Неделя апостола Фомы. Антипасха. Радоница

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

Апостол

воскресный листок

Евангелие

воскресный листок
     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.

скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf


Неделя апостола Фомы. Антипасха.

Воспоминание уверения апостола Фомы

"Господь мой и Бог мой!»
Евангелие от Иоанна, 20:28

     Вчера завершилась Светлая седмица, закрылись врата иконостаса и нам раздавали артос. Но празднование Воскресения Христова не закончилось: чествование этого величайшего в мировой истории события продолжается, хотя и с меньшей торжественностью, еще 32 дня, т. е. до праздника Вознесения Господня. Каждая неделя от Пасхи до Пятидесятницы (Дня Святой Троицы) посвящена воспоминанию определенного события евангельской и древнехристианской истории, – события, которое и сообщает этой неделе особое наименование в церковном календаре.

     Вторая «неделя» (воскресенье) по Пасхе именуется Неделей Фоминой (первой "неделей" считается сам День Пасхального Воскресения).

     Полное официальное название:
церк.-слав. Неде́ля Антипа́схи, е́же есть осяза́ние свята́го сла́внаго апо́стола Фомы́
др.-греч. Κυριακή τοῦ Ἀντίπασχα ἤτοι ἡ ψηλάφησις τοῦ ἁγίου Ἀποστόλου Θωμᾶ

     При этом др.-греч. Αντίπασχα происходит от др.-греч. ἀντι- — приставка со значением подобия + др.-греч. πάσχα — Пасха.

     На Литургии читается Евангелие от Иоанна (20 глава). Первую часть этого чтения мы уже слышали во время Пасхальной вечерни, и в нем прозвучали слова недоверия и сомнения. Сегодня они еще раз повторяются, а затем следует на них «ответ» и укоризненные слова Иисуса Христа апостолу Фоме:

«Ты поверил потому, что Меня увидел? Блаженны (счастливы) не видевшие и поверившие!»
Евангелие от Иоанна, 20:29

Разумеется, эти слова обращены не только к апостолу, но и ко всем нам. Они напоминают, что настоящая вера обладает духовным зрением, проникающим через завесу видимого и осязаемого.

     В Древней Церкви было принято, чтобы люди , крестившиеся в Великую Субботу, в Фомино воскресенье снимали с себя всенародно ту белую одежду (символ духовного рождения и чистоты), которую они носили всю Светлую седмицу, и отдавали на хранение в церковную ризницу. Поэтому и сам этот день назывался на Западе «Воскресеньем в белых (одеждах)», Dominica in albis; а на Востоке «Новым Воскресеньем», – в знак того, что праздник новокрещенных завершается, и начинается их новая и многотрудная жизнь в христианском звании.

Радоница

     Во вторник Фоминой седмицы (девятый день по Пасхе) совершается пасхальное поминовение усопших, которым Христианская Церковь возглашает радостную весть о Воскресении Господа, победившего смерть и тление. Истинный Бог -

«Бог не мертвых, а живых. Для Него все живы»
Евангелие от Луки, 20:38

напоминает Христос не только Своим современникам, но и всем нам. Потому и день этот именуется в церковном календаре Радоницей.

     Устав возобновляет с понедельника по Неделе Антипасхи пение литий по усопшим. Очевидно, от этого и происходит нарочитая заупокойная служба сего дня, именуемая в народе Радоницей («ра́дощами» – радостными для усопших днями). Между тем Типикон не дает никаких специальных указаний относительно порядка службы в Радоницу. На службах суточного круга не следует допускать никаких изменений и отступлений от того общего порядка, который дается Уставом. Радоница приходится на период попразднства, поэтому в Радоницу не только на вечерне, утрене и Литургии, но и на повечерии не должно быть ничего специально заупокойного. Сохраняются лишь заупокойные моления на полунощнице. Наро́читое поминовение усопших должно быть ограничено совершением заупокойной литии или панихиды

"День Пасхального поминовения усопших — Радоница. Этот день установлен специально для того, чтобы каждый верующий православный человек мог порадоваться о Христе Воскресшем вместе со своими почившими близкими и родными: родителями, братьями, сестрами, мужьями, женами, друзьями — со всеми теми, кто был близок нам в нашей земной жизни.
Эту радость о Воскресшем Спасителе мы разделяем с умершими в полной уверенности, что души их живы. Все мы составляем единую Церковь: они на небе — Церковь торжествующую, мы здесь, на земле, — Церковь воинствующую. Не в том смысле, что Церковь человеческими средствами с кем-то борется, а в том, что она посвящает себя борьбе с грехом. И пока существует мир, будет Церковь Христова бороться, будет Церковь Христова служить Тому, Кто пришел в мир не для того, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был, как мы только что слышали из Евангелия от Иоанна (Ин. 3, 17).
Мы вспоминаем умерших молитвенно — в первую очередь для того, чтобы их грехи были прощены, чтобы, представ пред судом Божиим, они получили оправдание. Церкви дана такая сила и такая власть — молиться, изменяя загробную участь своих членов, верующих людей. Господь дал эту силу нам, живущим на земле, — не по нашим заслугам, не потому, что мы к Нему так близки, но только потому, что Сын Божий пострадал и воскрес, искупив тем самым человеческую вину за первородный грех и взяв на себя вину за грехи всех людей. Это Он избавил нас от греха; а если кто-то из нас, умирая, несет в себе грех, то силой Святого Духа этот грех и там может быть прощен по молитвам Церкви."
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Советуем Ва также ознакомиться с материалами статьи "Поминовение усопших"


Практическая Гомилетика. Том 2. Недели Триоди Цветной. Неделя о Фоме. протоиерей Иоанн Толмачев (†1897)

Гомилетика – наука о сущности, содержании и специфических особенностях христианской проповеди (гомилии)
Об авторе

Явление воскресшего Господа своим ученикам

В Евангельском чтении в неделю о Фоме повествуется о явлении Воскресшего Господа своим ученикам.

1. Как Он является к ним?

а) С приветствием мира, разгоняющим смущение и страх: “мир вам” (ст. 19)!

б) С неопровержимым доказательством того, что это Он сам, а не призрак: “показал им руки и ноги и ребра Свои” (ст. 20).

в) С наполнением сердца их необычайной радостью: “Ученики обрадовались, увидев Господа” (ст. 20).

2. Какое поручение Он дает им?

а) Содержание этого поручения: “как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас” (ст. 21).

б) Сила к исполнению этого поручения: “примите Духа Святаго” (ст. 22–23).

3. Как он относится к колеблющимся в вере?

а) Он видит их колебание и относится снисходительно к ним (ст. 24–26).

б) Он совершенно утверждает их в вере (ст. 27–28).

в) Он обещает блаженство не видевшим и веровавшим по одному доверию к свидетельству истины (ст. 29–31).

Частные истины, предлагаемые проповеднику дневным Евангелием, могут быть следующие:

Ст. 19. “Как благотворно действовал воскресший Господь на своих учеников. О мудрости и благости, обнаруженных Иисусом Христом в том, что Он явился ученикам своим, но не врагам. Мир, даруемый Господом.”

Ст. 20. “Воскресение Господа доставляет нам величайшую радость.”

Ст. 21. “Как Господь наш Иисус Христос облекает своих учеников апостольским званием”

(1. Он уверил их в своем воскресении; 2. Послал их, как своих вестников и 3. Предохранил их от маловерия).

Ст. 22. “В чем обнаружилась особенность духа, который одушевлял учеников Иисуса Христа после Его воскресения.”

Ст. 23. “О власти священнослужителей отпускать и удерживать грехи.”

Ст. 24–25. “Поучительное неверие Фомы. Сомнение в предметах веры” (когда оно преступно и когда позволительно?). “Главные причины неверия. Как мы можем предохранять себя от религиозных сомнений. В делах веры не следует требовать осязательных, чувственных доказательств.”

Ст. 26. “Свойства тела воскресшего Господа. Иисус Христос приходит когда двери были заперты.”

Ст. 27. “Как Господь побеждает в нас неверие.”

Ст. 29. “Блаженны невидевшие и уверовавшие.”

Пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! ” (ст. 19).

В недавно прошедшие дни святой Четыредесятницы, мы очистились от грехов, приобщились Святых Тайн и примирились с Богом. Слова Господа: “мир вам!” дошли и до нас, как некогда до апостолов. Этот мир пребудет с нами всегда, если мы не станем больше грешить. Но через возвращение ко греху он отнимется от нас. Допустим ли мы себя до этого?

1. Безумно, потому что оно опять похищает у нас:

а) Достигнутый мир.

Мы примирились с Богом, возвращение к грехам уничтожает это примирение. Совесть была спокойна, этот покой исчезает. Смущение и страх перед исповедью прошли, теперь они снова возвращаются. Какого блага мы лишаемся, утратив мир с Богом и совестью!

б) Достигнутую свободу.

Освободились от греха и вины.

Драгоценное благо! Душа была обременена тяжестью грехов. Через возвращение к грехам увеличивают их тяжесть: прекрасная свобода потеряна.

Не великое ли безумие утрачивать мир и свободу?

2. Жестокосердно, потому что оно показывает нашу:

а) Неблагодарность.

Бог простил наши против Него грехи, а через возвращение к грехам мы снова оскорбляем Его. Немилосердый раб также много получил, и тотчас затем опять оскорбил своего господина. Кто не гнушается жестокостью этого раба? И кто не называет неблагодарность самым черным пороком? “Кто грешит снова после прощения, тот неблагодарен и не достоин прощения.” cвятой Иоанн Златоуст

б) Вероломство и ложь.

Получая разрешение (отпущение) грехов на исповеди, мы обещались не оскорблять более Бога. Следовательно, возвращение к грехам есть ложь и вероломство. А как называют неверного и лживого человека? Называют злым, но это название только в слабой степени выражает злобу человека, возвращающегося на прежний путь нечестия. “Зачем ты так много бродишь, меняя путь твой? Ты так же будешь посрамлена(Иер. 2:36)?

3. Опасно, потому что из-за этого:

а) Человек более и более теряет свои нравственные силы. Кто после выздоровления впадает вновь в прежнюю болезнь, тот теряет надежду на свои телесные силы.

Кто взлез на дерево и упал с него, тот не так скоро осмелится опять залезть на него. Кто хочет вскарабкаться на стену и несколько раз низвергается, тот вскоре теряет силу к вскарабкиванию.

Пьяница может достигнуть своих прежних сил только посредством трезвости. Но если он пренебрегает трезвостью, то более и более теряет свои силы.

Побежденный воин легче побеждается во второй раз, чем в первый. Почему?

Грешник, впадший в прежние грехи, “может” опять встать; но он, вероятно, более не встанет. “Ибо семь раз упадет праведник, и встанет; а нечестивые впадут в погибель(Притч. 24:16).

б) Бог становится менее расположенным к прощению. Сын получил новую одежду от отца и загрязнил ее. Отец дает ему вторую. Но что он сделает, если и эта опять запачкается?

Божественное долготерпение имеет свои пределы и очень возможно, что Бог попустит ставшему на прежний путь нечестия грешнику умереть в своих грехах. “Горе непокорным сынам,” которые продолжают “прилагать грех ко греху(Ис. 30:1). “Горе … грешнику, ходящему по двум стезям!(Сир. 2:12).

Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои” (ст. 20).

Воскресший Господь явился к ученикам своим с ранами, полученными Им на кресте и показал их им. Ранами Он победил смерть и ад. После победы настает мир, и воскресший Спаситель мог сказать: “мир вам” (ст. 19)!

Как было тогда, так и теперь.

1. Памятником Его победы.

Иисус Христос посредством ран, с которыми Он умер и воскрес, победил:

а) Власть ада.

Могущество сатаны сокрушено. Сатана и ад ничего не могут теперь против тех, которые искуплены кровью Христовых ран. Герой Елеазар во времена Маккавеев проник к тому огромному слону, на котором сидел враг Израиля, Антиох Евпатор, на поле битвы, и пронзил пах зверя. Герой доставил народу победу, но умер сам, раздавленный зверем. Так точно, только в высшем смысле, и Христос своими ранами и своей смертью победил силы ада.

б) Нашу духовную смерть.

Смерть, где твое жало?”

На веки мы погибли бы, если бы Спаситель не умер за нас, не разорвал рукописания грехов наших, не подтвердил своей победы собственным воскресением.

Теперь приобретена нам вечно блаженная жизнь и мы не боимся смерти. Спаситель умер, воскрес и живет вечно: так и мы!

в) Наши страсти.

Если мы с верой взираем на раны Господа, то они унимают и заглушают наши страсти. Похоть плоти, гнев, ненависть, гордость.

2. Залогом мира.

Апостол Фома утратил мир. Он обуревался сомнениями; сердце лишилось предмета своей любви; надежда на исполнение славных обетований Господа исчезла. Но когда он увидел раны, он опять обрел мир. Так и мы!

а) Фома поверил.

“Господь мой и Бог мой!” взывал он, — И мы также веруем; первоначальное недоверие апостола еще более укрепляет нас в вере. Беспокойство человека, если он сомневается; мир сердца, которое верует!

б) Фома любил.

Господь, предмет его любви, был опять с ним. Посредством прободенных ран Спасителя любовь Фомы еще ближе проникла к сердцу Господа.

Как мы обеспокоены, если любим грех! Напротив, Божья любовь приносит нам мир, покой и всепрощающую любовь к людям.

в) Фома надеялся.

Теперь все славные обетования Иисуса Христа о царстве Божьем на земле должны были исполниться.

Как счастливы, спокойны и довольны мы, если можем надеяться! Какое, напротив, беспокойство мучит и терзает нас, если мы лишены всякой надежды. Буря в безнадежном сердце!

3) Свидетельскими показаниями на грядущем суде.

Раны Господа будут судом для всех неверующих, для всех грешников. С ранами явится также Спаситель на всемирный суд. Эти раны будут осуждать: они суть свидетельские показания на грядущем суде. Как станут отговариваться и извиняться? И что скажет Господь?

а) “Мы не причиняли Тебе этих ран,” будут говорить осужденные. А Господь скажет: “ваше равнодушие к вере, ваша беспечность в вере, ваше земнолюбие и пристрастие к миру и все подобное уязвляли Меня также болезненно, как и гвоздь!”

б) “Мы не распинали Тебя!” А Господь скажет: “вашим непослушанием, богохульством, жестокосердием, чувственной похотью, гневом и проч. вы также пригвождали Меня ко кресту!”

в) “Мы не видели твоих ран и следовательно не могли им верить!” На это скажет Господь: “Я говорил Фоме и через это всем прочим: блаженны невидевшие и уверовавшие!

Пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!” (ст. 19).

Драгоценное сокровище хотел оставить Господь ученикам своим, разлучаясь с ними: “мир оставляю вам,” говорил Он к ним после последней вечери, “мир мой даю вам.(Иоан.14:27) С тем же приветствием мира является Он и по воскресении.

Что могло быть для апостолов желательнее всего, как не мир сердца и спокойствие духа при тех многоразличных страданиях и преследованиях, которые предстояли им? Что может быть желательнее и для нас, как не мир в борьбе с миром и плотью, со скорбями и бедствиями, которые мы должны перенести, если хотим быть истинными последователями Господа? Что может быть всего желательнее для всего христианского общества и государства, как не союз мира, завещанный Спасителем своим ученикам?

Где есть этот мир, там счастье и радость, там не обращают внимания на временные страдания, там превращают землю в царство небесное. Напротив, без мира невозможно достигнуть никакого добра. Это счастье, даруемое миром, обретается нами только в неуклонной верности учению Господа и Его Святой Церкви.

1. Как счастлив народ, у которого процветает вера и благочестие!

Все блага земные составляют дар Творца. Он один разделяет их: кому, когда и как хочет. “Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов(Иак. 1:17).

Но кому преимущественно всеблагой Творец ниспосылает земные блага? Какой город, какую страну или государство осчастливит Он прежде всего своим небесным благословением?

Без сомнения те, где процветает вера и благочестие, где господствует между народом истинная, православная церковь.

Как счастлив такой народ!

а) Он может надеяться на Божье благословление.

Бог, по своей отеческой благости, не только хочет даровать нам вечные, но и временные блага, в каких мы нуждаемся. Такое обещание дал нам Иисус Христос, Сын Божий, своими собственными устами. “Ищите же,” говорит Он, “прежде Царства Божия и правды Его,” — стремитесь прежде всего другого к преуспеянию в вере и благочестии, и Бог мира благословит вас временными благами: и “это все приложится вам” (Мат. 6:33).

По мере заслуг и усердия князь награждает своего слугу, и Господь — своего раба. “Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него(Мат. 7:11)

Так говорит Сын Божий, и Святые книги представляют нам ряд поучительных примеров этого. Соломон, Иосафат, Иов.

Если ты … будешь слушать гласа Господа Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь Бог твой поставит тебя выше всех народов земли;. … Благословен ты в городе и благословен на поле” и проч. (Втор. 28:l.3).

Такое благословение обещает Господь Бог народу, который крепко хранит веру, ищет прежде всего царствия Божия и точно исполняет Божьи заповеди.

б) Он может надеяться на Божью защиту.

Бог охраняет свой верный народ от гнетущих нужд, болезней, войн и поражений. Не свидетельствует ли история всех веков, от начала мира и доныне, что пока народы преданы вере в Бога, они освобождены от всеопустошающих бедствий?

Вспомним историю израильского народа. Как чудесно Господь защищал и охранял его, пока он не уклонялся от веры!

Между царством иудейским, оставшимся верным Богу, и между царством израильским, поклонявшимся идолам, возгорелась жестокая война. Несмотря на вдвое сильнейшего и храбрейшего неприятеля, царство иудейское победило, — почему? “Потому что уповали на Господа(2 Пар. 13:18).

Мудро говорил Ахиор Олоферну: испытай, прежде чем начнешь войну против Иудеев, согрешили ли они пред Богом. Если согрешили, то мы без труда покорим их. “А если нет в этом народе беззакония,” то мы не можем противиться им, потому что Бог их защитит их, и “тогда мы для всей земли будем предметом поношения(Иудиф. 5:20–23). Так и случилось на самом деле. Олоферн был обезглавлен, ассириане поражены, и народ иудейский воспел песнь Богу за свое избавление.

Если Бог так чудно охранял свой верный народ в Ветхом Завете, то не иначе Он поступает и в Новом Завете.

2. Напротив, как несчастен народ, если в нем оскудевает вера и благочестие?

Соломон уклонился от истинного Бога и блеск его царства быстро затмился. “За то, что так у тебя делается, и ты не сохранил завета Моего и уставов Моих, которые Я заповедал тебе,” говорил Бог Соломону, “Я отторгну от тебя царство и отдам его рабу твоему(3 Цар. 11:11). Так поступает Бог с народами и государством, в которых падает вера и благочестие. Благо государств идет рука об руку с религией и страхом Божьим. Чем более благоговения к Богу, тем счастливее жизнь государства. Враги религии всегда оказываются поэтому и врагами государства; и те, которые замышляют потрясти государственную жизнь, нападают обыкновенно прежде всего против религии и веры, чтобы тем легче и скорее достигнуть своей цели. Попрание божественных законов имеет своим последствием пренебрежение к законам гражданским. История подтверждает это примерами прошедшего и настоящего времени. Что было причиной ужасного государственного переворота, известного под именем французской революции, как не безнравственность и упадок веры?

От прошедшего обратимся к настоящему времени.

а) Каковы признаки, угрожающие опасностью для народного блага в наше время?

Если мы не закрываем намеренно наших очей, то мы можем их узнать. Это дух сомнения и неверия, дух гордости и надменного превозношения человеческой мудростью, вследствие обуяния которой столь многие с величайшей дерзостью восстают против всего древнего, и досточтимого, против христианской религии и ее Божественного Основателя, и отторгают других от веры; — дух необузданного произвола, с которым столь многие силятся подорвать и ниспровергнуть всякие ограничения церковных и гражданских законов; — дух холодного равнодушия в делах веры, с которым столь многие отлагают древнюю и досточтимую религию отцов, как изношенную одежду, и меняют ее на новое, пестрое платье, более льстящее их суетности; — дух земнолюбия и чувственных наслаждений, с которым столь многие стремятся только к земному и заботятся только о том, чтобы в самое короткое время, при самых сомнительных средствах, без труда и усилия, нажить себе состояние.

Кто станет отрицать, что господствующий дух нашего времени именно таков? Чему иному, как не ему, нужно приписать, если там и здесь проявляется восстание против светской и духовной власти; если недовольство и негодование более и более распространяются в кругу обществ и семейств? Откуда, как не от этого духа, происходит, что, несмотря на многие изобретения к облегчению и развитию торговли и ремесел, несмотря на распространение грамотности и образования во всех сословиях, на заботливые правительственные побуждения и поощрения к труду, на уничтожение крепостничества, долговременный мир и проч., — благосостояние в народе уменьшается и обеднение более и более усиливается?

б) Во всех этих явлениях мы не можем не признать истины божественного слова: “Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж(Псал. 126:1). Мы не можем не сознаться, что нам, при всей нашей воображаемой мудрости, при всех наших заботах и стремлениях, недостает самого главного — Божьего благословения, без которого мы ничего не успеем.

Постараемся же привлечь к себе благословение Божье. Возвратимся с пути нечестия. Отвергнем сомнение и неверие и будем твердо держаться православной веры, утвердившей и возвеличившей наше отечество. Оставим необузданную свободу страстей и подчинимся благому Христову игу. Отложим ту горячую погоню за земными стяжаниями, то неутомимое беспокойство и недовольство всяким приобретением, от которых многие пришли до разорения. Научимся преодолению лишений и довольству тем, что посылает Бог.

Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю” (ст. 25).

Каждый человек, конечно, имеет свое собственное мнение, но это, однако, не должен быть сопряжено с самомнением и упрямством. Самомнение и упрямство — такие черты в характере, когда самим себе слишком нравятся, презирают все другое и поступают во всем только по своему мнению и рассуждению. Сирах изображает таким царя Ровоама, который сам имел небольшой разум и чуждался вовсе совета мудрых

"скудного разумом Ровоама, который отвратил от себя народ чрез свое совещание." (Сир. 47:28)
"И отвечал царь народу сурово и пренебрег совет старцев, что они советовали ему;" (3 Цар. 12:13)

Упрямство - недостаток, свойственный малым детям; но он - не редкость и между взрослыми. Уже с мирской точки зрения он кажется неразумным. Как несносны упрямые дети, супруги, господа! Еще хуже, если это упрямство примешивается к делам веры. Апостол Павел запрещает его:

"Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец." (Тит. 1:7)

Кто хранит заповеди Божии, тот следует не своей собственной голове:

"Соблюдающий закон обладает своими мыслями." (Сир. 21:12)

Самые мудрые такого рода оказываются безумцами:

"называя себя мудрыми, обезумели." (Рим. 1:22)

Оно обнаруживается:

1. Если не верят очевидной истине.

а) Так был упрям апостол Фома, хотя он и был один из двенадцати учеников. Вопреки часто слышанному предсказанию самого Господа, вопреки очевидному свидетельству всех учеников, он противился и желал сам видеть и осязать.

б) Те, которые отвергают библию, не признают чудес, не хотят верить в то, чего они не могут понять разумом — вольнодумцы и безбожники:

"Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога». Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро." (Псал. 13:1)

Однако истина налицо, перед их глазами:

"О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?" (Гал. 3:1)

Но они не верят ей; отрицают солнце среди белого дня.

в) Упрямые грешники, которые не сознают опасности для своих душ. Им представляют столь многие примеры людей, погибших в таком состоянии, но они смеются и не верят. Также те, которые отчаиваются в действенности Божьей благодати. Они хотя и слышат о Святом Духе и об отпущении грехов, но сомневаются. При всех божественных обетованиях, они считают, однако, спасение для них невозможным:

"И сказал Каин Господу [Богу]: наказание мое больше, нежели снести можно;" (Быт. 4:13)

Горе такому упрямству:

"Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая." (Апок. 21:8)

2. Если не делают того, что признают справедливым.

а) Здесь идет речь не о невежестве, неразумии и сокровенных недостатках

"Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня." (Псал. 18:13)

но об убеждении в правом и неправом:

"О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим." (Мих. 6:8)

о рабах, знающих волю своего Господина:

"Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много." (Лук. 12:47)

Их предостерегают, вразумляют:

"Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего." (Исх. 20:17)

но они не обращают внимания на предостережения и вразумления:

"Человек нечестивый дерзок лицом своим, а праведный держит прямо путь свой." (Прит. 21:29)

б) Своевольно оставляют добро. Уклоняются от Церкви и Святого Причащения, образуют свое собственное богослужение. Или делают зло с полным сознанием и волей, как дикий зверь, бросающийся на рогатину.

в) О, как иначе Бог относится к нам:

"Он превыше небес, — что можешь сделать? глубже преисподней, — что можешь узнать?" (Иов 11:8)

Он ослабляет свою ярость. Христос снисходит к немощам своего раба. Не стыдишься ли ты, человек, своего упрямства?

3. Если упорствуют во грехе.

а) Это — высшая степень упрямства, это — ожесточение. Фома не зашел так далеко; он переломил себя.

б) Но не со многими так случается. Лицо их тверже скалы:

"О, Господи! очи Твои не к истине ли обращены? Ты поражаешь их, а они не чувствуют боли; Ты истребляешь их, а они не хотят принять вразумления; лица свои сделали они крепче камня, не хотят обратиться." (Иер. 5:3)

Им проповедуют, совесть обвиняет их, Христос показывает им тысячу раз свои раны. Но они не верят тому, что видят и чувствуют, и делаются все хуже и хуже:

"Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь." (2 Тим. 3:13)

в) Ужасное упрямство!:

"За то и Мое око не пощадит, и не помилую; обращу поведение их на их голову." (Иезек. 9:10)

Бог попускает им погибнуть от своего собственного меча:

"И сказал Саул оруженосцу своему: обнажи твой меч и заколи меня им, чтобы не пришли эти необрезанные и не убили меня и не издевались надо мною. Но оруженосец не хотел, ибо очень боялся. Тогда Саул взял меч свой и пал на него." (1 Цар. 31:4)
"Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема." (Гал. 1:8)
"Сын мой! если будут склонять тебя грешники, не соглашайся." (Прит. 1:10)

В тот же первый деньпришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!” (ст. 19).

Он принес им, принес всем верующим в Него:

1. Мир.

На это указывает Его несколько раз повторенное приветствие с миром (ст. 19, 21, 26). Этот мир — плод нашего искупления, совершенного Спасителем, и Его смерти на кресте — состоит в примирении нас с Богом. “Бог во Христе примирил с Собою мир.” (2 Кор. 5:19) А что приобрел нам Иисус Христос своей кровью, то подтверждено и запечатлено Его воскресением из мертвых.

Но мирное приветствие Воскресшего относилось не к одним только Его ученикам. Они должны были возвещенный им мир возвещать и другим во имя Иисуса Христа. Поэтому и говорится: “как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас” (ст. 21). Все, уверовавшие в Господа, должны принять действительное участие в возвещенном им мире (ст. 23).

2. Радость.

Ученики обрадовались, увидев Господа” (ст. 20). Его приветствие мира изгоняет из сердец наших всякое смущение и страх, скорбь и тоску, и проливает свет и радость, утешение и надежду в душу. Мир Божий превосходит всякий ум. Блажен, кто наслаждается им! Он, в сознании своего усыновления у Бога, не падает духом ни при каких временных страданиях и, уверенный в наследии вечной жизни, ручательством в которой служит для него воскресение Иисуса Христа из мертвых, утешается в самой смерти.

3. Духа Святого.

Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго” (ст. 22). Кому Христос дарует приветствие своего мира, тому он посылает и Святого Духа, а с Ним благодать и силу к новой святой жизни. Сначала грешнику надобно снять вину с совести и успокоить свое сердце утешением отпущения его грехов, прежде чем он может исправиться и начать добродетельную жизнь. Пока человек не чувствует себя примиренным с Богом через Иисуса Христа, до тех пор и Дух Святой не может обитать в его сердце.

Опасностей для нашей души так много, что мы всегда стоим как бы на скользком льду, и мы непременно поскользнулись бы и пали, если бы рука Господня не поддерживала нас. “Когда я говорил: «колеблется нога моя,” — милость Твоя, Господи, поддерживала меня(Псал. 93:18). Не безопасен от падения и тот, кто думает, что он стоит (1 Кор. 10:12). Легко можно впасть в сомнение, утратить веру и совесть, особенно в минуты искушений. Если мы стоим, Божьей благодатью стоим:

"А я — едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои." (Псал. 72:2)

Но если мы действительно падаем, то мы однако еще не совершенно погибли, потому что Господь утверждает всех ниспадающих и восставляет всех низверженных:

"Господь поддерживает всех падающих и восставляет всех низверженных." (Псал. 144:14)

Она простирается к нам:

1. Прежде чем мы пали, дабы поддержать нас.

Воскресший Спаситель является к своим, трепещущим от страха, ученикам, и ободряет их веру и надежду.

а) В нас обнаруживаются всякие немощи, внутренние и внешние; колебание в вере и сомнение в Промысле:

"[И я сказал: ] так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои." (Псал. 72:13)

ленность и беспечность духа:

"Итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени." (Евр. 12:12)

прельщение ко греху отвне:

"и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне." (Мат. 4:9)

Тут недалеко до падения.

б) Благодатная десница Божия бодрствует над нами. Господь предостерегает нас:

"Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим.
Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так:
но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий — как служащий" (Лук. 22:24–26)
"бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна." (Мат. 26:41)

укрепляет нас “примите Духа Святаго,” утешает нас и укрощает волны страстей и сомнений:

"но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?" (Мат. 14:30–31)

в) Теперь нужно только схватиться за Божью десницу и крепко держаться ее. Кто это делает, тот побеждает:

"Сильно толкнули меня, чтобы я упал, но Господь поддержал меня." (Псал. 117:13)
"ибо Ты избавил душу мою от смерти, [очи мои от слез,] да и ноги мои от преткновения, чтобы я ходил пред лицем Божиим во свете живых." (Псал. 55:14)

2. Если мы пали, дабы опять восставить нас.

На примере Фомы мы учимся познавать:

а) Падение таких душ, которые, или впадают в глубокие заблуждения, или удаляются от веры в своей жизни, и таким образом отпадают от благодати:

"Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати." (Гал. 5:4)

как Давид:

"…Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину;
а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина?
И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина.
Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею … (и далее)." (2 Цар. 11)

б) Восставление таких душ благодатью. Тут Бог поступает иначе, чем мы люди:

"И отменил Господь зло, о котором сказал, что наведет его на народ Свой." (Лук. 10:30–31)

Он не отвергает тотчас такой души (Исх. 32:14). Его любовь к грешникам:

"Посему заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи." (Прем. 12:2)
"Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его." (Рим. 14:4)

б) Теперь остается только с готовностью предоставить благодатной деснице Божией, чтобы она опять восставила согрешившего и покаявшегося на прежнюю высоту:

"скажи им: так говорит Господь: разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются?" (Иер. 8:4)

Фома сознал свою вину и воскликнул: “Господь мой и Бог мой!” Подражайте ему.

Заключение. “Всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям(Исаии 65:2). Слова эти относятся к вам, которые близки к падению, и к вам, которые действительно уже пали. Не будьте Каином и Иудой, схватитесь за спасающую десницу:

"Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься." (Апок. 2:5)

Апостол Фома обнаружил излишнюю пытливость.

Мы, конечно, должны испытывать писания:

"Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне." (Иоан. 5:39)
"Отыщите в книге Господней и прочитайте; ни одно из сих не преминет придти, и одно другим не заменится. Ибо сами уста Его повелели, и сам дух Его соберет их." (Исаии 34:16)
"Когда это послание прочитано будет у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано и в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы." (Кол. 4:16)
"Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так." (Деян. 17:11)

рыться в них, подобно золотоискателям:

"желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают." (1 Тим. 1:7)
"Как вы говорите: «мы мудры, и закон Господень у нас»? А вот, лживая трость книжников и его превращает в ложь." (Иер. 8:8)

Однако наша пытливость не должна доходить до суемудрия и излишнего любопытства:

"Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить." (Иоан. 16:12)

1. Священное Писание умалчивает о многом.

Как мало говорит Ветхий Завет о творении, о первых людях и проч.; а Новый — о жизни Иисуса Христа, о сошествии во ад и проч.:

"От жены начало греха, и чрез нее все мы умираем." (Сир. 25:27)

Сюда принадлежит и загадка о будущей жизни:

"И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление." (Дан. 12:2)

Конец мира:

"О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один." (Мат. 24:36)

Прославленное тело:

"А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших." (1 Кор. 15:17)

Ад:

"Да найдет на них смерть; да сойдут они живыми в ад, ибо злодейство в жилищах их, посреди их." (Псал. 54:16)

2. Об умолчанном в Писании не следует много спрашивать.

Разум, который хочет исследовать всю глубину, будет неразумен. Оставь твою излишнюю пытливость:

"При многих занятиях твоих, о лишнем не заботься: тебе открыто очень много из человеческого знания; ибо многих ввели в заблуждение их предположения, и лукавые мечты поколебали ум их." (Сир. 3:23–24)

Мудрость Божия в том, что она не все говорит нам. Испытать нашу веру:

"Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус." (Иоан. 2:22)
"И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его." (Мат. 22:46)

Сами ангелы многого не понимают:

"Им открыто было, что не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано вам благовествовавшими Духом Святым, посланным с небес, во что желают проникнуть Ангелы." (1 Пет. 1:12)

Знание надмевает:

"О идоложертвенных яствах мы знаем, потому что мы все имеем знание; но знание надмевает, а любовь назидает." (1 Кор. 8:1)

Учитель, конечно, должен знать более ученика и пастырь более пасомых:

"Некто Иудей, именем Аполлос, родом из Александрии, муж красноречивый и сведущий в Писаниях, пришел в Ефес.
Он был наставлен в начатках пути Господня и, горя духом, говорил и учил о Господе правильно, зная только крещение Иоанново." (Деян. 18:24–25)

но однако же не о бесполезных вопросах:

"От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры;" (2 Тим. 2:23)
"Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны." (Тит. 3:9)

3. Мы имеем достаточно в том, что Писание нам говорит:

"И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших." (2 Пет. 1:19)

Оно поучает нас тому, что нам нужно знать и во что веровать:

"и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею." (Ефес. 3:19)

Что мы должны делать и чего избегать:

"О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим." (Мих. 6:8)
"Человек грешный уклоняется от обличения и находит извинение, согласно желанию своему." (Сир. 32:19)
"А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду." (Рим. 15:4)
"Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое." (Мат. 13:52)

Заключение.

Благо тому, кто, подобно Никодиму, хочет еще научиться, чего не знает:

"Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог.
Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.
Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?" (Иоан. 3:2–4)

если он верует и делает то, что знает:

"Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете." (Иоан. 13:17)

1. Потому что исповедание веры освобождает их от духовной слепоты, делающей человека поистине несчастным.

2. Потому что обладание истинной верой служит самой крепкой защитой против врагов временного и вечного счастья человека.

3. Потому что вера — высшая награда, какой только человек может желать и искать.

В тот же первый день недели вечером, когда двери дома … были заперты пришел Иисус…” (ст. 19).

Об этом свидетельствует:

1. Прежде всего ныне читавшееся евангелие.

В прямом и в переносном смысле. Апостол Фома был также затворенной дверью.

2. Затем история обращения каждого отдельного человека.

Каждое сердце естественного человека — затворенная дверь. Наглядный пример представляет в особенности история обращения Савла.

3. Наконец вся история Церкви.

Не был ли весь мир, все языческие народы затворенными дверями? И не было ли в самой церкви временами затворенных дверей для Господа? Но Он однако прошел через них.

Заключение: как эта истина утешительна для верующих и ужасна для неверующих!

Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю” (ст. 25).

1. В основании его сомнений не скрывается никаких нравственно-предосудительных причин.

Поэтому:

2. Он охотно следует каждому указанию, которое может привести его к вере.

3. Его сомнения служили для него только переходом к тем большему убеждению в сомнительной прежде для него истине.

Если не увижу на руках Его ран от гвоздей … не поверю” (ст. 25).

Оно происходит:

1. Частью в тайном желании идти в разрез с другими (ст. 24) (не быть с ними).

2. Частью в неумеренном стремлении к самостоятельности (ст. 25).

3. Частью в одностороннем образовании ума (ст. 25–27, 22).

4. Частью в безотрадном состоянии жизни и настроении духа века (ст. 19, 26).

Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас” (ст. 21).

1. Скорбящим и озлобленным возвещать мир.

2. Сомневающихся утверждать в вере.

3. Заблудших грешников наставлять на путь истины и правды.

1. Они не могут понять чуда искупления, — и однако носят в сердце мир с Богом.

2. Они часто странствуют по юдоли плача, — и однако не страшатся никаких несчастий.

3. И для них долговременный могильный мрак представляется ужасным, — однако они с верой взирают на гроб и говорят: “Господь наше прибежище!


Полезные материалы

Стихи:
Если ни ада ключи, ни гроб, запечатанный стражей,
Не был преградой Тебе, – как воспрепятствует дверь?

Сегодня, в неделю вторую по Пасхе, мы светло празднуем обновление Воскресения Христова и осязание святого апостола Фомы. Обновлением назывался древний обычай праздновать среди года событие на некотором отстоянии от памятного дня, когда оно произошло, воспоминая тем самым среди года великие дела того дня, дабы не пришли они в забвение.

Поэтому и совершили евреи первую Пасху в Галгале [1] (Нав.5,10), как бы возобновляя переход чрез Красное море. Поэтому возобновляется у них – и притом со всяческой пышностью – Скиния свидетельства, и царствование Давида, и многое иное, чтобы не перечислять по отдельности. Но так как дело Воскресения Господа несравненно больше всех жизненных событий и превыше всякого помышления, то мы празднуем и возобновляем его не только ежегодно, но и каждый восьмой день. И первое его возобновление – нынешний День Господень, который можно назвать поистине и восьмым, и первым. Восьмым тот день будет от Пасхи, а первым – как начало других. И потому еще он восьмой, что установлен по образу нескончаемого дня в будущем веке, который окажется первым и всецело единым, как не разделяемый ночью.

Это о возобновлении, что же до Фомы, то было так. В день, когда Христос воскрес и явился вечером ученикам, Фома отсутствовал, ибо из боязни иудеев не присоединился еще к остальным. Когда же немного погодя пришел и узнал о посещении Христа, то не поверил не только ученикам, но и тому, что Христос вообще воскрес, отчего и оказался единственным из двенадцати, кто усомнился. Но искусный во всяком благе Бог, столь пекущийся и об одном ученике, а вместе с тем по некоему высшему замыслу об умножении веры в Воскресение и у последующих поколений, выждав восемь дней, чтобы пробудить в нем совершенную любовь и чтобы более других не веровавший выказал пред всеми испытаннейшую веру в Воскресение, является опять. И входит, как прежде, сквозь запертые двери, но уже в присутствии Фомы, и по обычаю преподав мир, обращается затем к Фоме и говорит:

«Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои;
подай руку твою и вложи в ребра Мои;
и не будь неверующим, но верующим" (Ин.20,27)

Так как ты, опасаясь призрака, не мог зрением одним уверовать, но, будучи косен [2], и об осязании вспомнил (этим Иисус показал, что когда Фома говорил такое ученикам, Он присутствовал и слышал), то вложи руку твою в ребра Мои». Ясно, что рана в боку столь широка была, что и руку вмещала. Фома же, тщательно все исследовав и обретя веру чрез осязание (ибо ему ради уверения попущено было и то видеть, и это совершать даже в отношении нетленного и всецело обоженного тела), воскликнул: "Господь мой и Бог мой!" (Ин.20,28), первое о плоти, второе о Божестве. И Христос говорит ему: Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и веровавшие (Ин.20,29).

Фома именовался Близнец или потому, что родился вместе с другим, или из-за сомнения в Воскресении, или потому, что у него от рождения срослись два пальца правой руки (очевидно, средний и который пред ним, называемый указательным); справедливо было бы и мнение, что ему предстояло усомниться и пальцами этими осязать. А другие говорят, и это самое достоверное, что «Фома» переводится с еврейского как «близнец».

То было второе явление Христа. Третье произошло на море Тивериадском во время рыбной ловли, когда Он, представляя воскресение еще более несомненным, вкусил пищи, которая Ему Одному известным образом потреблена была огнем Божества. Затем явился в Эммаусе, а пятый раз – в Галилее и, как говорят, неоднократно являлся по воскресении одиннадцати, доколе не вознесся, творя пред учениками (ибо не многим это показывал) многочисленные и естество превосходящие знамения. Но евангелисты воздержались все это записывать, ибо невозможно многим и к тому же среди мира живущим людям слышать о том, что превыше всякого естества.

По молитвами Твоего апостола Фомы, Христе Боже Наш, помилуй нас. Аминь.

[1] Галгала – (евр. от глагола галал – «сваливать» и означает «свержение».) место первой стоянки евреев во главе с Иисусом Навином после перехода через Иордан и вступления в землю обетованную (Нав. 4, 19). Такое название места произошло оттого, что здесь, как сказал Сам Господь Иисусу Навину: «отъях, т.е. сверг поношение египетское от вас» (Нав.5,9) Поношение египетское на евреях состояло в том, что родившиеся во время сорокалетнего странствования иудеи оставались необрезанными, как язычники египетские (в Египте совершалось обрезание только над жрецами, а простой народ оставался необрезанным), что составляло поношение для израильтян (Быт.34,14). Кроме того, израильтяне во время странствования были под страхом египетского рабства и, как рабы, не имели своего отечества и поземельной собственности. Теперь, когда евреи в Галгале очистились чрез обрезание и вступили в завет с Богом и чрез то в действительное владение обетованною землею, как Богом данным отечеством, они действительно стали свободными чадами Божьими, с которых снялись последние признаки поносного египетского рабства. Тогда они праздновали Пасху (Нав. 5, 10).
[2] В слав. Триоди: «скор».

Трудно, трудно, до крайности трудно было святым апостолам поверить тому, что воскрес Господь Иисус Христос.

   

Слова мироносиц, принесших им эту весть, они сочли ложью.

   

Когда пошли они в Галилею, в гору, как повелел им Иисус, и увидели Его, то некоторые поклонились Ему, а другие стояли как окаменевшие и не верили глазам своим.

   

Когда явился им всем в горнице Иерусалимской Иисус, то они думали, что видят призрак.

   

Тяжелее всего было неверие апостола Фомы, которому нужно было вложить персты свои в язвы от гвоздей на руках и ногах Спасителя и руку свою в ребра Его.

   

Почему с таким трудом верили апостолы даже глазам своим? Ведь они были свидетелями воскрешения Господом Иисусом сына Наинской вдовы, дочери Иаира и даже четверодневного Лазаря.

   

Но ведь это были деяния величайшего Чудотворца, и не своею силою воскресали умершие, а поверить в возможность того, чтобы мертвое тело человеческое могло воскреснуть само собою, своею силою было неизмеримо труднее.

   

Итак, крайне трудно было апостолам Христовым поверить даже глазам своим.

   

А нам, никогда не видевшим ни живого, ни воскресшего Иисуса, труднее ли, или легче поверить тому, что читаем в Евангелии и в писаниях святых апостолов? О, конечно, легче, гораздо легче, ибо множество исторических фактов и событий с несомненностью убеждают вас в истинности воскресения Христова.

   

Что сказать о том, что проповедь неученых галилейских рыбаков и их преемников в течение немногих веков покорила весь тогдашний мир, не только культурных греков и римлян, но и полудиких германцев, галлов, англов и нанесла смертельный удар язычеству?

   

Возможно ли это было бы, если бы не воскрес Христос? Не издевательством ли встречали бы повсюду проповедь о Распятом, как Сыне Божием?

   

Мыслимо ли было бы, чтобы десятки тысяч святых мучеников шли на страшнейшие истязания и лютую смерть, если бы всем сердцем не веровали бы в Воскресение Христово и не пламенели бы любовью к Победителю смерти?

   

Возможны ли были бы тягчайшие подвиги поста и молитвы бесчисленных отшельников и монахов ради познания Господа Иисуса Христа и стяжания ума Христова?

   

Миллионы и миллионы людей всех возрастов и полов были подлинными христианами, особенно в первые четырнадцать веков от Рождества Христова.

   

Но как ни огромна была сила проповеди и дел Христовых, как ни потрясла мир крестная смерть Сына Божия и Воскресение Его из мертвых, не все уверовали в Него.

   

Уже среди современников Господа Иисуса и Его апостолов даже большинство избранного Богом народа еврейского не уверовало в Него.

   

Неверие, такой огромной волной захлестнувшее современные нам народы Европы и Америки, прежде бывшие христианскими, все растет и распространяется. Оно началось, конечно, не в эпоху Возрождения наук и искусств, не от Вольтера и других энциклопедистов, а несравненно раньше, уже в первом веке по Рождеству Христовом.

   

Что же это значит? Это значит, что Господь и Бог наш Иисус Христос не насильственно привлекает к Себе сердца людей, что мог бы Он, конечно, сделать Божественной силой Своей, а ищет свободной любви и веры.

   

Не всякое сердце радостно воспринимает Его великие заповеди. Над заповедями о нищете духовной, смирении и кротости, о милосердии смеются люди гордые и властные, о высшей и вечной Божьей правде не помышляют и слышать не хотят все те, которым нужна только правда общественных отношений, а высшим идеалом правды представляются только правда отношений между народами.

   

Многие ли хотят быть изгнанными правды ради, поносимыми и оклеветанными ради Христа?

   

Многие ли идут сквозь тесные врата узким путем, чтобы в конце тяжкого пути услышать благословенный призыв: «Приидите благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от века».

   

Что скажет вам ученый, если обратитесь вы к нему с проповедью о Христе? Он, конечно, ответит вам с досадой: “Не мешайте мне заниматься наукой, ибо в ней для меня вся правда”.

   

О мудрых и разумных, отвергших веру в Бога ради науки, так говорит апостол Павел в первом послании Коринфянам: «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия. Ибо написано: “погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну”. Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. Ибо и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков. Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значущее избрал Бог, чтобы упразднить значущее» (1 Кор. 18-28).

   

Еще при земной жизни Своей Господь наш Иисус Христос называл верующих в Него Своим малым стадом.

   

Не смущайтесь этим, а радуйтесь. И знайте, что к этому малому стаду во все века принадлежали и доныне принадлежат очень многие весьма крупные ученые и философы, сумевшие сочетать свою веру в науку с высшей верой в Бога и Христа Его; а среди тех, которые отвергают религию, основываясь на данных науки, подавляющее большинство не имеет никакого отношения к науке и говорит о ней только понаслышке.

   

А вам, простым неученым людям да будут крепчайшей опорой слова Христовы: «Если не умалитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное».

   

Аминь.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа

Два раза мы в Евангелии читаем это торжественное исповедание человека, который узнал во Христе своего Господа и своего Бога. Первый раз — в начале пути Господня; после Его Крещения, когда Христос вступил на Свой крестный путь, Он встречает Нафанаила; Он свидетельствует перед другими о том, что это человек чистый и правого сердца; и Нафанаил Его спрашивает: «Откуда Ты это знаешь?» И Спаситель ему отвечает таинственные слова: «Прежде, чем тебя позвал Филипп, когда ты был под смоковницей, Я тебя видел». И Нафанаил, поклоняясь Ему, говорит: «Ты Сын Божий!» В житии святого апостола Нафанаила мы читаем о том, что в то время он предстоял перед Богом в молитве, и что слова Христовы: «Я видел тебя под смоковницей» — вдруг разорвали перед ним как бы пелену, и он понял, что он стоит перед Тем Самым Богом, Кому он тогда возносил свою молитву.

А потом это свидетельство как-то замирает; апостолы ослеплены, как все мы, видимым, и только медленно-медленно начинают прозирать невидимое. В течение трех с лишним лет Христос постепенно перед ними раскрывает Свою истинную природу, что — да, Он подлинный, истинный человек, но одновременно Он — Бог, пришедший плотью спасти мир; и это постепенно нарастающее сознание находит себе выражение уже на пути к Иерусалиму, перед самой смертью Христовой, в свидетельстве апостола Петра: «Ты еси Христос, Сын Божий».

До Своего распятия Христос постепенно открывался Своим ученикам как Бог; после Своего распятия Он настойчиво, раз за разом, в целом ряде видений открывается перед ними как человек, воскресший плотью. Все рассказы о Воскресении Христовом нас ставят перед лицом именно этого события: это не дух, это не видение; ученики не только слышат Его голос, но они прикасаются к Его телу, они видят, как Он с ними вкушает пищу, и справедливо, говоря о их свидетельстве, апостол Иоанн позже говорил, что мы говорим о том, что наши очи видели, наши уши слышали, к чему прикасались руки наши: Христос действительно воскрес плотью, плотью освященной, плотью преображенной, плотью, которая вся стала духом, не переставая быть плотью. И мы поклоняемся вместе с апостолом Фомой воскресшему Христу, и веря Ему, зная Его как своего Бога, но и как воскресшего Иисуса из Назарета, мы Ему взываем: Господь мой и Бог мой!...

И на этом построена вся жизнь Церкви, все христианское мировоззрение, все величие человека, все безграничное смирение Божие. Во Христе нам раскрыто и то, и другое; и мы ликуем не только о том, что Бог есть Бог любви, что Бог есть Спаситель наш, но ликуем мы и о том, что в Нем нам открыто, как велик Человек. Он так велик, что Бог может вместиться в него, он так велик, что он может пройти через врата смертные и войти в вечную жизнь, и с собой увлечь, унести, как поток уносит, нас в вечность, что Он, приобщившись нам во всех отношениях, кроме греха, нашему человечеству, приобщает нас до конца Своему Божеству, если мы только открываемся Его воздействию... Как это дивно!

И вот, в наступающие сорок дней Христос постоянно является Своим ученикам, Он им раскрывает тайны Царства Божия, Он им открывает имя Господа нашего как Любовь, Он им открывает понимание Церкви как общества людей, которые соединены между собой любовью, Он открывает им то, что временную жизнь они могут потерять, что она неминуемо пройдет, но что им дана вечная жизнь, которая есть жизнь Божия уже вселившаяся в них, действующая в них, побеждающая все. И в наступающие недели, каждое евангельское чтение будет нам говорить об этом торжестве жизни, о победе жизни, о победе любви над всем остальным. Будем радоваться, будем ликовать о том, что воскресший Христос не только победил смерть для Себя и в Себе, — что в нас и для нас Он победил смерть, грех, страх — все, и что мы стали теперь свои, родные Живому Богу. Аминь!

Праздник Пасхи всегда был для христиан самым светлым, всеобщим, продолжительнейшим торжеством. Со времен апостольских праздник христианской Пасхи, подобно Пасхе ветхозаветной (Исх. 12:14-15), продолжался семь или восемь дней, если считать все дни непрерывного празднования Пасхи до Фомина понедельника. Отцы Церкви и церковные правила (VI Вселенского Собора, правило 66) повелевают верующим во всю Светлую седмицу «во святых церквах упражнятися во псалмех и пениих и песнех духовных, радуяся и торжествуя во Христе». Вся эта седмица, называемая Великой или Светлой, есть как бы один великий и светлейший праздник.

   

Поэтому и в богослужебном отношении Пасхальная седмица есть как бы один праздничный день: во все дни этой седмицы богослужения (утреня, часы, Литургия и вечерня), в целом, бывают такими же, как и в первый день Пасхи:
   Все богослужения на Светлой седмице совершаются при открытых царских вратах в ознаменование того, что Господь Своим Воскресением отверз верующим в Него двери рая.    - Царские врата остаются открытыми и после богослужения (начиная со дня Пасхи) в продолжение всей седмицы
   - Во всю Пасхальную седмицу начало и окончание церковных служб совершаются так же, как и в первый день. Только крестный ход совершается не перед утреней, как это бывает в самый день праздника, а по окончании Литургии
   - На утрене поется пасхальный канон, помимо того, в конце каждой песни поются Богородичны святых Феофана и Иосифа, напечатанные в Цветной Триоди в последовании Недели Святых жен-мироносиц, а также в отдельной книге служб Пасхи. Каждение указано только в начале канона, но обычно оно бывает также на 1, 3, 6 и 9 песнях. Каждение священник совершает на всех службах со свечой (или трисвечником) и с крестом. Ектений произносятся не после каждой песни, а только после 3, 6 и 9
   - На утрене не читается «Слово огласительное» святого Иоанна Златоуста и не бывает христосования. Стихиры – на утрене каждого дня поются на разный глас.
   - Часы – как на Пасху
   - Литургия совершается точно также, как и в первый день. Прокимен, Апостол, аллилуарий и Евангелие для каждого дня – разные; но Евангелие читается одним только диаконом. Причастен для всех дней один и тот же: «Тело Христово приимите». После Литургии бывает крестный ход вокруг храма и звон в воспоминание святых жен-мироносиц, встретивших Господа по Воскресении. Во время крестного хода вокруг храма обносится и артос.    - В субботу после Литургии артос разрезается на части и раздается народу
   - Вечерня на Пасхальной седмице предваряется пасхальным 9 часом и имеет то же последование, что и в первый день, кроме того, на вечерне бывает вход с кадилом (а не с Евангелием). Евангелие, соответственно, не читается.
   - Прокимны великие, на каждый день особые. На вечерне каждый день – разные гласы. Вечерня служится только в епитрахили и фелони.

   

Если в Светлую седмицу, начиная с понедельника, случится праздник великого святого (например, вмч. Георгия – 23 апреля ст.ст.) или храмовый праздник, то к песнопениям Пасхи присоединяются песнопения в честь святого: стихиры, тропарь, канон и прочее. На вечерне читаются паремии, на утрене поется полиелей, степенны, 1 антифон 4 гласа, читается Евангелие и молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя». Великого славословия не бывает. На Литургии – Апостол, Евангелие и причастен дню и святому.

   

Есть обычай в пятницу Светлой седмицы совершать последование в честь обновления храма Пресвятой Богородицы, именуемого Живоносный («Живоприемный») Источник. На вечерне и утрене поются особые стихиры в честь Богородицы, на утрене – канон святителя Никифора Каллиста (XIV в.).

   

На Литургии – прокимен, Апостол и Евангелие – дня и Богородицы. После Литургии обычно совершается малое освящение воды.

Гермоген Шиманский. Литургика

Перед началом всенощного бдения (перед 9 часом) царские врата закрываются (обычно их закрывают в субботу Светлой седмицы после отпуста Литургии). Неделя Фомина есть Неделя обновления праздника Воскресения Христова, но по содержанию богослужения она посвящена, главным образом, воспоминанию явления Христа по воскресении апостолам, в том числе и апостолу Фоме. В Уставе сказано, что в Неделю Антипасхи, подобно тому, как в двунадесятые праздники, воскресные песнопения из Октоиха не поются, но все богослужение праздника совершается по Триоди. Не поются и пасхальные песнопения: на вечерне и утрене не поются стихиры Пасхи, на утрене нет пасхального канона, который повторяется в следующие Недели; только в качестве катавасии поются ирмосы пасхального канона.

   

Такое построение службы имеет целью сделать более явным предмет настоящего празднества, который сам по себе есть превосходнейшее свидетельство и доказательство истинности воскресения Христова, которое мы торжествовали в продолжение всей Пасхальной седмицы.

   

Начиная с Фомина воскресенья на службах возобновляется стихословие Псалтири (пение «Блажен муж», кафизмы на вечерне и утрени, полиелей и прочее). Всенощное бдение и все будничные службы, а также Литургия, после Светлой седмицы совершаются обычным порядком (за исключением некоторых особенностей).

   

В начале великой вечерни в Неделю Антипасхи, перед шестопсалмием на утрене и после начального возгласа Литургии трижды поется тропарь: «Христос воскресе из мертвых»; то же и перед отпустом Литургии (об этом подробнее см. ниже).

   

На утрене по полиелее тропари: «Ангельский собор» не поются. Перед иконой «Сошествия во ад» (Воскресения Христова) или перед Евангелием после полиелея поется величание: «Величаем Тя, Живодавче Христе, нас ради во ад сшедшаго и с Собою вся воскресившаго». Степенны не текущего 1 гласа, а первый антифон 4 гласа – «От юности моея».

   

Канон – «праздника», но не Пасхи: «Поим вси людие». Катавасия – пасхальные ирмосы: «Воскресения день». Припев к тропарям канона «праздника» по Триоди: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». На 9 песни «Честнейшую Херувим» не поется; диакон совершает обычное каждение и перед местным образом Божией Матери запевает ирмос: «Тебе, светлую свещу». Хор продолжает: «И Матерь Божию, пречудную славу и вышшую всех тварей, песньми величаем».

   

На Литургии: изобразительны, задостойник: «Ангел вопияше Благодатней» и «Светися, светися». В конце Литургии вместо «Видехом свет истинный» поется «Христос воскресе» (единожды). По возгласе: «Слава Тебе, Христе Боже» – «Христос воскресе» – трижды. И отпуст: «Воскресый из мертвых Христос, истинный Бог наш» (такой же отпуст и на утрене).

   

Попразднство Недели Антипасхи продолжается до субботы; в субботу – отдание. В течение всей седмицы Фоминой – тропарь, кондак, прокимен и причастен – праздника.

   

В Неделю Антипасхи вечером совершается великая вечерня. После начального возгласа чтец читает трижды тропарь: «Христос воскресе», затем: «Приидите, поклонимся» и псалом 103. Кафизмы нет. Вход с кадилом. Великий прокимен: «Кто Бог велий, яко Бог наш? Ты еси Бог, творяй чудеса». Затем обычное последование великой вечерни. По Трисвятом и «Отче наш» – тропарь святого Минеи; «Слава, и ныне» – тропарь праздника.

   

После Фоминой Недели вечерни по воскресеньям до Пятидесятницы бывают без входа и великого прокимна – как вседневные.

   

В понедельник или вторник после Фомина воскресенья – день пасхального поминовения усопших, известный под названием Радоницы. В Триоди нет службы этому дню. Обычно после вечернего или утреннего богослужения (Литургии) совершается полная панихида, на которой поются пасхальные песнопения. Поминовение усопших (панихида) также совершается в этот день на кладбищах, на могилах, куда верующие вместе с молитвой приносят своим почившим сродникам и всем православным христианам радостную весть о воскресении Христовом, предвозвещающем общее воскресение умерших и жизнь «в невечернем дни Царствия Христова».

   

С Фоминой Недели начинается обычное поминовение усопших каждый день (панихиды, третины, девятины, сорокоусты и прочее), а также начинает совершаться таинство брака.

Божественная Литургия 15 апреля 2018 года

Евангелие от Иоанна, 20:19-31 (зачало 65)

Евангелие от Иоанна
В ходе Божественной Литургии Евангелие читается на церковнославянском языке. Кому пока еще трудно читать тексты, написанные церковнославянским шрифтом, размещаем их транслитерацию (написание гражданским шрифтом), а также синодальный перевод. Церковнославянский язык является священным богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним.
словарь малопонятных слов, встречающихся при чтении Псалтири и молитв

     Очень важно для нас, что Православная Церковь никогда не канонизировала какой-то один текст или перевод, какую-то одну рукопись или одно издание Священного Писания. Единого общепринятого текста Библии в православной традиции нет. Существуют расхождения между цитатами из Писания у Отцов; между Библией, принятой в греческой Церкви, и церковнославянской Библией; между церковнославянскими текстами Библии и рекомендованным для домашнего чтения русским Синодальным переводом. Эти расхождения не должны нас смущать, ведь за разными текстами на разных языках, в разных переводах стоит единая Благая Весть.

     Наша церковнославянская Библия имеет в своей основе греческий текст Библии (Септуагинту). Это драгоценное достояние нашего народа, и Русская Православная Церковь проявляла и проявляет заботу об этом достоянии. Выполненный под руководством святителя Филарета Московского Синодальный перевод был сделан (впервые в православном мире) непосредственно с еврейского масоретского текста, с учетом, в отдельных случаях, чтений Септуагинты. Этот перевод сегодня за пределами богослужения приобрел статус общецерковного или даже официального перевода Русской Православной Церкви. Благодаря Синодальному переводу Священное Писание стало более доступным для вocприятия, а это помогло людям сохранить веру и заложило основы для возрождения религиозной жизни

     Таким образом, в Православной Церкви сосуществуют переводы, ориентирующиеся на разные текстуальные традиции. Это отражает, с одной стороны, верность древним библейским истокам христианства, с другой — верность святоотеческому преданию и традиции ранней Церкви.

председатель Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополит Волоколамский Иларион


Мы специально разместили церковнославянский текст первым - старайтесь сначала читать его (чтобы глаз привыкал) и "подглядывать" в гражданский текст. Даже если вы не воспринимаете церковнославянский шрифт - смотрите также и на третью строчку - на этом языке читали Писание наши предки - это язык Богообщения.

Стих 20:19

Сýщу же пóздѣ въ дéнь тóй во еди́ну от суббóтъ, и двéремъ затворéннымъ, идѣ́же бя́ху ученицы́ [егó] сóбрани, стрáха рáди Иудéйска, прiи́де Иисýсъ и стá посредѣ́, и глагóла и́мъ: ми́ръ вáмъ.
Сyщу же по1здэ въ де1нь то1й во є3ди1ну t суббHтъ, и3 две1ремъ затворє1ннымъ, и3дёже бsху ўчн7цы2 (є3гw2) со1брани, стрaха рaди їуде1йска, пріи1де ї}съ и3 стA посредЁ и3 гlа и5мъ: ми1ръ вaмъ.
В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!

     Но легко могло случиться, что ученики, слушая это, или не поверят жене, или, поверив, будут скорбеть о том, что Христос не удостоил их своего явления, хотя и обещал явиться им в Галилее. Поэтому, чтобы они не тревожились такими мыслями, Христос не дал миновать и одному дню, но, возбудив в них желание видеть Его, - как тем, что они уже знали о Его воскресении, так и рассказом жены, - в тот же день по наступлении вечера, когда они горели желанием видеть Его и были одержимы страхом, - отчего еще более усиливалось их желание, - предстал перед ними, и притом чудесным образом.
     Почему же Он явился вечером? Потому, что особенно в это время, по всей вероятности, они находились в наибольшем страхе. Но вот что удивительно: как они не сочли Его за призрак, когда Он вошел чрез затворенные двери и внезапно? Это, без сомнения, потому, что Мария успела уже произвести в них сильную веру, а притом Он и явился к ним в светлом и кротком виде. Днем же Он не явился для того, чтобы ученики собрались все вместе, - так как они были в великом страхе. Поэтому Он даже не стучал в дверь, но внезапно стал посреди их, показал им ребра и руки, а вместе с тем и голосом успокоил волновавшиеся мысли их, сказав: "мир вам", т.е., не смущайтесь. Этим Он напомнил им слова, сказанные перед страданием: "мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (Ин. 14:27), и еще: "во Мне мир" имейте: "в мире будете иметь скорбь" (Ин. 16:33).<...> А так как они имели непримиримую брань с иудеями, то Он часто повторяет: "мир вам", - предлагая таким образом РАВНОСИЛЬНОЕ БРАНИ УТЕШЕНИЕ.
     Вот какое первое слово сказал Христос по воскресении. Потому-то и Павел повсюду говорит: "благодать вам и мир". Женам Господь благовествует радость, так как женский пол был в печали и на печаль осужден был первым проклятием. Таким образом Он, совершенно прилично, мужам благовествует мир – по причине брани, а женам радость – по причине печали. Уничтожив все, что было поводом к скорби, Христос далее говорит о благотворных следствиях креста. Таким следствием был мир.
     В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Первый день недели есть день, следующий за субботою, как это ясно из Евангелия от Марка, где говорится:
«По прошествии субботы... в первый день недели» (Мк.16:1–2)
     Это воскресенье, тот самый день, рано утром в который Господь воскрес. Итак, в тот же самый день поздно вечером все ученики его, кроме Фомы, собрались в некоем доме в Иерусалиме. Сбылось то, что и было предсказано: поразили «пастыря, и рассеялись овцы» (Мк.14:27). Но апостолы все же не были подобны бессловесным овцам, чтобы разбежаться кто куда; они снова быстро собрались в одном месте, дабы совместно ожидать дальнейшего развития событий, молиться Богу и друг друга подбадривать. Из опасения от иудеев они держали двери запертыми. Ибо, несомненно, в них было живо воспоминание о пророчестве их Учителя, Который предвещал им предания на судилища и избиения в синагогах (Мф.10:17). Да разве могли они забыть такие страшные слова: даже «наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин.16:2)? Впрочем, опасения апостолов в те дни, когда у них на глазах было совершено безумное и кровавое преступление против их Учителя, более чем понятны. Чего могли они, немощные люди, ожидать для себя от старейшин иудейских, с ног до головы запачканных кровью, когда уже познали их вопиющую бессовестность во время процесса над безгрешным и всемогущим Чудотворцем Христом? Но Христос и во гробе промышлял о них, да не случится с ними никакого зла; да не предадут они друг друга, да не разбегутся на все четыре стороны, прежде нежели увидят Его, живаго и прославленного.
     И вот в сей вечер – четвертый с тех пор, как ученики разлучились со схваченным и отведенным на суд Господом, и первый после Его Воскресения – Господь является им, живый и прославленный. Он входит к ним и встает посреди, в то время как двери остаются закрытыми и запертыми. Все чудеса Господа нашего Иисуса Христа целесообразны и рассчитаны на то, чтобы принести пользу людям – таково и это чудо. А наш Евангелист не оставляет места для сомнений в том, что Господь вошел в запертую горницу чудесным образом. Он появился среди Своих учеников таким образом, во-первых, чтобы не испугать их стуком в двери. Они были уже достаточно напуганы от иудеев, и человеколюбивый Господь не хотел даже на мгновение усиливать их страх. А во-вторых, и это намного важнее, Он желал показать Свое возвращенное всемогущество после мнимой немощи и мнимого поражения последних двух-трех дней. Вскоре после того Он выразит сие и словами:
«дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф.28:18).
     Как бы Господь без столь великого чуда возвратил ученикам поколебавшуюся веру в Него? Как бы Он, побежденный, явил Себя Победителем? Как иначе Он, униженный, оплеванный, изъязвленный, убитый и погребенный, показал бы Себя прославленным? Как по-другому Он мог бы убедить Своих друзей, что страдания и смерть ничего не отняли от Его силы, но, напротив, многое прибавили к Его силе Человека? Наконец, что тварное может воспротивиться воле Пресвятого и Пречистого? Святости и чистоте покорна вся природа. И когда Он был в смертном теле, Его воле покорялись моря и ветры. Как же ныне Ему, в прославленном теле, смогут воспрепятствовать деревянные двери и каменные стены? Стоит Ему только захотеть – а Он хочет сего, когда это целесообразно, как в данном случае, – и все сотворенное становится как бы несуществующим; пространство и время, твердое и жидкое состояние тела, высота и глубина, внутреннее и внешнее – все становится безразличным, слабым, открытым, покорным и лишенным какой бы то ни было силы сопротивления.
     Мир вам! – сими словами приветствует Победитель смерти Свое малое войско. «Господь благословит люди Своя миром» (Пс.28:11), – так пророк Давид провидел чрез тьму веков это светлое мгновение. «Мир вам» – это, на самом деле, обычное восточное приветствие, но в устах Христовых приветствие сие имеет особенное содержание и особое значение. Ранее, при расставании со Своими учениками, Господь сказал: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам.
«Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин.14:27).
     В пустой сосуд мирской Он влил Свое вино; привычному приветствию мирскому Он придал райскую сочность и сладость. Когда люди, не стяжавшие внутреннего мира, обремененные житейскими попечениями, говорят: «Мир вам!» – они предлагают то, чего сами не имеют. Это их приветствие не прибавляет мира ни им, ни тем, кому они мира желают. Когда они говорят сие, то говорят по обычаю и из вежливости, бессмысленно, впустую: одно и то же они произносят, и когда встречаются, чтобы повеселиться, и когда – чтобы судиться друг с другом и друг друга обманывать. Христос дает иное и по-иному. Он дает то, чем воистину обладает. Его мир есть мир Победителя, победившего все. Поэтому Его мир есть радость, храбрость, здравие, тишина и сила. И дает Он его не так, как мир дает, то есть не только языком, но всею душею, всем сердцем и всем разумением Своим, как любовь дается любви. Давая им Свой мир, Он чудесным образом, так сказать, переносит Свое существо в них. Сие есть «мир Божий, который превыше всякого ума» (Флп.4:7); такой мир означает воцарение Бога в душе человеческой. Такой мир – вершина, плод и венец духовной жизни истинного христианина.
      Первый вопрос при этом Евангельском чтении в уме есть следующий: каким образом тело Господне по воскресении было телом истинным, когда оно могло входить к ученикам через запертые двери? Но нам надобно знать, что Божественное действие не дивно, если оно бывает понимаемо разумом; и та вера не имеет заслуги, для которой разум человеческий представляет опыт. Но эти самые дела нашего Искупителя, которые сами по себе никак не могут быть поняты, должны быть обсуживаемы по другому действию Его, так, чтобы дивным делам доставляли достоверность дела дивнейшие. Ибо к ученикам через запертые двери взошло то тело Господне, которое на взоры человеческие через рождение свое вышло именно через запертые ложесна Девы. Итак, что удивительного, если после воскресения вошел через запертые двери Тот, Кто будет жить уже Вечно, когда Он, выходя на смерть, вышел, не отверзши ложесн Девы?
     Вечером пришел Иисус Христос, потому что тогда ученики особенно боялись и тогда все собирались. И не постучал в дверь, чтобы не испугать их, а прошел сквозь запертые, как Бог, а также потому, что тело Его сделалось уже тонким, легким и чистым. Стал посредине, чтобы все видели Его.
     "И глагола им: мир вам..." (т.е. не смущайтесь. Умирая, Иисус Христос также оставлял ученикам мир: мир оставляю вам, говорил Он (Ин. 14:27). Женам, ученицам Своим, Иисус Христос прежде всякого разговора даровал радость, потому что этот пол был осужден на печаль, а ученикам дарует мир), потому что они предполагали вражду со стороны иудеев и язычников.
     Сидящие в Галилее при закрытых дверях на верхнем этаже из опасности от иудеев суть те, которые в стране Откровения, остерегаясь лукавых духов, безопасно взошли на высоту божественных умозрений, по обычаю затворив двери чувств: они воспринимают Слово Божие, пришедшее к ним неведомым образом и являющееся без действия на чувства. Оно дарует им, через мир [духовный], бесстрастие и вдохновение через раздаяние Святого Духа; представляет власть над лукавыми духами и являет им символы Своих тайн.
     Здесь говорится (до 24-го ст.) о явлении воскресшего Христа ученикам вечером того же первого дня недели. Подробнее об этом явлении сообщает евангелист Лк. 24:36 и сл. Иоанн прибавляет только к сказанному Лукою некоторые подробности. Так, он говорит, что в это время двери дома, где были собраны ученики, были заперты из опасения, как бы иудеи не ворвались неожиданно для того, чтобы схватить учеников Христа. Упоминая об этом обстоятельстве, Иоанн, очевидно, хочет отметить, что, если Христос все-таки явился среди учеников, то, значит, прославление Его по телу, по человечеству, уже совершилось: Его уже не задерживают запертые двери, и тело Его свободно проходит через стены.

Стих 20:20

И сié рéкъ, показá и́мъ рýцѣ [и нóзѣ] и рéбра своя́. Возрáдовашася ýбо ученицы́, ви́дѣвше Гóспода.
И# сіе2 ре1къ, показA и5мъ рyцэ (и3 но1зэ) и3 ре1бра сво‰. Возрaдовашасz ў2бо ўчн7цы2, ви1дэвше гDа.
Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа.

     Затем один Иоанн говорит о том, что Христос показал ученикам бок Свой (у Луки вместо этого упомянуты ноги).[ У Иоанна по лучшим кодексам читается «руки и бок», выражение «ноги» опускается (Тишендорф).]
     Если же Иоанн не упоминает о недоумении и испуге учеников при виде явившегося им так неожиданно Христа (Лк. 24:37) и говорит только о радости, какую они при этом почувствовали, то это объясняется, конечно, обычным методом Иоанна - опускать подробности событий, известные из синоптических Евангелий. О радости же апостолов, о которой упомянуто и у Луки (Лк. 24:41), он повторяет с целью показать здесь исполнение обещания, данного Христом ученикам в прощальной беседе (Ин. 16:20-22). Заметить нужно, что Христос, несомненно, указывал на Свои раны, причиненные Ему гвоздями и копьем, - показывал с тою целью, чтобы удостоверить учеников, что перед ними стоит именно их распятый Учитель. Конечно, Иоанн и жены, стоявшие при кресте, уже поведали апостолам, как воин пронзил копьем бок Христа, чего сами апостолы не видели. [Здесь, вкушая пищу, Христос удостоверяет свое физическое естество. Прим. ред. ]
     Поприветствовав Своих учеников, Господь начинает уверять их, что Он не дух, как некоторые из них могли в ту минуту подумать (Лк.24:37), но истинный и живый их Учитель и Господь:
"Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа." Почему Господь показал руки и ноги и ребра? Понятно, что из-за ран, нанесенных Ему на Кресте гвоздями и копьем. Показывая им Свои раны, Господь хочет и убедить их, и известить. Убедить в том, что это Он – ибо кто еще мог иметь раны сии на руках и ногах и под ребрами, кроме Него? Известить же о том, что Он будет носить рубцы от этих ран и в Своей бессмертной славе как вечное свидетельство Его любви и Его страданий за род человеческий.
     Ученики обрадовались, увидев и познав своего Господа. Проницая, Спаситель ранее предсказал даже и сей радостный миг Своей новой встречи с учениками. Это было пред самыми Его страданиями, когда ученики были весьма опечалены. Он, более всех как Человек нуждавшийся в утешении накануне Крестных мук, забыв о Себе, старался утешить скорбящих учеников: Так и вы теперь имеете печаль; «но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин.16:22). Се, минута, когда сбылось то дивное пророчество! Се, нечаянное преображение печальных сердец в радостные сердца!
     Но поскольку в том теле, которое могло быть видимым, вера видевших сомневалась, то Он (Спаситель) тотчас показал им руки и бок: представил осязаемой ту плоть, которую ввел через запертые двери. — В этом деле Он показал два чуда, и по человеческому разуму, совершенно противоположные одно другому, когда, после воскресения Своего, показал тело Свое и невредимым, и однако же осязаемым. Ибо необходимо, чтобы и повреждаемо было то, что осязаемо, и не может быть осязаемым то, что невредимо. Но дивным и непостижимым образом Искупитель наш, после воскресения, явил тело и невредимым, и осязаемым для того, чтобы, показывая оное невредимым, приглашать к награде, а представляя осязаемым, утверждать в вере. Итак, Он явил Себя и невредимым и осязаемым для того, чтобы показать, что после воскресения тело Его было хотя того же естества, но другой славы.

Стих 20:21

Речé же и́мъ Иисýсъ пáки: ми́ръ вáмъ: я́коже послá мя Отéцъ, и áзъ посылáю вы́.
Рече1 же и5мъ ї}съ пaки: ми1ръ вaмъ: ћкоже послa мz nц7ъ, и3 ѓзъ посылaю вы2.
Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас.

     А так как они имели непримиримую брань с иудеями, то опять говорит им: "мир". Как женам сказал: "радуйтесь" (Мф. 28:29), потому что пол их был в печали, так ученикам дает "мир" по причине брани, которую имели с ними и будут иметь все. Итак, прилично женам радоваться, потому что они осуждены рожать в печали, а мужчинам быть мирными по причине брани за дело проповеди. Показывает вместе и благие следствия Креста; это - мир. А как Крестом приобретен мир, то Я посылаю вас на проповедь. В утешение же им и ободрение говорит: "как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас". Вы примите на себя Мое дело; посему бодрствуйте, ибо Я буду с вами. Примечай самовластие. Не сказал: Я умолю Отца Моего, и Он пошлет вас, но: "Я посылаю вас".
     Так как ученики, оставивши своего Учителя и Господа в часы Его страданий, этим самым как бы отказались и от порученного им дела распространения в мире учения Христова (Ин. 17:18), то Христос теперь снова восстанавливает их в их достоинстве и уничтожает всякие возникшие в них сомнения относительно своего права быть апостолами, говоря, что Он посылает их так же, как Его самого послал Отец. Этим Он уже дает им понять, что Он посылает их во всеоружии для того, чтобы они могли осуществить возложенную на них миссию, как и Его Отец послал со всею силою Духа (Ин. 3:34).
     Почему Господь снова говорит им: "мир вам"? Потому что хочет вооружить их сугубым миром для борьбы, которая им предстоит и на которую Он их посылает: во-первых, миром внутренним и, во-вторых, миром внешним. Иными словами, миром по отношению к самому себе и миром по отношению к миру.
     Когда Он первый раз сказал им: "мир вам!" – то явил им, что посреди них телом и духом находится Он, их истинный Господь. Этим Он желал сказать им:
«Когда будет у вас внутренняя брань со страстями и помыслами и похотями мира сего – тогда и Я буду посреди вас, то есть в сердце вашем, не бойтесь ничего. Я есмь Мир и Творец мира в сердцах ваших».
     Ныне же, посылая их в мир, то есть на внешнюю брань с миром, Он вторично приветствует их и отправляет с миром, дабы они не убоялись мира сего, выстояли в борьбе и были сеятелями мира в сердцах человеческих. Сие есть избыток мира, который Он дает им, ибо они должны не только иметь мир в себе и для себя, но и давать его другим, как Он им и ранее заповедал:
«а входя в дом, приветствуйте его, говоря: мир дому сему» (Мф.10:12).
Еще это сугубое дарование мира может быть истолковано как дарование мира душе и телу, по словам некоторых из святых отцев. Впрочем, мир в теле и мир в мире, в конце концов, представляют собою один и тот же мир, ибо что такое мир сей, «если не похоть плоти, похоть очей:» (1Ин.2:16)?
     Так, вооружив их сугубым миром, переполненных обилием мира, Господь посылает их в мир. Как Он их посылает?
"Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас."
А Отец послал Сына из любви к тем, к кому послал Его:
«Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1Ин.4:10); (Ин.3:16).
Вот и Господь наш Иисус Христос посылает учеников Своих из любви к роду человеческому.
     Далее, Отец послал Сына в мир с силою и властью:
«Все предано Мне Отцем Моим» (Мф.11:27);
«Все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин.16:15).
Вот и воскресший Господь дает Своим ученикам силу и власть прощать и оставлять грехи, как мы увидим несколько позднее. Далее, Сам Господь изрек: Он послан Отцем не для того, чтобы творить волю Свою, но волю Отчую (Ин.6:38). Точно так же и Он ныне посылает учеников Своих не для того, чтобы они творили волю свою, но волю Его.
     Далее, хотя Господь и послан Отцем, Он ни на мгновение не разлучался от Отца:
«Я не один, но Я и Отец, пославший Меня» (Ин.8:16).
Точно так же и Он посылает учеников в мир, обещая им быть с ними «во все дни до скончания века» (Мф.28:20).
     Далее, чтобы научить смирению безумно гордый род человеческий, Господь приписывал Отцу Своему и вся дела Свои (Ин.5:19), и все учение Свое (Ин.7:16). И Он напоминает ученикам о смирении, говоря им:
«без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5).
     Наконец, Он посылает их, «как овец среди волков» (Мф.10:16), ибо и Сам Он был так послан. Они сами были свидетелями тому, как грешники, словно волки, завывали вокруг Него в последние дни и как они с волчьей кровожадностью муками Его умертвили. Но ныне Он является для них живым Свидетелем того, что грешники, убивая себя и убивая других, всегда убивают только себя, а не других. Его победа есть залог и их будущей победы.
     Он (Спаситель) сказал им: «мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас». Т. е. как послал Меня Отец — Бог Бога, — и Я посылаю вас, — Человек человеков. Сына послал Отец, Который предопределил воплотиться Ему для искупления рода человеческого. Следовательно, благоволил, чтобы Он шел в мир на страдание; но, несмотря на то, Он любил Сына, послав Его на страдания. И Господь посылает избранных учеников Своих не на радости, как и Сам послан в мир, но на страдания. Итак, поскольку и Сын, любимый Отцом, посылается на страдание, то и учеников, хотя и любит Господь, но несмотря на то, посылает их в мир на страдания. Поэтому говорится: «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас». Т. е. «посылая вас на соблазны гонителей, Я люблю вас той любовью, Которой возлюбил Отец Меня, Которому предопределил идти в мир для перенесения страданий».
     Впрочем, в выражении «быть посланным» может быть разумеваемо даже Божество по естеству. Ибо говорится, что Сын посылается от Отца точно так же, как и рождается от Отца. Ибо Сын уверяет, что Он посылает даже Духа Святого, Который, будучи равен Отцу и Сыну, однако же не воплощался, говоря:
«Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца» (Ин. 15:26).
     Поэтому, если бы выражение «быть посланным» должно было разуметь только так, что Он воплотился, то, без всякого сомнения, никак нельзя было бы сказать, что посылается Дух Святой, Который не воплощался. Но послание Его есть самое «исхождение», которым Он исходит от Отца. Следовательно, как Дух именуется «посылаемым» потому, что «исходит», так и Сын прилично именуется «посылаемым» потому, что «рождается».

Стих 20:22

И сié рéкъ, дýну и глагóла и́мъ: прiими́те Дýхъ свя́тъ:
И# сіе2 ре1къ, дyну и3 гlа и5мъ: пріими1те д¦ъ с™ъ:
Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго.

      И теперь Он уже не умоляет Отца, но собственною властью дарует ученикам силу. Как царь, посылая правителей, дает им власть и заключать в темницу, и освобождать из темницы, так и Христос, посылая учеников, облекает их такою же властью. Как же Он прежде сказал: «если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16:7), а теперь дает Духа? Некоторые говорят, что Христос не сообщил ученикам Духа, а только посредством дуновения сделал их способными к Его принятию. Ведь если Даниил, при виде ангела, пришел в «ужас» (Дан. 8:17), то чего не испытали бы и ученики, если бы приняли эту неизреченную благодать, не будучи наперед к тому приготовлены? Потому-то, говорят, Христос не сказал: вы приняли Духа Святого, но «примите Духа Святаго». Но не погрешит тот, кто скажет, что и тогда ученики получили некоторую духовную власть и благодать, только – не воскрешать мертвых и совершать чудеса, а отпускать грехи, – так как различны дарования Духа.
     Итак, мы видели, как Господь сперва вооружил Своих учеников обилием мира; потом – как Он возвысил их достоинство, сравнивая их апостольство со Своим и посылая их так, как Он Сам был послан Отцем; а вот, ныне мы видим, как Он дает им силу и власть. Силу Он дает им, дунув им в лице, а власть – чрез сказанное им слово. Обновитель мира поступает так же, как и Творец мира. Создав человека из праха земного, Творец «вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт.2:7). Точно так же поступает ныне Обновитель мира. Он вдувает дыхание жизни в людей, обессиленных грехом. Своим животворящим дыханием Он оживляет, обновляет, воистину воскрешает оземленевшие и увядшие души человеческие.
     Дунув в лице ученикам, Господь сказал им: "примите Духа Святаго". Сие есть первое дарование Духа Святаго. Второе произойдет в пятидесятый день после этого знаменательного вечера. Сие первое дарование – чтобы оживить и укрепить самих учеников, а то второе – для их апостольского служения в мире – чтобы оживить мир. Дав им таким образом силу, Господь теперь дает им и власть прощать грехи и оставлять грехи.
     О, коль страждет мир от людей, кои цепляются за власть, не имея в себе силы Божией, не имея Духа Святаго! Бичом для людей становится бессильный человек, дорвавшийся до власти судии и старейшины. Это труп, привязанный к седлу необузданного коня. Так бывает у язычников, у которых за власть борются; но так не должно быть у христиан, у которых власть дается от Бога тем, кому сперва дается сила Духа Святаго. Посмотрите, как все стройно, и продуманно, и премудро в Царстве, созидаемом Христом!
     У нас рождается вопрос: что значит, что Господь наш, и находясь на земле, единожды даровал Духа Святого, и единожды, — присутствуя на небе? Ибо дарованный Дух Святой очевидно описывается являющимся не в другом месте, как в Деяниях (Деян. 2:1) и след.; если Он теперь не приемлется через дуновение, то и после, снисходя с неба, не является в различных языках.
     Итак, почему Он прежде даруется ученикам на земле, а после посылается с неба, если не потому, что две заповеди любви, — именно: любовь к Богу, и любовь к ближнему?
— На земле даруется Дух для того, чтобы любили ближнего;
а с неба ниспосылается Дух для того, чтобы любили Бога.
Следовательно, как одна любовь, а две заповеди, так и един Дух, а два дара. Первый от Господа, пребывающего на земле, последний — с неба; потому что в любви к ближнему скрывается учение, как должно достигать любви к Богу. Поэтому тот же Иоанн говорит:
«кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4:20)
     Хотя и прежде тот же Дух присутствовал в сердцах учеников, настрояя их к вере, но, несмотря на то, явным образом дарован не иначе, как после воскресения. Поэтому и написано:
«ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен» (Ин. 7:39)
     Поэтому и через Моисея говорится:
«питал его медом из камня и елеем из твердой скалы» (Втор. 32:13)
     Ибо по истории ничего такого не читается, если мы проследим и весь ход Ветхого Завета. Народ этот никогда «не ел» ни меда из скалы, ни елея. Но поскольку, по слову Павла, «камень же был Христос» (1 Кор. 10:4), то сосали мед из «камня» те, которые видели дела и чудеса того же нашего Искупителя. А елей от «твердого камня» сосали потому, что заслужили помазание через излияние Св. Духа, после воскресения Его. Итак, не твердый камень сообщал как бы мед, когда еще смертный Господь показывал ученикам сладость чудес Своих. Но твердый камень источил елей, потому что после воскресения Своего (Господь), соделавшись нестрадаемым, сообщил дар святого помазания через дуновение Духа.
     Об этом елее через Пророка говорится:
«ожесточил Господь сердце фараона, и он не захотел отпустить их» (Исх. 10:27)
     Потому что мы содержались под игом владычества дьявольского, но помазаны елеем Духа Святого. И поскольку нас помазала благодать свободы, то и согнило то иго владычества диавольского, по свидетельству Павла, который говорит:
«где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17)
     И о Святом Духе говорим, что Он от Отца и называем Его Духом Отца, но не говорим, что Дух и от Сына, а называем Его Духом Сына, как говорит божественный Апостол: «аще кто Духа Христова не имать, сей несть Его» (Рим. 8:9), и исповедуем, что Он и открылся нам, и преподается нам чрез Сына; ибо сказано: «дуну и глагола им (ученикам Своим): приимите Дух Свят» (Ин. 20:22); подобно тому, как луч и сияние (происходят) от солнца, ибо оно есть источник и луча и сияния; но сияние чрез луч нам сообщается, и оно освещает нас и приемлется нами. О Сыне же не говорим ни того, что ОнСын Духа, ни того, что Он – от Духа (Григорий Богослов, слово 31).
     То, что после Воскресения Господь через дуновение дает Дух Ученикам, латиняне объясняют тем, что Дух Святый от Него исходит. Но что отнюдь не самое существо Духа было тем, что тогда было дано через дуновение, явствует из того факта, что тогда еще Дух Святый не пришел
«Аще бо не иду..., — говорит Христос, - Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16:7).
     Свидетельствует же и божественный Златоуст в толковании на Иоанна, говоря так:
«Некоторые говорят, что Христос тогда не дал Ученикам Духа, но через дуновение сделал их способными к принятию Его. Однако, не погрешит кто, если скажет, что и тогда они восприяли известную духовную власть и благодать, чтобы отпускать грехи, почему и присовокупил: «имже отпустите грехи, отпустится», являя сим, какой вид действия (энергии) дает: ибо безмерна — благодать и многообразно — дарование. Ибо, вот, и от Моисея взяв Духа, Бог дал иным, а на Владыке Христе почила вся благодать Духа. «Не в меру бо Бог дает Духа». Поэтому и от нее Он давал и ею творил чудеса. «О Дусе Божии», говорит, «изгоню бесы»
     Для укрепления учеников Христос сообщает им дар Святого Духа, причем употребляет и внешний знак (символ) - дуновение. Некоторые древние толкователи и видели здесь только один символ. Так, Феодор Мопсуетский был осужден на пятом Вселенском Соборе за то, что утверждал, будто бы Христос в первом явлении ученикам не дал им Духа Святого, а сделал только вид, что вдохнул в них этот Дух (пр. 22-е). В наше время Цан возобновил эту ересь, утверждая, что в рассматриваемом нами месте Христос только говорит о будущем ниспослании Духа. Дуновение, которое здесь употребляет Христос, есть, по Цану, только символ. Оно не дало апостолам никаких особых сил и иерархических преимуществ. Если им предоставляется здесь право отпускать и не отпускать грехи, то не в таинстве исповеди, о котором здесь и речи нет, а только посредством возвещения всем людям той великой истины, что отныне во Христе всякий может получить отпущение грехов под условием покаяния и веры, какие требуются от вступающих в Церковь Христову...
     Но с таким толкованием нельзя согласиться. Нужно слишком много фантазии для того, чтобы в предоставлении апостолам права вязать и решить видеть поручение возвещать Евангелие. Такое поручение Христос выражал прямо (Мф. 28:19-20). Притом, нет ни одного случая в Евангелиях, когда бы Христос употреблял символ, не заключавший в себе действительного содержания. Более правдоподобным представляется взгляд В. Вейса, по которому здесь Христос подает не того Духа, Которого Он обещал всем верующим (Ин. 7:39), а особый дар, предназначенный только для апостолов и, конечно, их преемников. Что же касается права вязать и решить, то, давая теперь ученикам Своим это право, Христос исполнял этим Свое обещание, данное Им некогда в лице Петра всем апостолам (Мф. 16:19). Но в таком случае нельзя не согласиться с теми богословами (напр. с Луази), которые говорят, что этим дарованием Духа и власти вязать и решить Христос открывает начало существованию Церкви.

Стих 20:23

и́мже отпуститé грѣхи́, отпýстятся и́мъ: и и́мже держитé, держáтся.
и5мже tпустите2 грэхи2, tпyстzтсz и5мъ: и3 и5мже держите2, держaтсz.
Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся.

     Потому-то Христос и присовокупил: «кому простите грехи, тому простятся», – показывая, какой род благодатной силы даруется им. А впоследствии, спустя сорок дней, они получили силу чудотворений, почему Христос и говорит: «вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее» (Деян. 1:8); а свидетелями они сделались посредством чудес. Неизреченна, поистине, благодать Духа и многоразличны дары Его! Сообщает же Христос дары Духа, чтобы ты знал, что у Отца и Сына и Святого Духа один дар и одна власть. В самом деле, что присвояется, по-видимому, Отцу, тоже самое оказывается принадлежащим и Сыну, и Святому Духу. Как же сказано, что никто не приходит к Сыну, «если то не дано будет ему от Отца Моего» (Ин. 6:65)? Но это же самое, очевидно, принадлежит и Сыну: «Я есмь», говорит Он, «путь: никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6). А вот смотри, это же приписывается и Духу: «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12:3). Так точно и апостолы представляются дарованными Церкви то от Отца, от от Сына, от от Духа Святого. И разделение дарований, как видим, усвояется и Отцу, и Сыну, и Святому Духу.
     Употребим же все меры к тому, чтобы иметь в себе Духа, и будем со всею почтительностью обращаться с теми, кому вверена власть действовать благодатными дарами. Подлинно, велико достоинство священников! «Кому, — сказано, — «простите грехи, тому простятся». Потому-то и Павел говорит: «повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны» (Евр. 13:17), и: «почитайте их преимущественно с любовью» (1 Фес. 5:13). В самом деле, ты заботишься только о своих делах, и, если их устроишь хорошо, — не будешь отвечать за других людей. А священник, хотя бы и хорошо устроил свою собственную жизнь, но если не будет с должным усердием заботиться о жизни твоей и всех других, вверенных его попечению, то вместе с порочными пойдет в геенну, и часто, невинный по своим делам, он погибает за ваши беззакония, если не исполнит надлежащим образом всего, что до него касается. Итак, зная, какая великая угрожает опасность священникам, оказывайте им великую любовь. На это указал и Павел, когда сказал: «они неусыпно пекутся о душах ваших», и — не просто, но «обязанные дать отчет» (Евр. 13:17). Потому им надобно оказывать великое уважение. Если же и вы вместе с другими станете оскорблять их, то и ваши дела не будут благоуспешны. Доколе кормчий благодушествует, до тех пор и плывущие на корабле безопасны; а коль скоро он, от оскорблений и враждебных действий со стороны спутников, находится в горе, то уже не может ни быть бдительным по прежнему, ни действовать с обычным своим искусством, и нехотя подвергает их бесчисленным бедствиям.
     Так и священники, если будут пользоваться у вас надлежащею честью, в состоянии будут устроить и ваши дела, как следует; а если вы будете опечаливать их, то ослабите их руки и сделаете то, что они вместе с вами легко будут увлечены волнами, хотя бы они были и весьма мужественны. Помысли о том, что сказал Христос об иудеях: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте» (Мф. 23:2-3). Теперь же нельзя сказать, что священники воссели на седалище Моисеевом; нет, они воссели на седалище Христовом, потому что приняли Христово учение. Потому и Павел говорит: «мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас» (2 Кор. 5:20). Не видите ли, как все подчиняются властям мирским? Хотя подчиненные часто превосходят начальствующих и знатностью рода, и жизнью, и мудростью, однакож, из уважения к тому, кто их поставил, они не думают ни о чем этом, но чтут определение царя, каков бы ни был тот, кто получил над ними начальство. Таков-то у нас страх, когда поставляет начальника человек!
     Но когда рукополагает Бог, — мы и презираем рукоположенного, и оскорбляем его, и преследуем бесчисленными поношениями, и, тогда как нам запрещено судить и своих братьев, изощряем язык на священников. И какое найдем мы себе оправдание, когда в своем глазе не видим бревна, а у другого со злобным старанием замечаем и сучок? Ужели не знаешь, что, когда судишь таким образом других, приготовляешь и себе самому тягчайшее осуждение? Говорю это не потому, чтобы я одобрял недостойно проходящих служение священства; нет, — я крайне жалею о них и плачу; тем не менее однакож утверждаю, что и в этом случае подчиненные и особенно люди самые простые, не имеют права судить их. Пусть жизнь священника будет самая порочная; но, если ты внимателен к самому себе, то не потерпишь никакого вреда в том, что ему вверено от Бога. Если Господь заставил говорить ослицу и через волхва даровал духовные благословения; если, таким образом, и через бессловесные уста ослицы, и через нечистый язык Валаама Он действовал для неблагодарных иудеев, то тем более для вас если вы будете признательны, Он сделает со своей стороны все, что нужно, и ниспошлет Духа Святого, — хотя бы и крайне порочны были священники. Ведь и чистый (священник) не своею собственною чистотою привлекает Духа Святого; но все совершает благодать. «Ибо все ваше, — говорится, — Павел ли, или Аполлос, или Кифа» (1 Кор. 3:21-22).
     Все, что вверено священнику, есть единственно Божий дар; и, сколько бы не преуспевало человеческое любомудрие, оно всегда будет ниже той благодати. Говорю это не для того, чтобы мы беспечно располагали своей жизнью, но для того, чтобы вы подчиненные, видя нерадение кого-либо из предстоятелей, не преумножали по этому поводу для самих себя зла. Но что я говорю о священниках? Ни ангел, ни архангел не может оказать никакого действия на то, что даруется от Бога: здесь все устрояет Отец и Сын и Святой Дух, а священник только ссужает свой язык и простирает свою руку. Да и несправедливо было бы, если бы, по причине порочности другого лица терпели вред те, которые с верою приступают к символам нашего спасения. Итак, зная все это, будем и Бога бояться, и уважать Его священников, оказывая им всякую честь, чтобы и за свои добрые дела и за уважение к ним получить от Бога великую награду, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
     Власть прощать и оставлять грехи, власть вязать и решить Господь еще ранее обещал сперва апостолу Петру (Мф.16:19), а затем и другим апостолам (Мф.18:18). Се, Господь исполняет это обетование Свое в самый день Своего преславного Воскресения. Ныне Он не выделяет Петра из прочих, но всем равно дает и силу, и власть. Никогда Господь не давал отдельно Петру силы и власти, но дал ему отдельно лишь обетование, и при этом – в то светлое мгновение, когда Петр по вдохновению исповедал Христа как Сына Бога Живаго. В знак одобрения исповедания сего и для утверждения всех учеников в вере сей Господь дал Петру то самое обетование, которое чуть позднее дал всем Своим ученикам; которое теперь, в день Своего Воскресения, и исполнил по отношению к ним всем в равной мере. Эту силу и власть апостолы позднее переносили на своих преемников, епископов, а чрез них – на священников, так что сила и власть сии и до нынешнего дня действуют и правят в Церкви Божией.
     Но надобно знать, что те, которые прежде имели Духа Святого, для того, чтобы и сами жили невинно, и для других были полезны проповедью, открыто получили Его после воскресения Господня для того, чтобы могли быть полезными не для немногих, а для многих. Поэтому и при этом самом даровании Духа говорится: «кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». Можно видеть, что эти ученики призваны к таким тягостям смирения, к какой должны быть доведены великой славе. Вот они не только безопасны за самих себя, но и получают власть отпущения чужой виновности, делаются участниками во власти Верховного Судии, чтобы, вместо Бога, вязать грехи некоторым, а некоторым разрешать. Так, так надлежало быть возлюбленным от Бога тем, которые решились на такое смирение для Бога. Вот те, которые боятся праведного Судии — Бога, делаются судьями душ; и осуждают или оправдывают других те, которые боялись сами быть осужденными.
     Ныне их место в Церкви вполне занимают Епископы. Власть вязать или разрешать получают те, которые получают степень правления. Велика честь, но велика и тяжесть этой чести. Потому что немилосердо, чтобы судьей жизни других был тот, кто не умеет управлять своей жизнью. А часто случается, что место Судии занимает тот, у кого жизнь не согласуется с местом. И часто делается, что он или осуждает не заслуживших осуждения, или разрешает других, будучи сам связан. Часто в разрешении и вязании подчиненных он следует движениям своей воли, а не достаточным причинам, отчего происходит то, что самой этой власти — вязать и решить — лишается тот, кто употребляет ее по своим прихотям, а не сообразуясь с нравами подчиненных. Поэтому справедливо через Пророка говорится:
«и бесславите Меня пред народом Моим за горсти ячменя и за куски хлеба, умерщвляя души, которые не должны умереть, и оставляя жизнь душам, которые не должны жить, обманывая народ, который слушает ложь» (Иез. 13:19)
Потому что тот убивает не долженствующего умереть, кто осуждает праведного. И силится оживить не имеющего жизни тот, кто старается освободить виновного от наказания.
     Итак, надобно обсуживать вины и тогда употреблять власть вязать и решить. Надобно смотреть, какая вина предшествовала, или на то, какое после вины последовало покаяние, для того, чтобы мнение Пастыря разрешало тех, которых Всемогущий Бог посещает благодатью сокрушения. Ибо разрешение внешнего судии бывает истинным тогда, когда согласуется с мыслью внутреннего Судии. Это хорошо выражает под образом то воскресение четверодневного мертвеца, которое именно показывает, что умершего прежде Господь вызвал и оживил, говоря: «Лазарь! выйди вон» (Ин. 11:43); а после уже тот, кто вышел живым, разрешен учениками, как написано: «тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него» (Ин. 11:45). Вот ученики живого уже разрешают того, кого Учитель воскресил из мертвых. Ибо если бы ученики разрешили Лазаря мертвого, то открыли бы более зловония, нежели силы.
     Из этого размышления должно видеть, что мы пастырской властью должны разрешать тех, о которых знаем, что их оживотворяет Виновник наш восставляющею благодатью. Это оживотворение, прежде действия оправдания, познается уже в самом исповедании греха. Почему и этому самому умершему Лазарю отнюдь не говорится: «оживи», но: «выйди вон». Потому что всякий грешник, когда скрывает виновность свою внутри совести, тогда скрывается внутрь, кроется в своих потаенных местах. Но мертвый выходит вон, когда грешник добровольно исповедует грехи свои.
     Итак, Лазарю говорится: «гряди вон». Ясно как бы так говорилось каждому, умершему во грехе: «Для чего ты скрываешь виновность свою в совести? Выходи уже вон через исповедание ты, который через запирательство скрываешься внутри себя». Итак, «выйди вон», мертвый, т. е. грешник, исповедуй виновность свою. — Но выходящего вон разрешают ученики, дабы Пастыри Церкви отклоняли заслуженное наказание от того, кто не устыдился исповедать соделанное им. Это кратко я сказал о порядке разрешения для того, чтобы Пастыри Церкви с великой разборчивостью старались или разрешать, или вязать. Но справедливо ли или несправедливо Пастырь наложит запрещение, несмотря на это мнение Пастыря должно быть страшно для стада, дабы подчиненный, хотя бы, быть может, и несправедливо был связан, не заслуживал по другой вине самого мнения о своей связанности.
     Итак, Пастырь должен страшиться как разрешать, так и вязать без разбора. А подчиненный Пастырю должен страшиться быть связанным, хотя бы и несправедливо; не должен безрассудно порицать суд своего Пастыря, дабы для него, хотя бы он и несправедливо был связан, в самой гордости безрассудного порицания не было той виновности, которой доселе не было. Но поскольку мы кратко сказали об этом через отступление, то возвратимся к порядку изъяснения.
     Когда Иисус Христос сказал расслабленному: "отпущаются ти греси твои (Мф. 9:2), то книжники говорили: "кто может оставляти грехи, токмо един Бог" (Мк. 2:7)? Правда, и прежде крестных страданий Иисус Христос сказал ученикам: "елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех" (Мф. 18:18) но тогда Он только обещал им, а теперь даровал.
     Найди в седьмой главе этого Евангелия изречение: "не у бо бе Дух Святый, яко Иисус не у бе прославлен" (Ин. 7:39) и прочитай его объяснение. Итак, Иисус Христос дунул, как источник благодатных дарований, – дунул для того, чтобы мы отсюда узнали, что и прежде Он вдунул в Адама дыхание жизни). Под держанием разумей то же, что связывание, непрощение. Как царь, назначая полководцев, так и Иисус Христос, посылая учеников, облекает их властью преимущественно пред всеми (Те, которые из опасения демонов прочно укрепились на высоте Божественных созерцаний и затворили свои внешние чувства подобно дверям, – те принимают незаметным образом пришедшее к ним Слово Божие, которое является, не поражая их внешних чувств, которое сообщает им мир, т.е. свободу от страстей, и дуновение, т.е. благодать Святого Духа, и которое обнаруживает свое невидимое действие во внешних знамениях).

Стих 20:24

Ѳомá же, еди́нъ от обоюнáдесяте, глагóлемый близнéцъ, не бѣ́ [тý] съ ни́ми, егдá прiи́де Иисýсъ.
Fwмa же, є3ди1нъ t nбоюнaдесzте, глаго1лемый близне1цъ, не бЁ (тY) съ ни1ми, є3гдA пріи1де ї}съ.
Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус.

     После этого явления апостолы сами являются вестниками воскресения. Они с радостью сообщают о воскресении Христа Апостолу Фоме, который вероятно уходил в день воскресения из Иерусалима и не удостоился видеть Воскресшего.

Стих 20:25

Глагóлаху же емý друзíи ученицы́: ви́дѣхомъ Гóспода. О́нъ же речé и́мъ: áще не ви́жу на рукý егó я́звы гвозди́нныя, и вложý пéрста моегó въ я́звы гвозди́нныя, и вложý рýку мою́ въ рéбра егó, не и́му вѣ́ры.
Глаго1лаху же є3мY друзjи ўчн7цы2: ви1дэхомъ гDа. Џнъ же рече2 и5мъ: ѓще не ви1жу на рукY є3гw2 ћзвы гвозди6нныz, и3 вложY пе1рста моегw2 въ ћзвы гвозди6нныz, и3 вложY рyку мою2 въ ре1бра є3гw2, не и3мY вёры.
Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.

     Когда прочие ученики сказали о Господе, Фома не верил не потому, что считал их лжецами, но потому, что дело воскресения считал невозможным. Почему и обвиняется в неумеренном любопытстве. Ибо, как скоро верить - легкомысленно, так сильно упорствовать - дико и грубо. Смотри, он не сказал: я не верю глазам, но присовокупил: "если не вложу руки моей". Но откуда он знал, что была рана в боку? Слышал это от учеников.
     «Близнец» – не прозвище Фомы, а значение его имени в еврейском языке. Может быть, ему и дано это имя по таинственному и непостижимому Промыслу, дабы обозначить двойственность его души, соединение в ней сомнения и веры. Во все время его следования за Господом ни его вера, ни его сомнение нигде особо не выделяются. Однажды проявил он свою личную храбрость и преданность Господу, и притом по недопониманию. Это было, когда они узнали о смерти Лазаря и Господь призвал Своих учеников: пойдем к нему. Фома понял это так, как если бы Господь звал их на смерть, ибо не разумел еще, что у Господа живаго нет мертвых, и не мог духом прозреть намерение Христово воскресить Лазаря. Вот как пишет Евангелист:
«Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с Ним» (Ин.11:16)
     И хотя слова сии сказаны по недопониманию, все же они характеризуют сердце храброе и преданное. Тогда Фома был свидетелем воскрешения Лазаря, как в другом случае он был свидетелем воскрешения сына наинской вдовы. При воскрешении дочери Иаира он, правда, не присутствовал лично в комнате умершей, куда были позваны лишь три верховных апостола; но, впрочем, все же нигде не говорится, что он усомнился в этом дивном деле Господнем. Наконец, он был свидетелем всех величайших чудес Христовых в течение нескольких лет. Он знал Христово предсказание о Его Воскресении в третий день. Ныне он узнал от десяти своих товарищей, что живый Господь явился им и показал раны Свои. Он слышал, что Петр и Иоанн нашли гроб пустым. То же самое он мог слышать и от жен-мироносиц. Он слышал, что Мария Магдалина видела воскресшего Господа и говорила с Ним. И еще он слышал, что двое из учеников в тот день шли с Ним, живым, в Эммаус. Все это Фома слышал и знал, но всему этому Фома не верил. А не верил он всему этому потому, что сам лично не видел Воскресшего. Его неверие доходит до того, что он заявляет: он не поверит даже собственным глазам, если увидит Его, пока руками не прикоснется к ранам Его. Воистину, рассуждая по-человечески, необыкновенная и непонятная жестоковыйность и упорство в неверии!
     Но кто может постичь, как выглядит сие, если взирать с точки зрения Божественного Домостроительства? Ибо и сила веры зависит от благодати Божией. Кто может постичь таинственные глубины Божия Промысла? Кто может сказать, кто же скажет, что Бог Промыслитель не хотел здесь неверие Фомы использовать для веры многих? Во всяком случае, здесь были ясно явлены две вещи: страшная поврежденность человеческой природы, показавшая себя в упорном неверии одного из апостолов, у которого были бесчисленные основания верить; и изобилие Божией мудрости и Божией любви. По чистоте и святости Своей Бог не пользуется злом для блага и не использует худых средств для достижения благих целей; но по мудрости и любви Своей к людям Он исправляет наши худые пути и обращает их ко благу.
     Он один отлучился от учеников, по возвращении услышал, что было, и отказался верить слышанному. Господь опять пришел и неверующему ученику, предложил бок для осязания, показал руки и, явив признаки ран Своих, исцелил рану его неверия. Что, возлюбленнейшая братия, в этом вы замечаете? Неужели вы думаете, будто это произошло случайно, что этого избранного ученика тогда не было, а по пришествии он услышал, услышав, усомнился, сомневаясь, осязал, осязав, уверовал? — Нет, это произошло не случайно, но по Божественному распоряжению. Ибо верховное милосердие дивным образом соделало то, чтобы этот сомневающийся ученик, осязая раны плоти в Своем Учителе, целил в нас раны неверия. Ибо для нас неверие Фомы было более полезно в вере, нежели вера учеников верующих, потому что когда он к вере возвращается через осязание, тогда наш ум, поставленный выше всякого сомнения, укрепляется в вере. Потому что Господь по воскресении Своем попустил ученику усомниться, впрочем, не оставил его в сомнении, так как прежде рождения Своего Он хотел, чтобы Мария имела жениха, который, впрочем, не вступал в супружество с Ней. Ибо ученик, сомневающийся и осязающий, соделался свидетелем истинного воскресения так, как жених Матери был хранителем чистейшего Ее девства.
     Что же им Фома? Вы видели Господа? Прекрасно. Итак, Кого вы созерцали, (Того) больше почитаете; Кого рассматривали, пребываете в проповеди (о Том). А я, «если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». Но не уверовали бы вы, если бы прежде всего не созерцали; так и я: если не увижу, не уверую. Останься, Фома, при таком желании, старательно останься, чтобы я был утверждён душою, когда ты будешь смотреть; останься, ища сказавшего: «ищите, и найдете» (Мф. 7:7); не просто мимоходом исследуй, (но) пока не найдёшь сокровища, которое ищешь; останься, ударяя в дверь беспрекословного знания, пока тебе её откроет сказавший: «стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7).
     Дорого мне твое разномыслие, как отсекающее всякое разномыслие; люблю твой любознательный нрав, как устраняющий всякий спор; охотно слушаю тебя, не раз говорящего: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». Когда ты не веруешь, я учусь веровать; когда ты заступом языка взрываешь пашню божественного тела, я без труда пожинаю плод и для себя накапливаю. Если не увижу этими своими глазами на Его святых руках борозд, которые провели безбожные, никак не соглашусь с вашими словами; если не вложу этого своего перста в углубление от гвоздей, не приму вашего Евангелия; если не буду держать этою своею рукою тот бок, неподозрительного свидетеля воскресения, не могу поверить вашему мнению. Всякое слово пребывает крепким и твёрдым, снабжённое защитой от всех дел; а всякая речь легко исчезает, разливаясь из уст в воздухе, лишённая свидетельства от дел. Имею проповедовать людям о чудесах Учителя; как о том скажу словами, чего не воспринял своими глазами? Как буду убеждать неверующих уверовать, чему и сам я пока не последовал? Скажу ли иудеям и эллинам, что я созерцал своего Владыку распинаемым, а воскресшим не видел, но слышал? И кто не посмеётся над моею речью? Кто не отвергнет проповеди? Иное — слух, и иное — зрение; иное — сообщение слов, и иное — созерцание дел и опыт.

Стих 20:26

И по днéхъ осми́хъ пáки бя́ху внýтрь ученицы́ егó, и Ѳомá съ ни́ми. Прiи́де Иисýсъ двéремъ затворéннымъ, и стá посредѣ́ [и́хъ] и речé: ми́ръ вáмъ.
И# по дне1хъ nсми1хъ пaки бsху внyтрь ўчн7цы2 є3гw2, и3 fwмA съ ни1ми. Пріи1де ї}съ две1ремъ затворє1ннымъ, и3 стA посредЁ (и4хъ) и3 рече2: ми1ръ вaмъ.
После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам!

     В то самое время, когда Фома в таком духе беседовал с апостолами, опять среди учеников, — при закрытых дверях, — явился Иисус. Через закрытые двери проникла Дверь жизни; как проникла — ведомо одному только самому Богу Слову. Как при рождении Своем не повредил Он дверей девства, так и внутри дома появился, не сокрушая затворов. И опять: как из закрытого и запечатанного гроба Он вышел, так точно и здесь вошел через закрытые двери. Вошел плотью туда, где был божеством, и дверей не растворил. Восхотел — и ничто Его не задержало; восхотел — и все Ему подчинилось; восхотел — и тварь повиновалась: все подчинилось единой воле Того, Кто был и есть истинный Бог. Так и рождение Его побеждает всякий ум, и восстание из гроба превосходит всякую мысль, и явление Его ученикам остается необъяснимым и непостижимым.
Что явился Он ученикам — этому я научен;
но как явился — этого я уже не знаю, а чего не знаю, о том и говорить не дерзаю.
Я воспеваю явившегося, но о способе Его явления не допрашиваю;
проповедую тайну, но необъяснимого не объясняю;
удивляюсь совершившемуся чуду, но как оно совершилось, не допытываюсь;
верю написанному без колебания — и спасаюсь.
     Я только слухом воспринял о чудесах Господних, но сам Его божественных действий не наследовал. А если кто-нибудь из иудеев скажем мне: чрезвычайно странно и просто-таки невероятно то, что ты проповедуешь! Как в самом деле могло через закрытые двери проникнуть осязаемое тело? — то и я спрошу его: как мог ангел низвести Аввакума в ров львиный и вывести его оттуда обратно, оставив целыми и невредимыми наложенные на входе печати (Дан. 14:33-38)? Раб — что захотел, то и сделал, а Владыка не смог того, что благоволил? Конечно, как то совершилось по воле Божией, так и это сделано по воле вочеловечившегося Бога Слова. Итак, явился Спаситель, как благоволил, Своим ученикам и стал посреди их, чтобы всем одинаково быть видимым, и сказал им: «мир вам»! Я сам — Мир, и мир даю вам. Что Я есмь, то и даю. Этот мир преклонит всех врагов под ваши ноги; этот мир сделает начала и власти вашими слугами; этот мир даст вам победу над вселенной. Обрадовались ученики, опять с наслаждением увидевши Господа и услышав Его слова, и начали подталкивать Фому и показывать ему взглядами; их глаза только что не говорили ему: не уверяли ли мы тебя раньше: «мы видели Господа», и ты нашим словам не верил? Вот сам Он, Которого ты желаешь; делай все, что тебе угодно, приступи к Нему, пришедшему к нам ради твоего спасения и постарайся найти ответ на свои вопросы. А сам Фома стоял, разглядывая своими глазами все члены Спасителя и тщательно исследуя каждый в отдельности, чтобы убедиться, действительно ли в явившемся и воскресшем он видит Того, Который умер.
     Снова воскресный день, снова ученики собрались вместе, снова заперты двери, и снова Иисус стал посреди них и сказал: "мир вам"! Все точно так же, как и при первом явлении, с тою только разницей, что теперь и Фома был в обществе прочих учеников. Как будто Сам Господь хотел явиться Фоме при совершенно тех же обстоятельствах, дабы таким образом оправдать пред Фомою свидетельства десяти учеников о Своем первом приходе.
     Но почему Господь явился второй раз только после восьми дней, а не ранее?
Во-первых, чтобы тождественность обстоятельств была полной, ибо и первый раз Он явился в неделю – день воскресный – и ныне опять является в день воскресный.
Во-вторых, чтобы неверие Фомы полностью себя обнаружило и еще усилилось от долгого ожидания.
В-третьих, чтобы научить Своих апостолов терпению и постоянству в молитве об утверждении ближнего своего в вере. Ибо, без сомнения, ученики молились Господу, дабы Он снова явился ради Фомы.
В-четвертых, и для того, чтобы апостолы узрели всю немощь свою и всю бесплодность усилий своих в проповедании воскресшего Господа без Его помощи.
Наконец, может быть, и потому, что число «восемь» означает последнее время, навечерие второго пришествия Христова, когда люди, подобно Фоме, будут весьма слабы в вере, следуя лишь за своими органами чувств и веря лишь в то, что доступно чувственному восприятию. Ибо и тогда люди будут говорить, как Фома: «Если не увидим, не поверим». И дано будет им увидеть.
«И тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого» (Мф.24:30)
     Жительство по заповедям Господа доставляет нам таинственное явление Господа. Он является духовно внутри сердца, когда ученики Господа - понятия, образовавшиеся и усвоившиеся уму из Евангелия, - соберутся в сердце, заключат его двери, чтоб не проникли туда иудеи - помышления, враждебные Господу, отвергающие всесвятое учение Его.

Стих 20:27

Потóмъ глагóла Ѳомѣ́: принеси́ пéрстъ твóй сѣ́мо, и ви́ждь рýцѣ мои́: и принеси́ рýку твою́, и вложи́ въ рéбра моя́: и не бýди невѣ́ренъ, но вѣ́ренъ.
Пото1мъ гlа fwмЁ: принеси2 пе1рстъ тво1й сёмw и3 ви1ждь рyцэ мои2: и3 принеси2 рyку твою2 и3 вложи2 въ ре1бра мо‰: и3 не бyди невёренъ, но вёренъ.
Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим.

     Итак, снова является Иисус и не ожидает пока (Фома) станет просить Его или скажет что-нибудь подобное, но еще прежде, чем тот сказал что-нибудь, исполняет его желание, показывая тем, что Он был с учениками и в то время как (Фома) говорил с ними. Он употребил те же самые слова, сильно укоряя его и вразумляя на будущее время. Сказав: «подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои», — прибавил: «и не будь неверующим, но верующим» . Видишь ли, что сомнение происходило от неверия? Но так было прежде, чем получили Духа Святого; а после — не так: они уже были совершенны. И не этими только словами Христос укорил, но и дальнейшими.
     При этом случае справедливо можно придти в недоумение, каким образом тело нетленное имело на себе язвы гвоздинные, и как возможно было касаться его смертною рукою? Но не смущайся: это было делом снисхождения. Тело столь тонкое и легкое, что вошло сквозь затворенные двери (Ин. 20:26), очевидно, чуждо было всякой дебелости; но Христос показывает его таким для того, чтобы уверить в воскресении и научить, что именно Он был распят, и не другой воскрес вместо Него. Поэтому-то Он воскрес, имея на Себе знаки креста; поэтому же Он вкушает и пищу. И апостолы очень часто представляли это, как свидетельство воскресения, говоря: "которые с Ним ели и пили" (Деян. 10:41). Потому как до распятия мы видим Его ходящим по волнам и однако же не говорим, что тело Его было другого естества, а не нашего, так и после воскресения, видя на Нем язвы, не станем называть Его тленным, - потому что Он показывал их для ученика.
     Ради Фомы Господь и явился во второй раз: ради одного человека, одного грешника. Он, окруженный ангельскими ликами, радостно приветствующими Его как Победителя смерти, оставляет Свое небесное стадо и спешит спасти одну пропавшую овцу. Пусть устыдятся Его примера все те люди, которые, достигнув великой славы и силы в мире сем, забывают своих немощных и бедных друзей, да еще и с брезгливостью и презрением сторонятся их. По Своему человеколюбию Господь не гнушается никакого унижения, никакого труда. Из человеколюбия Он, прославленный и всесильный, во второй раз сходит в скромную горницу в Иерусалиме. О, благословенная сия горница, из коей излилось на род человеческий более благословений, нежели из всех палат царских!
     «Неверующие! — восклицает один благочестивый учитель, — вы часто повторяете, что потому не можете поверить чуду воскресения, что для удостоверения в оном, вы хотели бы сами быть свидетелями его. То, что вы теперь говорите, уже сказал другой, во время, близкое к событию, и был убежден. Неверие здесь было побеждено в самом последнем своем убежище. Неужели, чтобы сделать какое-либо событие достойным веры, нужно постоянное возобновление его во всё продолжение веков? Неужели Бог должен снова являть себя всем тем, кто пожелает этого? И будет ли достойно Его премудрости умножать доказательства, по мере увеличения неверия людей и их презрения к тем доказательствам, которые Он уже дал? Иисус Христос отказал злонамеренным фарисеям в чудесах, которых они требовали от Него. Он не удостоил ответа и пустое любопытство Ирода, с каким сей последний изъявлял желание видеть некоторые чудеса: Он не восхотел снизойти со креста, как предлагали это враги Его, пригвоздившие Его ко кресту. Видя различные побуждения сих желаний, Он различно и действует; с благостию снисходит требованию ученика, правда, виновного, но не злонамеренного; не покорявшегося истине, но желавшего познать её; отказывавшегося верить доказательствам Его воскресения, но и пламенно желавшего увериться в оной замедляемого в своей вере самым избытком своего желания и тем опасением, что оно не осуществится».
     Если ты имеешь несчастие, как св. Фома, колебаться сомнениями и недоумениями, то имей и ту же самую чистоту доброго намерения, как и он; как он, желай истины и она откроется тебе: проси у Бога познания оной, и Он покажет тебе её, — правда уже не в чувственных явлениях, но через невидимое действие Своей благодати. Истина будет первою наградою твоего старания найти её; но и, наоборот, по справедливости, заблуждение есть и должно быть первым наказанием каждого, кто останавливается на нём с любовью.
     Отцы Церкви предлагают различные причины, почему Спаситель мира должен был воскреснуть с знаками Своего мучительного страдания. Блаж. Августин говорит, что сие было для исцеления нашего неверия, и чтобы убедить нас, что та же самая плоть, которая претерпела позорную смерть и была погребена, должна и воссесть одесную Предвечного Отца (Serm. 147 de temp.).
     Итак, научимся никогда не разделять сих двух таинств: Иисуса распятого и Иисуса воскресшего. В смерти Иисуса Христа мы видим только немощи человека, и помышляя только о сём, могли бы ослабеть в своём мужестве: в Его воскресении мы видим только славу Бога и не найдём ничего для подражания: но соединяя Его смерть и Его воскресение, мы зрим Богочеловека, Который всецело есть основание той святой веры, которую мы имеем счастие исповедовать. Мы ни сколько не должны сомневаться в том, что члены нашего тела, кои здесь будут наиболее поражены страданием, там будут наиболее прославленными: так что не только не должны мы печалиться при перенесении какой-либо тяжкой болезни, но и должны ей радоваться; потому что, если мы уподобляемся Иисусу Христу в продолжение сей жизни, то мы будем подобны Ему и по смерти нашей, и те язвы и страдания, на которые в настоящее время мы смотрим не иначе как с чувством ужаса, будут тогда нашим утешением и торжеством.
     Святой Амвросий полагает, что Иисус Христос, будучи посредником между Богом и людьми, должен был сохранить Свои язвы, чтобы показать их Своему Отцу, как цену нашего искупления и таким образом преклонять на милосердие Его гнев, непрестанно возбуждаемый нашими грехами, и чтобы не показывать их людям, то возбуждая их любовь и благочестие, то укоряя их в неблагодарности и бесчувствии! Благочестивый Бернард говорит, что Сын Божий сохранил не только сии знаки и следы Своих ран, но и отверстия Своих пронзённых рук и бока, чтобы показывать грешникам самую глубину Своего милосердия, предложить им убежище, открыть путь к Своему сердцу и привлекать к Себе их сердце, открывая Своё (Serm. 61. in Cant.).

Стих 20:28

И отвѣщá Ѳомá и речé емý: Госпóдь мóй и Бóгъ мóй.
И# tвэщA fwмA и3 рече2 є3мY: гDь мо1й и3 бг7ъ мо1й.
Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!

     Слова Воскресшего одержали победу над упорным сердцем Фомы. Он забыл о своем прежнем требовании и не хочет уже осязать ран на теле Христа. А что Фома действительно не воспользовался позволением Христа - это видно не только из того, что Иоанн не говорит об освидетельствовании им этих ран, но также из того, что он называет исповедание Фомы прямым непосредственным ответом, какой дан был Фомою на предложение Господа (сказал в ответ).
     Господь мой и Бог мой! Фома, приведя себе на память все, что прежде Христос говорил о Своем отношении к Отцу (Ин. 8:58); (Ин. 10:29-38) и др., а также различные проявления чудодейственной силы Христа, выражает теперь открытое исповедание своей веры во Христа не только как в своего Господа - так ученики называли Христа и прежде (Мф. 21:3), - но и как в Бога. Он не ограничивается даже наименованием "Сын Божий", потому что наименование можно было понять и в переносном смысле, а прямо называет Христа Богом - конечно, принявшим человеческую плоть.
     Когда Господь предстал пред Фомою, Фома радостно воскликнул: "Господь мой и Бог мой!" Этими словами Фома признал Христа как Человека и как Бога, обоих в одной живой Личности. И теперь прикосновения прославленного Господа было довольно для того, чтобы дать Фоме ту благодать Духа, то обновление жизни и ту власть прощать и оставлять грехи, которую Господь восьмью днями ранее дал прочим апостолам чрез слово и дуновение. Ибо, если Господь, еще не прославленный, в смертном теле, мог чрез прикосновение этого тела исцелить кровоточивую женщину и исполнить ее силы и здравия, тем паче мог Он, будучи в Своем воскресшем и прославленном теле, даровать Фоме чрез осязание всю ту силу и власть, кою Он уже даровал остальным апостолам иным способом.
     Конечно, не исключено, что Господь дал в сем случае силу и власть Фоме как раз тем самым способом, каким ранее дал их прочим ученикам, хотя об этом в Евангелии не говорится. Ибо записано далеко не все, изреченное и сотворенное Господом после Его славного Воскресения, что немного ниже определенно подтверждает и сам Евангелист. Главное, и Фома, так или иначе, принял от Господа ту же силу и власть, что и остальные ученики. Впрочем, позднее это ясно проявилось в его апостольском служении, в чудотворных деяниях и в мученической смерти. (Из жития святого апостола Фомы мы знаем, что он был осужден на смерть за свою бесстрашную проповедь о воскресшем Господе Иисусе Христе. Пять воинов пронзили пятью копьями сего храброго воина Христова.)
     Если Апостол Павел говорит:
«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1)
то решительно ясно, что вера есть уверенность в тех вещах, которые не могут быть являемы. Ибо что является, то не имеет надобности в вере, но (имеет надобность) в познании. Следовательно, когда Фома видел, когда осязал, то почему говорится ему «ты поверил, потому что увидел Меня?» — Но он одно увидел, а в другое уверовал. Потому что Божество не может быть видимо смертным человеком. Итак, он видел человека, а исповедал Бога, говоря: «Господь мой и Бог мой». Итак, через видение уверовал тот, кто, размышляя об истинном человеке, воскликнул, что Он есть Бог, Которого невозможно видеть.

Стих 20:29

Глагóла емý Иисýсъ: я́ко ви́дѣвъ мя́, вѣ́ровалъ еси́: блажéни не ви́дѣвшiи и вѣ́ровавше.
Гlа є3мY ї}съ: ћкw ви1дэвъ мS, вёровалъ є3си2: бlже1ни не ви1дэвшіи и3 вёровавше.
Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие.

     Ты поверил... Христос утверждает исповедание Фомы, как бы говоря, что Фома, поверив в Божественность Христа, поступил вполне правильно. Господь однако этим указанием на путь, каким Фома пришел к вере в Него - путь личного удостоверения, вовсе не унижает Фому перед прочими учениками: ведь и они раньше тоже не поверили свидетельству женщин (Мк. 16:13) и убедились только уже тогда, когда Господь явился Петру (Лк. 24:34). Впрочем в ублажении Господом тех, которые уверуют в Него не видя Его - Иисус Христос, конечно, имел здесь в виду христиан будущих времен - лежит мягкий упрек Фоме за то, что он пожелал иметь более осязательные доказательства воскресения Христа, чем какие соблаговолил дать людям Бог.
     Вера в том, действительно, и состоит, чтобы принимать невидимое: "вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11:1). А блаженными Он называет здесь не одних только учеников, но и тех, которые уверуют после них. Но ведь ученики, скажешь, увидели и уверовали? Однакож, они ничего подобного не требовали, но от погребальных пелен тотчас приняли слово о воскресении и прежде, чем увидели самого Христа, уже показали полную веру. Итак, если кто в настоящее время скажет: как бы я желал жить в те времена и видеть Христа чудодействующего! – тот пусть подумает, что "блаженны невидевшие и уверовавшие". .
     Возвратив Фоме веру и утвердив ее, Господь мягко его укоряет:
     Иисус говорит ему: "ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие". Господь хочет сказать:
«Ты, Фома, поверил чувствам более, нежели духу. Ты хотел удостовериться с помощью чувств, и вот, Я предоставил тебе такую возможность; и ты только теперь поверил, потому что увидел Меня и прикоснулся ко Мне. Но блаженны невидевшие и уверовавшие, то есть те, кто не видел очами, а лишь прозрел духом и принял веру сердцем».
     Блаженны те, кто уверовал во Христа и Его Евангелие, не видев Христа телесными очами и не прикасавшись к Нему руками. Блаженно дитя, кое верует всему, сказанному матерью, и не ходит, сомневаясь, проверять это с помощью своих очей и рук.
«Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет» (Мф.5:37)
     Господь уже столько раз говорил, что воскреснет, – надо было веровать Ему. Однако, дабы уверить неверующих и утвердить поколебавшихся, Господь не ограничился только пророчеством о Своем Воскресении, но много раз являлся по Воскресении. Самым важным для Него было, чтобы апостолы, а чрез них и все верные непоколебимо уверовали в Его Воскресение из мертвых. Сие есть основание веры и венец радости для всякого христианина. Потому премудрый Господь сотворил все, да удовлетворит и дух, и чувства Своих апостолов, дабы никто и никогда не поколебался в вере в то, что Он, Господь, жив и прославлен. «Хотя дух животворит; плоть не пользует нимало» (Ин.6:63), хотя чувства могут обмануть людей скорее, нежели дух, все же снисходительный Господь снизошел к немощи человеческой и сделал все, чтобы удовлетворить и чувственный разум людей, и их чувственную логику. Потому Воскресение Господне воистину стало и доныне является самым доказанным фактом в истории человечества. Ибо какой иной факт из далекого прошлого так всестороннее и тщательно доказан, как этот?
     Весьма радостно то, что следует далее: «блаженны невидевшие и уверовавшие». В этой мысли, в частности, означены именно мы, которые искренно веруем в Того, Кого не видели во плоти. Означены мы, но не иначе, как если мы свою веру сопровождаем делами. Ибо истинно верует тот, кто на деле выражает то, чему верует. Напротив того, о тех, которые содержат веру только по имени, Павел говорит:
«Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу» (Тит. 1:16)
     Поэтому Иаков говорит:
«вера без дел мертва» (Иак. 2:26)
     Поэтому к блаженному Иову Господь о древнем враге рода человеческого говорит:
«вот, он пьет из реки и не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его» (Иов. 40:18)
     Ибо кто означен через наводнение, если не поток рода человеческого? — Потому что род человеческий от начала до конца именно разливается, и как бы море воды из жидкости плоти пробегает до назначенного предела. Что означается через Иордан, если не форма крещенных? — Т. к. в реке Иордане благоволил креститься Сам Виновник нашего искупления, то справедливо именем Иордана выражается множество тех, которые погружаются в таинство Крещения. Следовательно, древний враг поглотил поток рода человеческого, потому что от начала мира до пришествия Христова, исключая едва не многих избранных, привлек род человеческий в утробу своей злобы, о чем справедливо говорится: «если будет наводнение, не ощутите», потому что не почитает за важное, если похищает неверующих. Но весьма важно то, что присовокупляется: «остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его», потому что после того, как он похитил всех неверных от начала мира, решил наперед, что он может еще принять верующих. Ибо он устами гибельного соблазна ежедневно пожирает тех, в которых нечестивая жизнь не согласуется с исповеданием веры.
     Итак, возлюбленнейшая братия, этого с полным вниманием страшитесь, об этом основательно с собой размышляйте. Вот мы совершаем Пасхальные торжества, но нам надобно жить так, чтобы заслужить принятия на Вечные Праздники. Все, что временно со славой совершается на Праздниках, проходит. Старайтесь участвующие в этих торжествах о том, дабы не быть вам отлученными от Вечного Торжества. Что за польза быть участником в праздниках человеческих, если случится быть отлученным от Праздников Ангельских? Настоящее торжество есть тень Будущего Торжества. Мы каждогодно совершаем настоящее для того, чтобы сподобиться перейти к тому, которое не годичное, но непрерываемое. Когда в установленное время совершается настоящее, тогда возобновляется наше памятование о желаемом будущем. Итак, учащением радости временной душа возгорается и воспламеняется к Радостям Вечным, чтобы в Отечестве насладиться истинной радостью за то, что на пути размышляет о тени радости.
     Итак, братие, устройте жизнь вашу и нравы. Предусматривайте, сколь строгим явится на суд Тот, Кто кротким восстал от смерти. Без сомнения, в день страшного испытания Он явится с Ангелами, Архангелами, Престолами, Господствами, Началами и Властями при горении неба и земли, при содрогании всех стихий от страха послушания своего. Итак, представляйте пред глаза сего, столь страшного, Судью: бойтесь Его грядущего, дабы не со страхом, а с безопасностью видеть Его, когда приидет. Итак, Он должен быть страшен, дабы не страшиться. Страх Его должен располагать нас к доброй деятельности, боязнь Его должна удерживать жизнь нашу от нечестия. Поверьте мне, братие, что тем безопаснее мы будем тогда в Его присутствии, чем более ныне боимся быть обличенными в виновности.
     Нет сомнения, что если бы кто из вас, имея дело со своим противником, завтра должен был бы защищать оное на моем суде, то, быть может, целую ночь провел бы без сна, основательно и с напряженным умом обдумывая, что ему можно было бы говорить, что отвечать на возражения, чтобы не слишком опасаться найти меня жестоким, чтобы не бояться, что он окажется предо мной виновным. И кто я? Или что я? — Спустя немного времени будущий после человека червь, а после червя — прах. Итак, если с таким опасением боятся суда праха, то надобно подумать, с каким вниманием, с каким страхом должно ожидать суда такого Величия.
     Но поскольку есть некоторые, кои сомневаются в воскресении тела, и этому (воскресению) мы вернее научим тогда, когда предупредим даже сокровенные вопросы сердец ваших, то нам надобно не многое сказать о самой вере в воскресение. Ибо многие сомневаются в воскресении, — каковыми и мы некогда были, — потому что когда видят, что через гробы плоть превращается в гнилость, а кости — в прах, тогда не надеятся, чтобы плоть и кости были восстановлены из праха, и рассуждая сами с собой говорят как бы так:
«Когда воспроизводится человек из праха? Когда бывает то, чтобы пепел одушевлялся?»
Мы кратко им отвечаем, что для Бога менее важно восстановление того, что было, нежели сотворение того, чего не было. И что удивительного, если из праха воскрешает человека Тот, Кто все вместе сотворил из ничего? — Ибо удивительнее создать небо и землю из ничего, нежели возвратить человека из земли. Но обращают внимание на пепел и отчаиваются, чтобы он мог опять соделаться телом, и как бы желают по разуму ограничить силу Божественного действия. Это они говорят в своих помышлениях именно потому, что ежедневные Божественные чудеса от непрерываемости потеряли для них цену. Ибо вот в одном зерне малейшего семени скрывается вся будущая огромность дерева. Ибо представим пред глаза дивную величину какого-либо дерева; размыслим, откуда оно получило начало, достигнув через возрастание до такой огромности. Без всякого сомнения, мы находим начало его в малейшем семени. Теперь обсудим, где скрывается в этом малом зерне семени прочность дерева, жесткость коры, множество запаха и благовония, обилие плодов, зелень листьев.
Ибо осязаемое зерно семени не крепко, откуда же произошла крепость дерева?
Оно не жестко, — откуда же явилась жесткость коры?
Оно не пахуче, — откуда же пахучесть в плодах?
Оно не показывает в себе ничего зеленого, — откуда же вышла зелень листьев?
Для обоняния оно ничем не пахнет, — откуда же происходит пахучесть в плодах?
— Итак, все вместе скрывается в семени, что, впрочем, не вместе выходит из семени. Потому что из семени производится корень, из корня вырастает куст, от куста произрастает плод, в плоде опять производится семя. Итак, прибавим, что и семя скрывается в семени. После сего, что удивительного, если кости, нервы, плоть и волосы возвратит из праха Тот, Кто в большой громаде дерева ежедневно восстановляет из малого семени дерево, плоды, листья?
     Итак, когда ум, сомневающийся в возможности воскресения, требует доказательства, тогда ему взаимно должны быть предлагаемы вопросы о тех вещах, которые и непрестанно бывают, и, однако же, никак не могут быть постигнуты разумом, для того, чтобы он, не имея силы постигнуть через видение вещи того, что видит, веровал, по обетованию Божественного могущества, тому, о чем слышит. Итак, возлюбленнейшая братия, размышляйте сами с собой о тех обетованиях, которые непреложны; а те, которые со временем проходят, презирайте как бы уже оставленные позади. Поспешайте с полным вниманием к славе того воскресения, которое на Себе показала Истина. Бегайте земных пожеланий, которые отлучают от Создателя, потому что тем выше вы возноситесь к созерцанию Всемогущего Бога, чем исключительнее любите Посредника Бога и человеков. Он живет и царствует со Отцом в единении Святого Духа, Бог через все веки веков. Аминь.

Стих 20:30

Мнóга же и и́на знáменiя сотвори́ Иисýсъ предъ ученики́ свои́ми, я́же не сýть пи́сана въ кни́гахъ си́хъ:
МнHга же и3 и4на знaмєніz сотвори2 ї}съ пред8 ўчн7ки6 свои1ми, ±же не сyть пи6сана въ кни1гахъ си1хъ:
Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей.

     Так как этот евангелист сказал меньше других, то говорит, что и все прочие сказали не все, но столько, сколько нужно было для привлечения слушающих к вере. А если бы, говорит, все было описано, то думаю, что и мир не вместил бы книг (Ин. 21:25).
     Отсюда явно, что не из хвастовства говорили о чудесах, которые они описали, но единственно – для пользы. Да и как возможно, чтобы они описали из хвастовства, когда большую часть их опустили? Но почему же они не о всех разсказали? Преимущественно – по их множеству; потом они думали и то, что кто не поверит сказанному, тот не поверит и большему, а кто примет это, тому ничего больше не нужно будет для утверждения в вере. Впрочем, мне кажется, что здесь (евангелист) говорит только о знамениях, бывших после воскресения, почему и замечает: "пред учениками Своими" . Как до воскресения нужны были многие чудеса для того, чтобы уверовали, что Христос есть Сын Божий, так после воскресения – для того, чтобы убедились, что Он воскрес. Поэтому и присовокупил: "пред учениками Своими", так как после воскресения обращался только с ними, почему и говорил: "мир уже не увидит Меня" (Ин. 14:19).

Стих 20:31

сiя́ же пи́сана бы́ша, да вѣ́руете, я́ко Иисýсъ éсть Христóсъ Сы́нъ Бóжiй, и да вѣ́рующе живóтъ и́мате во и́мя егó.
сі‰ же пи6сана бы1ша, да вёруете, ћкw ї}съ є4сть хrто1съ сн7ъ б9ій, и3 да вёрующе живо1тъ и4мате во и4мz є3гw2.
Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.

     Потом, чтобы ты знал, что все это было сделано только ради учеников, прибавляет: «и, веруя, имели жизнь во имя Его». Как до воскресения нужны были многие чудеса для того, чтобы уверовали, что Христос есть Сын Божий, так после воскресения – для того, чтобы убедились, что Он воскрес. Поэтому и присовокупил: "пред учениками Своими", так как после воскресения обращался только с ними, почему и говорил: "мир уже не увидит Меня" (Ин. 14:19). Потом, чтобы ты знал, что все это было сделано только ради учеников, прибавляет: "и, веруя, имели жизнь во имя Его". Здесь Он обращает речь вообще к людям и показывает, что сказал об этом не ради Того, в кого мы веруем, но преимущественно для нашей собственной пользы. "Во имя Его", то есть, чрез него, - потому что Он есть "жизнь" (Ин. 14:6).
     Вероятнее всего, евангелист Иоанн здесь имеет в виду чудеса, совершенные Господом после Воскресения. Это видно прежде всего из связи с предыдущим описанием явлений воскресшего Господа. Это видно также и из Деяний святых апостолов, где говорится, что Господь явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием:
«постави Себе жива по страдании Своем, во мнозех истинных знамениих (чудесах), денми четыредесятми являяся им, и глаголя, яже о Царствии Божии» (Деян.1:3)
     Где же описаны все сии многие истинные знамения, бывшие в продолжение сорока дней? Нигде. И сам Иоанн признает, что о них не писано в книге сей, то есть в Евангелии. Наконец, то, что наш Евангелист подразумевает здесь лишь чудеса, явленные после Воскресения Господня, а не все чудеса на протяжении всей Его земной жизни, понятно из слов, которыми этот же Евангелист завершает свое Евангелие:
«Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин.21:25)
     Слова сии относятся ко всем чудесам, сотворенным Господом во время Его жизни на земле, и до Воскресения, и после. Между тем, приведенные выше слова из сегодняшнего Евангельского чтения не могут иметь того же самого значения, что и эти, коими святой Иоанн заканчивает свое Евангелие. Ибо к чему ему было повторяться?
     То же, что написано в Евангелии, написано с определенною целью, а именно: дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий. То есть: дабы вы не ждали иного Мессию и Спасителя мира, ибо Тот, Кому подобало прийти, пришел. Тот, Кого предвещали пророки во Израиле и сивиллы у язычников, явился воистину. То, что написано, написано еще и для того, дабы вы, веруя, имели жизнь во имя Его. То есть чрез ту веру, коя была для Фомы подтверждена и материально, имели жизнь вечную. И сие показывает, как эти заключительные слова сегодняшнего Евангелия связаны с предшествующим событием, с Фомою и его неверием. Стало быть, Господь явился Фоме не только ради самого Фомы, но и ради всех нас, ищущих истину и жизнь. Своим явлением Фоме преблагий Господь помог и всем нам легче веровать в Него, воскресшего и живаго, и чрез ту веру иметь часть в вечной истине и вечной жизни. "Во имя Его", – добавляет Евангелист. Почему во имя Его?
«Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян.4:12)
«Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Рим.10:13)
     Истинной является лишь та жизнь, кою ищут и обретают во имя Господа Иисуса Христа. Все прочее – смерть и тлен. В жаркой пустыне человеческой истории воскресший Христос есть единственный отверстый и непресыхающий источник, напояющий, освежающий и животворящий. Все прочее, что утомленному и жаждущему путнику может показаться источником, не источник, но блеск раскаленного песка, подобный блеску воды, или бесовское наваждение.
     Внутренний смысл сегодняшнего Евангельского чтения касается внутренней драмы души человеческой. Желающий, чтобы воскресший и живый Господь явился Духом Божиим в душе его, должен затворить и запереть горницу души своей, да сохранит ее от нашествия внешнего, плотского мира. («Подражай мудрости пчел: они, видя летающий поблизости рой ос, остаются внутри улья, и так избегают вреда от нападающих». Митрополит Феолипт. Добротолюбие.) Точно так же апостолы запирались от кровожадных и материалистичных иудеев. Иудеи, в глубинном смысле, означают плотяность и материализм. Так ревностно хранимой при запертых дверях душе явится Господь во славе. Явится красный добротою Жених мудрой невесте Своей. Когда же Господь явится, опасение от внешнего мира исчезнет, и мир Христов исполнит душу. Но не только мир. Господь всегда приносит многие дары одновременно. Даруя мир, Он в то же время дарует и радость, и силу, и храбрость; Он утверждает веру; Он укрепляет жизнь. Но и когда явится нам Господь и принесет нам все сии драгоценные дары, все-таки в каком-то уголке нашей души остается сомнение. Этот уголок представляет собою неверующего Фому. Дабы и сей уголок осветить и согреть благодатью Духа Господня, мы должны быть постоянны в молитве ко Господу и терпеливы в ожидании, непрестанно закрываясь и запираясь душою от внешнего мира, от плотских похотей и вожделений. Тогда человеколюбивый Господь помилует нас и сотворит нам по молитве нашей. И явится Он снова, и Своим благодатным присутствием осветит и последний темный уголок нашей души. Тогда, и только тогда, мы сможем назваться живыми душами и по благодати сынами Божиими. И все это – по заслугам Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, Коему подобает честь и слава, со Отцем и Святым Духом – Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.
     "Дабы вы уверовали". Так как Иоанн писал Евангелие уже для верующих во Христа, то правильным будет признать здесь другое чтение: дабы вы веровали, т. е. продолжали веровать (ϊna pisteuhte, а не pisteushte): такое чтение подтверждается и другими кодексами (см. у Тишендорфа). Веровать же нужно по апостолу в то,
что Иисус есть Христос, Мессия, которого ожидали иудеи,
и в то же время Сын Божий, каким иудеи не захотели Его признать и Которого после не видели во Христе многие христианские еретики.
     Только такая вера во Христа как Сына Божия и может дать человеку вечную жизнь. Эта жизнь получается во имя Его - правильнее: жизнь имеется, заключается в имени Его. Раз мы нашли во Христе истинного Сына Божия, то мы через это имеем уже истинную, вечную жизнь (Ин. 1:12).


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Ваше Преосвященство! Досточтимый отец Виктор, настоятель сего святого храма! Дорогие отцы, братия и сестры! Всех вас сердечно приветствую Пасхальным приветствием: Христос Воскресе!

Сегодня первое воскресенье после Пасхи, которое в церковном уставе называется по-гречески Антипасхой. Предлог «анти-» в данном случае обозначает не противопоставление, а последующее событие: Антипасха — воскресенье после Пасхи, когда мы вспоминаем явление Господа и Спасителя ученикам и Его встречу с апостолом Фомой.

Когда Спаситель в первый день по Своем восстании из мертвых явился апостолам, они уверовали в Его Воскресение, а Фома этого не видел и не поверил. И вот через неделю Спаситель снова является ученикам и предлагает Фоме потрогать Его руки и ноги, осязать Его язвы, вложить пальцы в Его пронзенные копьем ребра (Ин. 20:19-31).

Это Евангельское повествование об очень многом нам свидетельствует. Прежде всего, оно свидетельствует о том, что Христос воскрес с телом, которое несло на себе печать Его страданий, которое обладало некой исторической памятью. По единодушному мнению отцов Церкви, так же и каждый из нас воскреснет со своим телом. Оно не будет в полной мере соответствовать тому телу, в которое мы сейчас облечены, но, как и тело Спасителя, наше тело будет иметь историческую память. Всё, что хранит наша память, останется в нашем теле и после воскресения. Мы будем помнить всё, и даже лучше, чем теперь, поскольку сейчас наша память связана с такими явлениями, как кровообращение головного мозга, состояние психики. А воскресшее тело будет обладать прекрасной памятью, которая будет обличать нашу совесть в день Страшного Суда.

Образ Воскресшего Спасителя с телом, пронзенным копьем, с руками и ногами, пробитыми гвоздями, есть свидетельство о драгоценности Божественного творения и нашего человеческого тела. Несмотря на то, что оно разрушается после смерти, силой благодати Божией оно будет восстановлено, хотя и будет отличаться от того тела, в котором мы сейчас с вами пребываем, как отличался и Спаситель после Своего Воскресения от Того, Каким Он был до восстания из мертвых.

Мы знаем, что Господь являлся в теле одномоментно в одном и другом месте, то есть Его тело было вне времени и вне пространства. Мы знаем, что Он проходил через стены. Мы знаем, что Он пребывал где-то помимо того места, где Он общался со Своими апостолами. Все это является до поры до времени тайной, хотя многих из нас от этой тайны отделяют лишь годы — даже не десятилетия. Все откроется после смерти. Тогда уже будет не вера — тогда будет знание, и никто не сможет, оправдываясь перед Богом, сказать: «Вот теперь я Тебя вижу, теперь я все знаю, и если бы я снова жил эту человеческую жизнь, я бы ее прожил иначе». Наверное, никто из нас так не скажет, понимая все безумие этих слов.

И вот сегодняшнее воскресное чтение обращает нас к еще одной очень важной теме — к теме веры. «Блаженны не видевшие, но уверовавшие», — сказал Господь, явившись Фоме. Это означает, что вера создает убеждение в существовании мира, который лежит вне возможности познания нашими органами чувств. Этот мир не может быть познан зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием. Ведь все, что мы познаем, входит в конце концов в наш мозг, в наше сознание через эти органы чувств; и даже если мир познается абстрактным мышлением, то, в конце концов, результаты этого познания так или иначе связаны с нашим телом, с нашими органами чувств. А вот вера познает мир независимо от органов чувств.

Есть еще одно чувство, которое помогает людям верить и познавать внефизический, метафизический мир, — мы называем его религиозным чувством. Святые отцы учат нас, что это чувство присуще каждому, но один человек это чувство развивает, а другой — нет.

Кстати, можно провести аналогию — не только религиозное чувство помогает человеку познавать мир, и не только религиозное чувство требует развития. А музыкальный слух? А эстетическое чувство? Разве эти душевные качества, которые также работают на познание окружающего мира, в одинаковой степени всем присущи? Некоторые не улавливают гармонии, которая разлита в этом мире. Они не могут понять искусства. Они не понимают музыки. Они не могут познать то, что познают другие. А поэтическое чувство? Разве каждый человек восторгается поэтическим слогом? Для некоторых достаточно прочитать два стихотворения, чтобы заснуть…

Можно ли развить эстетический вкус? Да, можно, но этому нужно учиться. Можно развить поэтическое чувство? Быть может, не настолько, чтобы самому писать стихи, но достаточно, чтобы сознавать красоту чужого поэтического слога. Так и музыкальный слух можно развить настолько, чтобы, не владея способностью создавать музыку или играть на музыкальных инструментах, наслаждаться гармонией звуков. Вот точно так же можно и нужно развивать религиозное чувство, чтобы выходить за пределы видимого мира и этим органом наших чувств познавать метафизический мир, прикасаться к миру невидимому.

Но если для здорового человека не требуется никаких усилий, чтобы смотреть и видеть, слушать и слышать, трогать и осязать, — потому что это часть его природы, — то для развития и музыкального, и эстетического, и поэтического чувства нужно работать над собой. Точно так же нужно работать над развитием религиозного чувства, и эта работа складывается за счет многих усилий. Именно на это направлена вся вероучительная деятельность Церкви: помочь человеку развить религиозное чувство. Оно врожденное, оно присутствует в природе каждого, но его нужно развивать, нельзя стоять на одном месте и, самое главное, нужно жизнь свою строить так, чтобы это чувство не погубить, чтобы его пестовать, развивать, совершенствовать.

Тогда перед человеком открываются горизонты иного мира, так что он не осязанием, не зрением, не слухом, но внутренним религиозным чувством или, как мы говорим, сердцем, чувствует Божественное присутствие. Это и есть религиозный опыт человека, и об этом Господь сказал Фоме: блаженны не видящие, но верующие. Эти слова от каждого из нас требуют большой работы над собой, чтобы ни в коем случае не погубить врожденное религиозное чувство — этот замечательный орган, который помогает нам устанавливать связь с иным миром.

У святого Ефрема Сирина есть замечательные слова: как светильник не может гореть без елея, так без веры не может человек обладать добрыми мыслями. А почему так? А потому что для того, чтобы иметь добрые мысли, чтобы этих мыслей было больше, чем злых, чтобы эти мысли реализовывались в поступках, нужна вера, нужна связь с Богом. Только эта связь создает прочную систему жизненных координат, живя в которой, воспитываясь в которой, человек привыкает приобретать добрые мысли и творить добрые дела.

Вот почему вера жизненно необходима для человека. Религиозная сфера — не просто одна из сфер человеческой деятельности, как иногда говорят: одни занимаются производством, другие — наукой, третьи — искусством, ну, а вот эти в веру подались. Нет! Вера — это область человеческой жизни, которая имеет глобальное измерение, и только входя в эту сферу, человек способен возвышать свою душу, устремляться к небу и преобразовывать окружающий его мир.

Пусть сегодняшнее воскресное Евангельское чтение, как и замечательная духовная атмосфера первого воскресенья после Пасхи содействуют укреплению нашей веры, осознанию важности всего того, что мы делаем, когда приходим в храм, когда обращаемся к Богу с молитвой. И да поможет нам Господь возрастать в вере, без которой нет спасения. Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
19 апреля 2015 года, в день Антипасхи, Неделю 2-ю по Пасхе, апостола Фомы, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Литургию в церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы на Рязанском проспекте г. Москвы. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к пастве с проповедью.
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru