Вторая подготовительная седмица к Великому посту
Неделя о блудном сыне

џтче, согрэши1хъ на нб7о и3 пред8 тобо1ю

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
Седмица: церковнославянское название недели, семидневного календарного цикла, причем отсчет начинается с воскресенья.
Неделя: в церковнославянском языке, который является богослужебном языком Русской православной церкви, название воскресного дня: первого (а не последнего!) дня седмицы.

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.

скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
Неделя о блудном сыне

     Неделя о блудном сыне (греч. κυριακὴ τοῦ ἀσώτου) — второе из четырёх воскресений подготовки к Великому посту в Православных церквях, которое следует после Недели о мытаре и фарисее и пред Неделей о Страшном Суде.

     В этот день на литургии читается Евангелие от Луки, зачало 79 (Лк. 15:11-32), притча о блудном сыне, откуда и берется название этого дня (на церковно-славянском «неделя» это воскресение). В притче рассказывается о двух детях, живших у отца. Старший сын всё время жил со своим отцом; а младший сын взял часть имущества, с согласия отца, и ушел в далёкую страну, где потратил его, живя блудно. Вскоре в той далёкой стране наступил голод, и младший сын был вынужден пойти в наёмники к жителю той страны, у которого он стал свинопасом. Желая утолит свой голод, он хотел есть рожки (стручки), которыми питались свиньи, но ему это сделать не дали. Вспомнив, что наёмники у отца живут лучше его, он решил вернутся в отеческий дом. Когда он приближался к дому, но был еще далеко, то отец увидел его и вышел к нему навстречу; отец обнял сына и поцеловал его. Младший сын принес покаяние перед отцом, сказав, что согрешил перед небом и перед отцом и уже не достоин называться сыном. Тогда отец дал ему лучшую одежду, сапоги и перстень, зарезал тельца и устроил пир в честь возвращения блудного сына. Вскоре с поля вернулся старший сын, узнав о веселии он возмутился и стал высказывать отцу, что он всю жизнь помогал отцу и не получил того, что дал в данный момент младший блудный сын от отца. Примиряя его с братом, отец объяснил ему, что младший брат погибал, а теперь спасся, поэтому надо радоваться о возвращении заблудшего брата.

Особенности богослужения

     На православном богослужении в этот день, начиная с вечерни, поют песнопения — стихиры, а на утрени поют канон и хвалительные стихиры, связанные с притчей о блудном сыне. В песнопениях церковь сравнивает всех без исключения христиан с блудным сыном по причине греховных поступков каждого без исключения и от имени верующих приносит покаяние и просит прощения грехов перед Отцом Небесным - Богом.
     Кроме того, на утрени в Неделю Блудного сына сразу после полиелея поется псалом 136: «На реках вавилонских», с аллилуйей красной. А после чтения Евангелия на утрени покаянные тропари, первый из которых:

"Покая́ния отве́рзи ми́ две́ри Жизнода́вче, у́тренюет бо дух мой ко хра́му свято́му Твоему́, храм нося́й теле́сный весь оскверне́н: но яко щедр, очи́сти благоутро́бною Твоею́ ми́лостию."

     Эти тропари будут петь затем в продолжении всего Великого поста на утрени по воскресеньям до пятой Недели Великого поста - Марии Египетской, включительно.

     Конда́к в Неделю блудного сына (глас 3):

"Оте́ческия сла́вы Твоея́ удали́хся безу́мно, в злых расточи́в е́же ми пре́дал еси́ бога́тство. Те́мже Ти блу́днаго глас приношу́: согреши́х пред Тобо́ю О́тче ще́дрый, приими́ мя ка́ющася, и сотвори́ мя я́ко еди́наго от нае́мник Твои́х."

Божественная Литургия 12 февраля 2017 года

Евангелие от Луки, 15:11-32 (зачало 79)



Стих 15:11

Еще сказал: у некоторого человека было два сына;
Речé же: человѣ́къ нѣ́кiй имѣ́ двá сы́на:
Рече1 же: человёкъ нёкій и3мЁ двA сы6на:

     Здесь под тем «человеком» Господь говорит о Самом Себе, и тут нет ничего удивительного. Ибо если воистину Он стал ради нашего спасения Человеком, то что удивляться, если ради нашей пользы Он представил Себя (в притче) одним из людей, ОнКоторый является всегда Хранителем и души и тела, как Владыка и Творец и того и другого; Который единый явил дела любви к нам и преизобильной заботы еще и до того, как мы пришли в бытие? Ибо до того как мы пришли на свет, Он уготовал нам вечное наследие Царства, как Он Сам говорит, — «прежде сложения мира» (Ин. 17:24). Прежде нас ради Он сотворил служебных посылаемых Ангелов, как говорит Павел, ради имущих наследовать спасение. Прежде нас, ради нас Он простер над всем этим чувственным миром небо, воздвигнув как бы некий общий и для всех в равной мере сущий шатер; небо всегда самодвижущееся и многообразно движущееся, как бы для того, чтобы в равновесии самодвижения оно удержало свойственное ему место; всегда же движимое в самом себе, оно несет с собою и множество звезд, дабы мы и из этого познали мимотечность настоящей жизни и восприяли пользу, как от всего того, что находится под ним, так иногда и от другого, того — что находится над нашими головами. Ради нас, прежде нас Он сотворил великое светило в начале дня, и — меньшее в начале ночи, и установил их и прочие звезды на тверди небесной, движимые в том же направлении, как и она, или же в обратном, и многовидно или идущих вместе, или отклоняющихся, дабы они служили нам знамениями и для определения времен (года), и цикла лет; в чем не нуждается ни ангельское естество, сущее выше чувственных восприятий, ни существо бессловесных животных, живущее только согласно чувственности. Итак, они созданы ради нас, одаренных чувством и иных потребностей, и ощущением красоты видимого мира, умом же через чувства воспринимающих эти знамения. Ради нас до нас Он основал землю, простер море, над ним богато излил воздух и над ним затем премудро свесил стихию огня, дабы умерить сопряженную чрезмерность холода в том, что находится внизу под ним, и чтобы пребывала в сохранности чрезмерность тепла того огня в его области; если же для своего бытия и бессловесные животные нуждаются в тех же вещах, что и люди, но и сами они для того, чтобы быть рабами людей, раньше нас пришли в бытие, как воспевает Пророк Давид.
     Есть два рода людей: во-первых, люди праведные, и во-вторых, люди, достигающие оправдания при помощи покаяния; первые изначала сохраняют праведность, а вторые приобретают ее путем покаяния. «У... человека было два сына». Хотя наклонности и образ жизни разделили их, и нечестивого удалили от благочестивого, но истина признает всех единым созданием Творца; все — сыны Божии, хотя по своей злой воле и очень далеки теперь от этого своего достоинства. И сам Бог, когда мы предаемся дурным страстям и отступаем от благочестия, не отрекается от родства с нами, но даже к восстающим против Него обращается с отеческим увещанием:
«обратитесь ко Мне..., отступившие от Меня дети, и Я обращусь к вам» (Зах. 1:3)
     Видишь, что как бы ни отпадал грешник, Бог и отступивших от Него не отказывается называть Своими сынами? Конечно, Он всегда помнит Свое создание и не отказывает ему в Своем благодеянии.

Стих 15:12

и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение.
и речé юнѣ́йшiй ею́ {от­ ни́хъ} отцý: óтче, дáждь ми́ достóйную чáсть имѣ́нiя. И раздѣли́ и́ма имѣ́нiе.
и3 рече2 ю3нёйшій є3ю2 t ни1хъ nтцY: џтче, дaждь ми2 досто1йную чaсть и3мёніz. И# раздэли2 и4ма и3мёніе.

     «Приступив же, юнейший рече отцу» — действительно «юнейший» (т.е. несерьезный, незрелый), потому что он представил требование юношеское (несерьезное) и полное безрассудства; так и грех, замышляемый кем-либо, рождая отступление (от Бога), является более новым по происхождению и более поздним рождением злого нашего произволения; а добродетель — первородна, от вечности сущая в Боге, вложенная же в наши души от начала от Бога, как следствие благодати.
     И приступив, говорится, младший сын сказал отцу: «Даждь ми достойную часть имения». Вот какое безрассудство: не припал коленопреклоненно, не попросил, но просто «сказал», и не только это, но как бы долг требует от Того, Который всем туне дает.
     «Дай мне полагающуюся мне часть имения, по закону и по справедливости принадлежащую мне мою долю». И какой это закон и как может быть справедливым, чтобы отцы были должниками детей?! Напротив, конечно, сама природа явила, что дети должники отцам, как приявшие от них жизнь. Но и это его поведение показывает незрелость его мышления.
     Что же сделал Посылающий дождь на праведных и неправедных и Заповедующий солнцу светить на дурных и добрых? — Он разделил им, говорится, средства к жизни. Видишь ли, что ни в чем не испытывает недостатка Сей Человек и Отец? — Ибо иной не разделил бы только на двоих и не только на две части, но третью часть средств к жизни сохранил бы и для себя. Но Он, как Бог, как и говорит Пророк Давид, не нуждающийся в наших благах (Пс. 15:2), только этим двум сыновьям, говорится, разделил имущество, т.е. весь мир: ибо как одно естество разделяется различной настроенностью, так и единый мир — различным использованием. Так, один говорит Богу:
«Весь день воздех к Тебе руце мои» (Пс. 87:10)
и
«Седмерицею днем хвалих Тя» (Пс. 118:164)
и
«Полунощи востах исповедатися Тебе» (Пс. 118:62)
и
«Воззвах внегда скорбети ми» (Пс. 119:1)
и
«Уповах на словеса Твоя» (Пс. 118:42)
и
«Во утрия избивах вся грешныя земли» (Пс. 100:8)
— отсекал все стремления плоти, движимые к услаждению. А другой проводит день в пьянстве и ищет где будет выпивка, и проводит ночь в недостойных и беззаконных делах, и спешит к устроению скрытых западней или же явного злого умысла и на похищение денег и на дурные замыслы. Итак, разве не разделили эти (два вышеприведенных типа людей) одну ночь и одно солнце, а прежде сего собственное естество, пользуясь одним и тем же совершенно по-разному. Бог же равно разделил всем всю тварь, предложив в употребление по воле каждого.
     И "сказал младший из них: дай мне следующую мне часть имения". Праведность есть древний удел человеческой природы, поэтому старший сын не вырывается из отеческой власти. А грех есть зло, впоследствии родившееся; поэтому и вырывается из-под родительской власти "младший" сын, который вырос с грехом, прившедшим впоследствии. И иначе: грешник называется "младшим" сыном, как нововводитель, отступник и возмутитель против отеческой воли.
     "Отче! дай мне следующую мне часть имения". "Имение" есть разумность, которой подчиняется и свобода. Ибо всякое разумное существо свободно. Господь дает нам разум, чтобы пользовались им свободно, как истинным нашим имением, и дает всем равно, ибо все равно разумны, самовластны. Но одни из нас пользуются сим достоинством согласно с назначением, а другие дарование Божие делают бесполезным.

Стих 15:13

По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.
И не по мнóзѣхъ днéхъ собрáвъ всé мнíй сы́нъ, отъи́де на странý далéче, и тý расточи́ имѣ́нiе своé, живы́й блýдно.
И# не по мно1зэхъ дне1хъ собрaвъ все2 мнjй сы1нъ, tи1де на странY дале1че, и3 тY расточи2 и3мёніе свое2, живы1й блyднw.

     Почему же он не немедленно ушел, но «по прошествии немногих дней», т.е. после нескольких дней? — Потому, что лукавый обольститель диавол не сразу предлагает человеку свой собственный образ действия и грех, но понемногу убеждает, нашептывая нам и говоря: «И ты живя своим умом, не посещая храма Божия и не внимая учению Церкви, можешь и сам по себе видеть, что надо делать, и не удаляться от добра». — Когда же он отделит кого от священных богослужений и от слушания священных учителей, тем самым отдаляет его от Божественного хранения, предав его злым делам. Бог везде присутствует, но единственное, что — далеко от добра, это — зло, в котором, оказываясь из-за греха, мы далеко отходим от Бога. «Не пребудут беззаконницы пред очима Твоима» (Пс. 5:6), — говорит Богу Давид.
     Таким образом, младший сын удалился (от своего Отца) и ушел в страну, далеко сущую, «идеже расточи, — говорится, — имение свое, живый блудно». Каким же образом он расточил имение свое? — Прежде всего наше имение и богатство это — врожденный наш ум. До тех пор, пока мы держимся спасительного пути, мы имеем его сосредоточенным в отношении самого себя и в отношении Первого и Высочайшего УмаБога; когда же откроем двери страстям, тогда немедленно он расточается, блуждая вокруг плотских и земных вещей, вокруг многовидных услаждений и связанных с ними страстных помыслов. Его богатство это — здравый смысл, который до тех пор пребывает в нем и проводит различие между добром и злом, доколе он сам пребывает в заповедях и единении с Богом, повинуясь Высочайшему Отцу. Если же он сбросит узду, тогда он расточается на блуд и безрассудство, расточается по частям на то и другое зло. Это же, посмотри, относится и ко всякой нашей добродетели и силе, являющимися, воистину, нашим богатством, которое, если под действием многовидного зла поддается ему, — расточается. Ибо ум по своей природе простирает желание свое к единому и истинному Богу, единому благому, единому желанному, единому дающему наслаждение, не смешанное ни с какой печалью. Когда же ум расслабеет, тогда душевная сила истинной любви откланяется от этого истинного достойного предмета стремлений и расточается на всевозможные стремления услаждения: то расточается на вожделение не необходимых яств, то на вожделение нескромных тел, то на вожделение неполезных вещей, а иногда на вожделение тщетной и неславной славы. И таким образом несчастный человек разменивается на мелочь, и связанный мыслями о подобного рода вещах, и самое солнце, и воздух, — общее богатство для всех, — без удовольствия вдыхает и созерцает.
     Сам ум наш, еще неотступивший от Бога, вызывает в нас гнев только против диавола и употребляет мужество души на борьбу против дурных страстей, против князей мрака, против духов зла. Если же он не держится божественных заповедей вооружившего его Владыки, тогда он воюет против ближних, неистовствует на соплеменных, приходит в ярость на не выражающих одобрения безумным его стремлениям, и человекоубийцей, увы, становится человек, уподобившись не только бессмысленным скотам, но и — пресмыкающимся и ядовитым животным, — становится скорпионом, змеею, порождением ехидны тот, который поставлен, чтоб быть в сынах Божиих. Видишь ли: каким образом он расточил и погубил свое имение?
     Под "имением" нашим можно разуметь и все вообще, что Господь дал нам, именно: небо, землю, всякую вообще тварь, Закон, пророков. Но младший сын увидел небо, - и обоготворил оное; увидел землю, - и почтил ее, а в Законе Его не хотел ходить и пророкам делал зло. Старший же сын всем этим воспользовался во славу Божию. Господь Бог, дав (все) это в равной мере, позволил (каждому) ходить (жить) по своему произволению, и никого не желающего служить Ему не принуждает. Ибо, если бы хотел принуждать, то не сотворил бы нас разумными и свободными. Младший сын все это в совокупности "расточил". И что было причиной? То, что он "пошел в дальнюю сторону". Ибо когда человек отступит от Бога и удалит от себя страх Божий, тогда он расточает все Божественные дары. Будучи близки к Богу, мы ничего не делаем такого, что достойно погибели, по сказанному:
"Всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь" (Пс. 15:8)
     А удалившись и отступив от Бога, мы делаем и терпим всевозможное зло, по словам:
"вот, удаляющие себя от Тебя гибнут" (Пс. 72:27)
     Итак, неудивительно, что он расточил имение. Ибо добродетель имеет один предел и есть нечто единое, а злоба многочастна и производит много соблазна. Например, для мужества один предел, именно: когда, как и на кого должно употреблять гнев, а злобы два вида - страх и дерзость. Видишь ли, расточается разум и единство добродетели погибает?

Стих 15:14

Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться;
Изжи́вшу же емý всé, бы́сть глáдъ крѣ́покъ на странѣ́ тóй, и тóй начáтъ лишáтися.
И#зжи1вшу же є3мY все2, бы1сть глaдъ крёпокъ на странЁ то1й, и3 то1й начaтъ лишaтисz:

     «Будет глад, — сказал Пророк, оплакивая Иерусалим, — не глад хлеба и воды, но глад слышания слова Господня» (Ам. 8:11). Голод это — состояние лишения вместе же и потребности в необходимой пище. Но есть голод хуже и трагичнее, чем этот голод, это — когда тот, кто лишаясь того, что необходимо для (стяжания) спасения, не чувствует ужаса бедствия, не ощущая даже потребности в спасении. Голодающий и не находящий, обходит все вдоль и поперек, ища где-либо хлеба, и хотя бы нашел из затхлого теста, или же кто-нибудь дал ему лепешку из проса или отрубей или иных малоценных видов пищи, он настолько бывает рад, насколько, лишаясь, прежде скорбел. Так и имеющий духовный голод, т.е. лишающийся и вместе имеющий потребность в духовной пище, обходит все вдоль и поперек, ища имеющего дар учения от Бога; и если найдет, с радостью вкушает хлеб духовной жизни, который есть спасительное слово; его не возможно не найти тому, кто до конца упорно ищет. «Всяк бо просяй, приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзается» (Мф. 7:8), (Лк. 11:10), — сказал Христос.
     Но есть и такие, которые по причине долговременного духовного голодания, теряют и самое желание насытиться; по сему они приобретают нечувствительность к вреду, и хотя бы был на лицо учащий, у них — нежелание слушать учение; а если бы не было у них учащего, то и не искали бы, проводя жизнь куда более греховную, чем — блудный сын. Ибо он, хотя и был в лишении, удалившись от общего Кормильца, и Отца, и Владыки, но впав в тяжкий голод, и ощущая лишение, покаялся и возвратился и снова получил божественную и чистую пищу, и благодаря покаянию, до такой степени приобрел дарования Духа, что даже стал предметом зависти для богатого.
     «Изжившу ему все, — говорится, — (юнейший сын) начат лишатися». Он стал голодать, но еще не обратил взор к обращению, потому что он был распутным.
     "Когда же он прожил всё
Неестественно, в самом деле, чтобы у человека, проводящего постыдную жизнь, оставалось богатство благодати.
     "Настал великий голод в той стране
- где не возделывается хлеб целомудрия, там должен быть сильный голод;
- где не произрастает лоза воздержания, там является голод;
- где не выжимаются грозды непорочности, там свирепствует голод;
- где нет небесного вина, там ужасный голод;
- где обильно родится зло, там совсем не родится добра;
- где процветают дурные дела, там совершенный недостаток добродетели;
- где елей человеколюбия не источается, там сильный голод.
Тогда-то
     "и он начал нуждаться"
Ничего ему не оставалось более, кроме дел невоздержания, после того, как он переделал все постыдные дела.

Стих 15:15

и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней;
И шéдъ прилѣпи́ся еди́ному от жи́тель тоя́ страны́: и послá егó на сéла своя́ пасти́ свинiя́.
и3 ше1дъ прилэпи1сz є3ди1ному t жи1тєль тоS страны2: и3 послA є3го2 на се1ла сво‰ пасти2 свині‰:

     И "пошел", то есть далеко зашел и укрепился в злобе, "пристал к одному из жителей страны той".
"Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом", а "совокупляющийся с блудницею", то есть с природой бесов, "становится одно тело с нею" (1 Кор. 6:17, 16), всецело делаясь плотью и не имея в себе места для Духа, подобно жившим во дни потопа (Быт. 6:3).
     "Жители той страны", отдаленной от Бога, без сомнения, суть бесы. - Успев и сделавшись сильным в злобе, он "пасет свиней", то есть и других учит злобе и грязной жизни. Ибо все находящие удовольствие в тине бесчестных дел и вещественных страстей суть свиньи. Глаза свиные никогда не могут смотреть вверх, имея такое странное устройство. Почему и пасущие свиней, если, поймав свинью, долго не могут укротить ее визг, загибают ей голову назад и таким образом умеряют ее визг. - Как человек, пришедший на такое зрелище, какого он никогда не видал, когда поднимает глаза (на сцену), бывает поражен и молчит, так глаза тех, кои воспитаны во зле, никогда не видят горнего. Сих-то пасет превосходящий многих во злобе, каковы: содержатели блудниц, начальники разбойников, мытарей. Ибо о всех такого рода людях можно сказать, что они пасут свиней.

Стих 15:16

и он рад был наполнить чрево свое рожкáми, которые ели свиньи, но никто не давал ему.
И желáше насы́тити чрéво своé от рожéцъ, я́же ядя́ху свинiя́: и никтóже дая́ше емý.
и3 желaше насы1тити чре1во свое2 t рожє1цъ, ±же kдsху свині‰: и3 никто1же даsше є3мY.

     ...и юнейший сын стал их (свиней) водителем, как превосходящий их в отношении услаждения себя, поскольку он не может насытиться от тех рожцов, которые они ели, т.е. не может насытиться своею страстью. Как это так, что естество плоти недостаточно для служения страстям распутного? — Золото или серебро, увеличившись у златолюбивого или сребролюбивого, принесло и увеличение недостатка, и насколько бы оно не прибавилось, настолько же и настраивает более жаждать его; чуть ли не целый мир, а пожалуй и целый мир, не будет достаточным для одного корыстолюбивого и властолюбивого. Поскольку же людей такого типа много, а мир — один, то как возможно кому из них насытиться своею страстью? — Посему-то так и оный, отступивший от Бога, не мог насытиться: ибо — «никтоже даяше», говорится, насытиться ему. Да и кто бы ему дал? — Бог был далеко, единственно в созерцании Которого бывает для созерцающего радостное насыщение, по реченному:
«Насыщуся, внегда явитими ся славе Твоей» (Пс. 16:15)
Диавол же не хочет дать человеку насытиться низменными вожделениями, поскольку в душах, склонных к изменению, насыщение обычно производит перелом в отношении к ним. Итак, по справедливости, никто не дал ему насытиться.
     ... отделимся от свиней и питающих их рожков, т.е. гнусных страстей и приверженных им; отступим от дурного пастбища, т.е. от злого навыка...
     Пас он свиней, «и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему». Запомни это твердо: тот, кто отвергся благочестия, не получает наслаждения от удовольствий, но обрекается на бедность и испытывает недостатки, не находит себе удовлетворения даже и в тех пороках, каким предается.
     «Глупые, — говорит Премудрый, — умирают от недостатка разума» (Притч. 10:21)
     В притче удовольствия мира уподобляются рожкам: рожок отличается большой жесткостью, но малой приятностью; так точно то, что в мире блестяще и заманчиво, сопряжено со многими трудами, а наслаждение доставляет малое. И вообще в нашей жизни больше трудов, чем удовольствий. Ведь и «дней лет наших — семьдесят лет, ...и самая лучшая пора их — труд и болезнь» (Пс. 89:10). Наконец, бедствия вразумили его, и лишения обратили.
«Накажет тебя нечестие твое, и отступничество твое обличит тебя» (Иер. 2:19)

Стих 15:17

Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода;
Въ себé же пришéдъ, речé: коли́ко наéмникомъ отцá моегó избывáютъ хлѣ́бы, áзъ же глáдомъ ги́блю?
Въ себе1 же прише1дъ, рече2: коли1кw нае1мникwмъ nтцA моегw2 и3збывaютъ хлёбы, ѓзъ же глaдомъ ги1блю;

     Тогда-то только, придя в себя и поняв в какое бедственное положение он попал, этот отколовшийся от своего Отца сын оплакал себя, говоря: «Колико наемником Отца моего избывают хлебы, аз же гладом гиблю» . Кто эти наемники?
- Это те, которые за слезы покаяния и за смирение получают как бы некую плату — спасение.
- Сыновья же это — те, которые по любви к Нему подчиняются Его заповедям; как и говорит Господь:
«Кто любит Мя, Слово Мое соблюдет» (Ин. 14:23)
     «Придя же в себя». Хорошо сказано: «в себя». Когда мы грешим, мы вне себя, безумствуем, сбиваемся со своих мыслей; когда же начинаем вести себя по правде, возвращаемся в себя.«Придя же в себя, сказал». Здесь заметь тщательно, как оправдывается давно сказанное слово, что врачи употребляют лекарства чуждые и странные, а между тем мы в самих себе носим запас целебных средств. «Придя же в себя». Не постороннее какое-либо лекарство подействовало на него, но его собственная природа заявила свои требования и толкнула его на путь спасения.
     «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода».
Сыновьями называет божественное Писание тех, кто совершенно предан праведности и благочестию,
наемниками же тех, кто не имеет всецелой преданности добродетели и не руководствуется в устроении своей жизни волей Божией, — кто хотя и разумеет благо, любит учение, но не отдается ему всецело сердцем. Таким-то людям, не имеющим всецелой любви, но вообще расположенным к благочестию, Бог дает плату, сообразно с их расположением. Поэтому вполне справедливо сказал он: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода».
     "Придя же в себя"
Со временем распутный пришел в себя. Ибо доколе он жил развратно, он был вне себя. Говорится, что он расточил имение, и справедливо: поэтому он вне себя. Ибо кто не управляется разумом, но живет как неразумный и других доводит до неразумия, тот вне себя, и не останется при своем имении, то есть при разуме. Когда же кто сообразит, в какое он впал бедствие, тогда он приходит в себя чрез размышление и обращение от блуждания вовне к покаянию.
     сказал: "сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода"
Под «наемниками», вероятно, разумеет оглашенных, которые, как еще непросвещенные, не успели еще сделаться сынами. А оглашенные, без сомнения, удовольствуются духовным хлебом с избытком каждодневно слушая чтения. И чтобы тебе знать различие между наемником и сыном, слушай. Три разряда спасающихся:
     Одни, как рабы, делают добро из страха суда. На это намекает Давид, когда говорит: «Трепещет от страха Твоего плоть моя, и судов Твоих я боюсь» (Пс. 118:120)
     Другие — наемники; это, кажется, те, кои стараются благоугождать Богу из желания получить благо , как тот же Давид говорит: «Я приклонил сердце мое к исполнению уставов Твоих навек, до конца» (Пс. 118:112)
     А третьи — сыны, то есть те, кои соблюдают заповеди Божии из любви к Богу, о чем опять тот же Давид свидетельствует:
«Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем» (Пс. 118:97)
И опять: «руки мои буду простирать к заповедям Твоим, которые возлюбил» (Пс. 118:48), а не «которых убоялся».
И еще: «Дивны откровения Твои», и поскольку дивны, «потому хранит их душа моя» (Пс. 118:129).
     Итак, когда тот, кто находился в разряде сынов, но потом чрез грех лишился сыновства, увидит, что другие наслаждаются Божественными дарованиями, причащаются Божественных Тайн и Божественного хлеба (а под названием наемников можно разуметь не только оглашенных, но и вообще членов церкви, находящихся не в первом чине); тогда он должен сказать сам себе сии слова сожаления: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода».

Стих 15:18

встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою
Востáвъ идý ко отцý моемý, и рекý емý: óтче, согрѣши́хъ на небо и предъ тобóю,
востaвъ и3дY ко nтцY моемY, и3 рекY є3мY: џтче, согрэши1хъ на нб7о и3 пред8 тобо1ю,

     "Встану, пойду к отцу моему"
     Возвращусь добрым туда, откуда ушел на зло; вернусь к Отцу моему, Творцу, Владыке, Попечителю и Промыслителю; возвращусь к Тому, Который давно ждет и готов принять возвращающихся к Нему.

"и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою."
     Если кого-нибудь постиг голод небесного хлеба, то пусть подойдет, пусть ищет: «ибо всякий... ищущий находит, и просящий получает, и стучащему отворят» (Мф. 7:8). Стучи в дверь покаяния несказанным своим сетованием; не бойся ее; она не чужда для тебя: за тебя умерла. И если ты скажешь в самом себе: «Кто это?» — тебе отвечает Христос и говорит: «Я дверь овцам» (Ин. 10:7)

     Скажи и ты: «Согрешил против неба и пред тобою».
- Согрешающий до крещения грешит против земли: «ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:19), — сказано Адаму.
- Если кто-нибудь облекся во Христа в крещении, тот уже не земля, но небо:
«Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные» (1 Кор. 15:48)
«все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3:27)
- Если кто-нибудь согрешил после крещения — согрешил против неба; потому пусть подходит и говорит:
«Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим»
     Почему? Говори вину. "Свое сердце, окропленное кровью Иисуса, цветущее на подобие розы, я осквернил похотями".
     Против неба
Небо представляется здесь как местопребывание Божества и чистых духов - оно, можно сказать, олицетворяется. Высший небесный мир представляется оскорбленным грехами блудного сына.
     И пред тобою
Так как грешим мы в собственном смысле только против Бога (Пс. 50:4.), то если сын здесь называет себя согрешившим пред лицом отца, то понимает в этом случае отца как представителя Бога. Или же это выражение можно расширить так: "и вот я как грешник стою пред тобою".

Стих 15:19

и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.
и ужé нѣ́смь достóинъ нарещи́ся сы́нъ твóй? сотвори́ мя я́ко еди́наго от наéмникъ твои́хъ.
и3 ўже2 нёсмь досто1инъ нарещи1сz сы1нъ тво1й: сотвори1 мz ћкw є3ди1наго t нає1мникъ твои1хъ.

     Прекрасно, в смирении прибавляя, он говорит: «Прими меня», — ибо никто сам своими силами не вступает на ступень ведущую к добродетели, хотя бы это и было не без его свободного выбора (воли).
     Тебя я разгневал, Духа Твоего Святого огорчил, блестящую одежду веры загрязнил грехом:
«и уже недостоин называться сыном твоим»

     Душу свою, освобожденную крещением и, как снег, убеленную просвещением, я поработил, омрачив грехом:
«и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих»

     Телесные чувства мои, отягченные пьянством, как бы безумные служанки, предали душу, собственную свою госпожу, на распутство; а теперь, воспитав их воздержанием, я уцеломудрю душу свою:
«прими меня в число наемников твоих»

     Я знаю блуждание врага, знаю его преткновения на меня, знаю стрелы его обжорства; буду избегать пьянства, которым разрушается сила целомудрия, — буду держать пост, доставлявший мне трезвенность:
«прими меня в число наемников твоих»

     И я буду работать в винограднике Твоем, и я обрежу ножом Духа излишние побеги своей внутренней духовной лозы, или лучше, пороки:
«прими меня в число наемников твоих»

     И я буду возделывать сладчайшую лозу любви, и я буду ставить, как бы подпоры для своей души, заповеди Господа, чтобы, по увлечении (ее) на землю, она не была похищена змеем:
«прими меня в число наемников твоих»

     Буду стараться, чтобы она смотрела на небо, простирала руки человеколюбия, чтобы носила в объятиях убогих, увлекаемых на землю:
«прими меня в число наемников твоих»

     Дай мне опять, Отец, плуг креста на плечи; буду возделывать борозду своей души, выдергаю терние и вредную траву лукавого, посею на ней небесное семя. Когда Ты одождишь свыше милостью, борозда души моей принесет плод тридцать, шестьдесят и сто:
«прими меня в число наемников твоих»

     Не отталкивай меня, Отец! Враг, обессилив меня, не совсем еще снял одежду веры. Если он загрязнил красоту моего целомудрия, то (однако) никогда не склонил на служение его идолам; я не отвергся Тебя, Господь мой! Хотя и согрешил я в цвете юности моей, но попрал тук идольский, ниспроверг образы демонов, посрамил кумиры идольские, дунул на диавола, плюнул на демонов. Теперь же припадаю к Твоим стопам, Господь мой и Бог мой:
«прими меня в число наемников твоих»

Стих 15:20

Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.
И востáвъ и́де ко отцý своемý. Ещé же емý далéче сýщу, узрѣ́ егó отéцъ егó, и ми́лъ емý бы́сть, и тéкъ нападé на вы́ю егó, и облобызá егó.
И# востaвъ и4де ко nтцY своемY. є3ще1 же є3мY дале1че сyщу, ўзрЁ є3го2 nте1цъ є3гw2, и3 ми1лъ є3мY бы1сть, и3 те1къ нападе2 на вы1ю є3гw2, и3 њблобызA є3го2.

     «Востав — говорится, — иде ко Отцу своему. Еще же ему далече сущу...». Как надо понимать, что он «пошел», и в то же время «был далеко»; почему и Отец его, сжалившись, вышел навстречу ему? — Потому, что от души кающийся человек, тем, что имеет благое произволение и отступил от греха, приходит к Богу. Но, находясь в тирании злого навыка и дурных понятий, он еще далеко от Бога; и для того, чтобы он спасся, необходима большая свыше милость и помощь.
     Поэтому-то и Отец щедрот, сойдя, вышел ему навстречу и, обняв, целовал...
     ...; бежим из страны страстей, которая — неверие, ненасытность и неумеренность, в которых заключается тяжкий голод добра и страдательное состояние хуже голода; притецем к Отцу бессмертия, Дарователю жизни, идя, посредством добродетелей, путем жизни; ибо там мы найдем Его, вышедшим нам навстречу и дарующего нам разрешение наших грехов, знак бессмертия, залог будущего наследия. Так и блудный сын, как научаемся от Спасителя, все время пребывания своего в стране страстей, хотя и обдумывал и даже выговаривал слова покаяния, однако не получал от этого никакого блага, пока, не оставив все те дела греха, он бежа не пришел к Отцу. И (тогда) получив то, что превышало его надежду, он, конечно, в смирении пребывал оставшееся время жизни, целомудренно и праведно живя и сохраняя неповрежденной обновленную в нем благодать, которую да улучим и мы и сохраним неущербленной, дабы и в будущем веке нам радоваться вместе с спасенным блудным сыном в Горнем Иерусалиме, Матери всех живущих, Церкви перворожденных, в Самом Христе Господе нашем, Которому подобает слава во веки.
Аминь.
     "Встал и пошёл к отцу своему."
За добрым решением последовало доброе дело. И справедливо: недостаточно стремиться к полезному только на словах; необходимо и делом подтверждать свои добрые намерения. Находясь еще вдали от Отца, но стремясь к Нему сердцем, он то ломает себе руки, то поражает ударами свою грудь, как источник дурных желаний, то лицом припадает к земле, то из очей проливает потоки слез в подкрепление своей просьбы, то изыскивает оправдание себе; наконец, сквозь слезы он громко взывает: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою»! Знаю, согрешил я, Христе Владыко и Господи: мои грехи Ты один знаешь; согрешил я, помилуй меня, как Бог и Владыка. Я недостоин очей поднять на небо и умолять Тебя, моего доброго Владыку; велика и нестерпима моя вина; нет числа моим грехам! Но помилуй меня, так как Ты благ всегда. «Недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15:19). Так просящего из глубины сердца увидел его Тот, Кто болезнует о заблудших, призирает согрешающих и ожидает их раскаяния, — увидел его Отец его и милосердовал о нем. Конечно, Он был Отцом по благодати, по природе будучи Богом.

     "..и, побежав, пал ему на шею и целовал его."
Не дождался, когда тот подошел и стал умолять его, но с готовностью устремился ему навстречу. И не погнушался шеи его, оскверненной и запачканной грязью порока, но чистыми Своими руками обняв его, целовал без счету того, кого давно уже ожидал.
      О, неизреченное и безмерное благоутробие!
     О, необычайное человеколюбие!
     О, примирение чудное!

Тотчас убедил он Бога в одно мгновение и к слезам снизойти и столь великое множество (грехов) победить. Ты удивляешься, видя, что Бог с любовью принял грешника? О, какая отеческая любовь! Грешник на земле заплакал, и Единый безгрешный с неба преклонился к человеколюбию.
     Кто видел когда, чтобы грешник был ублажаем Богом?
     Кто видел когда, чтобы судия услуживал подсудимому?
     Кто видел когда, чтобы обвиненный был ласкаем?

А между тем Бог призывает, как некогда Израиля: «Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя?» (Мих. 6:3) И теперь бывает тоже самое, и было, так как обычно быть побеждаемым самим Собой Отцу щедрот и Богу всякой утехи. Но этот блудный сын не удовлетворился такой встречей со стороны Отца, но и в добрых (делах) покаяния будучи блудным, при множестве грехов своих не считал такое человеколюбие достаточным для спасения; поэтому, что именно придумал он сказать Отцу, то при встрече с ним и выразил приличным образом:

"Отче! Если только позволительно мне называть тебя Отцом, если, называя Тебя Отцом, я тем не увеличиваю своей вины пред Тобой, если не оскорбляю этим зовом имени недосягаемого, если не замыкает уст моих совесть, если не связывает языка тяжесть моих грехов, если не воспрепятствует мне моя прежняя жизнь: прими, Отче святой, из нечистых уст нечистую мольбу! Отче по благодати и Создатель по природе."
     Ты видел теперь теплое покаяние, посмотри же и на милосердие отца, Он не дожидается, пока сын дойдет до него, но сам спешит навстречу и обнимает его. Ибо, будучи по природе Отцом, Бог есть Отец и по благости. Он весь всего обнимает сына, чтобы со всех сторон соединить его с Собой, как сказано:
«и слава Господня будет сопровождать тебя» (Ис. 58:8)
     Прежде, когда сын САМ удалялся, время было и отцу удалиться от объятия. А когда сын приблизился чрез молитву и обращение, тогда благовременно стало и обнять его. Отец «пал... на шею» сыну, показывая, что она, непокорная прежде, стала ныне покорной, и «целовал его», обозначая примирение и освящая уста прежде осквернившегося, как бы некое преддверие, и чрез них ниспосылая освящение и вовнутрь.

Стих 15:21

Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим.
Речé же емý сы́нъ: óтче, согрѣши́хъ на небо и предъ тобóю, и ужé нѣ́смь достóинъ нарещи́ся сы́нъ твóй.
Рече1 же є3мY сы1нъ: џтче, согрэши1хъ на нб7о и3 пред8 тобо1ю, и3 ўже2 нёсмь досто1инъ нарещи1сz сы1нъ тво1й.

     Согрешил я, исповедаю прегрешения мои, не скрываю того, что ты видишь, не отрицаюсь того, что ты знаешь; как подсудимый я предстою Тебе, как беззаконник сам себя осуждаю: но Ты, как Судия, помилуй меня. «Я согрешил против неба и пред тобою»! Боюсь поднять к небу глаза свои, боюсь самого вида тверди небесной, как голоса обвинителя, боюсь обратить взоры к сиянию Божества, имея нечистые очи сердца. «Согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». Вот я сам предаю себя, сам осуждаю себя, сам произношу над собою приговор. Нет нужды ни в суде для постановки приговора, ни в свидетелях для улики, ни в обвинителях для обличения. Внутри себя имею восседающую совесть, неумолимого судью в душе ношу, страшное судилище; в совести ношу свидетелей, в очах моих обвинителя; зрелища меня обвиняют, конские ристалища вопиют против меня, поиски охотников за дикими зверями взывают против меня. Распутство торжествует надо мной, мои дела увековечены как бы на позорном столбе, моя настоящая нагота обличает меня, самые рубища, в которые я облечен теперь, посрамляют меня и я уже недостоин называться сыном Твоим, «прими меня в число наемников твоих». Не прогоняй меня из Твоего дома, Господи, чтобы опять враг, найдя меня заблудившимся, не увлек к себе как военнопленного, но и не привлекай меня близко к страшной Твоей и таинственной трапезе, потому что я не дерзаю нечистыми глазами смотреть на святая святых. Оставь меня с оглашаемыми в притворе церкви, чтобы, созерцая совершающиеся в ней таинства, я возжелал понемногу опять получить их; чтобы, подхваченный волнами божественными, я омыл позор постыдных песен, стер эту грязь, лежащую на моем слухе, чтобы, созерцая Твои сокровища, похищаемые благочестивыми мужами, я и сам пожелал иметь руки, достойные принять их. Когда такие просьбы излил блудный и так со слезами умолял,..

Стих 15:22

А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги;
Речé же отéцъ къ рабóмъ свои́мъ: изнеси́те одéжду пéрвую и облецы́те егó, и дади́те пéрстень на рýку егó и сапоги́ на нóзѣ:
Рече1 же nте1цъ къ рабHмъ свои6мъ: и3знеси1те nде1жду пе1рвую и3 њблецы1те є3го2, и3 дади1те пе1рстень на рyку є3гw2 и3 сапоги2 на но1зэ:

     И приказал слугам, т.е. священникам, одеть его в первичную торжественную одежду, т.е. сыновнее достоинство, в которое он был облечен ранее чрез святое крещение; и дать перстень на руку его, т.е. на деятельность души, деятельность, которая представляется в образе руки, наложить печать созерцательной добродетели, залог будущего наследия; также и обувь приказывает дать на ноги его, — Божественное охранение и твердость, дающие ему силу наступать на змей и скорпионов и на всякую силу вражию (Лк. 10:19)
     А отец ничего не говорит ему, не отвечает на его слова, но приказывает своим рабам: «принесите лучшую одежду и оденьте его». Не указывает ли это на то, что кающийся, усиленно умоляя Бога, не получает от него ответа на словах, а видит Его человеколюбие на деле? Ведь это так и бывает. Покаяние наше на словах, а человеколюбие Божие обнаруживается самым делом.
     «Принесите лучшую одежду, которую утратил он преслушанием, и дайте обувь на ноги». Почему же сапоги? Потому, очевидно, что согрешающие подвергаются нападениям змея, как сказано: «оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3:15). И вот, чтобы обнаженная нога не подверглась гибельному уязвлению змия, чтобы освобожденного от греха не заразил он опять ядом греха, и покаявшийся грешник для безопасности обувается в сапоги. Ведь если бы не получил он сапог, не мог бы наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию (Лк. 10:19). Таким-то образом огражденный от укушения змея, Павел возвещал сегодня:
«боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе» (2 Кор. 11:3)

Стих 15:23

и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться!
и привéдше телéцъ упитáнный заколи́те, и я́дше весели́мся:
и3 приве1дше теле1цъ ўпитaнный заколи1те, и3 ћдше весели1мсz:

     Затем велит привести откормленного теленка и заколоть его и предложить в пищу. Этот Телец - Сам Господь, Который выходит из сокровенности Божества и от находящегося превыше всего престола, и как Человек, явившись на земле, как Телец закалается за нас грешных, и как насыщенный Хлеб предлагается нам в пищу. К тому же Бог устраивает общую радость и пиршество со Святыми Своими, по крайнему человеколюбию воспринимая свойственное нам и говоря: «приидите, ядше, возвеселимся».
     Кто есть «упитанный... телец», закалаемый и едомый, это не трудно понять. Он есть, без сомнения, истинный Сын Божий. Поскольку Он Человек и принял на Себя плоть, по природе неразумную и скотоподобную, хотя и наполнил ее собственными совершенствами, поэтому назван Тельцом. Телец Сей не испытал ярма закона греховного, но есть Телец «откормленный», поскольку определен на сие Таинство «прежде создания мира» (1 Пет. 1:20).
     Быть может, покажется изысканным то, что еще имеет быть сказано, однако ж, пусть будет сказано. Хлеб, который мы ломим, по виду своему состоит из пшеницы, поэтому может быть назван откормленным пшеницей, а по духовной стороне есть Плоть, поэтому может быть назван Тельцом, и таким образом Один и Тот же есть Телец и упитанный.

Стих 15:24

ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.
я́ко сы́нъ мóй сéй мéртвъ бѣ́, и оживé: и изги́блъ бѣ́, и обрѣ́теся. И начáша весели́тися.
ћкw сы1нъ мо1й се1й ме1ртвъ бЁ, и3 њживе2: и3 и3зги1блъ бЁ, и3 њбрётесz. И# начaша весели1тисz.

     Вам знакома эта духовная радость, вы вкусили ее и помните, как во время страшных тайн служители божественного священнодействия, подражая крыльям ангелов узкими кусками полотна, лежащими на левом плече, обходят и взывают «да никто от оглашенных»:
- да никто из немогущих видеть вкушаемого Агнца,
- да никто из немогущих созерцать небесную кровь, изливаемую во оставление грехов,
- да никто недостойной живой жертвы,
- да никтонечистый,
- да никто немогущий нечистыми устами прикоснуться страшных тайн (не смеет приступить сюда).
     Потом присоединяются и голоса ангелов с неба, говорящих:
- свят Отец, давший в жертву Тельца упитанного, не познавшего греха, как говорит пророк Исайя: «не сделал греха, и не было лжи в устах Его» (Ис. 53:9);
- свят Сын, Агнец, всегда приносимый в жертву волею и всегда живой;
- свят Утешитель, Дух Святой, совершающий жертву.
     Итак, всякий кающийся и делающийся сыном Божиим, особенно же восставленный и вообще от греха очищаемый, причащается Сего упитанного Тельца, и бывает причиной веселья для Отца и рабов Его, Ангелов и священников:
«Ибо был мертв и ожил, пропадал и нашелся».
     В том отношении, что он пребывает во зле, он «был мертв», то есть безнадежен, а по отношению к тому, что природа человеческая удобопреклонна и от злобы может обратиться к добродетели, он называется «пропадавшим». Ибо слово «потерявшийся» умереннее, чем «мертвый».

Стих 15:25

Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование;
Бѣ́ же сы́нъ егó стáрѣй на селѣ́: и я́ко гряды́й прибли́жися къ дóму, слы́ша пѣ́нiе и ли́ки:
Бё же сы1нъ є3гw2 стaрэй на селЁ: и3 ћкw грzды1й прибли1жисz къ до1му, слы1ша пёніе и3 ли1ки:

     Рассмотрим же эту притчу по частям и как бы в кратком извлечении. «Старший... сын был на поле», то есть в мире сем, возделывал свою землю, то есть плоть, чтобы она изобиловала хлебами, и сеял со слезами, чтобы пожать с весельем (Пс. 125:5).

Стих 15:26

и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое?
и призвáвъ еди́наго от óтрокъ, вопрошáше: чтó [ýбо] сiя́ сýть?
и3 призвaвъ є3ди1наго t џтрwкъ, вопрошaше: что2 (ў2бо) сі‰ сyть;

"Не ведал ничего об этом старший сын,
случилось бо ему работать в поле,
Он возвращается и слышит вдруг напевы,
слугу он шлёт, чтоб всё подробно разузнать:
«Что это, — удивлённо он спросил. -
Таинственный напев гремит в ушах
торжеств великих?
Какое действо там, скажи мне,
и таинство, достойное скорей меня,
неужто жертвы Божией богатство,
отец в моё отсутствие другим раздал?
Неужто благодать
не явит больше мне Родитель,
Владыка и Господь веков?"

Стих 15:27

Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым.
О́нъ же речé емý, я́ко брáтъ твóй прiи́де: и заклá отéцъ твóй телцá упитáнна, я́ко здрáва егó прiя́тъ.
и3 призвaвъ є3ди1наго t џтрwкъ, вопрошaше: что2 (ў2бо) сі‰ сyть;

А как слуга вернулся, поспешил ответить он:
«Твой младший брат внезапно появился,
и с радостью Отец его обнял,
и ободрив, повёл его за стол,
откормленного заколол тельца,
и на обед богатый и святой
друзей и близких всех созвал».

Стих 15:28

Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его.
Разгнѣ́вася же, и не хотя́ше вни́ти. Отéцъ же егó изшéдъ моля́ше егó.
и3 призвaвъ є3ди1наго t џтрwкъ, вопрошaше: что2 (ў2бо) сі‰ сyть;

     Однако старший сын гневается. Мне думается, что здесь Христос изобразил Иудеев, гневающихся за призвание язычников, и книжников и фарисеев, соблазняющихся тем, что Господь принимает грешников и ест с ними. Если же желаешь понять это и в том смысле, что это говорится относительно праведников, то что тут удивительного, если и праведник не познает превосходящее всякий ум богатство милосердия Божия?
     Разгневался тогда праведник и не пожелал войти. Разгневался праведник и впал в рабство зависти; поправ удовольствия жизни, он сам был охвачен завистью. Но как же говорит Павел: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9:3)? Не с той, конечно, целью, чтобы представить праведника завистливым, употребил Спаситель такой оборот речи, но чтобы возвестить чрезмерное богатство милости Отца Своего. Это ясно обнаруживается из дальнейшего.

     "Отец же его, выйдя, звал его.
     О, неизреченная мудрость! О, боголюбезный промысл:
и грешника помиловал,
и праведника ублажил;
и стоявшему не позволил пасть,
и падшего возбудил,
и бедняка обогатил,
и богатому не допустил от зависти впасть в бедность.

Стих 15:29

Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими;
О́нъ же отвѣщáвъ речé отцý: сé толи́ко лѣ́тъ рабóтаю тебѣ́, и николи́же зáповѣди твоя́ преступи́хъ, и мнѣ́ николи́же дáлъ еси́ козля́те, да со дрýги свои́ми возвесели́лся бы́хъ:
Џнъ же tвэщaвъ рече2 nтцY: се2, толи1кw лётъ рабо1таю тебЁ и3 николи1же зaпwвэди тво‰ преступи1хъ, и3 мнЁ николи1же дaлъ є3си2 козлsте, да со др{ги свои1ми возвесели1лсz бы1хъ:

     Что же это такое, что особенно удручает старшего сына?"Яко мне, — говорит он, — николиже дал еси козляте."
     А то, что несмотря на требования праведников, Он не дал им ни одного из козлят, т.е. из грешников, очевидно для нас, как на основании не малого числа иных примеров, так, особенно, и из видения священного и блаженного Карпа. Ибо он, проклиная некоторых дурных людей и говоря, что не справедливо, чтобы оставались жить беззаконники и развратители правых путей Божиих, не только не был услышан, но и испытал неудовольствие Божие и услышал некие приводящие в трепет слова, приводящие к познанию неизреченного и превосходящего ум долготерпения Божия, и убеждающих не проклинать людей живущих в грехе, потому что Бог дает им еще время для покаяния.
«Св. Дионисий Ареопагит в своем послании к монаху Демофилу, написанном с целью наставления в кротости и незлобии, вспоминает такое событие. Пришлось мне, — говорит он, — при посещении острова Крита остановиться в доме блаженного Карпа, ученика Св. Апостола Павла, Муж сей был велик по своим добродетелям и отличался такою возвышенною чистотою ума, что обладал большою способностью к Боговидениям: он даже никогда не приступал к совершенно Пречистых и Животворящих Таин, прежде чем не сподобится явления ему с неба Божественного видения. Сего святого мужа, — как он сам поведал Св. Дионисию, — опечалил один из неверующих. Причина печали была та, что неверующий совратил от церкви к своему злочестию одного из верующих. Сим обстоятельством блаженный Карп был сильно огорчен. Ему надлежало бы, конечно, сохранять терпение и отпадшего от веры непрестанно увещевать полезными словами, а неверного покорять своим благодушием; надлежало бы усердно молить Господа, дабы Он и совратившегося к нечестию опять обратил ко святой Своей Церкви и пребывающего во мраке неверия просветил светом веры. Но, никогда ни в чем не обнаруживавши прежде нетерпения, Карп на сей раз был весьма сильно огорчен в душе своей. Поздно вечером, когда приближалась уже полночь, он встал на молитву. Он всегда имел обыкновение в полночный час вставать и молиться. — Стоя на молитве, он не мог преодолеть в себе чувства сильной скорби, какую причинили ему упомянутые два человека. Ему стало представляться, что эти беззаконные люди, развращающие правые пути Господни, несправедливо остаются жить на земле; и стал он молить Бога, да ниспадет с неба огонь на них, и пожжет их обоих. Когда он молился о сем, вдруг горница, в которой он стоял, потряслась и расступилась сверху на двое, так что казалось ему, что он стоит на дворе, и светлый огненный пламень ниспал к нему с неба. Подняв взоры вверх, он увидел отверстое небо и в нем сидящего Иисуса Христа, окруженного бесчисленным множеством ангелов в человеческом образе. Потом, опустив взоры вниз, он увидел рассевшуюся землю, и в ней глубокую темную пропасть; на краю же пропасти стояли те два человека, которым Карп, в гневе, испрашивал погибели от Бога. Они стояли с мольбою во взоре и с великим страхом и трепетом, ибо были близки к падению в пропасть; а в пропасти той пресмыкался змей, скрежеща зубами. Были здесь и другие какие-то люди, которые тех двух грешников били, толкали и влекли к страшному змию. Карп, видя, что опечалившие его готовы уже упасть в пропасть и быть съеденными змием, исполнился великой радости, и не столько Карп смотрел в отверстое небо и на сидящего в нем Иисуса Христа, сколько на близкую гибель этих двух грешников. Но так как они не упали в пропасть, то Карп снова стал досадовать и скорбеть, и опять стал молить Бога, чтобы они упали и погибли. Когда же он возвел очи на небо как прежде, то увидел, что Иисус Христос, встав с небесного престола, приблизился к этим людям, стоявшим на краю пропасти, и подал им руку помощи; ангелы же поддерживали тех людей и. укрепляя их, отвлекли от пропасти. Карпу же Христос сказал: — Для чего желаешь ты погибели братиям? — Подражай Мне и не желай смерти грешника, ибо Я готов за спасение людей снова пострадать, только бы люди обратились от своих лукавых путей и возненавидели свои грехи. Приводя эту повесть в своем послании к упомянутому монаху Демофилу, Св. Дионисий поучает ею, чтобы мы не были жестоки к согрешающим, и желали бы для них не наказания, а покаяния и обращения их, — чтобы мы усердно молились о таковых Богу, не желающему смерти грешников, дабы Он Сам Своею благодатью обратил и помиловал их, ибо Он любит праведных, но и грешных милует. Слава Господу во веки. Аминь"
     Итак, Бог кающихся и Отец щедрот для того, чтобы показать это и к тому же представить, что обращающимся чрез покаяние Он дарует великие и вызывающее зависть дары, таким образом изложил эту притчу.
     Здесь дают пресловутый вопрос: как оказывается завистливым сын, который в прочих отношениях жил и служил отцу благоугодно? Но он решится, коль скоро сообразят, почему была сказана сия притча. Притча эта вместе с предыдущими сказана была, без сомнения, потому, что фарисеи, считавшие себя чистыми и праведными, роптали на Господа за то, что Он принимал блудниц и мытарей. Если же она сказана потому, что роптали фарисеи, которые, по-видимому, были праведнее мытарей, то смотри, что лицо сына, по-видимому, ропщущего, относится ко всем, кои соблазняются внезапным благополучием и спасением грешников. А это не есть зависть, но излитие человеколюбия Божия, непонятное для нас, а потому рождающее ропот. И Давид не выводит ли лица соблазняющихся миром грешников (Пс. 72:3), подобно так и Иеремия, когда говорит: «почему путь нечестивых благоуспешен»? «Ты насадил их, и они укоренились»? (Иер. 12:1-2). Все это свойственно слабому и бедному уму человеческому, который возмущается и приходит в недоумение при виде недостоинства, именно: благополучия людей порочных. Поэтому Господь настоящей притчей как бы так говорит фарисеям: пусть так, что вы, подобно этому сыну, праведны и благоугодны пред Отцом; но Я прошу вас, праведных и чистых, не роптать на то, что мы устрояем веселие за спасение грешника, ибо и он сын же. Итак, отсюда не зависть обнаруживается, но сей притчей Господь вразумляет фарисеев, чтобы они не досадовали на принятие грешников, хотя бы сами и были праведны и соблюдали всякую заповедь Божию. И нимало не удивительно, если мы огорчаемся принятием тех, кои кажутся недостойными. Человеколюбие Божие так велико и так обильно подает нам свои блага, что отсюда и ропот может родиться.
     Так мы говорим и в обычной беседе. Часто оказав кому-нибудь благодеяние, потом не получив благодарности от него, мы говорим: все порицают меня за то, что я так много облагодетельствовал тебя. Хотя, может быть, и никто не порицал нас, но, желая показать величие благодеяния, мы выдумываем это.

Стих 15:30

а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.
егдá же сы́нъ твóй сéй, изъяды́й твоé имѣ́нiе съ любодѣ́йцами, прiи́де, заклáлъ еси́ емý телцá питóмаго.
є3гдa же сы1нъ тво1й се1й, и3з8zды1й твое2 и3мёніе съ любодёйцами, пріи1де, заклaлъ є3си2 є3мY тельцA пито1маго.

     "а когда этот сын твой" (он не хочет сказать: брат мой), вот этот - выражение презрения.
     "Заклал еси ему тельца питомаго." Ибо до такой степени преизбыточествует милость Божия по отношению к нам, что, как говорит корифей Апостолов Петр, сами Ангелы желали приникнуть в назначенную нам благодать, которая подается нам в Его воплощении. Но также и праведники желали, чтобы из-за этих благодеяний, Христос пришел раньше времени (положенного для Воплощения), как и Авраам желал видеть день Его (Ин. 8:56). Но Он тогда не пришел; а когда пришел, Он не пришел призвать праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9:14), и особенно ради них распинается Взявший на Себя грех мира; ибо благодать преизбыточествовала там, где умножился грех.

Стих 15:31

Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое,
О́нъ же речé емý: чáдо, ты́ всегдá со мнóю еси́ и вся́ моя́ твоя́ сýть:
Џнъ же рече2 є3мY: чaдо, ты2 всегдA со мно1ю є3си2, и3 вс‰ мо‰ тво‰ сyть:

Ты никогда не отлучался от Моих недр, ты не покидал Моей Церкви, ты всегда внимал псалмам и гимнам, ты неразлучно пребываешь с ангелами, ты предстоишь жертвеннику и с дерзновением взываешь:
     «Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое» (Мф. 6:9)
А твой брат пришел ко Мне осужденный, пристыженный, с лицом, поникшим к земле, и сокрушенным и печальным голосом взывал:
     «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих»!
     Что Я мог сделать в ответ на эти слова? Мог ли Я помиловать Моего сына, пришедшего ко Мне? Осуждай Меня, если гневаешься. Я же, будучи человеколюбив, не мог допустить, чтобы сделано было что-либо бесчеловечное. Не могу не помиловать Я того, кому дал жизнь, не могу не пожалеть того, кого породил из своих недр.
     «Сын мой! ты всегда со мною, и всё моё твоё»

Небо — твое,
твердь — твоя,
солнце — твой факелоносец,
луна — твоя приспешница,
звезды — твои свечи,
воздух — твой питатель и все, что в нем, твое,
земля и все, что на ней, твое,
море и все, что в нем, твое,
вселенная — твоя,
Церковь — твоя,
Жертвенник — твой,
Телец упитанный — твой,
Жертва — твоя,
Ангелы — твои,
Апостолы — твои,
Мученики — твои,
настоящее — твое,
будущее — твое,
Воскресение — твое,
бессмертие — твое,
нетление — твое,
Царство Небесное — твое,
все видимое и умопостигаемое — все твое.
     Я ничего не отнял у тебя, чтобы отдать ему; не раздел тебя, чтобы одеть его. Не своим ли добром я был щедр для него? Не одинаково ли я отец и твой и его?
И тебя почитаю за добродетель, и его милую за прекрасное возвращение;
и тебя люблю за твою жизнь, и его за исправление;
и тебя милую за поведение, и его за раскаяние;
и тебя за твое терпение, и его за возвращение ко Мне.
     «Он же сказал ему»
Хотя самооправдание, это выставление собственных заслуг, эта гордость и заносчивость перед отцом, это высокомерное и холодное презрение к брату сами над собой произносят осуждение, но Господь как бы более еще усиливает это осуждение любвеобильным обращением отца к этому старшему сыну. Еще раз с любвеобильным обращением — «сын мой» — отец хочет смягчить жестокосердие сына и возбудить в нем более человеколюбивые и нежные чувства.
     «Ты всегда со мною, и все мое твое»
Не все имение расточено братом твоим, и не твое, — твое осталось с тобой, а тому отдано было свое. В отношении к фарисеям и книжникам этим показывалось, что они всегда могут иметь доступ к Богу; у них в руках закон, у них откровение, воля Божия им известна, дары и блага духовные они могут стяжать, но... не могут они заслужить благоволения Отца небесного при таком извращенном и жестоком их духовно-нравственном настроении.
Бог любви и милосердия не может благоволить к тем, кто должен был бы радоваться и веселиться об обращении грешника, как радуются Ангелы на небесах (Лк. 6:10), а они отвращаются и не хотят иметь общения с ними.
— Словом Отца оканчивается притча, и Господь как бы спрашивает осуждавших Его книжников и фарисеев (Лк. 15:1): что же, хотите ли вы еще роптать на Меня за то, что Я обращаюсь с мытарями и грешниками, и отвращаться от них, или хотите принять участие в радости неба — Бога и Ангелов и праведников об обращении кающегося грешника?

Стих 15:32

а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.
возвесели́тижеся и возрáдовати подобáше, я́ко брáтъ твóй сéй мéртвъ бѣ́, и оживé: и изги́блъ бѣ́, и обрѣ́теся.
возвесели1тижесz и3 возрaдовати подобaше, ћкw брaтъ тво1й се1й ме1ртвъ бЁ, и3 њживе2: и3 и3зги1блъ бЁ, и3 њбрётесz.

     И что еще больше, — когда старший сын огорчился этим, отец и его ласково успокоил, говоря: «ты всегда со мною еси.., а сей... изгибл бе, и обретеся, мертв бе, и оживе». Когда, говорит, нужно спасти погибшего, то тут время не суда и строгого исследования, но только человеколюбия и прощения. Ни один врач, вместо того, чтобы дать лекарство больному, не подвергает его взысканиям и наказанию за беспорядочную жизнь. Если же блудному сыну надлежало непременно понести и наказание, то достаточным наказанием для него была жизнь на чужой стороне. Ведь столько времени он провел вдали от нашего сообщества, боролся и с голодом, и с унижением, и с крайними бедствиями. Поэтому говорит: «изгибл бе, и обретеся, мертв бе, и оживе». Не смотри, говорит, на настоящее, но подумай о великости прежнего несчастия; пред тобою брат, не чужой. Он возвратился к отцу, который не может помнить прежнего, а охотнее помнит только то, что может побудить к состраданию, милосердию, любви и снисходительности, свойственной родителям. Поэтому и сказал (отец) не о том, что сделал (блудный сын), но о том, что он потерпел; напомнил не о том, что он истратил имущество, но о том, что перенес множество несчастий. С такою же, или еще с большею, ревностью искал он овцу. Здесь сын сам возвратился, а там сам пастырь пошел и, найдя овцу, привел ее и радовался о ней больше, чем о всех, возвратившихся благополучно. Смотри еще, как и возвратил: не бичом погонял, но, возложив на плеча, принес и снова соединил с стадом. Итак, зная, что (Бог) не только не отвращается от обращающихся, но и принимает их не хуже добродетельных; что не только не подвергает наказанию, но и Сам идет отыскивать заблудших и, найдя их, радуется (о них) более, чем о тех, которые были в безопасности, — не будем ни отчаиваться о грехах, ни излишне надеяться на добрые дела, но, и живя добродетельно, будем бояться, чтобы от излишней надежды не пасть, а когда согрешим, станем каяться.


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Всех вас поздравляю с воскресным днем — днем, который открывает еще одну седмицу, подготовительную к великому поприщу святой Четыредесятницы. Эту неделю Церковь называет неделей о блудном сыне, потому что, как вы знаете, именно сегодня читается притча из Евангелия от Луки о возвращении блудного сына в дом отца (Лк. 15:11-32).
     Слово «блуд», которым именуется грех плотской нечистоты, грех, разрушающий целомудрие человека, в славянском языке означает «заблуждение»; отсюда и «блудить», т.е. плутать, заблуждаться. «Блуд» и «заблуждение» — это слова одного корня. В результате заблуждения, потери жизненных ориентиров, разрушения системы нравственных ценностей человек начинает пренебрежительно относиться к своему телу и, вступая в нечистые отношения с другими, наносит своему телу мистический вред.
     В сегодняшнем отстраненном от веры в Бога общественном сознании утвердилось мнение, что никакого вреда для человеческого тела этот грех не приносит — за некоторыми исключениями, о которых все хорошо знают. Это неверно. Вред человеческому телу приносит не только физическая болезнь ― вред человеческому телу приносит прикосновение к нему темной силы. А через блуд именно темная и злая сила прикасается к человеку, потому что человеческое тело призвано быть храмом, вместилищем Святого Духа см. (1 Кор. 6:19). И как удивительно точно и сильно сказано обо всем этом в послании апостола Павла к Коринфянам, которое мы сегодня слышали! Человек повреждает себя блудной страстью и, в конце концов, становится неспособным войти в Царствие Божие, почему и говорит апостол:
«блудники … Царствия Божиего не наследуют» (1 Кор. 6:9-10)
     Что же тогда означает в свете этих грозных слов удивительная притча о блудном сыне, который, получив наследство от отца, пошел на страну далече и там расточил с блудницами все, что ему досталось? И почему же отец не прогнал его, когда он, уже умирая от голода, решил вернуться в дом отчий? Ведь это так естественно, так по-человечески понятно: предал отца, предал семью, предал родных и близких, забрал деньги, ушел, расточил все в блуде ― так, может быть, надо сурово наказать или вообще изгнать такого человека из общения? А отец принимает блудного сына, облачает его в лучшие одежды и на палец его возлагает перстень, и разбитые в кровь босые ноги омываются водой и облачаются в обувь, и закалывается телец упитанный, чтобы радость о возвращении блудного сына разделили другие... Совершенно очевидно, что отец, принявший блудного сына, ― это Сам Бог.
     Сегодня в роде нашем «прелюбодейном и грешном» грех блуда распространен настолько, что поражает почти каждого человека, и у многих может возникнуть отчаяние, ведь «блудники… Царствия Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9-10). Но сегодняшняя притча помогает нам понять эти слова апостола Павла. Нет такого греха, кроме хулы на Духа Святаго, который бы Бог не простил (Мф. 12:31), если человек искренне в этом грехе раскаивается. А что значит раскаяние? Раскаяние означает осознание своей неправды, своего заблуждения. И если человек понимает, что совершает грех, что это действительно разрушает его душу, что это закрывает перед ним двери Царствия Небесного, если он приходит к Богу и, подобно блудному сыну, со слезами просит открыть для него двери родительского дома, ― тогда Господь прощает согрешившего.
     Но, к сожалению, абсолютное большинство людей сегодня всячески пытаются оправдать этот грех, представить его как и не грех вовсе, а как одну из моделей поведения современного человека; а обезбоженная массовая псевдокультура поддерживает этот страшный миф и распространяет его, отравляя сознание, в первую очередь молодых людей. Мы знаем, что многие сегодня воздвигают хулу и на Церковь ― только потому, что она не перестает называть грех грехом, подвергаясь поношениям и в наше, казалось бы, свободное и благополучное время.
     Очень важно, чтобы человек, прошедший тропою греха, оказался способным принести покаяние. Первым шагом на этом пути является отказ от всякого оправдания самого себя. Хотя, может быть, внешние обстоятельства и внутренние чувства и предрасполагают человека к совершению греха, он не должен оправдывать грех ни при каких обстоятельствах. Даже если он не может порвать с этим грехом, если он не может круто изменить свою жизнь, он должен помнить, что грех есть грех. Грех разрушает, мистически разрушает, душу и тело человека.
     Мы вспоминаем притчу о блудном сыне в преддверии Великого поста ― особого времени в жизни каждого человека. Пост дается нам для того, чтобы мы обо всем подумали, помолились, оценили свою жизнь, свои поступки, свои мысли, подвергли их беспристрастному суду ― внутреннему суду голоса своей совести, и помолились Господу о прощении своих грехов и об избавлении от греховного плена. И пусть для каждого из нас притча о блудном сыне станет великим источником надежды на то, что Бог простит нас, исцелит от грехов ― и настоящих, и прошлых, поможет обрести мир и радость жизни в общении с Ним в доме Отчем.
Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Из проповеди после Божественной литургии в Храме Христа Спасителя 20 февраля 2011 года, в неделю о блудном сыне
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru