Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

Подписка на новости сайта - введите Ваш email:

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

Апостол

воскресный листок

Евангелие

воскресный листок
     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.
файлы для печати высокого разрешения:
скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
Исцеление расслабленного

     Неделя о расслабленном (греч. Κυριακή τοῦ Παραλύτου ) — четвёртая Неделя (воскресенье) по Пасхе в Православной церкви. Название этого дня происходит по причине того, что на литургии читается Евангелие от Иоанна, 14-е зачало, о исцелении Иисусом Христом расслабленного в Иерусалиме, при Овчей купели, именуемой Вифезда:

"1После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим.
2Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов.
3В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды,
4ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью.
5Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет.
6Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров?
7Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня.
8Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи.
9И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний.
10Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели.
11Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи.
12Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?
133Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте.
14Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.
15Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус.»
Евангелие от Иоанна, 5:1-15

     Богословский смысл чуда исцеления Иисусом Христом расслабленного из Евангельского повествования раскрывается в богослужебных текстах (в стихирах, каноне, в Синаксаре), которые звучат в этот день в Православной церкви. В них душа каждого человека сравнивается с расслабленным, а причиной болезни называются грехи, которые может исцелить и исцелит лишь один Бог — Иисус Христос. Христос исцеляет любые болезни не только телесные, но и душевные, от человека требуется лишь искреннее раскаяние в грехах и исправление, то есть не повторение их в будущем. Поскольку покаяние невозможно без исправления.

     Между схождением Ангела в Овчую купель и исцелением, полученным от возмущения воды от схождения, и Христом проводятся сравнения в богослужебных текстах. Если Ангел сходил лишь раз в год и врачебную помощь получал лишь один человек, то Бог Слово своим схождения на землю через Своё Распятие и Воскресение всем людям даровал Святое Крещение, которое, по вере крещаемого, способно исцелить любого человека от болезней как душевных так и телесных.

     Кондак, икос в Неделю о расслабленном:
Глас 3
Кондак
Душу мою, Господи, от грехов всяческих и от дел недолжных тяжко расслабленную,
воздвигни божественным Твоим попечением, как и расслабленного воздвиг Ты некогда,
дабы я, спасенный, взывал Тебе:
"Слава, Христе Милостивый, могуществу Твоему!"
Кондак
Руки Своей горстью держащий мира концы, Иисусе, Боже, как и Отец безначальный,
и вместе с Духом Святым над всем владычествующий,
Ты во плоти явился, недуги исцеляя; и страсти отогнал;
слепым дал видеть свет, и расслабленного словом божественным восставил,
внезапно повелев ему ходить и ложе, носившее его, поднять на плечи.
Потому мы все с ним воспеваем и взываем:
"Слава, Христе Милостивый, могуществу Твоему!"

Святитель Иоанн Златоуст
(Беседы на Евангелие от Иоанна Богослова, Беседа 38):

     Иисус Христос говорит:

"«вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже».»

     Чему же мы отсюда научаемся?
Во-первых, что болезнь произошла у него от грехов;
Во-вторых, что учение о геенне справедливо;
В-третьих, что наказание в ней будет продолжительно, бесконечно.

     Где же те, которые говорят: я в один час совершил убийство, я краткое время любодействовал, и неужели буду наказываться вечно?

     Вот и расслабленный не столько лет грешил, сколько терпел наказание, и почти целую жизнь человеческую провел в непрерывном мучении. Грехи судятся не по времени, а по самому существу преступлений. При этом надобно принять во внимание и то, что, хотя бы мы претерпевали тяжкое наказание за прежние свои грехи, но, если снова впадем в те же пороки, то подвергнемся снова и еще тягчайшему наказанию; и это совершенно справедливо.

     Кто даже от наказания не делается лучшим, тот, как бесчувственный и презритель, предается еще большей казни.

     И одно наказание само по себе достаточно должно быть для удержания и вразумления падшего однажды; но если он, не вразумившись от понесенного наказания, снова дерзает на то же самое, то по справедливости снова подвергается наказанию, которое сам на себя навлекает. Если же мы, и здесь, после наказания за грехи впадая снова в те же грехи, подвергаемся уже тягчайшему наказанию, то не должны ли мы тем более страшиться и трепетать в ожидании будущих нестерпимых мук, когда, и согрешая, мы здесь не терпим никакого наказания?

     Почему же, ты скажешь, не все таким образом наказываются? Ведь мы видим многих порочных людей, которые хорошее имеют здоровье и в крепости сил наслаждаются благоденствием. Но мы не должны полагаться на это, а поэтому-то больше и надобно оплакивать таких людей. Что они здесь ничего не терпят, это и есть залог тягчайшего там наказания. Изъясняя это, Павел говорит:

«будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром».
1Кор, 11:32

Святитель Игнатий (Брянчанинов)
(Поучения в неделю о расслабленном.О наказаниях божиих):

     Три казни определены правосудием Божиим всему человечеству за согрешения всего человечества. Две из них уже совершились, одна должна совершиться.

Первою казнью была вечная смерть, которой подверглось все человечество в корне своем, в праотцах, за преслушание Бога в раю.

Второю казнью был всемирный потоп за допущенное человечеством преобладание плоти над духом, за низведение человечества к жизни и достоинству бессловесных.

Последнею казнью должно быть разрушение и кончина этого видимого мира за отступление от Искупителя, за окончательное уклонение человеков в общение с ангелами отверженными.

     Нередко особенный род греха объемлет целые общества человеческие и навлекает на них казнь Божию:
- так содомляне были пожжены огнем, ниспадшим с неба, за преступное угождение плоти;
- так израильтяне были не раз предаваемы иноплеменникам за уклонение в идолопоклонство;
- так камень на камне не остался в великолепном Иерусалиме, построенном из чудных камней, а жители его погибли от меча римлян за отвержение Спасителя и богоубийство.
Заразителен грех: трудно устоять частному человеку против греха, которым увлечено целое общество.

     Пример казни за грех, сделанный человеком отдельно, наказуемый правосудием Божиим также отдельно, видим в продолжительной болезни исцеленного Господом расслабленного.

     Святые отцы утверждают, что до искупления ВСЕ человеки были обладаемы грехом, творили волю греха и против желания своего. По искуплении рода человеческого Богочеловеком уверовавшие во Христа и обновленные святым Крещением уже не насилуются грехом, но имеют свободу: свободу или противиться греху, или последовать внушениям его. Произвольно покоряющиеся греху опять теряют свободу и подпадают насильственному преобладанию греха.

     Те, которые под руководством Слова Божия ведут брань с грехом, противятся ему, одерживают в свое время полную победу над греховностью. Победа над собственною греховностью есть вместе и победа над вечною смертью. Одержавший ее удобно может уклониться от общественного греховного увлечения. Это видим на святых мучениках: победив грех в себе, они противостали заблуждению народному, обличили его, не остановились запечатлеть святое свидетельство кровью. Увлеченный и ослепленный собственным грехом не может не увлечься общественным греховным настроением: он не усмотрит его с ясностью, не поймет его как должно, не отречется от него с самоотвержением, принадлежа к нему сердцем. Сущность подвига против греха, подвига, которым обязан подвизаться каждый христианин, заключается в борьбе против греха, в расторжении дружбы с ним, в побеждении его в самой душе, в уме и сердце, которым не может не сочувствовать тело.

     Неизменяемость в добре — принадлежность будущего века. Земная жизнь до последнего часа ее — поприще подвигов произвольных и невольных. Великий Павел говорит:

«Умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како иным проповедуя, сам неключим буду»
1Кор, 9:27

     Апостол говорит это о том осоленном и освященном Божественною благодатью теле, которому не сделал никакого вреда злейший яд ехидны, которого одежды производили исцеления. И такое тело нуждалось в порабощении и умерщвлении, чтоб умерщвленные его страсти не ожили и вечная смерть не воскресла! Доколе христианин, хотя бы он был сосудом Святого Духа, странствует на земле, дотоле вечная смерть может воскреснуть в нем, греховность может снова объять и тело, и душу. Но и одного собственного подвига недостаточно для служителей Божиих к укрощению падения, гнездящегося в естестве, постоянно стремящегося восстановить свое владычество: им нужна помощь от Бога. Вспомоществует им Бог Своею благодатью и жезлом наказания отеческого соразмерно благодати каждого.

     Самое чистое естество человеческое имеет в себе НЕЧТО ГОРДОЕ, замечает преподобный Макарий Великий. Вот причина, по которой рабы Божии подвергают себя произвольным лишениям и скорбям, — одновременно подвергаются различным скорбям и искушениям по попущению Промысла Божия, вспомоществующего скорбями подвигу рабов Божиих, охраняющего скорбями подвиг их от растления грехом. Путь земной жизни для всех святых был путем многотрудным, тернистым, исполненным лишений, обставленным бесчисленными напастями.

     Блаженный Симеон Метафраст в жизнеописании великомученика Евстафия поясняет:

« Отчего так? Оттого, что нет человека, который бы безвредно для души своей мог пребывать на высоте земного величия и благоденствия. Если б кто был равноангельным по нравственности, и тот поколеблется. В нас, в душах наших насаждена падением нашим способность изменяться. Мы не можем не соответствовать и не сообразоваться расположением нашего духа внешним обстоятельствам нашим и вещественному положению.
«Прильпе земли душа моя! (Пс. 118, 25; ср., Пс. 137, 7)
— исповедуется Богу пророк от лица каждого падшего человека: подымает меня с земли, отторгает от нее, вводит во спасение десница Твоя, Твое всесвятое Слово и Твой всесвятой Промысл, растворяя скорбями мое временное благополучие и вместе утешая меня благодатным духовным утешением, вдыхающим влечение к небу в сердце мое. Без этой помощи Божией, по моей несчастной наклонности, которой я не могу противостать одними собственными силами, я бы привязался умом и сердцем исключительно к одному вещественному и страшно, гибельно обманул бы себя, забыв о вечности, о уготованных мне благах в ней, утратил бы их невозвратимо».

     Что скажем мы, грешные, о встречающихся нам скорбях? Какая, во-первых, начальная причина их?

Начальная причина страданий человеческих, как мы видели, — ГРЕХ, и очень правильно поступит всякий грешник, если при постигших его печалях немедленно обратит мысленные взоры к грехам своим, сознается в грехах, обвинит грехи свои, обвинит себя за грехи свои, признает скорбь праведным наказанием Божиим.

Есть и другая причина скорбей: это — милосердие Божие к немощному человечеству. Попуская грешникам скорби, Бог возбуждает их к тому, чтоб они опомнились, чтоб они остановились среди неудержимого увлечения своего, вспомнили о вечности, о своих отношениях к ней, вспомнили о Боге, о своих обязанностях к Нему. Скорби, попускаемые грешникам, служат признаком, что эти грешники еще не забыты, не отвержены Богом, что усматривается в них способность к покаянию, исправлению и спасению.

     Грешники, наказуемые Богом, ободритесь:

«егоже бо любит Господь, наказует; биет же всякаго сына, егоже приемлет»
Евр, 2:16

     Это возвещает нам Священное Писание, вразумляя, утешая, укрепляя нас:

«Приимите наказание, да не когда прогневается Господь, и погибнете от пути праведнаго»
Пс, 2:12

     Приимите наказание сознанием, что вы достойны наказания; приимите наказание славословием за наказание, славословием правосудного и в правосудии своем милосердого Бога; примите наказание беспристрастным рассмотрением вашей протекшей жизни, исповеданием ваших согрешений, омовением согрешений слезами покаяния, исправлением поведения вашего.

     Возвращение ко греху, навлекшему на нас гнев Божий, уврачеванному и прощенному Богом, служит причиною величайших бедствий, бедствий преимущественно вечных, загробных. Тридцать восемь лет томился расслабленный в недуге за грех свой. Наказание значительное! Но Господом возвещается еще большее наказание за возвращение ко греху. Что это за наказание, более тяжкое, нежели болезнь, державшая больного в течение целой жизни на одре, среди всех лишений? Не что иное, как вечная мука во аде, ожидающая всех некающихся и неисправимых грешников. Аминь.

Грех не душу только поражает, но и тело. В иных случаях это весьма очевидно; в других, хоть не так ясно, но истина остается истиною, что и болезни тела все и всегда от грехов и ради грехов. Грех совершается в душе и прямо делает ее больною; но так как жизнь тела от души, то от больной души, конечно, жизнь не здоровая. Уже то одно, что грех наводит мрак и тугу, должно неблагоприятно действовать на кровь, в которой основание здоровья телесного. Но когда припомнишь, что он отделяет от Бога - Источника жизни, и ставит человека в разлад со всеми законами, действующими и в нем самом и в природе, то еще дивиться надо, как остается живым грешник после греха. Это милость Божия, ожидающая покаяния и обращения. Следовательно, большому, прежде всякого другого дела, надо поспешить очиститься от грехов и в совести своей примириться с Богом. Этим проложится путь и благодетельному действию лекарств. Слышно, что был какой-то знаменательный врач, который не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится св. Таин; и чем труднее была болезнь, тем он настойчивее этого требовал.
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Дополнительные материалы

Церковнославянский текст (транслитерация) Современный перевод
Стихи:
Глагол Христов, стягнение разслабленному:
Сице исцеление сей глагол и токмо
.
Стихи:
Слово Христа укрепляет сущею рядом
И оттого лишь слово сие врачевание есть
В тойже день, в неделю четверую по Пасце, разслабленнаго память творим, и якоже подобает сицевое Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа празднуем чудо. В сей день, в неделю четвертую по Пасхе, совершаем воспоминние о расслабленном и по обычаю празднуем это чудо.
Положися убо и сие зде, яко во время у еврей пятидесятницы Христос содея сие: вшед бо во Иерусалим на праздник, и в пятопритворней купели быв, юже Соломон созда, яже и Овчая наречена бысть, яко во святилищи на жертву закалаемых овец, тамо внутренняя измываху. Или за еже первее тамо входящу, внегда от аггела единицею в лето вода возмущаема бе, здраву являтися. Праздновать чудо над расслабленным положено здесь и потому, что Христос совершил его во время еврейской Пятидесятницы. Придя в Иерусалим на праздник, Он вошел в купальню с пятью крытыми ходами, которую построил Соломон и которая называлась Овчей, потому что там мыли внутренности овец, закалаемых для жертвоприношения в храме, или потому, что всякий входящий туда первым, как только вода однажды в году приводилась в волнение ангелом, оказывался здрав.
Обретает убо тамо человека, тридесять и осмь лет имуща, и в недоумении суща, кто бы ввергл в воду его лежащаго: от негоже и наказуемся, колико благое ждание и терпение. И яко понеже крещение датися имяше чистительное греха всякаго, усмотри Бог в ветхом водою содеватися чудесем, да егда оное будет, удобно приимется. И вот, находит там человека пребывающего в болезни тридцать восемь лет и за неимением того, кто вверг бы его, лежащего напрасно, в воду. Итак, научаемся отсюда, какое благо есть терпение и твердость, и одновременно тому, что Бог, поскольку надлежало явиться дару Крещения, очищающего всякий грех, предусмотрел в Ветхом Завете чудеса от воды, чтобы дар сей, когда явится, был бы с готовностью принят.
Над сего убо разслабленнаго, Иара сице некако именуема, приходит Иисус, и вопрошает его. Он же неимение споспешествующаго Ему предлагает. И Христос, еже о толице истаятися сему немощию ведый, глаголет: возми одр твой, и ходи. И абие здрав является: и одр на рамо взем, да не привидение дело мнится, несяше в дом свой. К сему-то расслабленному, которого некоторые неизвестно почему именуют Иаром, и приходит Иисус, спрашивая его, хочет ли быть здрав, а тот указывает в ответ на неимение помогающего. Христос же, зная, насколько он истомлен болезнью, говорит: "Возьми постель твою и ходи" (Ин. 5:8). И мгновенно человек тот оказывается здрав и, взявши на плечи ложе, чтобы дело сие не почли за призрачное, направляется с ним домой.
Субботе же сущей, возбраняемь бяше от иудей ходити. Он же исцелившаго и предлагаше, яко рекша в субботу ходити, не ведый каков есть: Иисус бо, глаголет, народу тамо собравшуся, уклонися укрывся. По сих же обрете его Иисус во святилищи, и глаголет ему: се здрав был еси, ктому не согрешай, да не горшее что тебе будет. А поскольку была суббота, иудеи возбраняли ему ходить, он же ссылался на Исцелившего, который в субботу повелел ему идти, хотя и не знал, кто Он, ибо Иисус, говорит евангелист, из-за собравшегося там народа отступил и скрылся. После того находит его Иисус в храме и говорит: Вот, ты выздоровел; "не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже" (Ин. 5:14).
Сие же рекоша нецыи рещи Христу, неправо глаголюще: понеже той имяше дати Иисусу ударение послежде, егда архиерею Каиафе предстояше, и горшее разслабления искушение оттуду наследити, вечным огнем, не тридесять и осмь лет токмо, но присно мучитися. Некоторые, неправо разумея, говорят, будто Христос сказал это потому, что человек сей впоследствии, когда Он предстоял первосвященнику Каиафе, ударил Его по щеке, за что и получит в удел пытку вечным огнем, горшую расслабления, и не только тридцать восемь лет, но всегда будет страдать.
Паче же показа Христос, от грех ему разслабления приключитися немощи. Не убо всякая болезнь от грех, но и от естественна недуга, и от объядения, и неполезнства, и иных многих находит. Разумев убо разслабленный, яко Иисус есть сотворивый его здрава, сего иудеем устрояет ведома. Они же на гнев поострившеся, искаху убити Христа, яко убо субботу разрушаше. Он же тем многая глаголаше, составляя, яко праведно и в субботу благодействовати: и яко Той Сам есть, иже субботу рекий блюсти, яко равен есть Отцу, и якоже Он еще делает, тако и Сей. Однако Господь скорее всего указал, что болезнь расслабления приключилась с ним от грехов. Впрочем, не всякая немощь бывает от грехов, но и от естественного недуга, и от многоядения, и от небрежения, и от иных причин. Расслабленный, достоверно узнав, что сделавший его здравым был Иисус, доводит сие до сведения иудеев. А те, распаляясь мщением, ищут убить Христа за то, что Он будто бы субботу нарушил. Христос много с ними беседовал, доказывая, что и в субботу благотворить – дело правое, и что Он, как Равный Отцу, есть Тот, Кто повелел блюсти день субботний, и как Отец делает доселе, так и Он делает (Ин. 5:17).
Ведомо же, яко ин сей разслабленный, онаго иже в Матфеи разслабленнаго: оно убо в храмине содеяся, и служащым оному человеком, и оставляются тебе греси, слышавшу. Сие же в притворе содеяся, и человека не имеяше, якоже глаголет священное Евангелие, и яко одр взят якоже и оный. Подобает знать, что расслабленный этот – иной, нежели у Матфея (Мф. 9:2-7). То исцеление совершилось в доме, и люди служили человеку тому, который и услышал: "Прощаются тебе грехи твои" (Мф. 9:2). А это в притворе произошло, и расслабленный, по слову Священного Евангелия, «человека не имел» (Ин. 5:7), постель же свою взял, как и тот.
Празднуется же ныне, за еже в пятидесятнице и сему содеятися, якоже и еже о самаряныне и о слепом. Фому бо и мироносицы, во уверение еже из мертвых воскресения Христова празднуем: прочая же до вознесения: зане сия во время пятидесятницы иже от еврей различно действова, и яко о сих Иоанн вкратце тако помяну. Ныне же чудо это празднуется потому, что и оно в Пятидесятницу совершено, подобно бывшему с самарянкой и слепым. Ибо Фоме и мироносицам празднуем во удостоверение Христова восстания из мертвых, прочее же – до Вознесения, поскольку Он совершил это различным образом во время еврейской Пятидесятницы и потому еще, что об этом столь подробно вспоминает Иоанн.
Неизреченною милостию Твоею, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь. По беспредельной милости Твоей, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Господь наш Иисус Христос пришел на праздник в Иерусалим. У Овечьих ворот этого города стояла купальня, называемая по-еврейски Вифезда, что значит Дом милосердия. Эта купальня была окружена пятью крытыми ходами, в которых лежало огромное множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, которое по временам производил сходивший в купальню Ангел. И тогда всякий больной, прежде других сошедший в воду, чудесно исцелялся от своей болезни, какая бы она ни была. Кому же, если не Предвечному Сыну Бога милосердия и Отца щедрот подобало войти в Дом Милосердия?

   

Среди огромного множества больных лежал уже 38 лет расслабленный, никогда не успевавший первым войти в воду по возмущении ее. К нему подошел Всеведущий Сын Божий и спросил, хочет ли он быть здоровым. Тихо и кротко отвечал несчастный страдалец: «…так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня» (Ин. 5:7).

   

Господь Иисус Христос, Сердцеведец и Всеведущий, знал, как огромно и безмерно было терпение этого страдальца, знал, как несокрушима была его надежда на милость Божию. Ей изумляемся и мы, слыша разговор несчастного расслабленного с Господом Иисусом. Кто другой на его месте лежал бы 38 лет в купальне и не вернулся бы домой, потеряв терпение?! Кто не убедился бы в тщетности своей надежды на чудо Божие? Кто даже не возроптал 6ы на Бога?! А он терпел, он продолжал надеяться, ибо сердце его было кротко и смиренно. И стоит доселе пред всем христианским миром в пример малодушным этот гранитный столп веры, терпения и надежды.

   

А от Господа Иисуса Христа получил он воздаяние за кротость сердца своего, воздаяние, какое возможно было только для Сына Божия, ибо услышал расслабленный от Него приказ, какой мог дать только Господь и Спаситель наш Иисус Христос: «Встань, возьми постель твою и ходи» (Ин. 5:8).

   

Вспомним написанное в четвертой главе Евангелиста Матфея: «И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. И прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их» (Мф. 4:23-24).

   

Почему обо всем этом множестве чудес Христовых так коротко повествует или даже только упоминает Евангелист Матфей? Почему Апостол и Евангелист Иоанн Богослов так подробно написал об исцелении расслабленного в купальне близ Овечьих ворот, и этому чуду посвящается четвертая неделя Святой Пятидесятницы? Потому, думаем мы, что в Божественном свете Воскресения Христова последние чудеса Его, особенно такие яркие как исцеление расслабленного, воспринимаем мы гораздо более глубоко, чем более ранние чудеса Христовы, в которых Он также являл Себя миру как величайший Чудотворец; потому, чтобы с особенной силой запечатлелся в наших сердцах образ страдальца – расслабленного, сумевшего 38 лет хранить всю силу надежды на милосердие Божие.

   

Вифезда – Дом Милосердия – представляется нам не как место чудесных исцелений больных телом, а как грешный мир, требующий исцеления духовного, которое и было целью воплощения Сына Божьего, Его проповеди и безмерной спасающей силы Его Голгофского Креста.

   

Отдадим же всецело сердца наши Спасителю нашему от власти греха Господу Иисусу Христу и с Его всесильной помощью пойдем в далекий путь, ведущий в Царство вечной славы, покоя и радости, хотя бы и труден был этот узкий и каменистый путь.

   

Аминь.

В четвертую Неделю по Пасхе Церковь воспоминает чудесное исцеление расслабленного, пребывавшего в недуге тридцать восемь лет (Ин. 5,1-14). Это чудо Иисус Христос совершил во второй год Своей проповеди во время иудейской пятидесятницы.

Поскольку исцеление расслабленного было совершено в годовой иудейский праздник, то и воспоминается оно в настоящие праздничные дни. Вместе с тем, в исцелении расслабленного мы видим благовестие о силе и славе Христа Распятого и Воскресшего, который озарил Вселенную светом Своего Воскресения, который для всех есть Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1, 23-24).

В дни Пятидесятницы Церковь представляет нам эти Евангельские события, в которых ясно видны и Божия сила, и Божия премудрость (ср.: Апостол на Литургии - Деян. 9, 32-42). В исцелении расслабленного Церковь видит образ обновления жизни всего человечества чрез Воскресение Христово.

Вместе с воспоминанием об исцелении расслабленного в некоторых тропарях канона прославляется также святой Архистратиг Михаил как предводитель Небесного воинства, служащего верующим. Поэтому Евангелие Недели о расслабленном благовествует о том, что Ангел Господень «возмущаше воду» в купальне Силоамской.

В среду 4-й седмицы празднуется Преполовение Пятидесятницы, то есть половина времени, прошедшего от Пасхи до Пятидесятницы. Преполовение соединяет два великих христианских торжества - Пасху и Сошествие Святого Духа. «Празднику преполовляющуся, Твоего, Христе, Воскресения и Божественнаго пришествия Святаго Твоего Духа, сошедшеся, чудес Твоих воспеваем таинства». В этот день воспоминается событие из жизни Христа Спасителя, когда Он в Преполовение ветхозаветного праздника Кущей учил в храме о Своем Божественном посланничестве и о таинственной воде, под которой разумеется благодатное учение Христово и благодатные дары Святого Духа. Об этой воде говорится и в тропаре Преполовения. «Преполовившуся празднику, жаждущую душу мою благочестия напой водами, - яко всем, Спасе, возопил еси: «Жаждай да грядет ко Мне и да пиет». Источниче жизни нашея, Христе Боже, слава Тебе».

Вся служба Преполовению совершается по Триоди. Накануне праздника Преполовения совершается великая вечерня. Но стихословится не «Блажен муж», а рядовая кафизма: на вечерне бывает вход с кадилом и читаются три паремии. На утрене полиелея нет, но поется великое славословие. Канон - по Триоди. Канона Пасхи нет. Катавасия «Море огустил еси». Вместо «Честнейшую Херувим» - на утрене и вместо «Достойно» - на Литургии поется не «Светися, светися», а ирмос: «Чужде матерем девство». В этот день после Литургии обычно совершается водоосвящение в воспоминание Божественного учения о живой воде Святого Духа.

Преполовение празднуется 8 дней. Отдание - в среду 5-й седмицы. На отдание за Литургией поется задостойник: «Чужде матерем девство». Между праздником Преполовения и его отданием поется задостойник: «Ангел вопияше» и «Светися, светися».

ШИМАНСКИЙ ГЕРМОГЕН ИВАНОВИЧ. ЛИТУРГИКА. Учебное пособие для Духовных Семинарий

Божественная Литургия 7 мая 2017 года

Евангелие от Иоанна 5:1-15 (зачало 14)

Евангелие от Иоанна


Стих 5:1

По си́хъ [же] бѣ́ прáздникъ Иудéйскiй, и взы́де Иисýсъ во Иерусали́мъ.
По си1хъ (же) бЁ прaздникъ їуде1йскій, и3 взы1де ї}съ во їеrли1мъ.
После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим

     "После сего был праздник Иудейский". Какой праздник? Мне кажется, праздник Пятидесятницы.
     "И пришел Иисус в Иерусалим". Он часто приходил на праздники в этот город, частью для того, чтобы казаться празднующим вместе с иудеями, а частью для того, чтобы привлекать к Себе незлобивый народ. Эти простосердечные люди наиболее сходились в эти праздники.
"После сего" - т. е. после событий (meta tauta множ. число. Ср. meta touto - един. число в 12-м ст. 2-й главы), описанных Иоанном в 4-й гл.
Был праздник иудейский". Что это за праздник? Вероятнее всего предположить, что таким выражением Иоанн хотел обозначить праздник Кущей, как наиболее веселый и любимый в народе. Просто праздником (h eorth) называется иногда праздник Кущей и в книгах Ветхого Завета (3 Цар. 8:2; (Иез. 45:25); (Неем. 8:14); (3 Цар. 12:32) и у Иосифа Флавия (Древн. 20:9, 3; 13:13, 5). Ни о Пасхе, ни о Пятидесятнице нельзя сказать ничего подобного, - тем менее о празднике Пурим. Напр., в Ветхом Завете у 70-ти праздник 50-цы (по-арамейски - Асарта, по-еврейски - Ацерет) нигде не обозначен просто выражением праздник (h eorth). Но если Иоанн здесь имеет в виду праздник Кущей, то значит, что между прохождением Христа по Самарии в январе (Ин. 4:35) и настоящим событием, случившемся в Иерусалиме в начале октября (от 15 до 22 месяца Тисри), прошло около девяти месяцев, в течение которых Господь прожил в уединении в Галилее, не посетив в предшествующую Пасху (2-ю Пасху) Иерусалим.
"Пришел Иисус в Иерусалим". Господь приходит в Иерусалим один, без учеников, которые в это время, по-видимому, вернулись к своим прежним занятиям. Можно предполагать, впрочем, что Апостол Иоанн, у которого была возможность прибыть с Господом в Иерусалим, не оставлял своего Учителя и в это пребывание Христа в Иерусалим. Иначе откуда он мог бы заимствовать речь Христа, сказанную по поводу исцеления расслабленного? (Предположение Эдершейма, что Христос Сам впоследствии передал ее содержание Иоанну, неправдоподобно: в Евангелиях нет нигде ни малейшего указания на такой способ ознакомления Матфея и Иоанна с речами Христа).

Стих 5:2

Е́сть же во Иерусали́мѣхъ óвчая купѣ́ль, я́же глагóлется Еврéйски Виѳесдá, пя́ть притвóръ имýщи:
є4сть же во їеrли1мэхъ џвчаz купёль, ћже глаго1летсz є3вре1йски виfесдA, пsть притвHръ и3мyщи:
Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда*, при которой было пять крытых ходов. //*Дом милосердия.

     Около Овечьих ворот (Неем. 3:32); (Неем. 12:39), которые находились в северной части стены, [о расположении ворот см. прим. ред. ниже] существовала купальня или пруд с пятью крытыми ходами, в которых лежали больные. Эта купальня называлась по-еврейски (правильнее: по-арамейски) Вифезда (Beth-Chesdah), т. е. "дом милости", "милосердой любви". Когда Иоанн писал свое Евангелие, купальня эта еще существовала (он говорит: есть). Опустошение, произведенное в Иерусалиме Титом в 70-м году, очевидно, было вовсе не так ужасно, как изображает его Иосиф Флавий (Иудейская война 7:1, 1) и известные раньше места и остатки зданий еще можно было найти в городе. Евсевий Кесарийский говорит, что в 70-м году погибла только половина Иерусалима (Demonstr. 6:18, 10; ср. Церк. Ист. 4: 23, 18). В беседе, приписываемой святому Афанасию, говорится, что означенная купальня существовала и тогда, в 4-м веке (ed. Montfauc. 2:70; Ср. статью Полянского "о Вифезде" в сообщениях Палестинского Общества за 1910 г.).
     Купальня называлась "овчею", потому что к ней пригоняемы были жертвенные овцы и в ней омывались их внутренности.
     Под овчею купелью разумей, пожалуй, благодать крещения, которою Господь Иисус, закланное за нас Овча, омылся, крестившись за нас. Купель эта имеет пять ходов. Ибо в крещении являются четыре добродетели и созерцание с догматами.
        Справедливо она может быть названа овчею. Ибо в ней, как овцы, омываются внутренности и помыслы святых и незлобивых, уготовляющих себя в жертву живую и благоугодную Богу.

Стих 5:3

въ тѣ́хъ слежáше мнóжество боля́щихъ, слѣпы́хъ, хромы́хъ, сухи́хъ, чáющихъ движéнiя воды́:
въ тёхъ слежaше мно1жество болsщихъ, слэпы1хъ, хромы1хъ, сухи1хъ, чaющихъ движе1ніz воды2:
В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды,

     Многие думали, что вода получала некоторую божественную силу от одного того, что в ней омывались внутренности жертв, что потому и Ангел сходил на сию воду как на избранную и чудодействовал. Кажется, Божественный Промысел предустроил чудо в этой купальне для того, чтобы издалека вести иудеев к вере во Христа. Так как имело быть даровано крещение, имеющее великую силу и величайший дар, ибо оно очищает от грехов и оживляет души, то Бог предживописует крещение в иудейских обрядах и дает иудеям, например, воду, очищающую их от нечистот, хотя не существенных, а мнимых, например, от нечистоты вследствие прикосновения к мертвецу или к прокаженному, и много подобного; дает также и чудо этой купальни, руководящее их к принятию крещения. Ангел, нисходивший по временам, возмущал воду и сообщал ей целительную силу. Ибо не от естества воды, чтобы ей исцелять самой по себе (в таком случае это было бы всегда), но все зависело от действия Ангела. Так и у нас вода крещения есть простая вода, но чрез божественное нисхождение, получив благодать Духа, она уничтожает душевные болезни. Слеп ли кто, то есть имеет поврежденные очи душевные и не может различить добро от зла; хром ли кто, то есть неподвижен к деланию добра и преуспеянию в добре; иссох ли кто совершенно, то есть находится в состоянии отчаяния и не имеет в себе ничего доброго, - вода сия всех исцеляет. И тогда слабость не позволяла некоторым получить исцеление, а ныне мы не имеем никакого препятствия к крещению. Ибо за выздоровлением одного прочие не остаются без исцеления; но, хотя бы вся вселенная сошлась, благодать не уменьшится.      Возмущение воды в купальне означает то, что в ней возмущаются духи злобы, сокрушаемые и попираемые благодатью Святаго Духа. О, если бы и нам получить здоровье! Нам, которые расслабели и неподвижны ко всякому доброму делу, и не имеем человека, то есть смысла человеческого, как бы уподобившиеся скотам несмысленным, чтобы он опустил нас в купель слезного покаяния, в которую кто войдет первым, тот получает исцеление. Ибо надеющийся на последующее время и отлагающий покаяние, и не спешащий покаяться здесь, но опаздывающий, не получает исцеления. Итак, старайся войти первым, чтобы смерть не захватила тебя.
     Сию купель покаяния возмущает Ангел. Какой? Ангел великого совета Отчего, Христос и Спаситель. Ибо если божественное учение не коснется нашего сердца и не произведет в нем возмущения напоминовением о муках в будущем веке, то купель сия не будет действенна, и здоровья расслабленной душе не бывает.
     Здесь описывается чудо, совершавшееся в купальне над теми больными, которые успевали окунуться в воду тотчас после того, когда ее возмущал сходивший по временам Ангел. Новейшие издатели евангельского текста, однако, из обоих этих стихов делают только один, оставляя слова: "в них (т. е. в крытых ходах или галереях) лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших".

Стих 5:4

áнгелъ бо Госпóдень на [вся́ко] лѣ́то схождáше въ купѣ́ль и возмущáше вóду: [и] и́же пéрвѣе влáзяше по возмущéнiи воды́, здрáвъ бывáше, яцѣ́мъ же недýгомъ одержи́мь бывáше.
ѓгг7лъ бо гDень на (всsко) лёто схождaше въ купёль и3 возмущaше во1ду: (и3) и4же пе1рвэе влaзzше по возмуще1ніи воды2, здрaвъ бывaше, kцёмъ же недyгомъ њдержи1мь бывaше.
ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью.

Кодекс александрийский, Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, и почти все латинские церковные писатели, Вульгата, Коптский перевод, имеют у себя слова 4-го стиха. Что же касается того, как сам евангелист относился к народному верованию в чудодейственную силу воды этой купальни, об этом нельзя сказать ничего определенного. По-видимому, он просто сообщает здесь воззрение, которое существовало в его время у иудеев, которые обычно видели в необыкновенных и непонятных им явлениях природы действия небесных духов, имевших в своем ведении ту или другую область или стихию природы. В Апокалипсисе также упоминается об Ангеле вод (Откр. 16:5), и это обстоятельство подает повод предположить, что и сам Иоанн не был чужд общеиудейскому представлению о существовании особых Ангелов, действующих на людей посредством разных стихий природы. И мысль эта в общем согласна с верой в бытие божественного промысла, тем более, что евангелист говорит, что это действие Ангела на воду совершалось не регулярно в известные сроки, а через довольно неопределенные промежутки времени (по временам - выражение неопределенное, которое именно обозначает неодинаковые промежутки между схождениями Ангела, что и обозначено словом (kata kairon).
     Что это за способ врачевания? Какое здесь таинство нам указывается? Не напрасно же и не без причины написано это; здесь как бы в образе и подобии представляется нам будущее, чтобы, когда случится нечто весьма необычайное и неожиданное, не поколебалась у многих сила веры. Что же здесь изображается? Намерение было даровать нам крещение, имеющее в себе великую силу и величайшие блага, крещение, очищающее от всех грехов и людей из мертвых делающее живыми. Вот это-то, как бы в образе, и предызображается здесь в купели, как и во многих других установлениях.
     Так предварительно Бог даровал воду, очищающую нечистоты тела, скверны не существенные, а только кажущиеся такими, – каковы, например, от прикосновения к умершим, от проказы и от других подобных причин. Да и многое в ветхом завете, как видим, совершалось с этой целью посредством воды.
     Но возвратимся к своему предмету. Итак, Бог, как я сказал, установил сначала очищение посредством воды нечистот телесных, а потом и различных болезней. Желая привести нас ближе и ближе к благодати крещения, Он врачует уже не одни нечистоты, но и болезни. Действительно образы ближайшие к истине [То есть по времени ближайшее к Новому Завету.], как относительно крещения, так и страданий и других предметов, были вообще явственнее прообразов древнейших. Как ближайшие к царю, оруженосцы блистают светлее тех, которые от него стоят в отдалении, так было и в прообразованиях. Ангел сходил и возмущал воду, и сообщал ей целебную силу, чтобы внушить иудеям, что тем более Господь ангелов может исцелять все болезни душевные. Но как здесь врачевала не просто естественная сила воды (иначе это бывало бы всегда), но действием ангела, так и над нами вода не сама по себе действует, но когда воспримет благодать Духа, тогда и очищает все грехи. Около этой купели лежало великое множество больных, слепых, хромых, сухих, ожидавших движения воды. Но тогда слабость была препятствием для желающего получить исцеление, а ныне всякий свободно может приступать. Не ангел воду возмущает, а Господь ангелов совершает все это. И уже не может болящий сказать: "не имею человека; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня" (ст.7). Но хотя бы стекалась вся вселенная, благодать не оскудевает и сила ее не истощается, а остается всегда одинакова, как и прежде. Как солнечные лучи светят каждый день и не истощаются, так и еще более сила Духа нисколько не уменьшается от множества приемлющих ее. А так было для того, чтобы видевшие, как водой могут быть исцеляемы болезни телесные, и испытавшие это в течение долгого времени, легче поверили, что могут быть исцеляемы и болезни душевные

Стих 5:5

Бѣ́ же тý нѣ́кiй человѣ́къ, три́десять и óсмь лѣ́тъ имы́й въ недýзѣ [своéмъ].
Бё же тY нёкій человёкъ, три1десzть и3 џсмь лётъ и3мы1й въ недyзэ (свое1мъ).
Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет.

     Предающийся телесным наслаждениям не может быть неутомимым в добродетели и легко устремляющимся к ведению. Поэтому он не имеет человека - то есть сознательного рассуждения, который, когда возмутится вода, опустил бы его в купальню, то есть в добродетель, могущую вместить ведение и исцеляющую всякий недуг, если, конечно, болящий по своему нерадению не мешкал и не был охвачен еще раньше и другим недугом, препятствующим его исцелению. Поэтому [расслабленный] и пролежал в немощи тридцать восемь лет. Ибо тот, кто созерцает зримое творение не для прославления Бога и не возносит благочестиво мысль свою к умопостигаемому естеству, по справедливости пребывает в расслаблении указанное число лет. Ведь число тридцать, воспринимаемое с точки зрения естественного созерцания, означает чувственную природу, а рассматриваемое с точки зрения [духовного] деления, оно означает практическую добродетель. Число же восемь, постигаемое с точки зрения естественного созерцания, означает умопостигаемую природу нетелесных (существ], а с точки зрения умозрительной — премудрое богословие. Тот, кто не подвигается этим к Богу, остается расслабленным до тех пор, пока не приходит к нему [Бог] Слово и не научает его, повелевая кратко: Встань, возьми постель твою и ходи — то есть [Бог Слово] повелевает быть властителем [своего] ума и [хранить] его от обдержащей любви к наслаждениям, тело поднять на плечи добродетелей и уйти в дом [свой], то есть, разумеется, на Небо. Ибо подобает более худшему быть поднятым лучшим на плечи [духовного] делания ради добродетели, нежели чем допустить, чтобы лучшее увлекалось худшим, вследствие расслабленности души, в погоню за наслаждениями.

Стих 5:6

Сегó ви́дѣвъ Иисýсъ лежáща, и разумѣ́въ, я́ко мнóга лѣ́та ужé имя́ше [въ недýзѣ], глагóла емý: хóщеши ли цѣ́лъ бы́ти?
Сего2 ви1дэвъ ї}съ лежaща и3 разумёвъ, ћкw мнHга лBта ўже2 и3мsше (въ недyзэ), гlа є3мY: хо1щеши ли цёлъ бы1ти;
Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров?

     Больной, очевидно, уже утратил способность сознавать всю силу своего несчастия, и Христос Своим вопросом возбуждает в нем упавшую надежду на возможность исцеления, возбуждает желание выздороветь. Вместе с этим Христос направлял на Себя внимание больного, хотел дать ему уразуметь, что исцеление больному может подать Он.
     Почему Господь и спрашивает его, желая показать нам терпение сего человека. Спрашивает не для того, чтобы узнать, потому что не только излишне, но и безумно спрашивать больного, хочет ли он быть здоровым. Так я сказал, что Он спрашивает для того, чтобы показать нам терпение этого человека.
     Христос же не сказал «хочешь ли, Я исцелю тебя?» для того, чтобы не показаться тщеславным.

Стих 5:7

Отвѣщá емý недýжный: éй, Гóсподи, человѣ́ка не и́мамъ, да, егдá возмути́тся водá, ввéржетъ мя́ въ купѣ́ль: егдá же прихождý áзъ, и́нъ прéжде менé слáзитъ.
TвэщA є3мY недyжный: є4й, гDи, человёка не и4мамъ, да, є3гдA возмути1тсz водA, вве1ржетъ мS въ купёль: є3гдa же прихождY ѓзъ, и4нъ пре1жде менє2 слaзитъ.
Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня.

     Для того Христос и спросил: «хочешь ли быть здоров», чтобы мы узнали все это. Не сказал, однако же, ему: хочешь ли, Я исцелю тебя? — потому что тогда еще не имели о Нем столь высокого мнения; а говорит: «хочешь ли быть здоров»? Но изумительно терпение расслабленного. Находясь в болезни тридцать восемь лет и каждый год ожидая исцеления, он оставался тут и не отходил. Ведь если не продолжительность прошедшего времени, то неверность будущего могла бы отвлечь его от этого места, когда бы он не был так терпелив. Представь себе, как без сомнения и другие страждущие там были бдительны; да и время, в которое возмущалась вода, не было известно. Впрочем, хромые и увечные могли наблюдать; как же видели слепые? Они, может быть, узнавали о движении воды из происходившего при этом шума.
     Итак, устыдимся, возлюбленные, устыдимся и будем оплакивать великое наше нерадение. Тот тридцать восемь лет ожидал и не получал, чего желал, однако не отходил; и не получал не по собственному нерадению, а потому, что находил препятствия со стороны других и терпел насилие: но при всем том не ослабевал духом. А мы, если только десять дней проведем в ожидании того, чего усиленно просим и если не получим, то уже не расположены бываем употребить снова то же старание. Ради людей мы усердствуем столь долгое время, и, служа в войсках и тяжкие работы исправляя, и исполняя раболепные услуги, хотя, наконец, часто теряем и самую надежду (на награду); а ради Господа нашего, от которого, без сомнения, можем получить награды гораздо больше самых трудов («надежда не постыжает», говорит Писание (Рим. 5:5)), мы не стараемся показать надлежащее усердие — мы не терпим.
     Какого же наказания заслуживает это? Хотя бы мы и ничего не получили от Него, одно продолжительное собеседование с Ним не следует ли считать стоящим бесчисленных благ? Но постоянная молитва, говоришь ты, трудное дело. А какое из добрых дел, скажи мне, не трудно? Да в том–то, скажешь ты, и затруднение большое, что с пороком сопряжено удовольствие, а с добродетелью труд. Я думаю, многие на это ищут объяснения.
     Какая же тому причина? Вначале Бог даровал нам жизнь, свободную от заботы и чуждую трудов; но мы не воспользовались, как должно этим даром, а развратились по нерадению и лишились рая. Тогда–то Бог соделал уже жизнь нашу многотрудной, и, в оправдание свое перед родом человеческим, как бы так говорит:
Я даровал вам сначала наслаждения; но вы от своеволия сделались худшими;
поэтому Я определил наложить на вас труды и пот.
Когда же и труды не обуздали нас, Он дал закон, содержащий в себе заповеди, наложив на нас, как на коней неукротимых, узды и путы, чтобы удержать порывы, как делают укротители коней.
     Вот почему жизнь наша сопряжена с трудами, так как без трудов мы обыкновенно развращаемся. Природа наша не может бездействовать, а иначе легко преклоняется к злу. Положим, например, что человеку целомудренному, или отличающемуся какою–либо другой добродетелью, не нужны были бы никакие подвиги, а он бы и спал и, однако же, во всем успевал: к чему бы привело такое ослабление? Не к гордости ли и высокомерию? Да для чего же, говоришь ты, со злом сопряжено великое удовольствие, а с добродетелью великий труд и тягость? Но какая же была бы тебе и благодать, или за что же бы ты получил награду, если бы это было дело не трудное? Я и теперь могу указать многих таких, которые по природе отвращаются от общения с женщинами и убегают, как чего–нибудь скверного, самой беседы с ними; но скажи мне, называть ли их за то целомудренными и будем ли мы их увенчивать и прославлять? Никак. Целомудрие есть воздержание и преодоление похотей борьбой. Так и на войне, чем сильнее битва, тем блистательнее тогда бывает и торжество, а не тогда, когда никто и рук не поднимает. Есть много и смирных по природе людей: можем ли называть их кроткими? Никак. Так и Христос, говоря о трех родах скопцов, два из них оставляет без венцов, а один вводит в царствие (Мф. 19:12).
     Да для чего, скажут, нужно зло? И я тоже говорю: но кто же виновник зла? Кто другой, как не наше произвольное нерадение? Но надлежало бы быть, говоришь, одним добрым. А какое свойство добра? Трезвиться ли и бодрствовать, или спать и предаваться беспечности? А почему, скажешь, не признано за лучшее, чтобы добро делалось без труда? Такие слова свойственны животным и чревоугодникам, которые почитают богом свое чрево. Что это слова лености, вот — суди: если бы где–нибудь были властитель и военачальник, и властитель бы спал или пиршествовал, а военачальник с великими трудами одерживал бы победы: кому из них ты вменил бы славу? Кому принадлежал бы плод радостных событий? Видишь, что душа более расположена бывает к тому, в чем более утруждается. Потому и Бог соединил с добродетелью труды, желая прилепить к ней душу. Потому–то мы удивляемся добродетели, хотя сами ее и не исполняем; а порок порицаем, хотя он, кажется и весьма приятен.
     Ты спросишь: почему мы не удивляемся людям добрым по природе, а более тем, которые таковы по свободному произволению? Это потому, что справедливость требует предпочитать трудящегося нетрудящемуся. А почему, скажешь, мы ныне трудимся? Потому, что ты не хотел вести благоразумно жизнь без трудов. Если исследовать внимательно, то ведь бездействие и без того обыкновенно развращает нас и причиняет много трудов. Например, оставим в заключении какого–нибудь человека и станем только кормить его и наполнять его чрево, не позволяя ему ни ходить, ни заниматься каким–либо делом; пусть он наслаждается трапезой и ложем и постоянно пресыщается: может ли что быть несчастнее такой жизни? Но иное дело, скажешь, заниматься чем–нибудь, а иное — трудиться; ведь можно же было тогда делать без трудов? Не так ли? Конечно так; этого и Бог хотел, да ты сам не стерпел. Бог повелел тебе возделывать рай, назначив в этом тебе занятие, но, не присоединив к этому никакого труда; а если бы и вначале у человека был труд, то после Бог не возложил бы на него труда в виде наказания. Можно делать и не утруждаться, как то свойственно ангелам. А что они занимаются делом, послушай, как говорит о том Писание: «крепкие силою, исполняющие слово Его» (Пс. 102:20). Теперь недостаток силы делает нам много труда, а тогда этого не было, так как «кто вошел в покой Его», говорит Писание, «тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих» (Евр. 4:10), — разумея здесь не бездействие, а нетрудность дела.
     Бог еще и ныне действует, как говорит Христос:
«Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5:17)
     Итак, убеждаю вас, отложив всякое нерадение, поревновать о добродетели. Удовольствия порока кратковременны, а скорбь постоянна; от добродетели же напротив радость нескончаемая, а труд — только временный. Добродетель, еще прежде получения венцов, утешает своего труженика, питая его надеждами, а порок, еще прежде наказания, казнит своего последователя, терзая и устрашая его совесть и заставляя на все смотреть с подозрением. А это не хуже ли самых великих трудов, всякого изнурения? А если бы даже этого не было, а было бы одно удовольствие, может ли что быть ничтожнее такого удовольствия? Оно, как скоро является, так и исчезает, увядая и убегая прежде, нежели успеем возобладать им, разуметь ли здесь удовольствия плоти, или роскоши, или богатство; ведь все это каждодневно не перестает стареть. А когда последует еще и наказание и мучение, — что может быть несчастнее людей, предающихся пороку? Итак, зная это, будем терпеть все ради добродетели; таким образом мы сподобимся и истинной радости, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу со Святым Духом слава во веки веков.
Аминь.

Стих 5:8

Глагóла емý Иисýсъ: востáни, возми́ óдръ твóй, и ходи́.
Гlа є3мY ї}съ: востaни, возми2 џдръ тво1й и3 ходи2.
Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи.

     Одром [св. Григорий] называет отдохновение тела, которое расслаблено удовольствиями. И, говорит он, ты не имел человека — то есть не имел мужественного помышления — [человека], который опустил бы тебя в купальню, когда возмутится вода, то есть [помышление,] которое опустило бы тебя в воду очищения, когда в тебе родится помышление, смущающее способность различать лучшее и худшее. А ныне нашел ты человека, вместе и Бога: когда кто-либо очищает, прибегая к учению, то Бог есть тот, кто действует, а человек — орудие, к которому Он прибегает для спасения страждущего. Ты взят от одра, или, лучше, сам взял одр, то есть деятельной добродетелью поднял тело, более им вниз не увлекаемый.
     Но посмотри, как велика премудрость Божья. Христос не тотчас исцеляет его, а сперва предрасполагает его к себе вопросом, пролагая в нем готовый путь вере, и не только исцеляет, но и повелевает взять свой одр, чтобы и совершившееся чудо имело тем более достоверности, и чтобы никто не считал этого события призраком или обманом. Ведь если бы члены (тела) не укрепились твердо и вполне, он не мог бы понести одра. Так Христос и часто делал, чтобы совершенно заградить уста бесстыдных. Так при чуде над хлебами, чтобы никто не мог сказать, что народ обыкновенным образом насытился, и что чудо было только кажущееся, по устроению Его оказалось еще много останков хлеба. И прокаженному очистившемуся, Он говорит: «пойди, покажи себя священнику» (Мф. 8:4), чтобы через это дать более точное доказательство очищения, и вместе заградить бесстыдные уста тех, которые называли Его противником закону Божьему. Подобным образом Он поступил и при обращении воды в вино: Он не просто показал вино, но и приказал отнести его к распорядителю пира, так что тот, признавшись в своем неведении о случившемся, представил, таким образом, несомненное свидетельство о чуде. Потому евангелист и сказал: «распорядитель не знал, откуда [это вино]» (Ин. 2:9), выражая тем неподкупность его свидетельства. И в другом случае, воскресив мертвую, Христос «велел дать ей есть» (Лк. 8:55), и в этом дает видеть признак истинного воскресения. Всем этим Он убеждал бессмысленных, что Он был не обманщик какой–нибудь и не кудесник, но пришел для спасения общего естества человеческого.
     Но почему Христос не требует от расслабленного веры, как это сделал в отношении к слепым, которым сказал: «веруете ли, что Я могу это сделать» (Мф. 9:28)? Потому, что расслабленный еще точно не знал, кто Он. Христос не прежде чудес, а после них обыкновенно делал это. Те, которые видели силу Его на других, справедливо слышали от Него такой вопрос, а те, которые еще не знали Его, а должны были узнать по знамениям, уже после чудес вопрошаются о вере. Потому–то Матфей представляет Христа спрашивающим это у людей, не в начале его чудотворений, а когда Он уже многих исцелил, тогда и спрашивает об этом, и именно только двух слепцов.

Стих 5:9

И áбiе здрáвъ бы́сть человѣ́къ: и взéмъ óдръ свóй, и хождáше. Бѣ́ же суббóта въ тóй дéнь.
И# ѓбіе здрaвъ бы1сть человёкъ: и3 взе1мъ џдръ сво1й и3 хождaше. Бё же суббHта въ то1й де1нь.
И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний.

     Но ты и так можешь видеть веру расслабленного. Услышав слово: «возьми постель твою и ходи», Он не посмеялся и не сказал: что это значит? Ангел нисходит и возмущает воду, и только одного исцеляет, а ты, человек, неужели надеешься сделать больше ангелов одним повелением и словом? Это — гордость, тщеславие, насмешка. Но он ничего такого не сказал, даже не подумал, а, лишь только услышал, тотчас встал, и, получив здоровье, не ослушался данного ему повеления: «встань, возьми постель твою и ходи»
     Необычайная энергия, какая без сомнения обнаружена была Христом в этом повелении, произвела сильный подъем духа и в больном, и он, мгновенно исцелившись, быстро собрал свою постель и пошел вон из купальни. Впрочем, по лучшим кодексам в 9-м стихе не читается слово "тотчас", и это, кажется, более правильное чтение. Христос не хотел обращаться к народу с учением по поводу совершенного Им чуда. Это чудо Он совершил не в качестве знамения для привлечения людей к вере в Него (ср. Ин. 2:18, 23), а как дело милосердия.

Стих 5:10

Глагóлаху же жи́дове исцѣлѣ́вшему: суббóта éсть, и не достóитъ ти́ взя́ти одрá [твоегó].
Глаго1лаху же жи1дове и3сцэлёвшему: суббHта є4сть, и3 не досто1итъ ти2 взsти nдрA (твоегw2).
Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели.

     Исцеление было совершено Христом в субботу, и это подало Иудеям повод обличить исцеленного больного в нарушении субботнего покоя, так как этот человек, исполняя повеление Христа, понес домой свою постель, что запрещено было делать в субботу (ср. Мф. 12:1-8). Под иудеями здесь Иоанн разумеет, очевидно, как и в Ин. 2:18, официальных представителей иудейства, быть может, даже членов Синедриона из числа фарисеев.
     Исцеляет "в субботу", научая людей иначе понимать обряды закона и почитание субботы поставлять не в телесно понимаемом бездействии, но в воздержании от зла. Потому что закон, будучи законом всегда добротворящего Бога, не может воспрещать добро творить в субботу.
     Удивительно и то; но последующие обстоятельства еще гораздо удивительнее; или лучше сказать: что он уверовал во Христа с самого начала, когда никто ему в том не препятствовал, это не так удивительно; а что после того, когда иудеи бесновались, со всех сторон наступали, осаждали и осуждали его и говорили: «не должно тебе брать постели», он не только презирает их бешенство, но и с великим дерзновением, среди собрания народа, провозгласил о Благодетеле своем и заставил молчать их бесстыдный язык — то я признаю великим мужеством. Когда иудеи, окружив его, с укоризной и наглостью говорили ему: «сегодня суббота; не должно тебе брать постели», — послушай, что он говорит...

Стих 5:11

О́нъ [же] отвѣщá и́мъ: и́же мя́ сотвори́ цѣ́ла, тóй мнѣ́ речé: возми́ óдръ твóй и ходи́.
Џнъ (же) tвэщA и5мъ: и4же мS сотвори2 цёла, то1й мнЁ рече2: возми2 џдръ тво1й и3 ходи2.
Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи.

     Нужно удивляться смелости этого человека пред иудеями. Они настойчиво говорят ему: не должно тебе брать свою постель в субботу; а он смело проповедует им своего благодетеля: "Кто меня исцелил, Тот мне сказал". Он как бы так говорит: вы безумствуете, когда приказываете мне не слушать Того, Кто исцелил меня от болезни, столь продолжительной и трудной.
     ...как бы так он говорил: вы говорите вздор и с ума сходите, запрещая мне считать учителем Того, Кто исцелил меня от столь продолжительной и тяжкой болезни, и повиноваться Ему во всем, что Он ни повелит мне. А если бы он хотел поступить коварно, то мог бы и иначе сказать, — например, что я это делаю не по своей воле, а по приказанию другого; если это грех, то обвиняйте приказавшего мне, а я оставлю свой одр. Он мог бы и скрыть чудо исцеления. Он ясно видел, что они досадуют не столько за нарушение субботы, сколько за исцеление болезни. Но он и не скрыл чуда, и не сказал таких слов, и не просил у них прощения; он громким голосом признавал и провозглашал оказанное ему благодеяние.

Стих 5:12

Вопроси́ша же егó: ктó éсть человѣ́къ рекíи ти́: возми́ óдръ твóй и ходи́?
Вопроси1ша же є3го2: кто2 є4сть чlвёкъ рекjй ти2: возми2 џдръ тво1й и3 ходи2;
Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?

     Так поступил расслабленный; но посмотри, как злобно они действовали, они не спрашивают: кто Он, исцеливший тебя? Они молчали об этом, а всячески выставляют на вид кажущееся преступление: «кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?»
     Между тем посмотрим, насколько великое зло - зависть, и как она ослепляет душевные очи вопреки собственной пользе самого одержимого ею. Как беснующиеся часто обращают мечи на самих себя, так и завистливые, имея в виду только одно — вред тому, кому завидуют, теряют собственное спасение. Они хуже диких зверей; звери нападают на нас, или, имея недостаток в пище, или будучи наперед нами самими раздражены; а те, и будучи облагодетельствованы, часто поступают с благодетелями, как с врагами. Так они хуже диких зверей и подобны бесам, а может быть и их хуже. Бесы имеют непримиримую вражду только против нас, а не делают козней против подобных себе по естеству; этим–то и Христос заградил уста иудеям, когда они говорили, что Он изгоняет бесов силой Вельзевула. Но завистливые не уважают и единства природы, да не щадят и самих себя: еще прежде, чем повредят тому, кому завидуют, они мучат собственные свои души, наполняя их напрасно и без нужды всяким беспокойством и недовольством. В самом деле, для чего ты скорбишь, видя благополучие ближнего? Скорбеть, конечно, следует нам, когда мы сами терпим зло, а не тогда, когда видим благополучие других. Потому грех этот не может иметь никакого извинения. Блудник еще может указывать на похоть, вор на бедность, человекоубийца на раздражение: хотя и эти извинения пусты и неосновательны, но все же могут иметь вид оправдания. А ты, какую представишь причину, — скажи мне? Совершенно никакой, кроме одной крайней злобы. Если нам повелено любить врагов, а мы ненавидим и любящих нас, то какому подвергнемся наказанию? Если любящий любящих его ничем не лучше язычников, то злобствующий против людей, ничем не оскорбивших его, какое может получить прощение, какое помилование? Послушай, что говорит Павел:
«если я отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13:3)
     А что там, где зависть и ненависть, уже вовсе нет любви, это всякому ясно. Зависть хуже и блуда и прелюбодеяния; эти пороки ограничиваются теми, которые делают их, а преобладание зависти ниспровергало целые церкви и делало зло всей вселенной; она мать убийства. Так Каин убил брата; так Исав хотел убить Иакова; так Иосифа — братья; так всех людей — дьявол. Ты не убиваешь: да ты делаешь многое хуже убийства, когда, например, желаешь, чтобы брат твой потерпел бесчестие, когда со всех сторон расставляешь ему сети, расстраиваешь его труды, подъятые им ради добродетели, досадуешь, что он угоден Господу вселенной. Таким образом ты уже враждуешь не против него, а против Того, кому он служит; Его оскорбляешь, когда собственную свою честь поставляешь выше Его чести; а что всего ужаснее, - грех этот ты считаешь безразличным, тогда как он тяжелее всех других. Хотя бы ты подавал милостыни, хотя бы вел трезвую жизнь, хотя бы постился, но ты преступнее всех, если завидуешь брату своему. Это очевидно из следующего: у коринфян некто впал в любодеяние, но, будучи обличен, скоро исправился; Каин позавидовал Авелю и не исправился, но даже, когда Бог непрестанно напоминал ему о его болезни, он еще более мучился завистью, раздражался и устремлялся на убийство. Так нет ничего упорнее этой страсти, и не легко она уступает врачеванию, если мы не будем внимательны. Потому исторгнем ее из себя с корнем, представляя себе то, что как мы оскорбляем Бога, завидуя чужому добру, так благоугождаем Ему, сорадуясь другим, и себя делаем участниками благ, уготованных людям добродетельным. Потому и Павел увещевает радоваться с радующимися и плакать с плачущими, чтобы от того и другого получить нам великую пользу (Рим. 12:15).
     Итак, помня, что, хотя бы мы сами и не трудились, а только сочувствовали трудящемуся, мы можем разделять с ним венцы его, оставим всякую зависть и насадим в душах наших любовь, чтобы, сорадуясь благополучию братьев наших, мы могли сподобиться благ настоящих и будущих, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, через Которого и с Которым Отцу, со Святым Духом, слава ныне и присно, и во веки веков.
Аминь.

Стих 5:13

Исцѣлѣ́вый же не вѣ́дяше, ктó éсть: Иисýсъ бо уклони́ся, нарóду сýщу на мѣ́стѣ.
И#сцэлёвый же не вёдzше, кто2 є4сть: ї}съ бо ўклони1сz, наро1ду сyщу на мёстэ.
Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте.

     Для чего же Христос скрылся?
- Во–первых, для того, чтобы в отсутствие Его свидетельство было свободно от всякого подозрения: получивший чувство здоровья был, конечно, достоверным свидетелем благодеяния.
- Во–вторых, для того, чтобы еще более не возжечь гнева их: Он знал, что и один вид человека ненавистного не мало воспламеняет ненавидящих. Поэтому, уклонившись, Он оставляет дело само за себя действовать перед ними, так что уже не Он сам говорит что–либо о Себе, а исцеленные Им, вместе же с ними и сами обвинители. И они также со своей стороны дают свидетельство о чуде, потому что не говорили: почему Ты повелеваешь делать это в субботу? а: почему Ты делаешь это в субботу? Они негодуют не за преступление, а завидуют исцелению расслабленного. Между тем, если тут было человеческое дело, оно было в том, что делал расслабленный; а со стороны Христа было только слово и повеление.
     Таким образом, здесь Христос повелевает другому нарушить субботу, а в иных случаях Он сам делает это, например, когда брением от плюновения помазывает очи. Но Он делает это, не преступая закон, а поступая выше закона. Впрочем, об этом после. Не во всех случаях одинаковым образом Он оправдывается, когда обвиняют Его в нарушении субботы, и это надобно заметить тщательно.

Стих 5:14

Потóмъ [же] обрѣ́те егó Иисýсъ въ цéркви, и речé емý: сé здрáвъ éси: ктомý не согрѣшáй, да не гóрше ти́ чтó бýдетъ.
Пото1мъ (же) њбрёте є3го2 ї}съ въ це1ркви и3 рече2 є3мY: се2, здрaвъ є3си2: ктомY не согрэшaй, да не го1рше ти2 что2 бyдетъ.
Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.

     Тяжкое зло — грех, зло и пагуба для души; а слишком усиливаясь, это зло часто касается и тела. Мы остаемся бесчувственными, когда в нас сильно страждет душа, а когда тело получает хотя малое повреждение, то употребляем все усилия, чтобы излечить его от недуга, потому что чувствуем боль. Поэтому–то Бог часто наказывает тело за грехи души, чтобы от наказания низшей части и высшая получила какое–нибудь врачевание. Так у коринфян Павел исправил блудника, удержав болезнь души казнью тела; он прекратил зло, поразив тело, — подобно тому, как хороший врач, если водяная болезнь или боль в печени не уступает внутренним лекарствам, делает прижигания снаружи. Так и Христос поступил с расслабленным. Вот как Он сам выражает это, когда говорит: «вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже». Чему же мы отсюда научаемся?
- Во–первых, что болезнь произошла у него от грехов;
- во–вторых, что учение о геенне справедливо;
- и в–третьих, что наказание в ней будет продолжительно, бесконечно.
     Где же те, которые говорят: я в один час совершил убийство, я краткое время любодействовал, и неужели буду наказываться вечно? Вот и расслабленный не столько лет грешил, сколько терпел наказание, и почти целую жизнь человеческую провел в непрерывном мучении. Грехи судятся не по времени, а по самому существу преступлений. При этом надобно принять во внимание и то, что, хотя бы мы претерпевали тяжкое наказание за прежние свои грехи, но, если снова впадем в те же пороки, то подвергнемся снова и еще тягчайшему наказанию; и это совершенно справедливо. Кто даже от наказания не делается лучшим, тот, как бесчувственный и презритель, предается еще большей казни. И одно наказание само по себе достаточно должно быть для удержания и вразумления падшего однажды; но если он, не вразумившись от понесенного наказания, снова дерзает на то же самое, то по справедливости снова подвергается наказанию, которое сам на себя навлекает. Если же мы, и здесь, после наказания за грехи впадая снова в те же грехи, подвергаемся уже тягчайшему наказанию, то не должны ли мы тем более страшиться и трепетать в ожидании будущих нестерпимых мук, когда, и согрешая, мы здесь не терпим никакого наказания?
     Почему же, ты скажешь, не все таким образом наказываются? Ведь мы видим многих порочных людей, которые хорошее имеют здоровье и в крепости сил наслаждаются благоденствием. Но мы не должны полагаться на это, а поэтому–то больше и надобно оплакивать таких людей. Что они здесь ничего не терпят, это и есть залог тягчайшего там наказания. Изъясняя это, Павел говорит:
«будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1 Кор. 11:32)
     Здесь - только вразумление, там - наказание.
     Что же, скажешь ты, неужели все болезни от грехов? Не все, но большая часть. Некоторые бывают и от беспечности. Чревоугодие, пьянство и бездействие также производят болезни. Одно только надобно всегда соблюдать, чтобы всякий удар переносить с благодарностью. Бывают болезни и за грехи; так видим в книгах Царств, что некто страдал болезнью ног именно по этой причине. Случаются болезни и для испытания нашего в добре, как Бог говорит Иову: «мниши ли мя инако тебе сотворша, разве да явишися правдив? » (Иов. 40:3)?
     Но почему этим расслабленным Христос выставляет на вид их грехи? И тому, о котором упоминает Матфей, Он говорит: «дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мф. 9:2), и этому: «вот, ты выздоровел; не греши больше». Знаю, что некоторые говорят в осуждение этого расслабленного, будто он был после в числе обвинителей Иисуса Христа, и потому–то услышал от Него такие слова, но что сказать о том, который, по свидетельству Матфея, услышал почти те же самые слова? И ему сказано: «прощаются тебе грехи твои»; но услышал он это не по той же причине, как можно яснее видеть из последующего. Евангелист говорит, что после исцеления «Иисус встретил его в храме», — а это знак великого благочестия: он не ходил на торжище и гульбища, не предавался объедению и беспечности, а проводил время в храме; хотя должен был терпеть там насилие и гонение от всех, но это нисколько не побудило его удалиться от храма. Итак, Христос, встретив его после разговора с иудеями, не сделал никакого намека на что–либо подобное; если бы Он хотел обличить его, то сказал бы ему: ты опять принимаешься за прежнее, и после исцеления не сделался лучшим? Но ничего такого Он не сказал, а только предостерегает его на будущее время.
     Почему же, исцеляя хромых и увечных, Он не напоминал им об этом? Мне кажется, что болезни у расслабленных происходили от грехов, а у прочих — от естественной немощи. Если же это не так, то через них и то, что сказано им, сказано было и другим. Так как эта болезнь тяжелее всех других, то через большую врачуются и меньшие. Как, исцелив некоего другого, Христос повелел ему воздать славу Богу, внушая это не ему одному, а через него и всем другим, так и здесь через расслабленных увещевает и всех прочих, и внушает то же, что им сказал. К этому надобно и то сказать, что Он видел в душе расслабленного великое терпение, и потому дает ему наставление, как человеку, могущему принять увещание, ограждая его здоровье и благодеянием и страхом будущих зол.
     И посмотри, как Христос был чужд тщеславия. Он не сказал: вот, Я сделал тебя здоровым. А сказал: вот, ты теперь здоров; впредь не греши. Не говорит также: не греши, чтобы Я не наказал тебя; а только: «чтобы не случилось с тобою чего хуже». То и другое выражает безлично; и притом показывает, что здоровье возвращено ему более по благодати, нежели по заслугам. Не подает вида, что он освобожден от наказания по достоинству, а выражает, что он спасен по человеколюбию. В противном случае сказал бы: вот, ты понес уже достаточное наказание за свои грехи: будь же вперед осторожен. Но Он не так сказал, а как? «Вот, ты выздоровел; не греши больше». Это должны мы повторять чаще и самим себе, и когда будем наказаны и освободимся от наказания, то каждый пусть говорит самому себе: «вот, ты выздоровел; не греши больше». А если, и продолжая грешить, мы не подвергаемся наказанию, то станем повторять следующее апостольское изречение:
«благость Божия ведет тебя к покаянию.
Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев» (Рим. 2:4, 5)
     Но Христос не только укреплением тела, а еще и другим способом явил расслабленному важное доказательство Своего божества. Словами: «не греши больше» Он показал, что знает все прежде бывшие согрешения его, а потому следует веровать Ему и относительно будущего.
     Но потом Христос встречает этого человека в храме и ему говорит: «Берегись, не греши больше, чтобы с тобой не случилось что-нибудь еще худшее». Что это значит: «не греши»? Христос не мог ожидать, чтобы этот человек стал просто святым, безгрешным, как бы без пятна и порока. Нет; но грех не заключается только и в первую очередь в наших поступках, мыслях, волеизъявлениях. Грех заключается в том, как мы относимся к Богу, к самому себе и к ближнему. Мы можем несовершенно поступать, мы можем несовершенно понимать, наше сердце может быть не до конца сияющее любовью, но наша настроенность должна быть такова. Мы должны быть на стороне Бога. Ведь Бог к нему пришел, когда люди не обращали на него внимания. Неужели теперь он отвернется от Бога и скажет: «Ну, Ты Свое дело сделал, а я возвращаюсь к своему прошлому»? Если он это сделает, он потеряет связь с самим источником жизни, новизны, целости.
     И это тоже обращено к нам. Мы часто получаем от Бога = через людей или непосредственно от Него, в молитве или даже без молитвы, потому что Бог Сам нас взыскует - новую жизнь, цельность; что-то входит в нашу жизнь, чего не было. И вот это нам надо осторожно беречь, не использовать как бы «для себя». Я не говорю «в свою пользу», будто это нам во вред, а — ради себя, эгоистично. Помните сказанное в связи с искушением Христа:
«Хочешь ли превратить эти камни в хлебы? Ты же голоден, а Ты Бог, почему бы Тебе этого не сделать?»
«Нет, Я этого не сделаю, Я Свою Божественную силу не употреблю для того только, чтобы Себе доставить удовольствие или удовлетворить Свою нужду…»
     И каждый из нас, в ком родилась новая сила, новая жизнь, новая радость, должен помнить: она нам дана для того, чтобы мы ее подарили другому, чтобы через нас свет, целость, радость, жизнь множилась и побеждали тьму и зло.

Стих 5:15

И́де [же] человѣ́къ, и повѣ́да Иудéомъ, я́ко Иисýсъ éсть, и́же мя́ сотвори́ цѣ́ла.
И$де (же) человёкъ и3 повёда їуде1wмъ, ћкw ї}съ є4сть, и4же мS сотвори2 цёла.
Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус.

     Посмотри, как он и в этом случае сохраняет то же чувство признательности. Он не говорит, что Иисус есть тот муж, который сказал ему: «возьми постель твою», потому что иудеи постоянно выставляли это на вид, как преступление, а он продолжает свое оправдание, объявляя своего Исцелителя, стараясь и других привлечь и приблизить к Нему. Он не был так бесчувствен, чтобы, после столь великого благодеяния и увещания, предать своего Благодетеля и говорить это с злым намерением. Если бы он был даже диким зверем, если бы был бесчеловечным и каменным, то это благодеяние и страх достаточны были бы удержать его. В ушах его еще звучала угроза, и потому он боялся, чтобы не потерпеть чего–либо худшего, имея столь великие доказательства силы Врача. Иначе, если бы он захотел клеветать, то, умолчав об исцелении, сказал бы только о преступлении закона и стал бы обвинять. Но этого нет; напротив, он с великим дерзновением и благодарностью прославляет своего Благодетеля нисколько не меньше слепого. Что говорил слепой? «Сделал брение, и помазал глаза мои». И расслабленный также.


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, досточтимый владыка Александр, дорогие отцы, братья и сестры!

Замечательно, что наше совместное богослужение мы совершаем в воскресенье, когда вспоминаем хорошо всем известную историю расслабленного (Ин. 5:1-15). Господь исцелил человека, который мечтал быть исцеленным. Это не была просто человеческая мечта — это была надежда; и не просто человеческая надежда, но надежда на Бога. Несчастный расслабленный, по нашему просто парализованный, человек лежал рядом с купелью, в которой раз в году возмущалась ангелом вода, в надежде на то, что он когда-то войдет в эту воду и получит исцеление — не от людей, потому что люди не умели исцелять эту страшную болезнь, но от Самого Бога. Тридцать с лишним долгих лет лежал этот человек — и вот Господь дарует ему исцеление.

Нам иногда кажется, что Бог должен немедленно откликаться на наши просьбы, что Бог должен нас постоянно сопровождать на нашем жизненном пути, что Он должен вмешиваться во все наши жизненные обстоятельства, иногда такие простые, мелочные, в наши конфликты, в наши человеческие недоразумения. Мы ведь постоянно призываем Бога вмешаться, когда говорим: «Господи, с соседкой поссорилась (или поссорился), уж такая плохая соседка — Ты мне помоги»; на работе что-то произошло — «помоги»; на поезд опоздал — «помоги». Казалось бы: Божие всемогущество, Божие величие — и наши повседневные заботы… Ну понятно, расслабленный ходить не мог — вопрос жизни. А что мы со своими скорбями, со своими повседневными заботами?

Так вот, каждый должен помнить, что пред Богом нет больших или маленьких проблем. У Бога нет сильных, властных, выдающихся, талантливых, богатых или, наоборот, бесталанных, бедных, больных. У Бога есть Его дети, и каждый обращается к Богу с той проблемой, которая его ранит. Для одного это вопросы большой политики, а для другого — отношения с соседкой, или с кем-то из семьи, или с кем-то по работе. Человек так устроен, что и самые огромные проблемы, с которыми сталкиваются главы государств и правительств, и наши простые человеческие проблемы сердце ранят одинаково. Вот почему у Бога и нет различия: большая проблема или малая, великий человек или совсем незаметный. Пред Богом — вся наша внутренняя жизнь, пред Ним — наша радость и наша боль, и Он откликается на радость и на боль любого человека. Вот почему нужно обращаться к Богу постоянно с молитвой — даже тогда, когда на поезд опоздал, и что-то не рядится в жизни, и заболел, и скорби семейные, и неудачи по работе.

Но к Богу нужно обращаться с молитвой, когда решаются задачи и огромной важности. Вот почему сегодня Церковь несет свое свидетельство, в том числе, и в мир политики, в мир экономики. Она обращается со словами к власть имущим, потому что везде должно быть Божией присутствие — и в большом, и в малом; потому что вся наша жизнь должна быть Богу посвящена, ибо Бог — наш Отец, и мы Его дети. Как родители земные сокрушаются по поводу самых незначительных проблем своих детей — маленький ребенок заплакал в кроватке, и мать тут же подбегает к кроватке, не задаваясь вопросом, большая или малая причина слез ее младенца, она отдает себя всю в этот момент, чтобы помочь плачущему младенцу, — так и Господь в каждый момент нашей жизни, если мы с верой обращаем к Нему свою молитву, вместе с нами и в больших, и в малых проблемах.

Какие замечательные слова мы слышим во время Литургии, которые произносит священник, читая одну из литургических молитв:

«Подая нам в настоящем веце познание Твоея истины, и в будущем жизнь вечную даруя»

Словами священника Церковь молится о том, чтобы в этом веке, в этой жизни Бог подал нам познание Его истины, потому что только Божественная истина может быть путеводительницей человека в решении и больших, глобальных, и самых маленьких, житейских проблем. Эта истина универсальна, она для всех и для каждого, и Церковь сегодня желает, опершись на эту истину, нести свое свидетельство для разрешения больших и малых проблем. Она призывает верных своих чад устроять свою жизнь, опираясь на Слово Божие, на Божественную истину. Тогда многое конфликтное, проблемное — большое и малое — уйдет из нашей жизни; тогда жизнь вечную наследуем. Подай нам в настоящей жизни возможность опираться на Твою истину, Господи, и жизнь вечную наследовать!

Что означает наша вера? В первую очередь она означает реальный опыт общения с Богом. Если мы через этот опыт слышим ответ Божий, если мы видим Божие присутствие в своей жизни, тогда нам не нужны никакие доказательства, и мы становимся сильными в нашей вере. Я хотел бы, чтобы и вы молились перед этим образом Скоропослушницы, то есть Той, Которая слышит скоро. И поверьте мне, каждый из вас будет иметь тот же опыт, когда Божия Матерь услышит молитву и по-матерински ответит вам, покрывая Своим Небесным Покровом.

Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
25 апреля 2010 г., в неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в кафедральном соборе святых Жен-мироносиц г. Баку. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru