"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 29 (16) марта

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Апостол из 70-ти Аристовул.

в РПЦ святой именуется: апостол Аристовул, епископ Вританийский (Британский)

     Родился на Кипре, был братом Апостола Варнавы. Последовал апостолу Павлу, который упоминает его в Послании к Римлянам (Рим. 16:10). Когда великий апостол Павел ставил многих епископов в разные части света, тогда и сего Аристовула рукоположил он во епископа Британского. В Британии жили [многие] дикие, жестокие и вероломные племена, и Аристовул претерпел среди них неописуемые страдания, беды и горести. Били его без милости, влачили по улицам [градов], издевались над ним и насмехались. Но после всех этих злоключений сей святой муж достиг успеха силой Божией благодати. Просветил он народы, крестил их во имя Владыки Христа, построил церкви, рукоположил священников и диаконов и, наконец, мирно там скончался и отошел в Царство Господа, Которому верно послужил.

2. Мученик Сави́н.

     Египтянин из города Гермополя и начальник в сем граде. Во время гонения на христиан он вместе с другими верующими удалился на некую гору и затворился в хижине, где дни и ночи проводил в посте и молитве. Но один нищий, приносивший ему пищу, которому Савин сделал очень много добра, донес на него. Как Иуда Христа, сей несчастный за деньги (за две златницы) предал своего благодетеля. Савин и еще шесть христиан были схвачены воинами, связаны и приведены на судилище. Претерпев ужасные муки, [святой] был брошен в Нил, где и предал дух свой Богу в 287 году.

3. Священномученики Трофим и Фал, пресвитеры Лаодикийские.

     Родные братья из Сирии. Всенародно и дерзновенно проповедовали Христа, изобличая эллинско-римское нечестие. Разъяренные язычники решили побить их камнями. Но когда стали они бросать в них камни, камни возвращались, поражая самих бросавших, братья же оставались целыми и невредимыми. После этого их обоих распяли на крестах. Со своих крестов братья поучали и ободряли христиан, стоящих вокруг них в [великой] скорби. Претерпев мучения, предали они дух свой Господу, Которому пребыли верными до конца. Честно пострадали они в городе Бофор в 300 году.

4. Стихотворение

Два родные брата, Духом упоенные,
Верой просвещенные и дивно возрожденные,
На крестах распятые, паству назидали,
Народ православный в скорби утешали:
- Братья, что взираете горестно на нас?
Нам примером служит Сам Христос наш Спас
О мученьях наших не скорбите вы ничуть —
Искупитель мира указал нам путь,
Избавитель рода человечьего всего, —
Ныне мы спасаемся, слушая Его;
Он, сойдя на землю, послушался Отца,
Пострадал, воскрес, взошел на небеса;
Ныне - наш черед, мы все претерпим не скорбя,
Через эти муки в Его Царство восходя.
Ни огня, ни меча, братья, не страшитесь.
Мира целого сильнее Христова правда!

О земном вы, братья, вовсе не пекитесь
Ради вечного спасенья - от себя отрекитесь,
Ведь любые муки ничтожны, скоротечны
За награду райскую, славную и вечную
Мир сей - ложный призрак и пустой кумир,
Вечность - вот он наш присносущный мир.
Этот мир оставьте тем, кто любит миражи,
Тем, кто за них жертвует истину и жизнь.

Встаньте из болота, отыщите жемчуг духа,
Это говорят вам два брата и два друга!

5. Рассуждение

Николай Сербский Охридский Пролог

     Если исполним мы закон Божий в мыслях, то легко исполним его и в чувствах [в серб. букв:, чувственно. - Ред.]. Другими словами, если не погрешим помыслами, то еще легче не погрешим и делами.

     Иначе говоря, если сердце наше с Богом, то и язык, и руки, и ноги, и всё тело не может быть против Бога. Сердце, именно сердце,
приготовь для Бога,
посвяти его и подари Богу,
в нем исполни Божий закон,
его возжги любовью к Богу,
им сочетайся с Богом -
и всё остальное последует за твоим сердцем, как за вождем.
Колесом правит не тот, кто ухватился за спицу, а тот, кто держит его [за] ось. Сердце - это ось нашего существа. Рассуждая о Божиих заповедях, преподобный Исихий говорит:

«Если станешь понуждать себя к исполнению их в мыслях, то редко придется тебе помучиться исполнить их в чувствах»

     То есть, если сердцем, как осью, приклонился ты к Богу, то и колёса легко и послушно пойдут вслед за осью, и соответственно - весь человек двинется вслед за сердцем. "Закон Твой в сердце моем" (Пс. 39:9) (в церк.-слав. "посреде чрева моего". — Пер.), - говорит премудрый Давид.


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: помыслы и прилоги


Помысел:
1) начаток мысли, желания;
2) (в аскетике) мысль, занимающая ум человека. Помысел может быть от самого человека, от падшего духа и от Бога.

Прилог (греч. προσβολέ (просболе) — приближение к чему-либо, обращение взоров на что-либо) – повод ко греху, первая ступень возможного развития греховного помысла и дальнейшего проникновения греха в душу. Подвергающийся прилогу невиновен. Прилогам были подвержены все христианские подвижники.

источник: сайт "Азбука веры"


1. О трех основных помыслах

Из бесов, противостоящих [духовному] деланию, первыми выступают те, которым вверены аппетиты чревоугодия, а также те, которые побуждают нас [к исканию] славы человеческой. Все другие [бесы] следуют за этими, воспринимая от предшественников [души] уязвленных ими. Ибо нельзя попасть в руки духа блуда тому,
кто перед этим не впал [в страсть] чревоугодия;
нельзя возмутиться гневом тому, кто не сражается за яства, или за деньги, или за славу человеческую;
нельзя избежать беса печали тому, кто всего этого лишился или не может стяжать;
нельзя избежать гордости, этого первого порождения диавола, тому, кто не исторг [из себя] «корень всех зол... – сребролюбие» (1Тим. 6:10), поскольку, согласно мудрому Соломону, «нищета мужа смиряет» (Притч. 10:4).
И сказать кратко: нельзя человеку попасть [в руки какому-либо] бесу, если он прежде не был уязвлен предстоятелями [бесов]. Поэтому эти три помысла диавол некогда предложил Спасителю:
первый, когда просил камни сделать хлебами;
второй, когда обещал [отдать] весь мир, если [Господь], пав, поклонится ему;
третий, когда говорил, что если [Христос] послушается его, то прославится и ничего не потерпит, бросившись вниз [с крыла храма].
Но Господь наш, явив Себя выше этих [искушений], повелел диаволу отойти прочь, научая этим также нас, что нельзя отразить диавола, если не презреть эти три помысла.

2. Чувственные представления и память на службе помыслам

Все бесовские помыслы вносят в душу представления чувственных вещей; запечатленный ими ум вращает образы этих вещей в самом себе. Следовательно, исходя из [представляемой] вещи можно узнать приближающегося [к нам] беса.
Например, если мысленно предо мною предстает лицо обидевшего и унизившего меня, то этим изобличается приближение помысла памятозлобия;
если всплывает воспоминание о богатстве или славе, то ясно, что мучитель наш узнается по вещи, [вызывающей эти воспоминания].
И в отношении других помыслов [также можно сказать, что] ты можешь обнаружить [того беса], который предстоит и внушает [тот или иной помысел]. Я не говорю, что все воспоминания о таковых вещах случаются от бесов, поскольку и самому уму, приводимому в движение человеком, присуще воображать [нечто] о существующих [вещах]. Нет, от бесов происходят только те воспоминания, которые увлекают яростное или желательное [начала души, заставляя их] двигаться вопреки своей природе. Вследствие смятения этих сил [души] и ум прелюбодействует и [начинает] бунтовать, будучи не в состоянии воображать о Боге – Законоположнике своем, если только [не] появится та светозарность, которая бывает в [нашем] владычественном начале во время молитвы, при условии, [конечно], отсутствия всех мыслей о [тленных] вещах.

источник: Евагрий Понтийский (~345 – ~399) христианский богослов, византийский философ, монах
"О помыслах"


Развитие страстного помысла и грех

Страстный помысел возникает в сфере сознания человека и, овладев вниманием, переходит в сферу чувств и воли, вызывая у человека желание, склонность и решимость совершить грех. Такова общая схема развития страстного помысла.

В святоотеческой и богословской литературе называются различные моменты постепенного, прогрессирующего воздействия страстного помысла на душевное состояние человека: прилог, внимание, услаждение, желание, пленение и решимость.

ПРИЛОГ

Первый момент возникновения в душе страсти называется в переводной славянской письменности и в русской нравственно-богословской литературе приражением или прилогом. Этим термином обозначается такое представление какого-либо предмета или действия, которое соответствует одной из порочных наклонностей природы человека и которое или под влиянием внешних чувств, или вследствие работы памяти и воображения входит в сферу сознания человека.
Появление в сфере сознания впечатлений и представлений очень часто совершается помимо воли человека, вопреки его желанию, без всякого его собственного свободного участия, поскольку впечатления внешнего мира могут иметь характер неконтролируемого воздействия вследствие непредвиденности, внезапности и даже принудительности своего внешне непреодолимого вторжения.
Прилог не считается грехом, и человек не несет за него нравственной ответственности, если не допустил его сознательно и добровольно и если не вызвал его появление праздностью ума и блужданием мыслей. Для человеческой воли прилог является пробным камнем, поводом к обнаружению ее доброй или злой настроенности. В склонении воли человека в сторону добродетели или порока проявляется свобода человеческого выбора, которая выражается в виде определенного отклика чувства по поводу возникшего в сознании страстного помысла. От характера отклика на прилог зависит дальнейшая судьба помысла. Так как вторжение прилога в сферу сознания означает опасность зарождения в душе страсти, человек должен немедленно изгнать прилог из сознания и совершенно не останавливать на нем свое внимание. Но если в действительности этого не происходит, если прилог при его появлении не подавляется, не отвергается и не изгоняется из сознания, наступает второй момент в развитии страстного помысла, который называется вниманием.

ВНИМАНИЕ

Второй момент в процессе развития помысла заключается в том, что человек медлит с изгнанием помысла из сознания и останавливает на нем свое внимание с целью рассмотрения всего того, что несет в себе помысел. Медление в помысле является очень точным критерием нравственного состояния человека. Оно показывает, что возникший помысел не случайный, не внешний и не чужеродный элемент для личности, но, напротив, находит в душе человека подходящую и благоприятную почву. Медление в помысле выражается в проявлении интереса к пришедшему помыслу. Побуждаемое этим интересом внимание человека привлекается и приковывается к помыслу, который, благодаря таким способствующим его развитию факторам, раскрывается в целую мечтательную картину, заполняя собой всю сферу сознания и вытесняя из нее все другие впечатления и мысли. Поглощенное созерцанием этой обворожительной картины внимание служит импульсом к развитию целой ассоциации образов и переживаний, готовых доставить человеку чувство услаждения.
Чтобы порвать нить этих ассоциативных образов и освободить от них сознание, необходимо отвлечение внимания напряжением воли, необходима активная и твердая решимость человека отвернуться от картины греха, больше на ней не останавливаться и к ней не возвращаться. Но если активное внимание человека направлено на продолжительное созерцание картины греха, наступает третий момент развития страсти – услаждение.

УСЛАЖДЕНИЕ

Третий момент в развитии в душе страстного помысла характеризуется тем, что увлечение помыслом сопровождается сочувствием к нему со стороны сердца и что самая сокровенная и интимная область личности становится областью господства страстного помысла. Если, обольщая внимание, помысел завоевал себе место в интеллектуальной сфере личности и существовал лишь в воображении, то теперь, совершая свой триумфальный вход в сферу чувства, он приобретает свои реально ощутимые черты. Если медление в помысле предполагает нравственную оценку личности и рассматривается как грех, то сочувствие и услаждение помыслом представляет собой новую ступень нравственного падения личности. Подняться после этого нового падения и одержать победу над грехом теперь гораздо труднее, чем это можно было сделать тогда, когда помысел был в сфере сознания. Но и на этой ступени, когда чувство стремится пережить наслаждение, которое преподносится в мечтательном образе, возможны победа над страстным помыслом и изгнание его из области чувства и сознания. Если же этого не происходит, наступает следующий, четвертый, момент развития страсти – желание.

ЖЕЛАНИЕ

Четвертый момент в развитии страстного помысла отражает следующую ступень его прогрессирующего воздействия на душевное состояние человека. На этой ступени, в результате переживания человеком чувства услаждения помыслом, в душе возникает настолько сильное сочувствие к воображаемому объекту страсти, что человек начинает пренебрегать принципами нравственного самоконтроля, игнорирует нравственную недозволенность воображаемого поступка и, напротив, желает его реального осуществления. В желании содержится элемент неудовлетворенности чувства настоящей ситуацией и устремленность к новой, более привлекательной, ситуации. Эмоциональная устремленность требует решительного склонения на свою сторону воли, от позиции которой теперь зависит исход борьбы страстного помысла с доводами разумно-нравственного порядка. Частичное склонение воли достигается уже в момент желания, но еще остается возможность борьбы и победы над страстным желанием и чувством.

ПЛЕНЕНИЕ

Последним и завершающим моментом развития в душе страсти является особое нравственно-психологическое состояние души, называемое в святоотеческой письменности пленением. Состояние пленения наступает в том случае, если человек отказывается от решительной борьбы со страстью, что может быть результатом слабой и вялой воли или страстной склонности, ставшей приобретенным свойством эмпирического характера. В состоянии пленения страстное желание бывает настолько интенсивным, влечение к воображаемому объекту настолько сильным, что воля человека или совсем без борьбы, или же почти без борьбы стремительно, бурно, охотно отдается во власть охватившей ее страсти, теряя самообладание и утрачивая господствующую, нормативно-контролирующую и руководящую власть над влечениями падшей природы.

РЕШИМОСТЬ

В состоянии пленения страсть полностью и безраздельно господствует в душе человека, заступая место духовной радости, внутреннего мира и других даров Божественной благодати и открывая простор для реального совершения греха.
Однако между победой страстного помысла и действительным совершением греха существует четко осознаваемая грань, являющаяся последней заградительной чертой на пути падения человека. Реальный мир и окружающая обстановка предполагают иную нравственную ситуацию в сравнении с той, какая сложилась в воображении и желании. Человек способен перейти эту грань и совершить соблазнивший его грех лишь в том случае, если будет исполнен преступного замысла решиться на беззаконие. Часто решимость может явиться результатом бессознательных темных влечений, о которых сам человек раньше «не подозревал», но которые могут заявить о себе в благоприятной для них ситуации и спровоцировать человека на совершение явного беззакония. Условия внешней обстановки могут препятствовать или, наоборот, подталкивать человека к совершению греха, выбор которого всегда остается делом свободного самоопределения личности. Степень нравственной сформированное личности является самым важным и решающим фактором, определяющим в каждой конкретной ситуации ее свободный нравственный выбор.

Процесс развития страстного помысла, в зависимости от ситуации и характера страсти, может протекать в течение длительного времени и может происходить мгновенно. В плане скоротечности страстного помысла печальная пальма первенства принадлежит страсти гнева. Из всех страстей гнев есть страсть самая быстрая. Однако и другие известные страсти, обнаруживающие порочные и злые наклонности души, могут обладать способностью быстрого, иногда почти мгновенного овладения человеком.

Медление в помысле и услаждение картиной преподносимого им обольстительного мечтательного образа являются опасным симптомом развития страсти, но и помимо этой опасности медление и услаждение в помысле представляют собой мысленный грех, предполагающий нравственную ответственность. Поэтому представляется в корне ошибочным отрицать вменяемость греха в тех случаях, когда человек сознательно допускает соблазняющие его ум нечистые мечтания и услаждается картиной греха.
С другой стороны, чем больше человек уступает в своем воображении порочным наклонностям, тем более жестоким и неотступным становится натиск страсти. Не случайно в одном из своих значений греческий термин «προσβολη» переводится как «нападение», «натиск», «атака» и передается в святоотеческой аскетической письменности термином «прилог» или «приражение», имеющим общий корень с русским словом «сражение». В результате неотступного действия страсти всякий человек, допускающий в свое сердце злые и нечистые помыслы и втайне услаждающийся их губительным действием, рано или поздно впадает в реальный грех, подобно тому как человек, постоянно ходящий по краю пропасти и подвергающий себя риску падения, в конце концов подвергнется, вопреки своему желанию и расчетам, гибельному ниспровержению.

Исходя из реальной опасности медления в помысле, за которым неизменно следуют услаждение, желание и пленение, делающие победу над страстью все более трудной и все менее вероятной, святые Отцы категорически запрещают останавливаться умом на страстных помыслах. Они единодушно настаивают на необходимости немедленного изгнания пришедшего страстного помысла из сферы сознания, отлично понимая, что страстный помысел приходит только затем, чтобы «украсть, убить и погубить» (Ин. 10:10) всякое святое и доброе начало в душе человека. При этом непозволительность и незаконность страстного помысла в любом случае для самого человека являются столь ясными и очевидными, что вовсе не требуется какого-то «рассмотрения» или «анализа» его скрытого внутреннего содержания. Наоборот, необходимо немедленное изгнание страстного помысла из сознания, во исполнение слов Священного Писания: «злого я не буду знать» (Пс. 100:4). Святые Отцы Церкви учат о необходимости вступать в бескомпромиссную борьбу со страстными помыслами в стадии их зарождения, чтобы победить помыслы в «младенческом» состоянии (Пс. 136:9), пока они не развились в непреодолимую и губительную страсть.

источник: архимандрит Платон (Игумнов), профессор Московской духовной академии, доктор богословия
"Православное нравственное богословие"

6. Созерцание

Шествие на Голгофу

"Шествие на Голгофу"; 1509 г.; мастера: Андрей Лаврентьев, Иван Дерма Ярцев; икона из главного иконостаса Софийского собора в Новгороде


     Да созерцаю Господа Иисуса, шествующего под Крестом на Голгофу, а именно:
1) как терпеливо и молчаливо несет Он Свой Крест;
2) как потом снимают с Него Крест и возлагают на Симона Киринейского, и тот несет Крест, шествуя за Христом;
3) как оборачивается Он к плачущим иерусалимским женщинам и говорит им: "Дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших" — возвещая тем самым Свою победу и поражение Своих убийц.


(Прим. - Ред.)

зриБиблеистика: Симон Киринеянин


Путь Спасителя к Голгофе начался в претории. Измученного и окровавленного Христа свели по лестнице дворца. Ступени эти, которых касались ноги Божественного Страдальца, стали благоговейно почитаемой христианами святыней. Часть этой лестницы (из 28 ступеней) (La santa Scala) была позднее перенесена в Рим и помещена в церкви св. мученика архидиакона Лаврентия (память 10/23 августа). Лестница, на которую капала Кровь Спасителя, сверху покрыта деревянными ступенями, но в тех местах, где сохранилась кровь Иисуса Христа, устроены застекленные круглые отверстия. Люди с особым благоговением целуют их. По святой лестнице люди поднимаются только на коленях.

Шествие от дворца до места казни священные писатели описывают кратко. Апостол и евангелист Иоанн Богослов, который был неотлучно со своим Учителем, свидетельствует, что Иисус нес крест:
«И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа» (Ин. 19:17).
У евангелистов-синоптиков говорится о возложении креста на киринеянина, по имени Симон. По-видимому, это сделали воины при восхождении на гору, что можно косвенно заключить из четвертого Евангелия. Повествования всех четырех евангелистов вполне согласуются. По мнению блаженного Августина, «до восхождения на Голгофу Иисус Сам нес крест Свой; Симон же, как вспоминают предыдущие три (евангелиста), был принужден к этому уже в пути, при поднятии (креста) на (лобное) место. Таким образом, первую половину пути описал Иоанн, а вторую — остальные».

Апостол Иоанн Богослов в повествовании о священных событиях стремится восполнить синоптиков и не повторять известное, если это не нарушает целостности повествования. Слова Спасителя «кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:27) содержат духовный, а не буквальный смысл. Но духовный смысл стал возможен только потому, что Подвигоположник нашей веры однажды, взяв на Себя грехи всего мира, понес реальный Крест к месту Своей искупительной смерти. Поэтому нам дорого сообщение любимого ученика Иисуса о том, что Божественный Крестоносец до Голгофы нес Крест Сам. Рассказы трех первых евангелистов о возложении в конце пути Креста на Симона Киринеянина не опровергают вышесказанного, а лишь подтверждает историчность евангельского повествования.

О Симоне Киринеянине мы знаем очень мало. По-видимому, он принадлежал к еврейской общине (на еврейское происхождение указывает имя) ливийского города Киринеи. В праздники иудеи, жившие в рассеянии, обязаны были приходить в Иерусалим. Так было в день Пятидесятницы, когда на апостолов сошел Святый Дух. Среди «людей набожных, из всякого народа под небом», изумлявшихся, что галилеяне, ученики Иисуса, говорят и на их наречии, были и прибывшие из Египта и тех частей Ливии, которые прилежали Киринее (Деян. 2:5-10). Проживание за пределами Палестины объясняет, вероятно, и имена сыновей Симона: Александр (греческое) и Руф (римское). Некоторые исследователи считают Симона рабом. По их мнению, свободного человека нельзя было заставить нести тяжелый крест — орудие позорной казни.

Чтобы понять смысл евангельского рассказа о возложении креста на Симона Киринеянина, необходимо с историко-исследовательской точки зрения подняться на уровень духовного видения этих судьбоносных событий. Симон Киринеянин, несомненно, был последователем Христа. По Божественному Промыслу, проявлявшемуся во всех обстоятельствах искупительного дела Спасителя, Его крест не мог нести случайный человек. Божественный Учитель говорил о необходимости для спасения отвергнуться себя и нести крест. Это одна из христианских заповедей. Мысль о спасительном несении креста проходит через всю святоотеческую литературу и творения подвижников благочестия. И Симон Киринеянин был первым, кто в буквальном смысле взял Крест Христов на себя.

Память христиан благоговейно указывает место, где Матерь Божия увидела Сына, шедшего на Голгофу. Встреча эта произошла в той части пути, на которой Он нес крест Сам. На повороте улицы, поднимавшейся в гору, Спаситель изнемог и упал под тяжестью Креста. Исследования следов крови на Туринской плащанице показывают, что ведомый на казнь Узник падал неоднократно: кровь на носу, колене и нижней части ног смешана с пылью.

Предание дополняет, что «Пресвятая Дева при начале крестного шествия Христа обратилась к Пилату с молением о пощаде Сына, но, получив отказ, поспешила догнать печальное шествие ближайшею дорогою, и, следуя через узкий переулок, сзади дворца Пилата, встретилась на этом месте с Божественным Крестоносцем и с замиранием сердца увидела Его страдания. Недалеко от того места дорога поворачивает вправо, еще на большую крутизну. Здесь снова Спаситель изнемог; но встреченный Симон Киринейский удостоился разделить Его тяжелую ношу, возложенную на Него человечеством» [1].
[1] - Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы с изложением пророчеств и прообразований, относящихся к Ней, учения Церкви о Ней, чудес и чудотворных икон Ея, на основании Священного Писания, свидетельств святых отцов и церковных преданий. М., 1904, с. 159-160

источник: архимандрит Иов (Гумеров), насельник Сретенского монастыря, кандидат философских наук, кандидат богословия


зриИконография: "Шествие на Голгофу"


(икона из главного иконостаса Софийского собора в Новгороде "Шествие на Голгофу"; 1509 г.; мастера: Андрей Лаврентьев, Иван Дерма Ярцев)

Иконографическая справка

Иконы праздничного ряда с сюжетами страстного цикла были написана для главного иконостаса Софийского собора по заказу новгородского архиепископа Серапиона (1505-1509). Шествие на Голгофу разворачивается на фоне горок.
Христос, облаченный в багряницу, со связанными руками, изображен в центре процессии. Его ведут двое слуг, а сопровождают несколько воинов в доспехах и с копьями.
Шествие возглавляют три персонажа, несущие кресты.
Первым идет благоразумный разбойник с обликом средовека, с окладистой темной бородой.
За ним следует второй разбойник, который изображен без бороды и почти лысым.
Благоразумный разбойник облачен лишь в набедренную повязку, тогда как второй одет еще и в узкие белые штаны.
За ними показан Симон Киринеянин, склонившийся под тяжестью креста Спасителя.
Эта группа представляет собой характерный пример нравоучительной антитезы, типичной для русского искусства позднего Средневековья. Благоразумный разбойник оказывается едва ли не главным персонажем сцены. Он широко шагает вперед и легко несет крест одной рукой, тогда как второй указывает на него своим спутникам. Второй разбойник, напротив, согнулся под тяжестью своего креста, и, протянув правую руку вперед, ухватился за край набедренной повязки благоразумного разбойника. Смысл противопоставления двух разбойников очевиден. Сомнение и ропот на Бога, которые олицетворяет фигура второго разбойника, противопоставлены твердой вере благоразумного разбойника, которую он обрел в момент Распятия и поэтому первым вошел со Спасителем в рай (Лк. 23:40-43).

Стилистическая справка

Записи XIX века не позволяют высказать точное суждение об их художественных особенностях. Тем не менее можно отметить усиление динамичности композиционных построений, в которых появляются сложные диагональные соотношения. Фигуры обретают весомость, некоторую утяжеленность пропорций, подвижность и экспрессию, которая сочетается с психологизмом характеристик . Колорит икон обдает сдержанной насыщенностью. Цвет, еще чуть приглушенный сближенными тонами, уже приближается к открытому звучанию.

источник: научный отдел факультета церковных художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

7. Проповедь о поношении Христовом как богатстве

толкование послания к Евреям святого апостола Павла
"Вѣ́рою Моисе́й ... бо́лшее бога́тство вмѣни́въ Еги́петскихъ сокро́вищъ поноше́нiе Христо́во: взира́ше бо на мздовоздая́нiе."
"Вёрою мwmсе1й ... бо1льшее богaтство вмэни1въ є3гv1петскихъ сокро1вищъ поноше1ніе хrто1во: взирaше бо на мздовоздаsніе."
"Верою Моисей ... и поношение Христово почел бо́льшим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние."
(Евр. 11:24,26)

     Не пожелал Моисей ни оставаться во дворце фараона, ни именоваться фараоновым пасынком. Захотел он паче страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение.

     Сколь непохожи были на Моисея его потомки, по тем же самым «фараоновым» причинам осудившие Царя славы на смерть! Все они охотнее прожили бы год в растлевающем [души] дворце фараона, нежели 40 лет путешествовать с Богом по пустыне. А Моисей оставил все почести, всё богатство, всю лесть и ласку, которые мог дать только богатый Египет (да притом еще во дворце царском) и, повинуясь Божией заповеди, отправился по голодной и безводной пустыне, веря [в серб. букв:, с верою. — Ред.] в то, что за нею находится земля обетованная. Это и означает почитать поношение Христово паче всех египетских благ.

     Поношение Христово - это то, чего люди светские, [отдающие] сильным запахом земли, стыдятся во Христе. Се суть все
Христовы скорби на земле,
Его пост,
бдение,
молитва,
скитание без крова,
осуждение,
унижение,
позорная смерть.

     Это Христово поношение апостолы, а вслед за ними и все многочисленные святые, считали богатством, вящим всех благ вселенной, ибо, претерпев уничижение, Господь воскрес, и отверз небесные двери, и явил обетованную райскую землю, в которую повел Он человечество через Свой позор, или через пустыню Своего страдания.

     О Господи, прославленный и воскресший, помоги нам каждую каплю Твоего пота и Твоей крови твердо и непоколебимо почитать за богатство, большее всех светских благ. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: поношение


Поношение:
1) поток оскорблений, ругательств; брань, хула;
2) клевета;
3) крайняя форма осуждения.

Чем опасен грех поношения?

Предостерегая людей от соблазна осуждать своих ближних, Господь Иисус Христос заповедовал: «не судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1). При этом добавил, что каким судом они судят, таким сами осудятся (Мф. 7:2). Желая показать, насколько сильно люди бывают взыскательны по отношению к другим и вместе с тем не требовательны по отношению к себе, Он прибегнул к яркой метафоре: «Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Лк. 6:41).

А ведь обыденное осуждение — не самая грубая форма поношения. Гораздо опаснее осуждения бывает бранная клевета. Изначально клевета была измышлена диаволом. Стало быть, клеветать на своих ближних, а тем более на святых Божиих угодников или, что хуже, на Бога, — подражать самому отцу лжи, нравственно уподобляться ему.

Согласно опыту великих христианских подвижников, выраженному в аскетической литературе, демоны, овладевая человеком, нередко используют те или иные его слабости, греховные страсти, которые служат им своего рода лазейками к его сердцу. Насколько же широка может быть лазейка, связанная со страстью, отображающей одну из самых ужасных дьявольских черт?

Будучи пагубной и сама по себе, страсть к поношению (брани, осуждению, клевете) способствует формированию в грешнике прочих страстей, таких, например, как гордость, тщеславие, ненависть. Каждая из них, а тем более все они в совокупности служат серьёзным препятствием на пути к спасению, единению с Богом и ближними. Все эти страсти несовместимы с Царством Небесным, которое есть Царство мира и Любви.

Помимо того, что поношение опасно для того, кто поносит, оно может сказываться негативно и на тех, кто его слушает и поддерживает, а также на тех, против кого направлено поношение. В этом случае ответственность грешника увеличивается.

источник: сайт "Азбука веры"


Что значит: "поношение Христово"?
Т.е. такое поношение, которое вы терпите, поношение, которое терпел Христос, или то, что он (Моисей - Прим.-Ред.) потерпел за Христа, когда злословили его за камень, из которого он извёл воду: "…камень же", - говорит, - "был Христос" (1Кор. 10:4).

Когда бывает поношение Христово?
Когда мы, оставляя отеческие обычаи, терпим поругание, - когда, страдая, прибегаем к Богу. Так и он терпел поношение Христово, когда слышал: "не думаешь ли убить меня, как убил Египтянина" (Исх. 2:14)?

Поношение Христово в том, чтобы терпеть до конца и до последнего издыхания, подобно как сам Он терпел поношения и слышал: "…если Ты Сын Божий…" (Мф. 27:40), от тех, за кого распинался, от своих соплеменников.

Поношение Христово в том, когда кто терпит поношение от своих, от тех, кому благодетельствует. Так и Моисей терпел поношение от того, кому благодетельствовал. Здесь (апостол) ободряет их, показывая, что так терпел Христос и Моисей, два знаменитые лица; это поношение более Христово, нежели Моисеево, так как происходило от своих. И как последний нисколько не противился, так и первый не посылал молний, но, когда Его поносили, Он переносил всё от кивавших своими главами. Так как, вероятно, и они (тогдашние евреи) слышали то же и желали воздаяния, то (апостол) говорит, что Христос и Моисей также страдали.

Таким образом жизнь, исполненная удовольствий, есть греховная, а исполненная поношений - Христова. Чего же ты желаешь теперь? Поношения Христова, или удовольствий?

источник: святитель Иоанн Златоуст


И в наше время есть место для мученичества и полно мучеников. Миллионы мучеников в России засвидетельствовали и напомнили всему миру что все еще длятся апостольские времена, и жатва Господня сегодня так же обильна, как и в прежние времена.

Однако верующих мучают и преследуют и там, где нет официальных гонений на христианство.

Например, нашу соседку избил ее муж-безбожник, обругал и выгнал на улицу только за то, что она верит в Бога и молится. Разве ей нужен гонитель христиан император Нерон, если в ее собственном доме проживает свой нерон, обрекший ее на мученичество за Христа?

Один гимназист вернулся из школы домой весь в слезах потому, что ученики ругали и высмеивали его, когда он сказал, что любит Иисуса Христа.

Один солдат получил пощечину за то, что перекрестился, когда встал в строй.

И они все - почетные строители райских пирамид, и на том свете все они удостоятся чести встать в необозримые ряды воинства угодников Божьих, которые ради Христа претерпели брань, издевательства, побои, клевету и даже самую позорную смерть.
Девятый этаж их пирамид будет весь выложен кровавыми рубинами, которые переливаются в чудесном сиянии небес. На этом этаже свидятся и встретятся все пострадавшие за Христа в этой жизни.

источник: святитель Николай Сербский (Велимирович)


Посмотрите на нашу жизнь, как мы все тяжко страдаем под игом душевных скорбей!
«Все житие наше на земли болезненно и печали исполнено от клеветы, досаждения, укорения и иних многовидных бед и напастей!».
«Беды от врагов, беды от сродник, беды от лжебратии терпяще».
«Немошствует бо тело, изнемогает и дух наш».
Так молитвенно взываем мы в акафисте перед иконой Божией Матери, именуемой «Всех скорбящих Радость». Особенно тяжки душевные муки, когда бывают непоняты наши самые возвышенные духовные устремления, то есть именно то в нашей жизни, о чем Господь сказал в словах «на вы лжуще Мене ради».

Вот вы, видя несчастие у своих ближних (детей, мужа, родных), спешите в храм, зная, что только молитвой можно помочь им, а те, за которых вы только что молились со слезами, встречают вас дома потоками брани или гневными взорами, раздраженным тоном только за то, что вы на несколько часов оторвались от нескончаемого потока суетных дел по дому. Как больно и горько сердцу!

Или живет человек далеко от храма, пригнули его к земле прожитые годы, и потому страшит расстояние. Но желание побыть в храме, помолиться, подать записочку, отслужить молебен, взять святой воды преодолевает все! И вот спешит, как может, такой человек в храм ночью по плохой дороге, преодолевает невероятные трудности в транспорте, и вот заходит он в храм, как ходатай о всем селении своем, о тех, кто хотел бы, да уже совсем не в силах дойти, и о тех, кто совсем забыл храм, а его осыпают укорами и насмешками: «Ты еще таскаешься в церковь, сидела бы дома и молилась, вот помрешь где-нибудь на дороге» или: «Видно мало работать пришлось, что еще в такую даль ноги носят».

Как больно сердцу такое непонимание! Непонимание того, что любовь к храму преодолевает, казалось бы, непреодолимое!

Вы дорожите святынькой, хранящейся в доме: иконкой-благословением, Евангелием, святой водичкой – и какими словами можно передать душевную муку, когда однажды, придя домой, видите полное разорение дорогого уголка – над вашей святыней надругались самые близкие вам люди!

Вы бескорыстно, по чувству жалости и сострадания, ради Христа, помогли кому-то своим трудом, а вас оклеветали, беспощадно обвинив в корысти, в нечестности, заподозрили невесть в какой грязи… Как тяжело перенести такую клевету!

Вы стремитесь чем-то послужить в храме, обители, делая это от всего сердца, с большой любовью, вкладываете в делание все свои таланты, все способности души и физические возможности, а вас упорно отказываются понимать, вас гонят, поносят и всячески унижают, и унижают не только морально, а может быть, даже физически – бьют, толкнут, пнут, что-нибудь уронят на вас. Сколько мужества требуется, чтобы не бросить дела, не охладеть, не отчаяться и, главное, не возненавидеть гонителей! И сколько еще бывает всяких непониманий, ложных представлений, немыслимых обвинений, порождающих невыносимые муки души, те злострадания, кои превышают страдания мученические и превосходят величайшие подвиги христианских подвижников первых веков.

источник: архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (1910-2006), насельник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, один из наиболее почитаемых старцев Русской Православной Церкви в конце XX — начале XXI веков


Пишешь, что по случаю представления тебя в монашество, встретили тебя скорби: поношение и ругательство. Я полагаю, так как монашеский образ есть образ смирения и терпения: «Монах есть столп терпения, бездна смирения», – то предварительно тебе попущен такой искус, – какова ты обрящешься? Есть ли в тебе дух христианства – любви, по заповеди Божией: "любите врагов ваших" (Мф. 5:44)? Не унывай от этих приражений, но смиренно подклони выю против этих волн, и корабль души твоей не погрязнет во глубине моря, гордость твоя смирится, и враждующие умолкнут. Не вини никого, но смотри в них орудие Божие, искушающее тебя и смиряющее.

источник: преподобный Макарий Оптинский


Мужайся, и да крепится сердце твое. Если решились мы для спасения души своей идти путем благочестия, то да не забываем апостольских слов: "все, желающие жить благочестиво… будут гонимы" (2Тим. 3:12), если не подревнему, различными муками, то по-новому, различным поношением. Но чтобы мы в этом не малодушествовали, Сам Господь подкрепляет и утешает нас, глаголя в Евангелии:
"Блаженны будете, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах" (Мф. 5:11-12).

Если же еще по немощи нашей не можем... побороть и одолеть скорбных и оскорбляющих мыслей, то всячески да соблюдаем себя от ропота. Когда же и до сего доходило дело, то да познаем немощь нашу и да смирим себя перед Богом и людьми и покаемся. Познание своей немощи и смирение тверже всякой иной добродетели.

источник: преподобный Амвросий Оптинский


В Евангелии говорится: "Блаженны вы, когда будут поносить вас" (Мф. 5:11). На первый взгляд кажется странным: какое тут блаженство? Бранят, возводят клевету – ведь это одна скорбь! Но нет, это – блаженство, если терпеть во имя Христово.

Одного старца спросили, как он относится к поношениям. – Со скорбью, – ответил тот.
Неужели и тебя трогают поношения?
Нет, – отвечал старец, – за себя я радуюсь, но скорблю за тех, которые слышат эти поношения, потому что они лишаются той пользы, которую могли бы получить от Господа через меня, грешного."

Это враг научает злословить рабов Божиих, чтобы отвлечь от них людей. Действительно, врагу выгоднее всего, когда люди бегут от светильников Божиих и пребывают во тьме.

источник: преподобный Варсонофий Оптинский


«Блаженны вы, когда будут поносить вас» (Мф. 5:11).
Господь ублажает поносимых за Имя Его святое, потому что и Сам был поносим от книжников и фарисеев и оклеветан. И ты радуйся, а не печалься, не обижайся, что тебя поносят и взносят на тебя всякие небылицы: велика тебе за это награда на небесах. "Радуйся и веселись" (см. Мф. 5:12). Этого недоставало у тебя: тебя не порицали, а только хвалили; потому, когда хвалят тебя, думай, как бы тебе не быть осужденным от Бога, что все говорят о тебе только хорошо. Поминай Христа Бога, Который, «будучи злословим, не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1Пет. 2:23).

Когда будут возмущать тебя помыслы неверия или другие, спроси себя, который тебе год. И мыслью о близости своей к ничтожеству, к небытию возврати себя к долгу веры. Ты, раб, не забывай Владыку: неверие происходит от недостатка смирения, от кроющейся во глубине души гордости, а когда помыслы приходят во время молитвы, тогда и от недостаточной сосредоточенности души в молитве.

источник: праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru