Кор. 6:2). В этот день будет явлен Новый Иерусалим, «Святой город» (Откр. 21:2). где зацветет древо Жизни и откуда будет изгнано все нечистое и далекое от Бога (Откр. 21:22), ср. (Зах. 14:20), и Господь Иисус Христос тогда «прославится во святых Своих» (2Фес. 1:10; 2:14), «потому что Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). В этом заключается тайна непостижимой святости Божией, сообщаемой людям.

источник: богословско-литургический словарь; приложение к «Настольной книге священнослужителя»


Широкий анализ понятия святости дает в своем «Столпе…» священник Павел Флоренский. Приведем здесь некоторые его мысли.

«Когда мы говорим о святой Купели, о святом Мире, о Святых Дарах, о святом Покаянии, о святом Браке, о святом Елее… и так далее, и так далее и, наконец, о Священстве, каковое слово уже включает в себя корень «свят», то мы прежде всего разумеем именно неотмирность всех этих Таинств. Они – в мире, но не от мира… И такова именно первая, отрицательная грань понятия о святости. И потому, когда вслед за Таинствами мы именуем святым многое другое, то имеем в виду именно особливостъ, отрезанность от мира, от повседневного, от житейского, от обычного – того, что называем святым… Посему, когда Бог в Ветхом Завете называется Святым, то это значит, что речь идет о Его надмирности, о Его трансцендентности миру

И в Новом Завете, когда множество раз апостол Павел называет в своих посланиях современных ему христиан святыми, то это означает в его устах, прежде всего, выделенность христиан из всего человечества

Несомненно, в понятии святости мыслится, вслед за отрицательною стороною ее, сторона положительная, открывающая в святом реальность иного мира…

Понятие святости имеет полюс нижний и полюс верхний и в нашем сознании непрестанно движется между этими полюсами, восходя вверх и нисходя обратно… И лествица эта, проходимая снизу вверх, мыслится как путь отрицания мира… Но она может рассматриваться и как проходимая в направлении обратном. И тогда она будет мыслиться как путь утверждения мировой реальности через освящение этой последней»
.

Таким образом, по мысли отца Павла, святость это, во-первых, чуждость по отношению к миру греха, отрицание его. Во-вторых – она конкретное положительное содержание, ибо природа святости Божественна, она онтологически утверждена в Боге.
В то же время, святость, подчеркивает он, – не моральное совершенство, хотя она и соединена с ним неразрывно, но – «соприсносущность неотмирным энергиям».
Наконец, святость есть не только отрицание, отсутствие всякого зла и не только явление иного мира, Божественного, но и незыблемое утверждение «мировой реальности через освящение этой последней».

Эта, третья, сторона святости говорит о том, что она является силой, преображающей не только человека, но и мир в целом так, что будет Бог все во всем (1Кор. 15:28). В конечном счете, все творение должно стать иным ("И увидел я новое небо и новую землю" – От. 21:1) и являть собой Бога. Но в этом процессе со стороны творения активную роль может играть только человек, потому на него возлагается вся полнота ответственности за тварь (Рим. 8:19-21). И здесь с особой силой открывается значение святых, ставших в условиях земного бытия начатком (Рим. 11:16) будущего всеобщего и полного освящения.

Святые – это, прежде всего, иные люди, отличные от "живущих по стихиям мира сего, а не по Христу" (Кол. 2:8). Иные потому, что они борются и с помощью Божией побеждают «похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую» (1Ин. 2:16), – все то, что порабощает людей мира сего. В этой выделенности святых из мира троякой похоти, из атмосферы греха, можно видеть одну из принципиальных характеристик святости и единство первоначального апостольского и церковно-традиционного ее понимания.

источник: Алексей Ильич Осипов (род. 31.03.1938), профессор Московской духовной академии, доктор богословия "Святость человека в православной аскетической традиции"


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru