"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 31 (18) июля

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Мученик Емилиан.

     В правление Юлиана Отступника во фракийском городе Доростоле жил юноша Емилиан, раб у градоначальника. Когда сей богоотступник Юлиан стал огнем и мечом искоренять христианство на всем пространстве Римской империи, царский эмиссар прибыл и в Доростол, чтобы убивать христиан. Но не нашел там ни одного. Обрадованный этим, он устроил богатый пир гражданам и приказал совершить большое жертвоприношение идолам, а потом веселиться всему городу день и ночь. [Однако] в ту ночь святой Емилиан прошелся по идольским капищам, а также по городским улицам и площадям и тяжелым молотом перебил всех идолов. Назавтра город был охвачен ужасом. Все искали сокрушителя своих богов. Схватили одного крестьянина, которого в то утро видели проходящим мимо кумирни. Емилиан, видя, что может пострадать неповинный человек, сказал себе:

«Если утаю я свое дело, то какая мне польза от того, что я предпринял? Не окажусь ли я пред Богом убийцей невиновного человека?»

     Итак, пошел он к царскому посланцу и признался во всем содеянном. Тот, охваченный яростью [и гневом], спросил Емилиана, кто надоумил его так поступить. На это мученик Христов ответил:

«Бог и душа моя повелели мне сокрушить тех мертвых истуканов, которых вы называете богами».

     Тогда судья приказал немилосердно бить Емилиана, а после побоев и других мук сжечь его в огне. Так скончал свою земную жизнь сей святой мученик и переселился в жизнь небесную. Было это 18 июля 362 года [по другим источникам — 363 года. — Пер.].

2. Преподобный Памва пустынник.

     Египтянин и подвижник на Нитрийской горе. Современник преподобного Антония Великого и сам великий в монашеских подвигах. Известен был нарочито двумя своими качествами: во-первых, долгим упражнением [в молчании] так заключил он свои уста, что никогда не говорил ни одного лишнего слова, и, во-вторых, никогда не ел он никакого другого хлеба, кроме того, который заслужил, плетя циновки собственными руками.

     Походил он на Ангела Божия, причем под старость лицо его сияло, как некогда у Моисея, так что иноки не могли взирать на его лик. Даже на самые простые вопросы не давал он быстрого ответа, без предварительной сердечной молитвы и размышления. Как-то раз Александрийский патриарх Феофил посетил монахов в Нитрии. Тогда монахи просили преподобного Памву:

«Скажи папе (** В своем титуле Александрийский патриарх и поныне именуется папой. — Примеч. пер. ) назидательное слово, которое было бы для него полезным».

     Молчаливый авва Памва ответил:

«Если не приносит ему пользы мое молчание, то и слово мое не пойдет ему в прок».

     Однажды святой Памва шел с монахами в Александрию. На пути увидели они неких людей, которые сидели, не обращая [внимания] на проходящих чернецов. Авва Памва обратился к ним и сказал:

«Встаньте и поприветствуйте монахов и примите от них благословение, ибо они непрестанно беседуют с Богом и уста их священны».

     Сей дивный святой ясно прозревал судьбы живых и умерших людей. Упокоился в Господе в 386 году.

3. Преподобные Паисий и Исайя.

святые не включены в современный Месяцеслов Русской Православной Церкви

     Родные братья из богатого рода. Оба суть монахи. Один из них достиг святости подвигами в пустыне, а другой — творя дела милосердия по отношению к людям. Святой авва Памва видел обоих в раю — и тем самым разрешил спор между монахами на предмет того, что лучше: [монашеский] подвиг или дела милосердия. И то, и другое, если совершается во имя Христово, возводит в рай.


(Прим. - Ред.)

Исайия Скитский [Нитрийский; греч. ᾿Αββᾶς ῾Ησαΐας] (2-я пол. IV - 1-я пол. V в.), прп. (пам. в субботу сырную), егип. подвижник, автор аскетического соч. «Слова подвижнические», или «Аскетикон» (᾿Ασκητικόν), фрагменты из которого вошли в сб. «Добротолюбие». В источниках имя И. С. появляется в числе монахов, подвизавшихся в Ските (Вади-эн-Натрун); не всегда уверенно можно судить, идет ли речь об одном и том же человеке. Палладий Еленопольский упоминает о некоем Исаие, к-рый с братом Паисием удалился в Нитрийскую пустыню, где Паисий основал странноприимный дом, а его брат занимался аскетической практикой. После их кончины авва Памво (прп. Памва) сказал, что их заслуги равны перед Богом.

Ко времени посещения Египта Палладием (90-е гг. IV в.) этот Исаия скончался. Видимо, он вместе с Паисием упоминается в послании еп. Аммония 363 г. О нем, возможно, говорится в сб. Apophthegmata Patrum (Изречения египетских отцов) как о знаменитом подвижнике рядом с Памво. В егип. «Истории монахов» отмечено, что И. С. видел еще первых подвижников, в т. ч. прп. Павла Фивейского.

В Apophthegmata Patrum упоминаются Исаия, ученик и секретарь прп. Макария Великого (Ɨ ок. 390), подвизавшийся в Ските, Исаия, ученик аввы Амоя, Исаия, ученик аввы Ахилия, Исаия, ученик прп. Пимена Великого († 449). В неизданной версии Апофтегм также назван авва Исаия, живший в Ските с учеником Петром в то время, когда настоятелем их монастыря был авва Исаак (ок. 400). Все упомянутые Исаии, кроме ученика аввы Пимена, гипотетически могут быть названы одним и тем же именем - И. С. В таком случае И. С. в молодости вел жизнь странствующего аскета и посещал различных подвижников, мог видеть прп. Павла Фивейского, позднее мог быть учеником Амоя и Ахилия. Впосл. он постоянно подвизался в Ските, где его в 363 г. застал еп. Аммоний и где он нек-рое время был секретарем прп. Макария Великого. Здесь он жил еще ок. 400 г., будучи уже знаменитым подвижником, к которому приходили ученики.

Впрочем, подобная реконструкция является не более чем гипотезой и не может служить надежным основанием для воссоздания жизненного пути И. С. Автор «Аскетикона» говорит, что был знаком с такими скитскими подвижниками, как Анув, Амун, Пафнутий, Сисой, Пимен, прп. Арсений Великий и прп. Иоанн Колов, однако их имена также мало что дают для реконструкции подробностей жизни И. С., поскольку, за исключением 2 последних подвижников, они не могут быть точно идентифицированы.
Можно лишь с уверенностью сказать, что время подвижничества И. С. скорее всего 2-я пол. IV - нач. V в.

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»

4. Преподобный Иоанн Многострадальный, Печерский, в Ближних пещерах.

     Затворник в пещерах преподобного Антония Киевского. На протяжении 30 лет был мучим блудной страстью, с которой неотступно боролся, пока не одолел ее с Божией помощью и через прикосновение к мощам преподобного Моисея Угрина (см. 26 июля). Победив скверную страсть, святой Иоанн был изнутри осияваем небесным светом, при котором и ночью мог видеть [так же ясно,] как днем.

5. Стихотворение

Монахи спросили блаженного Памву:
Добро ли собрата хвалить своего?
Подумал блаженный и братьям ответил:
Добро, но достойней — молчать про него!
А кто совершенный, поведай нам, отче?
Спросили святого они в другой раз.
Кто воли своей ради Бога отрекся!
Ответил Памва блаженный тотчас.
Умолкли монахи, засим же и паки
Задали вопрос непростой:
Какую одежду носить должен инок?
Скажи нам, наставник святой.
Такую, на кою никто не польстится,
Случись набрести на нее!

Сказал святой авва, отцам изрекая
Последнее слово свое...
От праздных глаголов язык он хранил.
На смертном одре его брат вопросил:
— Что чувствуешь, авва, ведь ты человек,
Скажи, как, по-твоему, прожил ты век?
Не молвил ни разу я слова худого
И хлеба ни разу не ел я чужого.

6. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     В чем больше угождения Богу: в подвиге пустынножительства или же в делах милосердия?

     Молитвенники в пустыне думают, что человек среди народа, сколько ни творил бы он добрых дел, вряд ли сможет соблюсти чистоту сердца и иметь всегда ум, вперенный к Богу.

     Людские благодетели возражают им: человек в пустыне слишком занят собственным спасением и не помогает спасению других.

     Два египтянина, родные братья Паисий и Исайя, унаследовав большое имение от родителей, продали его, и каждый из них взял свою половину денег.
Один из них немедленно раздал свой прибыток сиротам и нищим, принял монашество и удалился в пустыню на подвиги, чтобы терпением, постом, молитвой и очищением ума от злых помыслов спасать свою душу.
Второй брат тоже стал монахом, однако не захотел уходить в пустыню, а построил небольшую обитель близ города, а [к тому же] соорудил и больницу для больных, и трапезную для бедных, и место отдохновения для скорбящих. И весь предал себя служению ближним.

     Когда оба брата упокоились, среди египетских монахов разгорелся спор, кто из них двоих исполнил закон Христов. Не достигнув согласия, пришли они к преп[одобному] Памве и спросили его об этом. Св[ятой] Памва ответил:

«Оба они совершенны пред Богом:
гостеприимец подобен гостелюбивому Аврааму,
а пустынник — святому Илии пророку,
которые оба в равной степени угодили Богу»
.

     Но этим ответом были довольны не все. Тогда преподобный Памва помолился Богу, чтобы Господь открыл ему истину. И после многодневной молитвы возвестил святой Памва монахам:

«Говорю вам пред Богом — видел я обоих братьев, Паисия и Исайю, в раю».

Этим спор разрешился, и все удовольствовались ответом.


(Прим. - Ред.)

зриМонашество: затворничество


Затворничество [затвор; греч. ἐγκλεισμός, от ἐγκλείω - закрывать, запирать, затворять], особый вид подвижничества, состоящий во временном или постоянном заключении себя в ограниченном пространстве (στενοχωρία, лат. clausa, recluserium). В явлении З. прослеживаются 2 центральные темы: умирание для мира, когда келья затворника переживается как могила, и добровольное заключение, подобное тюремному, с целью покаяния. 1-я отчетливо представлена в традициях и вост., и зап. монашества, 2-я более характерна для западного.

Определение места З. в аскетике связано с трудностями как содержательного, так и терминологического характера. Терминологически З. часто приближается к отшельничеству (анахоретству); ἔγκλειστος не только человек, подвизающийся в затворе, но иногда пустынник, отшельник. Затворническим иногда назывался отшельнический или вообще монашеский образ жизни. В совр. словоупотреблении эта двойственность отчасти сохраняется. Так, согласно словарю В. И. Даля, «затворничание - житие в затворничестве, отшельничание». В этом смысле З. является эквивалентом уединения: жить затворником означает жить одиноко, быть нелюдимым.

Терминологическая неясность связана с двойственностью отношения между отшельничеством и З. Под отшельничеством в широком смысле может подразумеваться любой монашеский подвиг, противопоставленный киновии: столпничество, З., боскизм и т. п. В узком смысле отшельничество является одним из видов монашеского подвига, суть к-рого сводится к подвижнической жизни в уединении. Знаток восточнохрист. аскетической письменности свт. Игнатий (Брянчанинов) считал, что З. относится к наиболее возвышенным видам подвижничества и стоит в одном ряду с подвигами отшельничества, молчальничества и др.

Суть подвига затворничества содержит в себе положительную и отрицательную стороны.

Отрицательная состоит в максимальном отречении мира:
«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин. 2:15-16).
Здесь «мир» - прежде всего состояние души, а не человеческое общество или окружающая действительность; по словам прп. Никиты Стифата, «творения Божии все добры зело, по слову Самого Бога, и ничего не имеют такого, что давало бы основание к похулению создания Божия». Даже в глухом затворе человек может быть «мирским», если будет находиться в состоянии рассеянности ума и брожения помыслов. Такое состояние характеризуется в святоотеческой традиции как рассечение, раздробление прежде единого естества человека, к-рое влечет вражду между духом и телом:
«Эту-то беспорядочность отношений между стремлениями тела и духа, вражду их, святые отцы и выражают в общем понятии «похоти»» (Феодор (Поздеевский), архиеп.).
Конечной целью подвижника является восстановление иерархии человеческого естества, во главе к-рого поставляется очищенный благодатью ум, непрестанно устремленный к Богу. Пока же ум не очищен, он легко увлекается чувственностью (низшей сферой души - чувственным восприятием) и становится неспособным к созерцанию Бога. По словам прп. Никиты Стифата, вслед. повреждения внутренних душевных чувств люди «не могут встать выше ничтожных видимых вещей, но, как бы оскотинившись… привязывают ум к видимому».
Наилучшим проводником греха в душу являются чувства с их образами и впечатлениями, поэтому действенным средством в борьбе с грехом может быть ограничение чувственного восприятия и общения с людьми вплоть до полного безмолвия. Т. о., отвержение мира для затворника заключается прежде всего в отвержении страстей и любой привязанности к этому миру - чувственной или умной,- к-рое ведет подвижника к бесстрастию (ἀπάθεια). В целом отрицательная сторона З. выражается обычно в таких понятиях, как мысленная брань (борьба с помыслами), хранение ума, трезвение и т. п.

Положительная сторона З. определяется как равноангельская жизнь в непрестанном предстоянии Богу и непрестанной молитве. Основанием З. в этом смысле являются слова Господа:
«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив (κλείσας) дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6).
Затворник занимается «умным деланием» (νοερὰ πρᾶξις), утверждающимся на двоякой основе: творении молитвы, сосредоточивающей ум, и внутреннем непрестанном внимании, «трезвении», к-рое обеспечивает чистоту молитвы. Такое «делание» предстает как непрерывный процесс приобретения духовного опыта от покаяния и борьбы со страстями до бесстрастия и созерцания нетварного света. Правила подвижнического делания в З. обобщил прп. Григорий Синаит:
«Сидя в келье своей, терпеливо пребывай в молитве во исполнение заповеди апостола Павла (Рим. 12:12); (Кол. 4:2). Собери ум свой в сердце и оттуда мысленным воплем призывай на помощь Господа Иисуса, говоря: Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Не поддавайся малодушию и разленению, но поболи сердцем и потруди себя телом, ища Господа в сердце».

Правила и условия вступления в затвор

В Православной Церкви не существует подробных канонических правил для затворников. Сохранилось лишь неск. документов, в общих чертах регламентирующих их образ жизни. Согласно новелле имп. св. Юстиниана I, касающейся церковной жизни, затворники живут обычно около мон-рей или в отдельной келье внутри мон-ря. 41-е прав. Трулльского Собора определяет, что З. должен предшествовать 3-летний подготовительный период послушания в общежительном мон-ре, после к-рого кандидаты проходят испытание «от местнаго настоятеля», и только через год после этого могут удалиться в затвор, «ибо тогда они подадут совершенное удостоверение в том, яко не ради искания тщетныя славы, но ради самаго истиннаго блага, стремятся к сему безмолвию». Канонист патриарх К-польский Феодор IV Вальсамон, толкуя это правило, выражает современное ему отношение к З. и определяет временные рамки подвига: «Великое и дерзновенное дело безмолвствовать в уединении и, как умершему, затвориться в самом тесном обиталище на все время своей жизни».

Хотя подвиг З. не имеет четкой регламентации, однако предполагает ряд объективных и субъективных условий, выполнение к-рых всегда имелось в виду в святоотеческой традиции.

Основным объективным (т. е. не зависящим от человека) условием является призвание Божие на путь затворничества. «Высокие подвиги, - по словам свт. Игнатия (Брянчанинова), - устроились не по случаю, не по произволу и разуму человеческому, но по особенному смотрению, определению и призванию и откровению Божиим».
Удаление в З. не может быть только индивидуальным желанием подвижника. В затвор человека призывает Сам Бог (на это указывает пример прп. Антония Великого или свт. Тихона Задонского). Те же подвижники, к-рые встали на путь З. самочинно, без призвания, «часто подвергались величайшим душевным бедствиям». Так, в Житии свт. Никиты, еп. Новгородского († 1109), рассказывается о том, как до поставления в епископы он подвизался в Киево-Печерском мон-ре; желая получить от Бога дар чудотворения, он стремился уйти в затвор, несмотря на неоднократные возражения игум. прп. Никона. Так и не получив благословения на З., Никита самовольно затворился в пещере, где уже через неск. дней был прельщен диаволом, явившимся ему в виде ангела. Во всем повинуясь диаволу, он перестал молиться, поучал приходивших к нему, пророчествовал и толковал Священное Писание по внушению искусителя. Только благодаря усилиям отцов мон-ря Никита осознал случившееся и вернулся к жизни в послушании, в котором так преуспел, что за чистоту сердца и смирение был впосл. избран епископом.

С т. зр. субъективных условий З. и подобные ему высокие подвиги доступны лишь преуспевшим в духовной брани, опытным, испытанным подвижникам. При этом св. Отцы делают акцент не столько на опыте, помогающем в мысленной брани, сколько на помощи Божией, которая открывается человеку только в смиренном состоянии.
Самое главное субъективное условие - наличие смирения, осознания духовной нищеты, поскольку,
во-первых, всю тяжесть З. человек не может вынести только своими естественными силами;
во-вторых, только с помощью Божией человек может осуществить то, что относится к положительной стороне подвижничества (стяжание непрестанной молитвы, трезвение ума и т. п.), тогда как относящееся к отрицательной стороне доступно усилию воли самого человека.
По общему мнению св. Отцов, смиренномудрие - единственное, что предохраняет от основной опасности в подвиге З.- прелести. Как никто другой, затворник находится в опасности прельщения. Это связано прежде всего с тем, что З. представляет собой подвиг индивидуальный (хотя и не всегда) и не предполагает духовного руководства, без к-рого подвижнику крайне трудно приобрести правильный духовный опыт, а условия подвига располагают человека к завышенной самооценке (Игнатий (Брянчанинов)).
Правосл. аскетическая традиция опирается на единое святоотеческое мнение, что «царским» путем подвижничества является жизнь в полном послушании под руководством опытного наставника (старца). Именно послушание рождает в душе человека необходимое глубокое смирение. В этом смысле нужно понимать частое в святоотеческой лит-ре утверждение, что «живущий в послушании духовному отцу своему получает большую награду, чем тот, кто по своей воле живет в пустыне отшельником» (Достопамятные сказания. 2).

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»

7. Созерцание

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Да созерцаю чудесное событие, происшедшее с Валаамом (Чис. гл. 22), а именно:
1) как Валаам отправился к Валаку, князю моавитскому, изрекать пророчества;
2) как на пути явился Ангел Господень с мечом в руке и преграждал дорогу Валааму;
3) как ослица узрела Ангела прежде Валаама и заговорила [человеческим голосом] со своим господином.


(Прим. - Ред.)

зриЭкзегетика: пророчества Валаама



"Согласно изложенному выше, Валаам не произнес своего губительного проклятия на евреев только ради божественного предостережения и вследствие насильственного изменения его настроения и воли силою Духа Божия из зложелательного в благословляющее. Когда же прекратилось это чрезвычайное воздействие Духа Божия на дух Валаама, и он пришел в обычное свое состояние, в нем снова пробудилась злоба на израильтян, как виновников мучительного опасения моавитян и мадианитян, и сочувствие к неприятному положению этих племен. Поэтому, когда на возвратном пути в Арам Валаам случайно остановился y мадианитян, и последние стали опять просить его содействия к выходу из затруднительного положения, Валаам решил посоветовать им сблизиться с евреями и завязать с ними тесные дружеские сношения посредством приглашения их на веселые празднества в честь Ваала-Производителя, соединенные с обжорством, плясками и узаконенным необузданным развратом. Это предложение Валаама с магическою силою объединило моавитян и мадианитян в неодолимом влечении заманить евреев на празднества и поставить им сеть в очаровательном сладострастии их женщин. С другой стороны, и для самих евреев в лице их худших членов слово Валаама оказалось как бы волшебным приворотом. Через несколько дней по исполнении церемоний приглашения избранный народ блудодействовал с дочерьми Моава и кланялся богам их и прилепился к Ваал Фегору (Числ. 25:1-3). Последствием такой разгульной жизни была моровая язва, смерть 24 000 израильтян, прекращение дружественных отношений с обольстителями, избиение по повелению Моисея мадианитян, как главных виновников сего печального события, и убиение среди них самого Валаама (Числ. 31:2-8).

Таким образом, из предыдущего явствует, что Валаам с одной стороны был глубоко верующий человек, a с другой — корыстолюбивый, упорный ослушник Божественных велений. Что же он такое и кому уподобить его?

Для нравственной оценки с точки зрения откровения должно принимать во внимание не весь путь земной жизни, не дела вообще, a только дела последних дней земной жизни, состояния, предшествующие непосредственно отрешению человека от телесной оболочки (Иезек. 18:24); (2Цар. 11:24), (Мк. 12:36). Между тем Валаам в последние дни своей жизни поступал беззаконно (2Цар. 11:16), заявил сознательно свое непослушание Вседержителю в отношении к израильтянам, научил мадианитян и моавитян ввести их в соблазн преступным служением Фегору (Числ. 31:16:25); (Апок. 2:14-15), a непокорность такой же грех, что волшебство, и противление тоже, что идолопоклонство (1Цар. 15:23). В деле приглашения Валаама моавитянами проклясть евреев, Господь положил пред Валаамом преткновение, и он отступил от правды своей, сделал беззаконие и нераскаянно в нем умер (Числ. 31:8); (Иезек. 18:24,26), ибо Господь вразумлял его словами и видениями, чудесной речью ослицы и страшным явлением Ангела с обнаженным мечем (Числ. 24:4,16; 22:22-35). Господь поразил Валаама мечем евреев (Числ. 31:8); (Иис. Нав. 13:22), потому что сей богато одаренный Богом маг забыл, что принял и слышал, не хранил сего и не покаялся (Апок. 3:3).

Поэтому, несмотря на свое пророчество о пришествии Христа Искупителя (Числ. 24:17), Валаам не удостоился не только названия пророка, но и человека Божья (1Цар. 2:27-86); (3Цар. 13:1-10), а назван общим всем языческим магам словом прорицатель (Нав. 13:22).

источник: Серафим, епископ Острожский, магистр богословия. Православная богословская энциклопедия. Том 3, стлб. 73. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу "Странник" за 1902 г. Орфография современная.

8. Проповедь о памятовании скорой разлуки с телом.

толкование второго соборного послания святого апостола Петра
"Пра́ведно бо мню́, доне́лѣже е́смь въ се́мъ тѣлеси́, возставля́ти ва́съ воспомина́нiемъ,
вѣ́дый, я́ко ско́ро е́сть отложе́нiе тѣлесе́ моего́, я́коже и Госпо́дь на́шъ Иису́съ Христо́съ сказа́ мнѣ́.
"
"Прaведно бо мню2, доне1лэже є4смь въ се1мъ тэлеси2, возставлsти вaсъ воспоминaніемъ,
вёдый, ћкw ско1рw є4сть tложе1ніе тэлесе2 моегw2, ћкоже и3 гDь нaшъ ї}съ хrто1съ сказA мнЁ.
"
"Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием,
зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне.
"
(2Пет. 1:13-14)

     Вот хорошее предупреждение плотоугодникам, забывшим, угождая плоти, о душе своей.
Тело [так или иначе] придется отбросить. Как бы высоко мы его ни ставили, сколько бы драгоценностей на него ни вешали, сколько бы мы его ни ласкали и ни нежияи — в один из грядущих дней мы должны будем его отбросить[,отшвырнуть]. О, как сильно и истинно это слово — отбросить!

Когда душа разлучается с телом, то сбрасывает с себя тело как нечто ненужное.

Когда потерпевшие кораблекрушение пассажиры доплывут на доске до берега, то выходят на сушу, а доску выбрасывают.

Когда наступит весна, змея сбрасывает с себя кожу и оставляет ее.

Когда бабочка вылетит из куколки, куколка остается на земле.

     Точно так же отбрасывается и тело, когда выйдет из него душа. Как уже непотребное и бесполезное и даже вредное для окружающих, его выносят из дома и из города, укрывая и от солнечных лучей [букв.: отбрасывают от дома, от града, от солнца. — Ред.], — и зарывают глубоко в землю. Подумайте об этом вы, роскошествующие и облекающиеся в дорогие наряды, высокомерные и чревоугодливые!

     Однако пока душа пребывает в теле, она должна употреблять тело к своему спасению, повинуясь закону Божию и творя Божии дела. Посмотрите, как трудолюбива душа Апостола!

"Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием."

     Это дело вверил ему [Сам] Бог, и Апостол хочет до конца совершить его по совести, прежде чем должен будет отбросить тело. Постараемся же, братья, и мы,
во-первых, внять апостольскому предостережению,
а во-вторых — передать его всем остальным, кому желаем добра.

     Стремительно приближаемся мы к берегу того света, и поспешает к нам час, когда придется нам отбросить тела и с обнаженной душой предстать на Суд Божий. Что скажем мы на Божием Суде: на какие цели употребили мы в земной жизни тот бренный состав, который называется телом?

     О Господи Иисусе, Судия праведный, управи ум наш к памятованию о смерти и о Суде. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: плотоугодие


Апостол Павел говорит:
«Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны» (Гал. 5:24-25).

Что значит распять плоть с ее страстями и похотями? Это значит вести самоотверженный подвиг борьбы со страстями; это значит, что истинные христиане борются с греховными страстями и поборают, искореняют их с помощью Божией.

А как знать, с какой именно страстью в себе бороться? Для этого надо получше узнать себя, рассматривая свое душевное устроение, наблюдая за собой и замечая, какие греховные страсти больше всего нас борют, к чему больше имеем склонности и какие поступки, чувства и мысли в нас преобладают.

Одной из страстей, наиболее борющих всех людей, является страсть чревоугодия – разновидность плотоугодия.
Относительно страсти чревоугодия, как и по отношению к другим страстям, христианин может быть в трех состояниях:
1) или страсть владеет им – он удовлетворяет страсти, действует по страсти;
2) или он сопротивляется страсти, борется с ней, однако еще имеет ее в себе;
3) или, наконец, когда в борьбе с чревоугодием, через противоположную чревоугодию добродетель воздержания, христианин искоренил страсть и только борется с приражениями страсти совне.

Чтобы отвлечь душу от плотского и сосредоточить ее внимание на духовном, прививая вкус к духовному и всему чистому и божественному, свв. отцы и подвижники предлагают ряд упражнений для души. А именно:
1) духовные занятия: чтение и вседушное усвоение слова Божия; чтение наставлений свв. Отцов и подвижников о борьбе с чревоугодием и о высоте воздержания и чистоты;
2) размышление о превосходстве, пользе и духовной красоте добродетелей воздержания и трезвения, чистоты и целомудрия. Ибо одна только христианская добродетельная жизнь, особенно чистота тела и души, дает истинную радость, мир и духовное наслаждение;
3) размышление о скоротечности и непостоянстве земных наслаждений и о небесных вечных благах и красоте небесных предметов, о блаженстве будущей жизни, уготованном всем подвизающимся и любящим Господа.
«Мы никак не можем презреть удовольствия настоящей пищи, – говорит преп. Иоанн Кассиан, – если ум, предавшись божественному созерцанию, не будет услаждаться больше любовью добродетелей и красотою небесных предметов. Излишнее пожелание пищи надо подавлять ради добродетелей»;
4) желание совершенства и чистоты также может погашать похоть пространнопитания и чревоугодия; принимая пищу и удовлетворяя телесной потребности питания, надо быть весьма внимательным к себе, чтобы не повредить целомудрию, рабствуя вожделению чрева и души.

источник: Гермоген Иванович Шиманский (1915–1970) "Учение Святых Отцов и подвижников православной Церкви о борьбе с главными греховными страстями и о христианских добродетелях: любви, смирении, кротости, воздержании и целомудрии"


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru