"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 28 (15) мая

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Преподобный Пахомий Великий.

     Родом египтянин, в детстве был язычником. Служа в армии, участвовал в войне царя Константина с Максенцием. Потом, узнав от христиан о едином Боге и увидев их благочестивую жизнь, Пахомий крестился и удалился в Фиваидскую пустыню к знаменитому подвижнику Паламону, у которого 10 лет поучался иноческой жизни. После этого в месте, именуемом Тавенниси, явился ему Ангел в схимническом облачении и вручил дощечку, на которой был написан устав общежительного монастыря. Ангел повелел ему устроить такой монастырь в том месте, предрекая, что в сию обитель сойдутся многие иноки ради спасения души. Повинуясь Божию Ангелу, Пахомий принялся строить многие кельи, хотя на том месте не было никого, кроме его самого и его брата Иоанна. Когда брат упрекнул его, зачем возводит он ненужные здания, Пахомий [в] просто[те] ответил ему, что он следует Божией заповеди, не заботясь о том, кто и когда придет сюда жительствовать. Но вскоре, движимые Духом Божиим, на то место пришли многие люди и начали подвизаться по уставу Пахомия, принятому от Ангела. Когда число иноков возросло, Пахомий постепенно основал еще 6 монастырей. Количество его учеников достигло семи тысяч.

     Преподобный Антоний считается основателем отшельнической жизни, а преподобный Пахомиймонастырского общежития. Смирение, трудолюбие и воздержание этого святого отца были и остались редким образцом к подражанию для огромного числа монахов. Бессчетные чудеса сотворил святой Пахомий, но и неисчислимые искушения претерпел от демонов и людей. Послужил он людям, как отец или родной брат. Поощрил многих пойти по стезе спасения. И наставил многих на путь истины. Был и остался он великим светилом Церкви и могучим свидетелем Христовой истины и правды. Мирно упокоился в 348 году на 74-м году своей земной жизни. Многих из его учеников Церковь причислила к лику святых. Таковы суть Феодор, Иов, Пафнутий, Пекузий, Афинодор, Епоних, Сур, Псой, Дионисий, Псентаисий и другие.


(Прим. - Ред.)

зрисвятитель Феофан Затворник: Древние иноческие уставы. Устав Тавеннисиотского общежития (Устав преподобного Пахомия Великого)


Устав преподобного Пахомия Великого
скачать, формат pdf

2. Святитель Ахиллий, епископ Ларисийский.

     Сей великий иерарх и чудотворец родился в Каппадокии. Участвовал в Первом Вселенском Соборе, на котором посрамил еретиков. Как своей образованностью, так и святостью вызывал он немалое удивление. Взяв камень, св[ятой] Ахиллий крикнул арианам:

«Если Христос — творение Божие, как вы утверждаете, то скажите, чтобы из этого камня потек елей!»
Еретики молчали, дивясь такому предложению св[ятого] Ахиллия. Тогда святой опять сказал:

«А если Сын Божий равен Отцу, как мы веруем, то пусть потечет елей из этого камня!»

И елей действительно потек, к изумлению многих.

     Святой Ахиллий мирно упокоился в Ларисе в 330 году. Македонский царь Самуил, завоевав Фессалию, перенес мощи святого Ахиллия в Преспу, на озерный остров, который в честь этого назвали Ахилл или Аил [(Агила). Это название сохраняется] и по сей день.

3. Преподобный Силуан.

в РПЦ память преподобного Сильвана Тавеннисийского (Силуана Египетского), ученика прп. Пахомия Великого чествуется в праздник Собор всех преподобных отцов, в подвиге просиявших (дата переходящая: в субботу сырной седмицы). Это единственный день в году, когда соборно совершается память всем святым преподобным.

     Сначала был комедийным актером и глумился над всем и каждым. Потом, согретый Христовой любовью, стал учеником преподобного Пахомия.
«Готов я и жизнь свою отдать, — говорил св[ятой] Силуан, — чтобы получить прощение грехов».


(Прим. - Ред.)

зримонах Павел Эвергетинос. Благолюбие: О том, что смиренномудрие совершенно недосягаемо для бесов, о том, как оно рождается, в чем его сила и что оно выше всех добродетелей, ибо только смиренномудрие быстро спасает человека


Один человек по имени Сильван, из актеров, пришел в монастырь святого Пахомия. Он хотел принять монашество. Когда преподобному доложили о нем, он позвал Сильвана к себе и говорит ему:
— Смотри, брат, это трудно. Чтобы, с помощью Божией, противостать тому, кто нас уязвляет, нужна бдительная душа и трезвый ум, особенно если прежние привычки тянут к тому, что хуже.
Тот согласился делать все по наставлениям Великого, и святой отец принял его.
Когда Сильван уже долгое время подвизался, он вдруг перестал заботиться о своем спасении. Вновь его потянуло к пиршествам, стал он впадать в глупое шутовство, вплоть до того, что не стесняясь распевал среди братии балаганные песни.
Святой призвал его к себе и, невзирая на те двадцать лет, что Сильван подвизался, в присутствии братьев велел ему снимать монашеские одежды, взять мирское и уходить из монастыря. Но Сильван повалился в ноги святому старцу.
— Отче, — стал он просить его, — прости мне еще один раз. Клянусь Тем, Кто силен спасать немощных, ты увидишь: я раскаюсь за все то время, что я провел в нерадении. Ты сам порадуешься тому, как изменится моя душа, и возблагодаришь Бога.
— Ты знаешь, сколько я тебя терпел, — сказал святой. — И бить мне тебя приходилось не раз, а я никогда ни с одним человеком так не поступал, и даже в мыслях у меня не было поднять на кого-то руку. Ведь, когда я тебя бил, в душе я страдал еще больше, чем ты, — так я тебе сочувствовал. Мне казалось, что я делаю это только для твоего спасения, чтобы хоть так отвратить тебя от греха. А теперь уже столько раз тебя уговаривали, а ты не захотел исправиться; столько раз ты терпел побои — и не обратился к тому, что тебе полезно! Как же я могу допустить, чтобы такая паршивая овца паслась вместе со стадом Христовым? А что, если от струпьев одного заразятся все остальные и много братьев погибнет от этой язвы?
Так настаивал святой Пахомий, но Сильван все упрашивал его и божился, что впредь исправится. Тогда Пахомий потребовал у Сильвана поручителей, что тот опять не возьмется за старое. Тут уж Петроний, человек удивительной святости, поручился за все, что обещал Сильван, и блаженный Пахомий уступил.

А Сильван с тех пор, как его простили, так себя смирил, что для многих, и даже для всей братии, он стал образцом и правилом для подражания во всех делах добродетели, но особенно в духовном плаче. Часто слезы лились у него рекой, даже когда он ел: он не мог сдержаться, и слезы смешивались с насущной пищей, так что на нем исполнялись слова Давида: «Пепел яко хлеб ядях и питие мое с плачем растворях» (Пс 101:10).
Братья говорили ему, чтобы он не делал так при людях чужих и вообще в присутствии кого бы то ни было, но тот уверял, что как раз из-за этого он и пытался сдерживаться не раз, но был не в силах. Те вновь ему объясняли: он может это делать наедине, в сокрушении и с молитвой, а на трапезе сдерживаться.
— Ведь душа, — говорили они, — может и без внешнего плача пребывать в сокрушении.
А еще братья все выспрашивали, чего ради он так заливается слезами, и даже запрещали ему.
— Многие из наших краснеют, — говорили они, — когда тебя видят, и даже есть не могут.
— Я вижу, как мне прислуживают святые люди, — отвечал тот, — а вы, братья, хотите, чтобы я не плакал? Ведь даже прах с их ног ценнее меня, а уж я сам и вовсе их недостоин — так как мне не плакать? Вы говорили мне, что такие святые люди прислуживают мне, балаганному шуту. Каждый день я рыдаю, братья мои, и мне страшно: не стану ли я таким же святотатцем, как Дафан и Авирон, которые хотели с лукавым произволением и нечистыми помыслами кадить святыне? (Числ.16) Столько я уже знаю, а все небрегу о спасении! Вот почему я не стыжусь своих слез. Я знаю, как много за мной грехов, и даже если бы я умер от скорби, в этом не было бы ничего странного.

После того как он так долго и успешно подвизался, Пахомий сам засвидетельствовал о нем при всех братьях:
— Бог мне свидетель: с тех пор как этот монастырь существует, из всех братьев, кто окормлялся у меня, я знаю лишь одного, кто подражал мне.
Когда братья услышали эти слова, одни подумали на Феодора, другие — на Петрония, третьи — на Орсисия. Тут Феодор стал выспрашивать у Великого, о ком он это сказал, однако Пахомий не хотел говорить. Но Феодор стал настаивать, другие старшие братья тоже начали спрашивать, кто это.
— Если бы я знал, — ответил наконец Великий, — что в том, о ком речь и кого я назову, есть тщеславие, я бы не упоминал его. Но благодатью Христовой я знаю, что, если его похвалить, он только больше смирит себя. Поэтому, чтобы вы подражали его жизни, я без всякого страха при всех вас похвалю его. Конечно же, ты, Феодор, да и все те, кто, как и ты, подвизаются в монастыре, поймали диавола в силки, как воробья. Вы бросили его себе под ноги и каждый день, милостью Божией, попираете его, как прах. Но стоит лишь вам потерять бдительность, как повергнутый диавол поднимется на ноги и восстанет на вас. А вот брата Сильвана еще недавно мы собирались выгнать из обители за его нерадение. Нынче же он связал диавола по рукам и ногам и так его уничижил, что тот не смеет даже показаться перед ним, ибо Сильван победил его глубиной своего смирения. К вам, когда вы стяжаете дела праведности, приходит все больше дерзновения — по мере того, что вы уже сделали. А он, чем больше подвизается, тем менее искушенным всем кажется и всей своей душою и разумом помнит о том, что он ни на что не годен. Потому и плакать ему так легко, что легко уничижать себя и вменять ни во что все, чего он достигнет. Ничто так не лишает сил диавола, как смиренномудрие, если оно искренне и от всей души.

Так Сильван подвизался еще восемь лет помимо прежних двадцати, а после окончил свой путь. При этом преподобный засвидетельствовал то, что видел сам: множество ангелов с великой радостью приняли душу Сильвана, устремились к небу и принесли ее Христу, как благоугодную жертву.

источник: Эвергетинос (Благолюбие). Свод богоглаголивых речений и учений Богоносных и Святых Отцов, от всякого Писания богодухновенного собранный, подобающим же образом и удобно изложенный Павлом, преподобнейшим монахом и создателем обители Пресвятой Богородицы Евергетиды, прозванным Эвергетином. Том 1. ГЛАВА 44. О том, что смиренномудрие всегда неприступно для бесов, и о том, как рождается смиренномудрие и в чем его сила. Также и о том, что из всех добродетелей одно лишь смирение скоро спасает человека. 1. Из жития святого Пахомия; Издательство Братства святителя Алексия Феофания, М.2008

4. Стихотворение

Пахомий святой Духом Божьим горит,
Беседует с небом и Ангелов зрит.
Вокруг него иноки строем стоят;
Их души пред Богом, как свечи, горят.
Но вот в ворота кто-то робко стучит:
Родная сестра aвву видеть спешит;
Уж годы прошли, как покинул он дом,
Укрылся в пустыне, забывши о нем.
И инок, что стражем стоит у ворот,
Записку игумену молча несет.
Игумен в ответ: «Передайте сестрице,
Что ей я желаю Христу помолиться,
Чтоб разумом стала она помудрей
И жизнь свою Богу вручила скорей.
Не выйду я к ней — ни к чему нам свиданье,
В обитель приходят лишь для покаянья.
Отрекся я мира — и нет уж возврата,
Душа моя Богом обильно богата!
Скажите сестрице моей прелюбезной:
Изыди из жизни мирской, бесполезной,
Последуй за Богом, спасения чая,
Христос вечной жизнью тебя увенчает.
Все сласти мирские — как призраки ночи,
Уснул в них Египет — проснуться не хочет.
Но будет голодным его пробужденье:
Поймет он тогда, что лгало сновиденье.

И станет, как лев, он рычать и скитаться,
За хлеб свой подённый стенать и сражаться.
Но рядом — Христос; Он всех нас призывает,
Всех алчущих — хлебом небесным питает.
Вот подлинно явь; всё иное — мечтанья,
Где Бога не знают — там нет упованья!
»
Сестра услыхала столь дивный совет
И в мир не вернулась, но строгий обет
Взяла на себя — и за Богом пошла
И вскоре спасенье себе обрела.

5. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Когда тиран из корыстолюбия совершает насилие над праведником, тогда насилие приносит и пользу, и ущерб, а именно: ущерб насильнику, а пользу - пострадавшему от его ярости.

     Борис Годунов [по одной из версий. — Пер.] убил восьмилетнего царевича Димитрия, чтобы овладеть престолом без соперников. Быстро скончались и дни царствования Бориса, и тиран был предан тлению и проклятию, а Димитрий стал святым. Спустя 15 лет после погребения тело Димитрия откопали и обрели нетленным и чудотворным. Над его мощами совершилось 45 чудесных исцелений.

     Итак, кому ущерб, а кому польза от насилия? Если бы тиран подумал, что своим злодейством он поможет своему противнику войти в сонм святых, а себе самому уготовит погибель и проклятие, то отказался бы от своего злого умысла. Ведь порочная мысль - предтеча и спутник насилия.


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: мысли и помыслы



Мысль
:
1) продукт мышления; результат деятельности разума;
2) произведенное умом словесное или образное суждение, соображение;
3) идея; мнение; завершенное, чётко сформулированное положение;
4) замысел, план.

«Обыкновенно люди считают мысль чем-то маловажным, потому они очень мало разборчивы при принятии мысли. Но от принятых правильных мыслей рождается все доброе, от принятых ложных мыслей рождается все злое. Мысль подобна рулю корабельному: от небольшого руля, от этой ничтожной доски, влачащейся за кораблем, зависит направление и, по большей части, участь всей огромной машины».
свт. Игнатий (Брянчанинов)

**********

Всегда ли мы контролируем наши мысли?

Несмотря на то, что мыслительная деятельность тесно связана с волевой, далеко не всегда направление мышления человека сообразуется с расположением его воли.
Кто, например, не сталкивался с ситуацией, когда мысль, будучи нежеланной, словно сама лезет в голову, как бы навязываясь человеку извне? Причём, достаточно часто подобным образом проявляются именно греховные помыслы.
Такие ситуации хорошо описаны в христианско-аскетической литературе. Среди главных причин возникновения нежеланных греховных мыслей традиционно выделяются две.
Во-первых, они могут внедряться в сознание человека падшими духами;
во-вторых, могут вызываться неожиданным воспламенением гнездящихся в сердце греховных страстей.

Достаточно часто обе причины проявляются одновременно. Это бывает тогда, когда демоны, цепляясь за свойственные грешнику страсти, возбуждают в его уме именно те греховные помыслы, к предметам которых он имеет наибольшую склонность и которые, соответственно, легче всего возбудить и развить.

Стойкость человека к такого рода ситуациям тем меньше, чем болезненней (в нравственном отношении) его ум и другие силы души. Собственно говоря, ум, отвлеченный от Бога, именуется в Писании "превратным" (Рим. 1:28).

Эффективным средством борьбы с нежеланными греховными мыслями служит усердная, сосредоточенная молитва.
Во-первых, моление и само по себе способствует переключения внимания от греховного помысла к Добру.
Но главное молитва объединяет молящегося с Богом, и по его вере на него низводится спасительная Божья благодать.

Правда, случается, что после начала моления поток нежеланных мыслей в сознании богомольца не только не иссякает, но даже и усиливается. Это обусловливается тем, что (нередко) во время молитвы лукавые духи стремятся увеличить степень воздействия на человека, дабы отвратить его от общения с Богом.
Для того, чтобы преодолеть такое демоническое воздействие от молящегося требуется ещё более усиленное и сосредоточенное моление.
Более полный контроль над деятельностью разумной сферы души устанавливается по мере восхождения человека по лествице духовных совершенств и уподобления Богу.

Уподобление Богу — постепенный и длительный путь освобождения от власти лукавых духов, греховных страстей, путь стяжания страха Божия, формирования и приумножения христианских добродетелей. Пройти его призваны все люди. Осуществляется же он жизнью по закону Божьему, вместе с Церковью, в Церкви.

Полная, всесторонняя свобода от греховных желаний и помыслов характерна лишь для обитателей Царства Небесного. Там нет искушений, а расположение их доброго выбора поддерживается особым Божественным попечением.

Можно ли согрешить в мыслях?

В отличие от ветхозаветного закон Моисея, детально излагавшего требования, относящиеся к нормам внешнего поведения Израиля и не с такой обстоятельностью — предъявляемые к внутреннему состоянию, учение Христово, преподанное Новому Израилю (Апостольской Церкви), как более совершенное, особо раскрывает именно те нравственные требования, что направленны на внутреннее преображение личности.

Жизнь иудеев была окутана законом словно сетью. Тем не менее это не привело их к массовой праведности. Почему? В частности потому, что в дохристианские времена человек ещё не имел тех возможностей борьбы со грехом, какие открылись во времена Нового Завета, с Пришествием Христа, Искуплением, победой над адом, образованием Церкви, ниспосланием ей Даров Святого Духа, вручением всех необходимых спасительных средств.

Миссия ветхозаветного Израиля заключалась в хранении и исповедании веры в Единого Бога; в тот период человеческий род ещё только готовился к грядущей встрече со Спасителем.
Миссия же Церкви Христовой имеет более возвышенную и более масштабную цель: призывать всех без исключения людей ко спасению, способствовать возведению верующих в Царство Небесное.

Приобщение к этому Царству требует от человека не только внешнего соблюдения Божьего закона, но и внутренней праведности, готовности и способности жить по меркам святых. Поэтому человек, стремящийся в Небесное Отечество, должен обращать особое внимание не только на свои поступки, но и на свои помыслы, мысли, скрытые желания и побуждения.

В этой связи становится понятно, что мысль о грехе может быть не менее пагубной, чем реализованный в действии грех. Мысль о грехе — уже грех. Более того, существуют грехи, большей части касающиеся именно внутренних, потаенных движений души (такие как зависть, злопамятство, обида, уныние).

Мысленное тяготение ко греху при внешней, формальной праведности служит показателем невысокого уровня нравственного совершенства, но часто – и признаком лицемерия, театрального благочестия.
Обращая внимание, насколько важно следить за внутренними движениями души, Христос ставил в один ряд, например, вожделенный взгляд на женщину и прелюбодеяние (Мф. 5:28).

************************************************************************

По́мысел:
1) начаток мысли, желания;
2) (в аскетике) мысль, занимающая ум человека. Помысел может быть от самого человека, от падшего духа и от Бога.

Когда святые отцы говорят о помыслах, они имеют в виду не просто мысли, но образы и представления, за которыми каждый раз следуют соответствующие им мысли. Образы в сочетании с мыслями и называются помыслами.

“Различать без ошибки в каждом отдельном случае природу помысла может только ум, очищенный от страстей. А пока человек, хотя бы он и величайшим психологом или психиатром в миру сем считался, работает греху, до тех пор, как говорит св. Варсонофий Великий, «будет поруган демонами и впадет в обольщение, поверив им, потому что они изменяют вещи, как хотят, особенно для тех, которые не знают козней их».
Сомнение (в источнике помысла) может быть только в том случае, если человек живет воздержно и старается в свою меру исполнять заповеди Божии, а если он постоянно сам на себя навлекает страсти и разжигает их, то нечего тут и пытать, откуда у него помыслы, – во всяком случае, не от Бога.”

епископ Варнава (Беляев)

источник: сайт "Азбука веры"

6. Созерцание

икона Сошествие Святого Духа на Апостолов

"Сошествие Святого Духа"; фрагмент одной из четырех панелей эпистилия темплона* монастыря св. Екатерины, Синай, Египет; 12-й век


     Да созерцаю действие Бога Духа Святого на Апостолов, а именно:
1) как Духом Святым Апостолы сподобляются видения тайн мира оного;
2) как Духом Святым Апостолы прозревают тайны сердца человеческого.


(Прим. - Ред.)

зриИконография: Пятидесятница


Интересна трансформация образа «племен и народов» в иконографии Пятидесятницы. В ранних памятниках ниже восседающих в Сионской горнице апостолов изображались две группы людей, называемые «племена» и «языки». Под первыми традиционно понимались колена Израилевы, иудеи, под вторыми — язычники, то есть все другие народы. Эти «народы» можно считать и изображением конкретных людей — свидетелей чуда Пятидесятницы, и шире — образом всего человечества, ожидающего Благовестия. Таким образом, утверждается идея универсальности апостольской проповеди, которая должна просветить всю вселенную, и универсальность Церкви. В куполе собора Святого Марка «народы» изображаются как шестнадцать пар фигур, во внешности которых подчеркнуты характерные этнические черты. Надписи указывают, что здесь представлены все шестнадцать национальностей, перечисленных во 2 главе книги Деяний. Такое четкое, дословное, перечисление конкретных народов несколько ослабляет идею вселенской проповеди Евангелия.
В процессе развития иконографии, в средневизантийский период, «народы» изображаются на иконах уже не как две группы людей, а в виде всего лишь двух фигур, помещенных внутри изогнутого профиля скамьи, на которой восседают апостолы. Причем, один из персонажей наделяется «варварскими» чертами (иногда это даже эфиоп), а другой — одет как византийский император. Мы видим представителя «Нового Израиля» — народа православной Империи, которого символизирует первое лицо государства — император, и персонификацию еще не крещеного человечества — варвара. Отец Николай Озолин полагает, что это редчайший пример временного введения в православную иконографию политической темы. Варвар олицетворяет жителей тех уголков мира, которые хотя еще и не вошли в состав Вселенской Империи Ромеев, но рано или поздно все равно окажутся поданными императора и примут христианство.

источник: Н.Нефедова "Иконография Пятидесятницы: сложный путь создания образа"


зриУстройство православного храма: алтарные преграды


Особое место среди памятников византийской станковой живописи XI–XII веков занимают подчеркнуто вытянутые по горизонтали иконы, украшавшие верхние части алтарных преград. Эти алтарные преграды, называемые греками τέμπλου, состояли из мраморных балюстрад, столбиков или колонок и архитравов (ἐπιστύλιον, ϰοσμίτης), на которых обычно высекались полуфигуры святых. Чаще всего эти полуфигуры составляли Деисус. Расположенные на самом видном месте в церкви, они привлекали к себе общее внимание молящихся.
Фрагменты расписных эпистилей из пинакотеки Синайского монастыря дают представление о другом типе икон, украшавших алтарные преграды. Длина этих эпистилей доходила до нескольких метров, а по высоте они равнялись примерно 40 см. На одном из фрагментов написаны Вход в Иерусалим, Распятие и Сошествие во ад, на другом Вознесение, Сошествие св. Духа и Успение, на третьем Деисус в рост в центре и Крещение, Преображение, Воскрешение Лазаря и Вход в Иерусалим по сторонам, на четвертом Рождество Богоматери, Введение во храм, Благовещение, Рождество Христово и Сретение, на пятом Деисус и сцены из жития св. Евстратия. Каждая из сцен заключена в расписную арочку, которая помогает художнику членить композицию сильно вытянутого фриза на замкнутые в себе компартименты. Интересно, что в этих иконах, датируемых XI–XII веками, Деисус и евангельские сцены из праздничного цикла еще составляют один ряд. Позднее, с превращением темплона в иконостас, Деисус и праздники отделяются друг от друга и размещаются в двух различных ярусах.

источник: Лазарев В. Н. "История византийской живописи"

* Эпистилий (также эпистиль от греч. έπιστύλιον) - горизонтальная доска со сценами Великих праздников, которая ставилась поверх местных (главных) икон иконостаса на темплон (тябло - деревянный брус алтарной преграды, использующийся для установки икон).

7. Проповедь о предреченной и свершившейся гибели египетских идолов

толкование на книгу пророка Иеремии
"и пожже́тъ огне́мъ до́мы бого́въ и́хъ, и пожже́тъ я́, и пресели́тъ я́, и покры́етъ зе́млю Еги́петскую, я́коже покрыва́ется пасту́хъ ри́зою свое́ю: и изы́детъ отту́ду съ ми́ромъ"
"и3 пожже1тъ nгне1мъ до1мы богHвъ и4хъ, и3 пожже1тъ |, и3 пресели1тъ |, и3 покры1етъ зе1млю є3гv1петскую, ћкоже покрывaетсz пастyхъ ри1зою свое1ю: и3 и3зы1детъ tтyду съ ми1ромъ"
"И зажгу огонь в капищах богов Египтян; и он сожжет оные, а их пленит, и оденется в землю Египетскую, как пастух надевает на себя одежду свою, и выйдет оттуда спокойно,"
(Иер. 43:12)

     Кто их попалит? Навуходоносор, царь вавилонский, раб Мой, говорит Господь. Это пророчество сбылось: Навуходоносор покорил Египет и попалил огнем капища ложных богов, египетских идолов. Пожег их, но не уничтожил навсегда. Ибо пришла потом гибель и Вавилону, опять-таки по пророчеству святого Иеремии, и Вавилон сделался и поныне остался грудою развалин, жилищем шакалов [в серб. букв:, жилищем змей. — Пер.], ужасом и посмеянием, без жителей (Иер. 51:37).

     Однако в предании, записанном святым Епифанием Кипрским, осталось и другое пророчество святого Иеремии об окончательном разрушении египетских идолов.

«Все идолы падут, — гласит это пророчество, — и всё рукотворенное сокрушится в то время, когда придет сюда Дева Матерь с Младенцем, рожденным в вертепе и положенным в яслях».

     Сие же пророчество сохранили сами египетские жрецы, которые в эпоху святого Иеремии ввели в обычай изображать Деву, лежащую на постели, и Ее Младенца, повитого пеленами и почивающего в яслях. Навуходоносор, раб, мог — по дозволению Божиютолько косить зло, не исторгая его с корнем. Но скошенное зло, как и скошенная трава, снова произрастает. Но когда пришел на землю Владыка [(Господь)], Он вырвал зло с корнем. Навуходоносор, раб, пожег храмы и побил истуканов, но эти храмы были, тем не менее, воссозданы, а истуканов понаделали новых, потому что не были они исторгнуты из людских душ. Но когда пришел Владыка и воцарился в душах египтян, то храмы и идолы навсегда пали.

     То же самое [произошло] и с непослушными богоборцами [в серб. букв:, и богоборческими. — Ред.] иудеями: Навуходоносор, раб, увел их в рабство на 70 лет, а оскорбленный Владыка развеял их по всему миру, где в рассеянии они и ныне пребывают, а ведь прошло уже 2000 лет. И это рассеяние еврейского народа по всему лицу земли ясно предрек святой Иеремия. Так время оправдало Божия пророка во всех его словах.

     Господи всевидящий, дай нам соблюдать слова [в серб. букв:, держаться слова. — Пер.] Твоего истинного пророка. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


(Прим. - Ред.)

зриДогматическое богословие: завет Бога с израильским народом


«Не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей (чтобы вы не мечтали о себе), что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников, и так весь Израиль спаяется, как написано: приидет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их» (Рим. 11:25:27), ср. (Ис. 59:20-21; 27:9).

«Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево» (Ис. 45:25).

Когда человечество сознало свой грех, когда оно путем долгой, исполненной тяжелых страданий жизни убедилось в том, что вне союза с Богом благо жизни невозможно; когда, таким образом, цель ветхого-временного завета была достигнута, тогда Господь исполнил свое обетование о спасении людей.
«Егда же прииде, – говорит апостол, – кончина лета (т. е. всего периода воспитания людей), посла Бог Сына своего... да подзаконные искупит» (Гал. 4:4-5).
Это искупление или спасение людей Иисус Христос совершил путем страданий и крестной смерти.

Уже из предыдущего видно, как к Иисусу Христу должны были отнестись Иудеи и язычники. Небольшая часть иудеев должна была на себя приготовить, и действительно приготовила, среду и почву для явления Иисуса Христа и, хотя не без продолжительных колебаний, в конце концов, подчинилась плану его опасения путем страданий и креста. Язычники, отчаявшиеся найти спасение в своем положении собственными средствами, должны были откликнуться на призыв проповеди евангельской, обещающей успокоение в сем обремененным и скорбящим, и действительно, откликнулись и уверовали во Христа. Что же касается иудейского народа в его целом, то он не уверовал в Иисуса Христа в его страждущем виде, как это и следовало из его направления жизни. Положение иудейского народа после того, как он отверг Иисуса Христа, определялось самым существом дела. Обетования о Мессии составляли, так сказать, душу его ветхозаветной теократии. С пришествием Иисуса Христа ветхозаветные обетования осуществляются: вместо тени является истина. Само собою разумеется, что ветхозаветная теократия, чтобы не потерять свой смысл, как куколка без личинки, должна была принять новую форму существования: из сеновной обратиться в реальную. Но иудейский народ этого не сделал; он остался при прежней теократической форме. Но так как по существу дела это было невозможным, то иудейская теократия потеряла всякий свой смысл. Она явилась формою без содержания, телом без души, трупом. А где труп, туда обираются орлы терзать его: ср. (Мф. 24:28). И действительно такие орлы в виде римских легионов явились к стенам Иерусалима; разрушили его и таким образом изложили конец ветхозаветной теократии. Значит, разрушение Иерусалима, а с ним и всей иудейской теократии, есть столь же дело наказания Божия израильского народа за то, что он, владея богатыми средствами, не подготовился к первому пришествию Иисуса Христа, – сколько и неизбежное следствие всего хода истории.

По разрушении Иерусалима иудеи очутились в том положении, в каком они живут и доселе и которое предсказал еще пр. Осия, именно:
«долгое время сыны Израилевы будут оставлены без царя и без князя и без жертвы, без жертвенника, без эфода и терафима.» (Ос. 3:4)
Находясь в таком положении, евреи являются ни язычниками, от влияния которых они освободились еще со времени плена, – ни иудеями, ибо что за иудеи, которые не имеют ни теократии, ни храма, ни жертвенника, ни священника. Если они и имеют закон, то он весь извращен и заключен в сухие, до бессмыслицы мелочные предписания Талмуда. Если они думают, что имеют обетования, якобы еще о Грядущем Мессии, то только покрывало, лежащее на их глазах и «сердце даже доднесь» (2Кор. 3:13-14) препятствует им видеть, что они уже исполнились.
В продолжение целых веков, протекших со времени первого пришествия Иисуса Христа, евреи бродят как призрак, как самое убедительное доказательство истинности всех предсказаний и обетований о ХристеСпасителе, а вместе с тем, – и всех угроз возвещенных пророками вероломному народу. Но удивительное дело, этот народ, как в древней истории представлял собою исключительное явление, так таким он остался и в новой истории. Рассеянный по всей земле среди всех национальностей, он не теряет своей национальности; не имея ни храма, ни священника, он не забыл своей религии и своего культа; не имея в мире ни над кем никакой власти de jure, он пользуется ею в самых широких размерах de facto. Его часто преследуют, несправедливо лишают самых законных прав свободных граждан, – всячески теснят; но он не уменьшается и никому не подчиняется... Словом, это удивительный народ! Мы никогда не поймем его истории, если не признаем в нем народа особенного, избранного Богом, «первородного сына Божия», история которого началась в далеком прошедшем, а конца которой нет еще и теперь.

Каков же исход истории израильского народа? В будущем его ждет полное обращение к Богу, ибо израильский народ избран быть народом Божиим, не только по идее, но и в действительности. Мы уже об этом говорили ранее. Теперь, по ходу дела приходится это повторить и несколько развить.

Во-первых, мы не имеем никакого права суживать, ограничивать смысл слов Иеговы к народу при г. Синае «будете Моим уделом из всех народов... царством священников, народом святым», – не имеем никакого права говорить, что здесь будто бы идет речь только о формальном значении народа.

Во-вторых, пророки впоследствии только предсказывают те времена, когда израильский народ, как известная национальность, только сделается народом Божиим.
«Вот Я соберу их, говорит Господь, из всех стран, в которые изгнал их во гневе Моем... и возвращу их на место сие и дам им безопасное житие. Они будут Моим народом, а Я буду им Богом» (Иер. 32:37-38)...
«и вы будете Моим народом» (Иер. 30:24): «и вложу слова Мои в уста твои, и тенью руки Моей покрою тебя, чтобы устроить небеса и утвердить землю и сказать Сиону: ты Мой народ» (Ис. 51:16) и др.

Само собою понятно, пророки могли разуметь только практическое осуществление израильским народом своего призвания – быть народом Божиим, так как по идее и по внешнему устройству жизни он уже давно, со времени пребывания при Синае, был народом Божиим. Мысль – вообще о будущем обращении всего израильского народа содержится у всех пророков и выражена с достаточною ясностью, чтобы она могла быть как-либо перетолкована.
«И обручу тебя Мне на век, и обручу тебя Мне в правде и суде... и обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа» говорит, например, пр. Осия (Ос. 2:19-20).
Пр. Исаия во 2-ой части своей книги (XL-LXXVI); говорит также о будущем обращении израильского народа. Особенно заслуживает внимания следующие места:
«Все они (т. е. языческие народы) будут постыжены... Израиль же будет спасен спасением вечным, вы не будете постыжены и посрамлены во веки веков» (Ис. 45:16-17, 54:6-10; 60, 61:6-8; 44:1-3, 22; 48:25); (Иоиль. 2:18-23, 26, 27, 28-32; 3:20-21); (Ав. 17:21); (Мих. 7:1-20) и др.

Пророку Иезекиилю показано было Господом поле, полное костей. Спросил при этом пророка Господь:
«Сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это – и сказал он мне: сын человеческий! кости сии – есть дом израилев. Вот они говорят: «иссохли кости наши, и погибла надежда наша: мы оторваны от корня. Посему изреки пророчество и скажи им: так говорить Господь Бог: вот, Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших... и вложу в вас дух Мой, и оживете... И заключу с ними завет мира, завет вечный будет с ними. И устрою их, и размножу их, и поставлю среди них святилище Мое навеки. И будет у них жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом... И узнают народы, что Я Господь, освящающий Израиля» (Иез. 37:3, 4, 12-14...26–28).

Эти предсказания пророков не могли осуществиться на Израиле, возвратившемся из плена, ибо из плена, согласно пророческим предсказаниям, возвратился только остаток: ср. (Ис. 11; 37:31-2) и др. Между тем пророки ясно и определенно говорят еще об обращении и всего Израиля (цитаты выше). Кроме того, что в данном случае весьма важно, и пророки послепленные только еще предсказывают о будущем обращении народа: ср. (Зах. 1:13:18; 2:7-13; 8:3-7); (Агг. 2:21-23); (Мал. 3:12). Но нельзя ли понимать предсказания допленных и послепленных пророков в смысле аллегорическом, переносном, в смысле пророчества об обращении к Иисусу Христу язычников, ибо, по апостолу, кто Христов, тот и «семя Авраама – и по обетованию наследник» (Гал. 3:29); ср. (Рим. 2:28-29; 9:6-7): семя Авраама – по апостолу – это как бы синоним уверовавших в Иисуса Христа?
Но в таком смысле понимать пророческие предсказания никак нельзя, – и это главным образом потому, что пророки говорят о будущем обращении Израиля, как особой известной нации: ср. (Ис. 45:14–25), особ. (Ис. 45:16–17; 49; 52; 54-60), (Иез. 37:26-28).

«Ликуй и веселись, дщерь Сиона! – говорит пр. Захария, – ибо вот Я приду и поселюсь посереди тебя, говорит Господь. И прибегнут к Господу народы в тот день и будут Моим народом; и Я поделюсь посреди тебя, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к тебе. Тогда Господь возьмет во владение Иуду. Свой удел на святой земле, и снова изберет Иерусалим» (Зах. 3:10-13).

«Блаженными вас (т. е. израильтян), – говорит пр. Малахия, – называть будут все народы, потому что вы будете землею вожделенною» (Мал. 3:12).

Последние выдержки взяты из книг послепленных пророков, что особенно в данном случае важно. Правда, в духовном смысле, как говорит апостол, могут быть названы и верующие во Христа «семенем Авраама». Но это отнюдь не значит, чтобы все сказанное о плотском Израиле нужно понимать в смысле духовном. Это тем более, что сам апостол, который говорит о верующих во Христа, как духовных чадах Авраама. Через это вовсе не считает поконченною всякую дальнейшую речь о плотском Израиле. Наоборот, он-то более, чем всякий другой, и раскрывает будущую историю плотского Израиля. Но об этом немного позже.

Итак, думаем, слова пророков о будущем обращении всего израильского народа к Богу настолько ясны и определены, что не допускают никаких перетолкований. Для идеи нашего сочинения особенно важно то, что пророки говорят о будущем обращении Израиля в тесной связи с его назначением, с заветом Бога с ним; даже более того, пророки обращение и прославление Израиля выводят из Синайского завета, как следствие из основания, как действие из причины: ср. (Ис. 44:1-3; 43:1-2, 21; 49:5-7; 14-16; 54:9-10, 16); (Иер. 31:35-37; 33:20-21); (Иез. 36:26-28); (Зах. 9:11). Очевидно, пророки придают Синайскому завету безусловное значение, избрание израильского народа в народ Божий понимают в собственном смысле, которое рано или поздно, но непременно должно осуществиться.

Последнее и самое сильное доказательство в пользу мысли об обращении всего израильского народа к Богу мы находим уже в Новом Завете, у св. ап. Павла. Из его рассуждений относительно израильского народа ясно, что сказать, что все ветхозаветные пророчества относительно этого народа так или иначе уже исполнились и что история его уже кончена – это значит признать отвержение Богом своего народа, неисполнение народом возложенных Богом на него задач.
«И так спрашиваю, – пишет Апостол, – неужели Бог отверг народ Свой? Никак... Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал... Ибо дары и призвание Божие непреложны» (Рим. 11:1, 2, 29).
И апостол доказывает, что Израиль остался верен своему призванию: насколько должен был, он исполнил свое назначение к первому пришествию Иисуса Христа. Правда, исполнителями задач Израиля явились только некоторые из него, истинные израильтяне, во все времена оставшиеся верными Иегове: ср. (Рим. 11:1-6); но дело Божие от этого не пострадало: необходимые планы Иеговы были исполнены. Большинство же народа, которое тоже могло присоединиться к тем немногим, истинным израильтянам, – не уверовало в Иисуса Христа, соблазнилось и преткнулось. Зато оно понесло наказание – удаление от Бога. Но это удаление ничего не имеет общего с предполагаемым вечным отвержением народа. Оно временно как наказание Божие, оно будет действовать впредь до обращения народа.
«Неужели они (т, е. большинство народа), – спрашивает Апостол, – преткнулись, чтобы совсем пасть»?
И отвечает категорически отрицательно: «Никак» (Рим. 11:11), После этого Апостол указывает на тайну Божественного домостроительства, по которой отпадение иудеев послужило спасением для язычников (ср. 11. ст.). Но он не полагает сомнения в том, что преткнувшиеся ожесточившиеся иудеи непременно обратятся к Богу.
«Не хочу вас, говорит Апостол, братия, оставить в неведении о тайне сей…, что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников, и так весь Израиль спасется» (25–26).
Свою мысль апостол подкрепляет, во-первых, ссылкой на ветхозаветные пророчества (26–27); во-вторых, указанием на безусловность избрания Богом израильского народа (27–29). Самая их вражда к благовестию Христову носит какой-то таинственный смысл, имеет благодетельное значение для язычников, почему отчасти даже как бы извинительна (Рим. 11:11 ср. 28). Конечно, при такой мысли ум человеческий смущается и недоумевает, как может сие быть... Вот почему Апостол вскоре за указанными словами восклицает:
«О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы его и неисследимы пути его!"

Священное Писание Ветхого и Нового Завета не только не оставляет сомнения относительно обращения израильского народа, но, кажется, дает основания говорить даже о прославлении его перед другими народами в царстве Мессии.

Во-первых, израильский народ избран в народ Божий за его высшие свойства сравнительно с другими. Он «первенец» Иеговы (Исх. 4:27). Но ведь первородный, по смыслу Ветхого Завета, всегда имел преимущества над послерожденными.

Во-вторых, пророки, говоря о будущем обращении народа, прямо указывают на то, что Израиль, обратившись к Богу, станет во главе прочих народов (Ис. 60 и др.), (Зах. 2:10-13); (Мал. 3:12). Правда, в этих речах пророческих много аллегорического. Однако аллегория не пародия и не карикатура; она не извращает сюжета, а лишь гиперболически представляет его. Но если бы израильский народ, по пророческому представлению, не ожидало прославление, то, каким образом, пророки, не извращая самого дела, могли говорить о господственном положении израильского народа в царстве Мессии?..
Правда и то, что в пророческих речах много элемента субъективного, национального и временно-исторического. Однако все это не было в ущерб истине и не влекло за собою извращения дела. Пророки, по нашему верованию, правдивые безгрешные органы Духа Святого. Мы ни на одну минуту не подумаем уподобить их тем историкам (?) древних народов – египтян, финикиян, индусов, персов и др. которые для восхваления своего народа считали позволительною всякую ложь; производили свой народ от богов и приписывали ему фантастическую древность.

В-третьих, мысль о будущем прославлении израильского народа, думается, содержится и у самого ап. Павла, хотя его и приводят в качестве решительно противника этой самой мысли. Правда, Апостол говорит, что в Церкви Христовой «Нет уже Иудея, ни язычника» (Гал. 3:28). Но эти слова значат лишь то, что при принятии в свое лоно Церковь не делает никакого различия между национальностями. Она принимает всех, ибо спасение дано для всех людей, но это вовсе не значит, чтобы церковь стирала все индивидуальные свойства, дары, таланты отдельных верующих или целых народов. Наоборот, в Церкви Христовой всякий остается с тем, с чем призван (1Кор. 7:20-24; 12:7-30). Поэтому и в Царствии Божием – по Апостолу – положение отдельных лиц и целых народов будет весьма различно (1Кор. 15:39-42).
Правда, Апостол еще говорит, что все ветхозаветные преимущества Иудеев перед язычниками – закон, обрезание – не делали их, сами по себе, угодными в очах Господа, не приносили им пользы без их внутреннего исправления (Рим. 2:17-29, особ. 23-29). Но опять-таки и это вовсе не значит, чтобы истинный Иудей, исполнявший закон, не стоял выше язычника. Сам Апостол, после только что приведенных рассуждений, ставит вопрос:
«И так, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания»?
И отвечает категорически:
«Великое преимущество во всех отношениях» (Рим. 3:1-2), ср. (Рим. 9:4).
Далее, говорит, что отпадение Иудеев не могло лишить их преимуществ их в Царствии Божием, ибо исполнение этих преимуществ зависит, как и самый завет, от верности Бога, а не от неверности народа (Рим. 3:3-4). По-видимому, довольно ясно (говорит) (в предложении отсутствует глагол. Вставляю в скобках) ап. Павел о будущем прославлении израильского народа и в XI главе того же послания, в стихах 15–17, 21, 24, 28. Впрочем, мы не настаиваем на мысли о будущем прославлении израильского народа; и вовсе не утверждаем, чтобы эта мысль была выражена в Священном Писании ясно и положительно. Мы только указали те места в Священном Писании, которые при положительном решении вопроса о будущих судьбах еврейского народа должны быть так или иначе разъяснены. Во всяком случае, они говорят против тех богословов, которые считают израильский народ окончательно отверженным, и могут набрасывать тень на ясность суждений тех богословов, которые допускают лишь обращение Израиля ко Христу, а мысль о прославлении его, даже в виде простого предположения считают нелепой.

Каким образом совершится будущее обращение израильского народа к Иисусу Христу – решить нет возможности. Два заблуждения составляют камень преткновения Израиля и препятствуют ему в пришедшем Иисусе Христе признать истинного Мессию, – во-первых, что Мессия (по их представлению) не должен страдать, а во-вторых, что в царство Мессии должен, прежде всего, войти Израиль, как избранный народ; а остальные народы могут войти в него лишь в качестве рабов избранного народа. Что послужит к разъяснению этих заблуждений его и с чего начнется обращение – положительного ничего нельзя сказать. Только одно можно категорически утверждать, что обращение народа не произойдет механически, лишь силою Божественной благодати.

источник: М.Э.Поснов (1873-1931) профессор Киевской духовной академии, богослов, библеист, церковный историк, писатель
"Идея завета Бога с израильским народом в Ветхом Завете"


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru