"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 1 октября (18 сентября)

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Преподобный Евмений, епископ Гортинский.

     С самой юности всей душой пошел за Христом, сбросив с себя два тяжких бремени: бремя богатства и бремя плоти. От первой ноши освободился он, раздав всё свое имущество нищим и убогим, а от второй — усиленным постом. Таким образом, сперва он [самого] себя уврачевал, а затем и другим начал подавать исцеление.

     Бесстрастный и исполненный благодатью Духа Святого, Евмений воссиял светом, который не мог остаться незамеченным. И как написано: "Не может укрыться город, стоящий на верху горы" (Мф. 5:14), — так и святой Евмений не смог утаиться от мира. Увидев его, люди избрали его епископом города Гортины. В епископстве управлял он Христовым стадом как добрый пастырь. Был отец сиротам, щедродатель нищим, утешение скорбящим, целитель недужным и предивный чудотворец. Своей молитвой творил он многие чудеса: умертвил коварного змея, изгнал бесов, уврачевал многих больных, - и причем не только в своем городе, но и в Риме, и в Фиваиде. В Фиваиде своей молитвой испросил он у Бога дождь во время засухи. Там и скончал он свою земную жизнь и преставился в вечные обители Господа своего. Жил он и трудился в VII столетии.

2. Мученица Ариадна.

     В городе Промисе (Примнисы) во Фригии в правление царя Адриана был некий правитель Тертил, язычник. Девица Ариадна, христианка, была у него рабой. В день рождения своего сына Тертил устроил обильное жертвоприношение идолам, на которое благочестивая Ариадна не пошла, но осталась дома, молясь истинному Богу. [За это] господин прогневался на нее и начал принуждать ее к отречению от Христа и к поклонению идолам. Но так как Ариадна отказалась это сделать, то он подверг ее бичеванию и другим жестоким мукам, а затем бросил в темницу. Вскоре после того выпустил он ее из темницы и прогнал [прочь] от дома, однако быстро в этом раскаялся и послал рабов, чтобы схватили они ее и вернули. К тому времени Ариадна уже вышла за пределы города. Увидев преследователей, она помолилась Богу у высокой скалы — и скала разверзлась и сокрыла в себе Ариадну. Это вызвало в рабах замешательство, так что, поссорившись, схватились они между собою и умертвили друг друга.

3. Мученик Бидзин, князь Ксанский (Грузинский).

в РПЦ в этот день чествуются: великомученик Бидзин, мученики Шалва и Элизбар, князья Ксанские.

     Великомученик Бидзин пострадал за Христову веру от рук шаха Аббаса II вместе со своими сродниками, Элизбаром и Шалвой, в 1660 году.


(Прим. - Ред.)

Мученики Бидзина (Чолокашвили), Шалва и Элизбар Ксанские - грузинские князья, освободившие от персов Кахетию (Восточную Грузию). По требованию шаха Аббаса II все трое были выданы ему, с согласия грузинского царя Вахтанга V (1658-1675) принявшего ислам и известного под именем Шах-Наваза.
Когда святых связанными представили шаху, то на обычный опрос отвечали, что они христиане. Никто не мог заставить переменить убеждение исповедников, стоявших на твердом исповедании веры Христовой. Шах Аббас, испробовав все возможные средства, включая посулы, угрозы и пытки, отослал Бидзина, Элизбара и Шалву к бывшему правителю Кахетии султану Алдаранскому, жившему тогда в Испагани. Султан, видя непоколебимость их, приказал отрубить после жестоких мучений главы Элизбару и Шалве, что и исполнено было на глазах Бидзина. Бидзина же он велел одеть в знак позора в женское платье и возить по городу на осле. Когда же и после этого Бидзин не поколебался в вере, его предали новым терзаниям и мучениям: тело его было разделено по суставам и, наконец, отсечена честная глава.
Это событие совершилось 18 сентября 1660 года (по другим сведениям, мученики пострадали при шахе Сефи, сыне Аббаса II, в 1664 году). Святые тела мучеников были выброшены в выгребные ямы за городом. Ночью над ними воссиял свет, струившийся с неба. Увидев это, местные армяне унесли и сокрыли святые мощи в своей церкви. Через некоторое время мощи были перенесены в Карталинию и с честью погребены в Икортском монастыре близ города Гори.

источник: сайт "Азбука веры"

4. Стихотворение

Ариадна, девства красота изрядная,
В благочестии служила господину своему;
Бога чтила больше, чем любого человека,
Хоть и рабыня телом, но душой была свободна.

Не желала душу она в рабство отдавать,
Идолам бездушным не хотела поклониться.
Кланялась усердно Богу и Создателю,
Кланялась Христу, Господу Спасителю.
Муки приняла за Христа распятого,
Не с рыданием, но с радостью великой,
С благодарностью, с отрадою сердечной.
Приклонил Господь всевидящее око
И узрел страданья Ариадны;
Повелел Он камню мертвому, тяжелому
Оградить собою израненную деву,
Как когда-то Феклу и великого Предтечу.
Ариадна мученица, дева преблаженная,
Ограждай и нас молитвами твоими
Пред престолом Бога милосердного,
Где стоишь ты с Богородицей Пречистой,
К лику дев преславно сопричтенная.

5. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

"Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:40) — сказал Господь.

     Подобное бывает при раздаче милостыни, а также в таинстве Причащения. В сем таинстве под видом хлеба и вина мы принимаем в себя Самого живого Владыку Христа; при раздаче милостыни, оделяя нищего, подаем мы Самому живому Владыке Христу.

     Один человек в Царьграде был необычайно милостив. Обходя городские улицы, влагал он в руки нищих свой дар и тотчас шел дальше, чтобы не услышать благодарности и не стать известным. Когда некий его друг спросил сего благодетеля, как стал он таким щедрым и милосердным, он ответил:

«Как-то раз в церкви слышал я священника, учащего о том, что подающий милостыню нищему влагает ее в руки Самого Христа. Тогда я в это не поверил, ибо размышлял: как это может быть, если Христос на небесах? Но однажды, идя домой, увидел я нищего, стоящего и просящего подаяния, а над его головой сиял лик Христов. При этом некто прошел и подал несчастному хлеб, а я видел, как Господь простер Свою руку, принял хлеб и благословил подавшего. С той поры я всегда вижу сей [светлый] образ над головами нищих и потому с великим страхом раздаю милостыню, сколько могу».


(Прим. - Ред.)

зриНравственное богословие: милосердие


Ужели ты почитаешь маловажным держать ту чашу, которую будет подносить к устам, и из которой будет пить Христос? Ужели ты не знаешь, что один только священник имеет право предлагать чашу крови?

Но я на это не смотрю строго, – говорит Христос, – а принимаю и у тебя. Хотя бы ты был мирянин, Я не отвергну тебя и не требую того, что Я сам тебе дал. Я требую не крови, но студеной воды.

Представь, кому ты предлагаешь питие; представь – и трепещи. Помысли, что ты сам делаешься священником Христа, когда руками своими подаешь не тело, не хлеб, не кровь, но чашу холодной воды.

Он облек тебя одеждою спасения, и облек сам; и ты сделай то же, хотя чрез раба.
Он прославил тебя на небесах; а ты, по крайней мере, защити Его от страха, наготы и бесславия.
Он удостоил тебя сожительства с ангелами; а ты прими Его только под кров твой, – по крайней мере, дай Ему приют, как бы рабу своему.

Я не пренебрегаю приютом этим, – говорит Христос, – хотя сам Я отверз для тебя целое небо.
Я освободил тебя от тягчайшего плена, но не требую того же от тебя и не говорю: освободи Меня; для Моего утешения довольно, если ты только обратишь на Меня внимание, когда Я нахожусь в узах.
Я воскресил тебя из мертвых, – и не требую, чтоб и ты сделал то же; но говорю: посети Меня только во время Моей болезни
.

Итак, каких адских мучений не достойны мы, ежели при столь великих благодеяниях, изливаемых на нас, и при столь легких требованиях от нас, не исполняем и последних? Будучи бесчувственнее камня, мы по всей справедливости пойдем в огонь, уготованный дьяволу и ангелам его. Скажи мне: какая бесчувственность с нашей стороны, когда мы, получая столь великие дары и столь великие имея в виду, остаемся рабами богатства, с которым скоро, может быть, против воли своей должны будем расстаться? Тогда как другие пожертвовали жизнью и пролили кровь свою, ты для небесного царствия и столь великой славы не хочешь пожертвовать даже своими избытками. Какое ты заслужишь прощение, какое получишь оправдание, если ты при засеве поля охотно вверяешь земле все семена и, давая в заем людям, ничего не жалеешь, а к бедным остаешься так жесток и бесчеловечен, к бедным, в лице коих ты питаешь Самого Господа?

Итак, зная, что мы получили, что надеемся получить, и то, что требуется с нашей стороны, и размышляя о всем этом, покажем всякое рвение к делам духовным. Будем снисходительны и милосерды, чтобы нам не подвергнуться тяжкому наказанию. Если мы пользуемся столь многими и великими дарами, если так немного требуется с нашей стороны, и притом если требуется то, с чем мы должны расстаться здесь невольно, если так сильно привязаны к вещам временным, – то не послужит ли все это к нашему обвинению? Каждое из этих обстоятельств уже само по себе может осудить нас. Где же надежда спасения, если все это соединится вместе?

Итак, чтобы не подпасть совершенному осуждению, будем сострадательны к бедным. Чрез это мы сделаемся достойными благ как здесь, так и там, коих и да сподобимся все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков.
Аминь.

источник: святитель Иоанн Златоуст "Беседы на Евангелие от Матфея. Беседа 45"

6. Созерцание

Аса царь Иудейский

Аса царь Иудейский (908-867гг. до н.э.); XIV в.; Сербия, Косово, монастырь Грачаница, юго-западный купол, барабан


     Да созерцаю праведность царя Асы и Божию награду ему (3Цар. гл. 15), а именно:
1) как Аса делал угодное пред Господом и очистил страну от идолов;
2) как Бог даровал ему победу над эфиоплянами (2Пар. 14:9-15) и благословил его и его народ всеми благами.


(Прим. - Ред.)

зриВетхий Завет: праведный царь Аса


царь Аса уничтожает идолов царь Аса уничтожает идолов
"Аса, третий царь иудейский, взошел на престол на 20-м году царствования Иеровоама и царствовал в Иерусалиме сорок один год. Воспитавшись среди испытаний прежних царствований, он воцарился с добрым намерением следовать во всем примеру великого своего прапрадеда Давида и с сердечною преданностью истинной религии приступил к очищению своего царства от накопившегося в нем религиозно-нравственного зла.

«Он изгнал блудников из земли, и отверг всех идолов, которых сделали отцы его, И даже мать свою Ану лишил звания царицы за то, что она сделала истукан Астарты», который он, вместе с тем, изрубил и сжег у потока Кедронского, как некогда Моисей поступил с золотым тельцом. Впрочем, и он не довел своего преобразования до конца, так что не уничтожил всех «высот» с их идолопоклонническими принадлежностями, предоставляя совершение этого дела своим преемникам.
Но вообще Аса показал столько благочестивой ревности, что его царствование на время опять сосредоточило на себе благословение Божие и отличалось полным благоденствием. Победа отца его над Иеровоамом обеспечила ему десятилетний мир, и он воспользовался им для того, чтобы поддержать выгодную торговлю с Аравией, востоком и богатыми серебром странами западной Европы, что дало ему возможность вновь скопить значительные сокровища, как в храме, так и во дворце. Вместе с тем, он вновь укрепил важнейшие города. Благоустроив внутренние дела государства, он собрал сильное войско в 580 000 человек – с целью низвергнуть данническое иго египтян. Узнав об этом, египетский фараон Зарай Эфиоплянин выступил против него с огромным «войском в тысячу тысяч и тремястами колесниц» и дошел до Мареши (близ позднейшего Елевферополя), в юго-западной части колена Иудина. Здесь встретил его Аса и, сильный упованием на Бога, помощь которого он призвал в пламенной молитве пред битвой, разбил его наголову, захватив громадную добычу. При победоносном возвращении его в Иерусалим его встретил пророк Азария, который своею боговдохновенною речью о благодеяниях Господа в случае упования на Него и о страшном гневе Его при отпадении от Него возбудил в царе и народе новый порыв ревности и истинной религии. «Мерзости языческие» были удалены из всех иудейских городов, и царь обновил осквернявшийся, вероятно, идолослужением «жертвенник Господень, который пред притвором Господним».

Вместе с тем, в третий месяц 14-го года своего царствования Аса созвал в Иерусалиме великое народное собрание, на котором участвовали не только жители его царства, но и народ из остальных колен, и на нем был заключен торжественный завет, «чтобы взыскать Господа, Бога отцов своих, от всего сердца своего и от всей души своей», причем за идолопоклонство назначена была смертная казнь."

источник: профессор Александр Павлович Лопухин "Библейская история Ветхого Завета"

7. Проповедь о Господе воскресшем и живом, Который есть воскресение и жизнь.

толкование Евангелия от Иоанна
"Рече́ [же] е́й Иису́съ: а́зъ е́смь воскреше́нiе и живо́тъ: вѣ́руяй въ мя́, а́ще и у́мретъ, оживе́тъ:"
"Рече1 (же) є4й ї}съ: ѓзъ є4смь воскRше1ніе и3 живо1тъ: вёруzй въ мS, ѓще и3 ќмретъ, њживе1тъ:"
"Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет."
(Ин. 11:25)

     Эти святые слова изрек Господь Иисус Христос. Не только произнес Он их, но и делом доказал, воскресив дочь Иаира, и сына наинской вдовы, и Своего друга Лазаря.

     Удостоверил Он истину о том, что Он - воскресение и жизнь, то есть Тот, Кто подает воскресение и жизнь. Лучше всего доказал Он это, воскресив Самого Себя из мертвых. Ибо быть живым и помочь умершему - об этом, по крайней мере, можно говорить; но быть мертвым и погребенным и лежать три дня во гробе и помочь Себе, оживив Себя, - об этом невозможно было даже помыслить прежде Христова воскресения. Это - чудо превыше всех чудес и доказательство силы, превосходящей всякое могущество.

     Это чудо сотворил Господь наш. И эту силу явил Господь наш. Итак, истинны Его слова: Я есмь воскресение и жизнь, - истинны, и святы, и утешительны для всех нас, приближающихся к неотвратимой телесной смерти и уповающих жить за гробом и лицезреть нашего живого Господа во славе.

     Впрочем, Господь наш воскрешает не только тело - воскрешает Он и душу. Во время Своей жизни на земле воскресил Он лишь несколько людских тел, но несметное число душ, - чтобы показать, что воскресение души гораздо важнее воскресения тела.

     Почти все человеческие души были мертвыми, когда сошел Он в мир, - и бесчисленные души воскресил Он силою Своею и напоил Своею жизнью. Мертвы душою были как иудеи, так и язычники, но оживил Он и тех и других. Отложим и мы, братья, заботу о воскресении наших тел и потрудимся, пока еще есть время, над воскресением наших душ. Ведь если наши души не воскреснут и не оживут со Христом еще здесь, на земле, то да не чаем мы никакой отрады от воскресения наших мертвых тел в День судный, в День гнева. Ибо тогда тела мертвых душ воскреснут не в жизнь, а на вечное мучение.

     О Господи Иисусе, воскресение наше и жизнь наша единственная, помоги нам Своею силою и Своей милостью воскреснуть и жить Тобою - во спасение и в жизнь вечную. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


(Прим. - Ред.)

зриДогматическое богословие: воскресение души и тела


По определению Божию на всяком человеке лежит закон: "смертию умреши" (Быт. 3:19). Всякий входящий в мир сей вступает в область смерти и через смерть временную должен подпасть смерти второй, вечной. Такой и есть естественный порядок жизни человека падшего и пребывающего в падении. Изменение в нем производится только Божественною благодатию. Она, пришедши, зарождает в человеке истинную жизнь во Христе Иисусе. Восприявший в себя благодать полагает в своем растлении нетленное семя, которое возрастает в древо жизни. Кто удостаивается сего, тот изъемлется из челюстей смерти, а кто – нет, тот «пребывает в смерти» (1Ин. 3:14); «не веруяй... не узрит живота» (Ин. 3:36).

Так верующий, сочетаваясь со Христом, принимает новую жизнь (Рим. 11:15) и потому «переходит от смерти в живот» (1Ин. 3:14), из мертвого становится живым (Рим. 6:13). Это зависит от того, что при сем соединяется человек с Богом, источником жизни. Он уже «имеет в себе Сына, а с ним живот» (1Ин. 5:12) и принял Духа животворящего (Рим. 8:10); «живот его сокровен есть со Христом в Боге» (Кол. 3:3); ибо «не ктому он живет – но живет в нем Христос» (Гал. 2:20).

Сила нового рождения и жизни начинает истреблять в человеке грех, а вместе с тем уничтожать и следствия греха – расстройство сил и частей его существа, или восстановлять в нем жизнь истинную, которая в нем множится, растет, приходит от силы в силу и преисполняет его отрадою. А здесь, сподобившись приять духа жизни, он и вечно будет жить, ибо над ним смерть вторая не возымеет власти.

Сия новая жизнь ныне сокровенна в искренно работающих Господу и даже большею частию сокрыта и от них. Она зреет как бы под покровом тления, строя и составляя там нового человека или человека вечности. Но потом, как плод из древа или древо из семени, из него явится сия жизнь во всем свете. Силу свою она воспринимает постепенно, подобно закваске, постепенно исполняющей тесто, ибо постепенно изъемлет из смерти части наши одну за другою... Переполнивши же все, тленное оставляет тлению, а живое предает или переносит в область жизни, в мир Божественный.

Это предмет спорный, хотя весь только о словах. Тем, которые не хотят различать духа и души, можно предложить, чтобы под словом дух они понимали высшую сторону нашей нетелесной стороны, а словом душа означали низшие ее действия и направления.
У Антония Великого говорится, что есть существа, одаренные только жизнью (растения), есть другие, одаренные жизнью и душой (животные) и есть еще одаренные жизнью, душой и умом. Это человек. Что здесь означается словом ум, то мы выражаем словом дух.
У Исаака Сирианина тоже полагается три части, также и у Ефрема Сирина, и многие из свв. Отцов допускали дух, душу и тело...
В Слове Божием понимаются три части:
«всесовершен ваш дух и душа, и тело непорочно в пришествие Господа... Иисуса Христа да сохранится» (1Сол. 5:23).
В другом месте резко различается в нас дух и душа, когда говорится, что
«Слово Божие, живое и действенное, ...проходит до разделения души и духа» (Евр. 4:12).

источник: святитель Феофан Затворник "Начертание христианского нравоучения"


Жизнь души — соединение ее с Богом, как жизнь тела — соединение его с душою.

Душа, разлучившись с Богом преступлением заповеди, умерла, но послушанием заповеди опять соединяется с Богом и оживотворяется этим соединением. Посему-то и говорит Господь в Евангелии:
«глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть» (Ин. 6:63).

Это же выразил и Петр, уразумевший от опыта, словами, сказанными им Спасителю: «глаголы живота вечного имаши» (Ин. 6:68). Но глаголы живота вечного суть глаголы живота для послушных; для преступников же заповедь жизни соделывается причиною смерти. Опять, эта жизнь принадлежит не только душе, но и телу, доставляя ему бессмертие воскресением. Она не только избавляет его мертвенности, но с нею и никогда не престающей смерти — будущей муки. Она дарует телу присносущную жизнь о Христе, безболезненную, безнедужную, беспечальную, воистину бессмертную.

Как душевной смерти, то есть преступлению и греху, в свое время последовала телесная смерть — соединение тела с землею и обращение его в прах, а за телесною смертию последовало помещение отверженной души во ад, так и за воскресением души, состоящем в возвращении души к Богу, посредством послушания Божественным заповедям, в свое время должно совершиться воскресение тела соединением его с душою, а за этим воскресением должно последовать нетление и вовеки пребывание с Богом достойных этого пребывания, соделавшихся из плотских духовными, способных, подобно Ангелам Божиим, жительствовать на небе. И мы будем «восхищены в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем» (1 Фес. 4:17).

источник: святитель Григорий Палама


Востал Христос: надобно и нам со Христом востать, да и на небо с Ним вознесемся. Двоякое есть востание: телесное и душевное.

Телесное востание будет в последний день; о сем глаголем в Символе святом: «Чаю воскресения мертвых».
Душевное востание есть отстать от грехов, и от суеты мира отвратиться, и быть в истинном покаянии и вере, противу всякаго греха подвизаться, волю небеснаго Отца творить, правдою Ему жить, и Христу Сыну Божию смирением, любовию, кротостию и терпением последовать. И сие то есть новая тварь, о которой глаголет Апостол: «Аще кто во Христе, нова тварь» (2Кор. 5:17), есть новый человек, обновленный покаянием и верою, есть истинный христианин, есть живый уд Христов и наследник царствия Божия.

источник: святитель Тихон Задонский


Защищая христ. учение о воскресении мертвых, древние апологеты прежде всего обращали внимание на природу души человека. Душа сотворена Богом, указывали они, и как таковая не может иметь природное бессмертие.
«Не следует называть (ее.- М. И.)... бессмертной, - говорит мч. Иустину Философу встретившийся ему христианин, - ибо если она бессмертна, то и безначальна».
Христианин рассуждает в категориях эллинской философии, для к-рой бессмертие души означало ее вечность, несотворенность и даже божественность. Существовать бесконечно, вечно «предсуществовать» способно только то, что не имеет ни начала, ни конца. Креационистское понимание происхождения мира входило в противоречие с умозаключением языческой философии, поэтому христианство в лице апологетов отказалось от такого понимания бессмертия.

Душа не имеет источника жизни в самой себе, она несамодостаточна. «Сама по себе», замечает Татиан, «душа... не бессмертна, эллины, но смертна. Впрочем, она может и не умирать». Последнее замечание Татиана показывает, что христиане отвергают лишь «эллинское бессмертие», т. е. бессмертие по природе, и признают бессмертие по благодати, даруемое Источником жизни, т. е. Богом.

Душа не обладает свойством бессмертия; она, по мысли сщмч. Иринея Лионского, участвует в жизни, к-рую дарует ей Бог.

Эллинистическое понимание бессмертия настолько далеко отстоит от христ. учения о воскресении мертвых, что находящиеся под его влиянием, согласно св. Иустину, не могут даже называться христианами. «Если, - пишет он, - вы встретитесь с такими людьми, которые... не признают воскресения мертвых и думают, что души их тотчас по смерти берутся на небо, то не считайте их христианами».

О бессмертии и воскресении человека вообще нельзя говорить, имея в виду только его душу или только его тело.
«Если же ни та (душа.- М. И.), ни другое (тело.- М. И.) в отдельности не составляют человека, но только существо, состоящее из соединения той и другого, называется человеком, а Бог призвал человека к жизни и воскресению, то, - как замечает неизвестный автор трактата «О воскресении», приписываемого св. Иустину, - Он призвал не часть, но целое, т. е. душу и тело. Ибо не нелепо ли, тогда как та и другое в бытии своем связаны воедино, сохранять одну, а другое - нет».

Поскольку Бог, по мысли Афинагора Афинского, «самостоятельное бытие и жизнь» даровал целому человеку, а не «природе души самой по себе (и не) природе тела отдельно», то после смерти человек прекращает свое существование как личность, «а таким пребывать ему невозможно, если не воскреснет».

Условия греховного существования, в к-рых оказался человек, сделали парадоксальным постижение тайны его жизни и его воскресения: эта тайна открывается через тайну смерти. При этом следует отметить, что бессмертие не было свойством человеческой природы изначально. Человек сам по себе, т. е. вне Бога, был смертен уже с самого момента творения, в результате к-рого он появился в мире.
«Тварь, - пишет свт. Афанасий I Великий, - приведенная в мир из небытия, так и существует над бездной «ничто», всегда готовая к низвержению».
Ни «тварь» вообще, ни человек в частности не обладали естественным свойством бессмертия; они были лишь причастны жизни, благодатно подаваемой ее Единственным Источником. Когда связь с этим Источником была прервана грехом, то, по выражению свт. Афанасия, «нарушение Божией заповеди возвратило людей в их естественное состояние (εἰς τὸ κατὰ φύσιν)», т. е. в состояние смертности. Поэтому понимание смерти как отделения души от тела не объясняет всей ее тайны; в подлинном смысле смерть есть отделение человека от Бога - Подателя жизни.

«Грех обрывает нить жизни», поэтому о грешнике можно сказать, что он живет «мертвой жизнью» (Василиадис Н. Таинство смерти: Пер. с новогреч. Серг. П., 1998. С. 69). Такая жизнь бесперспективна: она заводит человека в тупик и порождает чувство безысходности. И лишь благодаря Иисусу Христу, победившему все аномалии человеческого существования, последней из к-рых является смерть (1Кор. 15:26), господство смерти преодолено. И хотя последняя по-прежнему является концом земной жизни, она вместе с тем становится и началом нового существования человека.

Божественная мудрость и сила преобразуют «врага» человеческого рода в его благодетеля. «Загробный путь человека, в понимании свт. Григория Нисского, есть путь очищения, и в частности телесный состав человека очищается и обновляется в этом круговращении природы, точно в некоем плавильном горне. И уже поэтому восстановится обновленное тело... Свт. Григорий называет смерть «благодетельной», и это есть общая и постоянная святоотеческая мысль... Смерть есть оброк греха, но сразу же и врачевание... Бог в смерти как бы переплавляет сосуд нашего тела» (Флоровский. 1998. С. 432-433).

Во Христе как Победителе смерти и ада, как Первенце нового творения заключен величайший парадокс веры: жизнь приходит через смерть, к-рая при этом попирается самой же смертью. Причем попирается не только в воплотившемся Слове. Воскресением Иисуса Христа уничтожается абсолютность смерти. Поэтому свт. Иоанн Златоуст называет смерть «успением».

«Последний Адам» (1Кор. 15:45) восстанавливает первозданную целостность творения, нарушенную первым Адамом, и вводит человека в новый высший строй бытия.
«После победы Христа над смертью воскресение стало общим законом твари - не только человечества, но и животных, растений, камней, всего космоса, потому что каждый из нас его возглавляет» (Лосский В. Догматическое богословие. С. 288).
Только благодаря воскресению Иисуса Христа «космический процесс, стрелка к-рого обращена к победе бытия над небытием, жизни над смертью, добра над злом... достигает... торжества своей идеи» (Туберовский А. М. Воскресение Христово. Серг. П., 1916. С. 14).

Воскресение мертвых будет всеобщим, потому что смертность человеческой природы преодолена во Христе. Причем это преодоление, по мысли Николая Кавасилы, не зависело от людей, так же как не зависит от них их рождение. Однако восстановление человеческой природы, приобретшей свойство бессмертия в воскресении Иисуса Христа, следует отличать от восстановления жизни в Боге, к-рое не достигается без личного участия в этом процессе. Если характер и содержание жизни после воскресения во многом определяет сам человек еще до своей смерти и соответственно воскресает для жизни в Боге или для «второй смерти» (Откр. 20:6), то «Христовы смерть и воскресение приносят бессмертие и нетление всем в одинаковой степени, ибо всякий человек имеет то же естество, как и Человек Христос Иисус».

В момент воскресения мертвых человеческая природа окажется в преображенном состоянии. Отцы и учители Церкви, по-разному описывая это состояние, в главном высказывали общую с ап. Павлом мысль: Христос «уничтоженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (Флп. 3:21).
Едины Отцы и учители Церкви были и в том, что воскресшее тело будет «духовным», но в понимании того, что представляют собой «тело духовное» ср.: (1Кор. 15:37, 44) и «тело славы» (Флп. 3:21), среди них не было полного единства. По-разному они определяли и возможности сохранения личности человека, его индивидуального существования с момента распада человеческой природы, вызванного смертью, до момента восркесения мертвых. Однако эти расхождения показывают наличие различных богословских мнений в вопросах, ответы на к-рые не меняют существа догмата о воскресении. По мысли Флоровского, это вопросы не столько веры, «сколько метафизического толкования» (Флоровский. 1998. С. 430).

Тайна воскресения мертвых начинает открываться уже в Крещении человека, хотя в этом таинстве человек еще не становится бессмертным. Благодать Крещения, согласно свт. Григорию Нисскому, лишь «возводит к нетлению рожденное в тленной природе». Крещение это только «подобие воскресения», только «подражание» (μίμησις), а не само воскресение, к-рого не может быть уже потому, что человек еще не умирал.
«Подобие воскресения» предваряется «подобием смерти», к-рое также имеет место в Крещении (Рим. 6:3-5). Таинство Крещения благодатно и действенно, оно воистину есть «возрождение» (ἀναγέννησις), но в то же время, по замечанию свт. Григория Нисского, только начало (ἀρχή); будущее воскресение мертвых имеет в нем лишь свои «зародыши».

Духовно родившись в Крещении, христианин должен жить в соработничестве со Христом, иметь с Ним одинаковые «чувствования» (Флп. 2:5), страдать с Ним, «чтобы с Ним и прославиться» (Рим. 8:17).
В противном случае, т. е. тогда, когда «мы... - как замечает свт. Игнатий Богоносец, - не готовы добровольно умереть по образу страдания Его, жизни Его нет в нас», и благодать Крещения прекращает в нас свое действие.

«Это не только аскетическое или нравственное указание, или просто угроза. Это онтологический закон духовной жизни, закон самого бытия. ...Возвращение здравия человеку обретает смысл исключительно в причастии Богу и жизни во Христе. Для находящихся в беспросветной тьме, для... отрезавших себя от Бога даже само воскресение должно казаться безосновательным и излишним» (Флоровский. 1998. С. 247).

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru