"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 30 (17) января

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Преподобный Антоний Великий.

     Египтянин, родился около 250 года в деревне Кома близ Гераклеи. По смерти своих благородных и богатых родителей он разделил доставшееся по наследству имущество со своей малолетней сестрой, пристроил ее у каких-то родственников, свою часть имущества раздал нищим и на 20-м году жизни посвятил себя подвижничеству, к которому стремился с детства. Сначала подвизался он вблизи родного села, а [затем], чтобы избежать беспокойств от людей, удалился в пустыню на берега Красного моря, где отшельником провел 20 лет, ни с кем, кроме Бога - в непрестанной молитве, размышлении и созерцании, - не общаясь и терпеливо перенося неописуемые бесовские искушения. Слава о нем пронеслась по всему миру, и вокруг него собралось множество учеников, которых он собственным примером и назиданиями наставлял на путь спасения.

     За 85 лет своей подвижнической жизни он лишь дважды посещал Александрию: в первый раз - ища мученичества во время гонения на Церковь, а во второй - на призыв святителя Афанасия Великого, чтобы опровергнуть клевету ариан, утверждавших, якобы и он приверженец ереси Ария. Скончался на 105-м году жизни, оставив после себя целую рать учеников и подражателей.

     Хотя преподобный Антоний [и] не был [человеком] образованным, ему приходилось быть советником и наставником ученейших людей той эпохи - таких, как святитель Афанасий Великий. Когда некие эллинские философы искушали его книжной мудростью, святой Антоний пристыдил их вопросом:
«Что древнее: разум или книга? И что из этого дало начало другому?»
Обескураженные философы ушли восвояси, ибо увидели, что обладают они лишь заученными цитатами без разум[ени]я, а у Антония есть разум [ение]. Вот человек, восшедший к такому совершенству, какого вообще способен достигнуть человек на земле. Вот воспитатель воспитателей и учитель учителей, который целые 85 лет исправлял себя и только так мог исправить и многих других. Исполненный многими летами жизни и великими делами, преподобный Антоний упокоился в Господе в 356 году.

Искушение святого Антония (триптих Иеронима Босха)
(современный искусствоведческий анализ картины)

     Пространство картины буквально кишит фантастическими неправдоподобными персонажами. Белая птица превращена в настоящий крылатый корабль, бороздящий небо. Центральная сцена — совершение чёрной мессы — одно из самых красноречивых свидетельств противоречивого мятущегося духа мастера.

     Здесь изысканно одетые священники-женщины справляют кощунственную службу, их окружает разношёрстная толпа: вслед за калекой к нечестивому причастию спешит игрок на мандолине в чёрном плаще с кабаньим рылом и совой на голове (сова здесь — символ ереси; по другим сведениям сова — представитель светлых сил, выполняющий функцию Божьего ока, чтобы на страшном суде свидетельствовать против алхимиков).

     Из огромного красного плода (указание на фазу алхимического процесса) появляется группа чудовищ во главе с бесом, играющим на арфе — явная пародия на ангельский концерт. Бородатый человек в цилиндре, изображённый на заднем плане, считается чернокнижником, который возглавляет толпу бесов и управляет их действиями. А бес-музыкант оседлал странное подозрительное существо, напоминающее огромную ощипанную птицу, обутую в деревянные башмаки.

     На заднем плане алтаря пламя пожара выхватывает из мрака опушку леса, красными и желтыми бликами отражается на поверхности реки, отбрасывает багровые отсветы на плотную стену леса. Босх не только мастерски передает эффекты воздушной перспективы, но и создает ощущение воздуха, окрашенного светом. Нижняя часть композиции занята странными судами. Под звуки пения беса плывёт безголовая утка, другой бес выглядывает из окошечка на месте шеи утки.

ДЕТАЛИ:

Женщина с чашей причастия.
Ни в католической, ни в православной церкви женщина не допускается священнодействовать, и в частности совершать таинство причащения. Босх изображает здесь ведьму, в чаше которой не кровь Христа, а алхимический эликсир жизни, изготовленный с помощью черной магии.

Черная, белая и красная фигуры.
Они олицетворяют собой три одноименные фазы трансформации вещества в ходе алхимического процесса. Кувшин и стакан на столе тоже наполнены эликсиром, сваренным бесами.

Уродец с яйцом в руках.
Это выкидыш, символизирующий алхимического гомункулуса - человекоподобного существа, созданного искусственным путем, иными словами, человека из пробирки. В руках он держит философское яйцо, в котором вызревает философский камень — реактив, способный превращать металлы в золото.

Человек с костылем.
Босх намекает на тайные обряды посвящения, принятые у алхимиков, во время которых новый адепт должен был снять ботинок с ноги и оголить колено. Это дает повод предположить, что художник сам некогда входил в один из тайных союзов.

Руины, в которых совершается месса.
Это символ атанора - алхимической печи, в которой происходит трансмутация вещества.

СОВА.
Единственный представитель светлых сил в этой сцене. Она выполняет функцию Божьего ока, чтобы на Страшном суде свидетельствовать против алхимиков.

     Теперь присмотримся к сцене справа. Здесь речь идёт о бегстве в Египет.

Справа - большой глиняный кувшин с ногами, заменяющий заднюю половину мула, над несуществующей передней половиной которого парит верхом бестелесный крылатый воин с семенем чертополоха вместо головы (чертополох - символ первородного греха).
Слева - рыцарь, с черепом лошади вместо шлема, играющий на лютне. Перевернутый глиняный кувшин. Так обозначался один из двух способов получения философского камня — «мокрый». У Босха кувшин представлен в виде коровьего зада.
Красное яйцо - это философский камень.
Сухое дерево - это одновременно и символ «сухого» способа создания философского камня, и символ греха, который сушит и убивает душу.
Запеленатый ребенок - еще одно изображение гомункулуса.
Алхимическая Библия. В книге, которую держит священник-еретик, нет букв - одни точки.
Очки - символ ложного знания.
Перевернутая воронка - символ обмана.
Крыса - символ богохульства.

     На переднем плане - адская флотилия: рыба-лодка, подобная той, что изображена на левой створке, лодка — безголовая утка и лодочка-скорлупка. Погребенный внутри утки-гондолы кричащий человек в очках, распятый на парусе остов ската, тоже как будто издающий крик — дырой между сухих плавников.

     На левой створке триптиха мы видим просто легион демонов. Их разнообразие и формальная изощренность изображения необычны даже для него. В пейзаже средней части створки фантастическое соединено с реальным — склон холма оказывается спиной стоящего на четвереньках персонажа, а трава — его плащом.

     Среди них есть красная рыба на металлических колесах с готической башней на спине, из пасти которой вылезает другая рыба, из которой, в свою очередь, торчит хвост третьей. Наружность монстров вступает в противоречие со средой их обитания, так, по небу Антония несут демоны в обличье рыб и грызунов.

     Два монаха и человек, в облике которого некоторые исследователи видят автопортрет Босха, помогают Св. Антонию дойти до кельи после изнурительной битвы с дьяволом, поднявшим его в воздух, — данная сцена изображена выше, на фоне неба. Антоний и его спутники совершают переход по дощатому мосту (переход, лишенный смысла, как пишут некоторые ученые).

     В нижней части под мостом через покрытый льдом ручей бесовская шайка слушает монаха, читающего неразборчивое письмо. К этой группе приближается птица на коньках, несущая в клюве послание с надписью «жирно» — насмешка над священниками, наживающимися на торговле индульгенциями.

     На правой створке святой окружен разнообразными искушениями. На переднем плане сидящий на земле живот человека, пронзенный непомерно большим кинжалом, а также таинственное действо вокруг стола рядом с ним символизируют грех чревоугодия и, если брать еще шире — сладострастия. Сатана в образе обнаженной женщины - царицы бесов - под «шатром Венеры» - персонифицирует грех вожделения и прелюбодеяния, а также иллюстрирует сцену искушения из жизнеописания Антония.

     Накрытый стол, который поддерживают обнажённые бесы, - изображение последнего искушения святого - греха чревоугодия. Хлеб и кувшин на столе являются также кощунственным указанием на евхаристические символы (при этом из горлышка кувшина торчит свиная нога).

     Немало здесь и посылок к чёрной магии - среди искушений святого, изображённых в центральной части триптиха, присутствуют и чёрная месса, и шабаш, на который, видимо, спешат две фигуры, летящие на рыбе. Считается, что дьявол помогает колдунам лететь до места бесовского сборища.

     Бесы действуют лишь там, где им попускает это Господь, обращающий злые замыслы падших духов ко благу людей. Этим отчасти объясняется знаменитый парадокс Мефистофельского самоопределения у Гете: «я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Хотя даже в литературном произведении бес все равно продолжает врать: никакого блага совершить он, конечно же, не в состоянии и, как всегда, приписывает себе чужие заслуги.

     А что же может бес на самом деле? В этом вопросе мнение отца христианского монашества Антония Великого можно считать более чем авторитетным, поскольку бесы воевали с ним в пустыне несколько десятилетий. На знаменитом полотне Иеронима Босха «Искушение святого Антония» изображена жуткая картина: стая клыкастых и рогатых чудовищ нападает на одинокого монаха.

     Этот сюжет не придуман художником, он взят из реального жития преподобного Антония, и все эти страшные нападения святой пережил на самом деле. Но вот какую неожиданную оценку дает этим ужасам сам Антоний Великий:

«Чтобы не бояться нам демонов, надо рассудить и следующее. Если бы было у них могущество, то не приходили бы толпою, не производили бы мечтаний, не принимали бы на себя различных образов, когда строят козни; но достаточно было бы прийти только одному и делать, что может и хочет, тем более, что всякий имеющий власть не привидениями поражает, но немедленно пользуется властью как хочет. Демоны же, не имея никакой силы, как бы забавляются на зрелище, меняя личины и стращая детей множеством привидений и призраков. Посему-то наипаче и должно их презирать, как – бессильных».
"Господь же не забыл при сем Антониева подвига, и пришел на помощь к подвижнику. Возведя взор, видит Антоний, что кровля над ним как бы раскрылась, и нисходит к нему луч света. Демоны внезапно стали невидимы; телесная боль мгновенно прекратилась; жилище его оказалось ни в чем неповрежденным. И ощутив эту помощь, воздохнув свободнее, чувствуя облегчение от страданий, обращается он с молитвою к явившемуся видению, и говорит:
«где был Ты? Почему не явился вначале — прекратить мои мучения?»
И был к нему голос:
«здесь пребывал Я, Антоний, но ждал, желая видеть твое ратоборство; и поелику устоял ты и не был побежден, то всегда буду твоим помощником и сделаю именитым тебя всюду».
Услышав это, Антоний восстает, и начинает молиться, и столько укрепляется, что чувствует в теле своем более сил, нежели сколько имел их прежде. Было же ему тогда около тридцати пяти лет"
(житие преподобного отца нашего Антония, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах)

2. Благоверный император Феодосий Великий.

память 30 января (греч.). Не включён в современный Месяцеслов Русской Православной Церкви

     Сей славный и ревнующий по вере царь правил с 379 по 395 год. Равноапостольный Константин Великий запретил преследовать христиан. Святой же Феодосий Великий сделал один шаг дальше: запретил в своем государстве идольские жертвоприношения. Он много поспособствовал распространению и утверждению христианской веры в мире. (прим. Ред.: им был созван II Вселенский Собор 381 г.)


(Прим. - Ред.)

Во внутреннем управлении императора Феодосия важное и видное место занимала церковная политика, которая состояла из неуклонной борьбы с язычеством, вплоть до полного его запрета, поддержки православия и преследования еретиков, в первую очередь ариан. Он окончательно порвал с религиозной системой, установленной Константином, выражавшейся в нейтралитете государства по отношению к многоразличным культам и исповеданиям. Феодосий первый сурово поставил принцип государственной религии, как необходимого условия единства, и начал проводить его принудительным способом.

В отличие от своего предшественника на троне, Валента, бывшего непреклонным приверженцем арианства, Феодосий уже в первые месяцы своего правления показал себя ревностным сторонником христианства в его православной форме. Вскоре после своего воцарения, находясь в Фессалонике, он тяжело заболел и крестился у местного православного епископа Асхолия, от которого потребовал прежде совершения таинства исповедовать никейскую веру. В эдикте от 28 февраля 380 года была объявлена истинной и допустимой исключительно христианская вера в той ее форме, "которую проповедывал в Риме св. Петр, и которой следовали епископ Дамас и епископ Петр в Александрии, мужи апостольской святости". Это господствующее (православное) учение при нем впервые названо "католическим" (вселенским); его сторонникам одним разрешено именоваться "Церковью". Вступив в Константинополь, он потребовал от арианского епископа Димофила признать учение о единосущии, но тот предпочел отправиться в ссылку. 27 ноября 380 года император лично ввел свт. Григория Богослова в столичный кафедральный храм святых Апостолов, а 10 января 381 года предписал отбирать у еретиков церкви и запретил им собираться в пределах городских стен, отведя им место для богослужения за городскими воротами.

По его инициативе в 381 году в Константинополе был созван II Вселенский Собор, на котором было подтверждено никейское вероисповедание, добавлена к Символу веры часть о Святом Духе, утвержден догмат о единосущии Святого Духа с Отцом и Сыном и отвергнут ряд ересей. Кроме того, Собор принял ряд канонов, среди которых наиболее важны второй («областные епископы не должны простирать своей власти на другие церкви вне своих областей») и третий («Константинопольский епископ да имеет преимущества чести после епископа римского, так как Константинополь есть новый Рим»). Во многом благодаря активному участию императора закладываются основы автокефалии Восточной Церкви.

Упорствующим в ересях грозили строжайшие наказания. Такому же безусловному преследованию подверглись и язычники. В 384-385 годах рядом указов были запрещены жертвоприношения и предписано уничтожение храмов (префект Востока Кинегий, при помощи вооруженной силы и вместе с монахами, разрушил многие из оставшихся святилищ старой веры). Эдикт 391 года, еще более строгий, нанес последний удар язычеству, запретив поклонение богам не только публично, но и в частных домах. В Риме из залы сената окончательно и навсегда вынесена была знаменитая статуя "победы", признававшаяся палладиумом древней религии. Оппозиция стapoримской знати (с Симмахом и Претекстатом во главе) не сокрушила решений императора Феодосия; священный огонь Весты был потушен (394), и в том же году в последний раз допущено празднование Олимпийских игр в Греции. Фактически практика язычества продолжалась в глухих углах империи; празднества натуральных культов многоразлично переплелись с христианскими обрядами и обычаями, открывая дорогу новому синкретизму.

Император Феодосий был благочестивым правителем, но имел властный характер и был склонен ко вспышкам гнева. Так, в 390 году, когда Феодосий получил власть над западной частью империи и разместил свой двор в Милане, в Фессалониках случился мятеж. Захотев устроить показательный процесс над восставшими, император приказал умертвить несколько тысяч невиновных людей на цирковой арене города, несмотря на попытки святителя Амвросия Медиоланского помешать этому. После массового убийства отважный епископ без колебаний запретил Феодосию входить в храм и подверг его суровой епитимии. Феодосий, проявив смирение, подчинился приговору, каялся, просил прощения со слезами и, когда закончился назначенный святым Амвросием срок отлучения, пришёл в храм не в императорских одеждах, а как грешный простолюдин. Впоследствии император издал закон, согласно которому приговорённые к смерти могли быть казнены не раньше чем по прошествии 30 дней с момента объявления приговора.

В другой раз жители Антиохии подняли мятеж и разбили множество статуй, поставленных в его честь и в честь его супруги Плакиллы. Феодосий решил было устроить жестокие кровавые репрессии в городе, но внял увещеваниям антиохийского архиепископа Флавиана и мудрым предостережениям преподобного Македония. Он проявил великодушие и отказался от своего намерения.

Покаяние и смирение Феодосия были столь велики, что позволяли ему даже совершать чудеса. Рассказывают, что во время паломничества в Иерусалим он, одетый в простую одежду, оказался перед храмом Воскресения Христова. По его молитве двери храма широко отворились и церковь оказалась вся залита светом, как в праздничный день.

Феодосий собственноручно переписал текст Евангелия и прилежно читал его каждый день. Часто благочестивый император повторял, что более рад быть членом Церкви, нежели правителем всего мира.

источник: открытая православная энциклопедия "Древо"


зриДогматика: кафоличность Церкви


вопрос 268. Почему мы Церковь называем Соборной?

Церковь называется Соборной, или, что то же, Кафолической, или Вселенской, потому что она не ограничивается ни местом, ни временем, ни народом, а заключает в себе истинно верующих всех стран, времен и народов. Апостол Павел говорит, что
«благовествование… пребывает… во всем мире, и приносит плод, и возрастает» (Кол. 1:5–6);
и что в Церкви христианской
«нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3:11)
«Верующие благословляются с верным Авраамом» (Гал. 3:9).

источник: святитель Филарет Московский (Дроздов). Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви


Греческое слово «кафоликй», переводимое как «соборная», легло в основу прилагательного «католическая», зарезервированного за собой Западной Церковью, отделившейся от Восточной в 1054 году. Восточная Церковь применяет к себе то же наименование в его исконном греческом звучании: «кафолическая». После раскола 1054 года ее основным самонаименованием стало: «православная». Нередко в одном наименовании употреблялось оба прилагательных. Так, например, Русская Православная Церковь до революции 1917 года официально называлась «Российской Православной Греко-Кафолической Восточной Церковью».

источник: митрополит Иларион (Алфеев). Катехизис. Краткий путеводитель по православной вере


Русскому слову «соборность» в греческом тексте Символа веры соответствует «кафоличность», «вселенскость». Оба свойства (при спорности точности перевода) обозначают то, что Церковь как Богочеловеческий организм — всегда «больше суммы всех своих частей», то есть отдельных Поместных Православных церквей и их канонических подразделений. Точно так же как в Евхаристической чаше на Божественной литургии в одном конкретном приходе присутствует Сам Христос, а не какая-то Его часть, присутствие Церкви в этом мире не зависит от географических и количественных показателей: немногие апостолы в Сионской горнице и православные христиане в огромных переполненных храмах сегодня — члены одной и той же Церкви.

источник: протоиерей Александр Задорнов


Славянские переводчики Символа веры словом «соборная» передали греческое katholikē — «кафолическая». Именно так, посредством транслитерации, передается это слово на других европейских языках (отсюда и «католическая церковь»). Поэтому догматическое определение Церкви «соборная» напрямую не связано с церковными соборами.

Впервые выражение «кафолическая церковь» встречается у святого Игнатия Богоносца (†107) в его Послании к Смирнянам (VIII, 2):
«Где будет епископ, там должен быть и народ, так же как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь».
Русский богослов протоиерей Николай Афанасьев подробно проанализировал это выражение и пришел к следующему выводу: термин «кафолическая церковь» выражает полноту и единство Церкви Божией, «кафолическая церковь» — там, где Христос, а Христос пребывает в Евхаристическом собрании, на котором предстоятельствует епископ, ибо, по словам святого Игнатия, «только та Евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставит это». Поэтому, как пишет отец Н. Афанасьев, «каждая местная церковь, возглавляемая епископом, есть кафолическая Церковь».

Таким образом, определение «кафолическая» указывает на качество полноты и единства, присущее каждой местной церкви. При этом протоиерей Н. Афанасьев полемизировал с западным пониманием этого термина, в котором подчеркивалась универсальность Церкви как прежде всего ее пространственная (географическая) вселенскость, и вопреки такому пониманию делал акцент на «внутреннем универсализме», что соответствовало его евхаристической экклезиологии.

источник: Александр Кырлежев, научный сотрудник Синодальной библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви


Кафоличество (от греч.: καθολικός - "всеобщий", "вселенский", "всемирный"). В славянском переводе соборный. В некоторых случаях, особенно в отношении Римской Церкви до её отпадения, употребляется в транскрипции католичество - название, подчеркивающее одно из свойств Церкви - соборность (см. девятый член Символа веры).

Соборная Церковь

По отношению к Православной Церкви («η Καθολικη Εκκλησία») эпитет встречается уже около 107 года в письме святого Игнатия Антиохийского к жителям Смирны (ныне Измир). Он был закреплён в Никейском Символе веры определившим Церковь как "едину Святую, Соборную и Апостольскую". Отец Церкви V века прп. Викентий Леринский дал знаменитое определение кафоличества:
...В самой же кафолической Церкви особенно должно заботиться нам о том, чтобы содержать то, чему верили повсюду, всегда, все; ибо истинное и в собственном разуме кафолическое, как показывает значение и смысл наименования сего, — то, что все вообще объемлет. Но это будет только тогда, когда мы последуем всеобщности, древности, согласию; а всеобщности последуем мы тогда, когда признаем истинною ту только веру, которую исповедует вся по Земному шару Церковь; а древности — тогда, когда никак не отступим от тех мыслей, которые, несомненно, одобрены святыми предками и отцами нашими; а согласию — тогда, когда в самой древности последуем определениям и мыслям всех или по крайней мере большинства священников и вместе учителей.

Название православного учения "Кафоличеством" (или "Католичеством") стало преобладать в Римской Церкви, тогда как в Церквях Восточной Римской Империи и далее на Востоке и Юге был более распространён термин "Православие", хотя как на Востоке так и на Западе имели хождения оба.

Кафоличество или Католичество

После отпадения Западной Церкви от полноты Православия преобладающее самоназвание Западной Церкви, "католичество" или "католицизм", обычаем было закреплено за ней в обиходе, и используется также и православными, без признания при этом за Римо-католической Церковью истинной соборности. В современном русском языке ранее единый термин разделился на два: Кафоличеством именуется Православие, а католичеством, а точнее, Римо-католичеством - Римо-католическое учение и сообщество.

источник: открытая православная энциклопедия "Древо"

3. Мученик Георгий Новый, Янинский.

святой чествуется в Албанской, Греческой и Сербской Церквях

     Албанец, родился в селе Чуркли в Албании в очень бедной семье землепашцев. Принуждаемый турками в принятию ислама, пребыл твердым в христианской вере, за что и был повешен в Янине 17 января 1838 года. Великий чудотворец и целитель до сего дня

4. Стихотворение

Превыше всех различий, превыше всех достоинств
Стоит Господь бесстрастный, Бог - Повелитель воинств,
Богатого не пре'зрет и бедных не стыдится,
Являет милость грешным, а сильных не страшится.
Святых Он отовсюду к Себе скликает многих,
И государей славных, и нищих, и убогих,
Как сборщик ягод спелых, черешен, вишен сладких,
С ветвей Он их снимает морщинистых и гладких,
И всех в один блестящий златой венец сплетает,
Где всякий покаяньем и святостью сияет
.
Антоний дивный целый век постился в келье тесной,
А Феодосий возвестил Христа всей поднебесной,
Георгий Янинский кровь за Христа пролил,
И всех троих Господь бессмертно возлюбил.
Нет у Него ни гнева к собственным посевам,
Ни ненависти к юношам и девам,
Всему творению Он милость посылает,
Пусть даже кто-то знать Его не знает.
Всегда превыше всех: и классов, и достоинств
Стоит Господь бесстрастный, Бог небесных воинств.

5. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Преподобный Антоний учит:

«Возлюби смирение - оно покроет все твои грехи. Все грехи мерзостны пред Богом, но самый гнусный из всех - это гордость сердца... Не считай себя ученым и мудрым, иначе пропадут твои труды, и ладья твоя причалит к берегу пустой... Если имеешь великую власть, никому не угрожай смертью: знай, что по природе и ты подлежишь смерти и что всякая душа сбрасывает с себя, как последнюю одежду - свое тело.»

     В Византии существовал причудливый и назидательный обычай при короновании царей в храме Святой Софии. В частности, патриарх, возлагая корону на голову императора, давал ему в руки и шелковую суму, наполненную землей из могилы. [Это для того], чтобы и цари памятовали о смерти, избегали любой гордости и были смиренными.


(Прим. - Ред.)

Как символ бренности земной жизни долгое время принадлежностью императорского наряда служила особая инсигния - акакия, цилиндрический мешочек с землей, прахом, который ему полагалось держать в руке и даже плакать над ним в Св. Софии в начале Агиа Тессаракости, Святой Четыредесятницы - Великого поста, когда придворные, согласно церемониалу, несколько раз восклицали «Помни о смерти!». В случае стихийных бедствий, постигавших Империю, благочестивый император, переодевшись в траурные одежды, тоже не стеснялся прилюдных слез, которые иногда днями лил перед синклитом и в церкви. Он мог упасть к ногам священников, прося их помолиться о даровании ему наследника, как это было с василевсом Мануилом Комнином. Во время триумфального шествия император у столичных Золотых ворот из скромности спешивался с серебряной колесницы, на которую помещали икону Богородицы, и далее монарх следовал по широкой главной улице - Меси вслед за образом, наглядно демонстируя, кто был истинным предводителем в выигранном им бою. Даже на портретах василевсов изображали реалистичноусловно, подчеркивая прежде всего идею императорской власти, а сам император говорил о себе отстраненно от этой власти - «василея мои» - «моя Царственность», или даже «василея имон» - «наша Царственность».

Таким образом, византийцы обожествляли василевса не как человека, но сам принцип императорской власти, императорский трон. Священными представлялись образ власти - образ государя, сан и символ василевса, а не он сам как личность. Императоры приходят и уходят, вечна лишь Империя!

источник С. Б. Сорочан "Византия"

6. Созерцание

Беседа с фарисеями

"Беседа с фарисеями" Клавдий Васильевич Лебедев (1852-1916)

     Да созерцаю гонения на Господа Иисуса правды ради, а именно:
1) гонение на Него как на Младенца со стороны Ирода;
2) [гонение на Него] как на Человека и Мессию со стороны иудейских книжников и старейшин;
3) [гонение на Него] как на Бога со стороны многих современных нам книжников и старейшин, как иудейских, так и «христианских».


(Прим. - Ред.)

зриБиблеистика: гонения Господа Иисуса


Отношение фарисеев и книжников к служению Иисуса Христа

Среди видевших чудеса Спасителя была группа людей, раздраженная действиями Иисуса Христа и Его учением – книжники и фарисеи, а также следившие за Христом через особых наблюдателей иерусалимские священники (многие из них были саддукеями). Как и простой народ, их удивляла духовная власть Иисуса Христа, сила Его слова, мера внутренней свободы:
«Народ дивился учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7:28-29).
Но вместе с удивлением, ими владела и зависть к ХристуЕго славе и возрастающему авторитету в народе. Самодовольство и зависть делали их духовно слепыми и вместо того, чтобы признать во Христе Мессию и Сына Божия, они ненавидели Его и искали случай, чтобы опорочить Его в глазах народа и неоднократно пытались убить.

Одним из поводов для недовольства фарисеев и книжников были чудеса, творимые Спасителем в субботу. Они считали, что этим Господь нарушает ветхозаветную заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх. 20:8). По их представлениям, Тот, Кто попирает постановления Закона, не мог быть Мессией. Сами фарисеи гордились тем, что строго соблюдают субботний покой, но они своим формальным отношением извратили подлинный смысл этой заповеди. Покой, предписанный Богом в субботу, это покой от греха. Четвертая заповедь Декалога требует, чтобы каждый седьмой день недели (субботу) иудей особенно посвящал Богу, т. е. прилагал особенные усилия, чтобы не грешить, не совершать злых дел, уделять больше времени молитве и добрым делам. Книжники и фарисеи хранили субботу иначе; они следовали так называемым «преданиям старцев» – обширным толкованиям и комментариям к Закону Божию, составленным книжниками и передававшимся от раввинов (учителей) к ученикам в устной форме. Строго соблюдая предание старцев, книжники приравнивали его к закону Моисееву. Более того, ради предания старцев книжники иногда отменяли Синайский закон; они утверждали: «Библия подобна воде, предание подобно вину, а толкования на них подобны ароматному вину».
«Сын мой! – говорит Талмуд. – Внимай более словам книжников, чем словам закона».

В субботу, по этим преданиям, запрещены были не только все виды работы, но даже лечение или посещение больных. Господь видел, что исцеления в субботу раздражают фарисеев и книжников, но продолжал совершать субботние чудеса, призывая фарисеев обратить внимание на подлинное значение этой заповеди.

Так, однажды в одной из галилейских синагог Он встретил человека с сухой рукой. Фарисеи тут же спросили Христа, можно ли исцелять в субботу, надеясь спровоцировать Его и обвинить в нехранении заповеди о субботе. Господь ответил им вопросом на вопрос:
«Что должно делать в субботу? добро или зло? спасти душу или погубить?»
И, не дождавшись от промолчавших фарисеев очевидного ответа, продолжил:
«Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак, можно в субботы делать добро».
После этого Господь сказал больному: «Протяни руку твою», и исцелил его (Лк. 6.6–11). Фарисеи, увидев чудо, как говорит евангелист Лука, пришли в бешенство, и стали совещаться, как бы им погубить Иисуса Христа.

Если простой народ признавал Христа за одного из великих ветхозаветных пророков, то фарисеи не могли видеть даже и этого. Они считали Его нарушителем закона, другом мытарей и грешников.

Однажды фарисей по имени Симон пригласил Иисуса в свой дом, чтобы поближе познакомиться с галилейским Учителем. Во время обеда в дом вошла женщина, известная во всем городе своим грешным поведением. У нее в руках был сосуд с драгоценным миром (благовонным маслом). Увидев Христа, возлежащего за трапезой, грешница припала к Его ногам, омыла покаянными слезами ноги Иисуса, отерла их своими волосами, помазала драгоценным миром.

Нравственный переворот, совершившийся в душе блудницы, не тронул Симона. Он видел, что Христос принимает действия грешницы как должное, и решил, что если бы Он был пророком, то знал бы, что за женщина прикасается к Нему, и не позволил ей этого. Спаситель прервал эти размышления, рассказал Симону притчу о двух должниках:
«У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят. Но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?» (Лк. 7:41-42).
Симон ответил:
«Думаю, тот, которому более простил».
Христос, признав верность суждения, объяснил, для чего Он привел притчу:
«Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мои ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она, с тех пор, как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе, прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит» (Лк. 7:43-47).
Таким образом, сам Симон отнесен был к тем, кто мало любит, поскольку он считал себя праведником, а Бог не может простить человеку грехи, если сам человек за собой никаких скверных поступков не признает и, соответственно, в милости Бога не нуждается.

Однажды в субботний день Господь с учениками проходил через поля, засеянные пшеницей. Проголодавшиеся ученики стали срывать созревшие колосья, растирать их руками и есть зерна. Фарисеи, следовавшие за Христом, тотчас же заметили это и сказали ученикам:
«Зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы?» (Лк. 6:2).
По толкованию раввинов, срывание колосьев приравнивалось к жатве, растирание их руками – к молотьбе, за совершение же в субботу таких работ полагалось побиение камнями.

В ответ Господь напомнил фарисеям известные примеры из Библейской истории:
«Неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и взалкал сам и бывшие с ним? как вошел он в дом Божий при первосвященнике Авиафаре и ел хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме священников, и дал и бывшим с ним?» (Мк. 2:25–26)
Мучения голода, которые испытывал Давид и его спутники, побудили первосвященника нарушить закон о хлебах предложения, потому что помощь ближнему в нужде выше соблюдения буквы закона. В свете этой истории было понятно, что ученики Христовы, срывавшие колосья для утоления голода, неповинны в нарушении субботнего покоя. Чтобы доказать фарисеям, что закон о субботе вовсе не содержит безусловного запрещения что-либо делать, Христос указал им на священников, которые по субботам в храме совершают священнодействия, но невиновны в нарушении субботнего покоя. Если служители храма неповинны в нарушении закона, тем более неповинны служители Того, Кто больше храма, т. е. ученики Христовы.

Господь напомнил также фарисеям, что не человек создан для соблюдения субботы, а суббота установлена Богом ради пользы человека, как и весь Закон дан, чтобы люди стали лучше. Христова же свобода по отношению к Закону обусловлена тем, что Он«Господин субботы», т. е. тот, Кто дал эту заповедь и в Ком она может быть исполнена (см. Лк. 6:1–5). Заповедь о субботнем покое является прообразовательной: человек должен себя беречь от дел греха, совершенный же покой от греха наступит в Царстве Божием. Стать причастным покою Царства можно только через Иисуса Христа.

В другой раз фарисеи увидели, как ученики Христовы едят хлеб неумытыми руками. С точки зрения книжников и фарисеев это было открытым и вопиющим нарушением предания старцев, которые придавали большое значение обряду омовения рук перед едой. Блюстители закона с упреком обратились ко Христу:
«Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?» (Мк. 7:5).

На вопрос фарисеев Господь опять ответил вопросом:
«Зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?» (Мф. 15:3).
Фарисеи заботились о том, чтобы поддерживать свой авторитет благочестивых и праведных. Но так как даже казаться благочестивым нелегко, фарисеи измышляли всевозможные способы обходить суровые предписания закона, толковать их превратно в свою пользу и заменять их более удобными обычаями. Обличая фарисеев и книжников словами пророка Исайи, Господь при народе назвал их лицемерами:
«Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исайя, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15:7-8).

Затем, обращаясь к народу и ученикам, Господь сказал:
«Слушайте и разумейте! не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человек… ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека; а есть неумытыми руками – не оскверняет человека» (Мф. 15:10-11, 19-20).

Видя чудеса и не имея возможности отвергать факт их совершения, фарисеи и книжники старались опорочить их, заявляя, что чудеса Христос творит не Божественной силой, а бесовской. Упорное сопротивление фарисеев и книжников евангельской проповеди Христос назвал богохульством – т. е. сознательным, гордым противлением воле Божией:
«Всякий грех и хула простятся человеком, а хула на Духа не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:31).

Гонение на Христа со стороны религиозных вождей Израиля постепенно принимало все более организованный и жестокий характер. Так, Синедрион (верховный суд Израиля) официально постановил, что кто признает Иисуса Галилеянина Мессией, будет отлучен от синагоги (Ин. 9:22).

Видимо, в какой-то степени книжники, фарисеи, саддукеи и иродиане преуспели в намерении добиться падения влияния Христа на народ, так как Евангелие сохранило нам горький упрек Христа, обращенный к жителям Галилеи:
«Горе тебе, Хоразин! Горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись… И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Лк. 10:13-15).
Видя столько чудес, жители этих галилейских городов в большинстве своем не признали Иисуса Мессией.

источник: Е.Н.Никулина "Основы Православия"

7. Проповедь о двух различных мудростях.

толкование Нового Завета первое послание к Коринфянам святого апостола Павла
"Прему́дрость бо мíра сего́ бу́йство у Бо́га е́сть, пи́сано бо е́сть: запина́яй прему́дрымъ въ кова́рствѣ и́хъ."
"Премyдрость бо мjра сегw2 бyйство ў бг7а є4сть, пи1сано бо є4сть: запинazй прем{дрымъ въ ковaрствэ и4хъ."
"Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их."
(1Кор. 3:19)

     И сие есть великая новизна, возвещаемая христианством миру. Одно - мудрость от Бога и по Богу, а другое - мудрость от мира и по миру сему.
мудрость по Богу - от Духа Святого; такой мудростью исполнились Апостолы, когда сошел на них Дух Святой.
мудрость по миру - органов чувств и от материи; она представляет собой подлинное безумие пред Богом, если не осолена и не вдохновлена Духом Божиим, Святым.

     Вся мудрость о мире, руководствующаяся лишь телесными чувствами и не ведающая Духа Божия, есть безумие пред Богом и Божиими Ангелами, ибо как таковая не видит она ни духа, ни смысла мира сего, но знает этот мир лишь как прах снаружи и прах изнутри, как пыль, воздымаемую и низлагаемую ветром превратностей то так, то эдак.

     Вся мудрость о человеке, назидающаяся лишь ощущениями и плотскими домыслами и грезами, есть безумие пред Богом и Божиими Ангелами и святыми, ибо не ведает она человека как такового, то есть как существо духовное, сродное Богу, но знает его как тело снаружи и тело изнутри, как тело по форме и тело по сути [по содержанию. - Пер.]. Это всё равно, как если бы обезьяна, впиваясь глазами в паровоз, принялась бы объяснять его устройство и сказала: «Вот железо снаружи, а вот - изнутри; вот железо греющее, вот железо, толкающее вперед, вот железо, дающее направление, вот железо тормозящее!»

     Кто способен, братья, исполниться Божией мудрости, если не тот, кто сперва не опустошит себя от безумия мира? Но ведь с Божией помощью любой из нас на это способен. Нашему хотению и труду безотказно выходит навстречу помощь от Бога. Ведь Бог есть сама[я] благость, премудрость и святость.

     Господи благий, премудрый и святый, исполни нас Твоей животворящей премудрости. Тебе слава и [по] хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru