Страстная седмица
Великий Четверг

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

Подписка на новости сайта - введите Ваш email:

страстная седмица Великий Четверг

     В Великий Четверг Страстной седмицы в богослужении воспоминаются четыре важнейших события, совершившихся в этот день:
- божественное умовение ног Иисусом Своим Ученикам в знак глубокого смирения и любви к ним
- Тайная Вечеря, на которой Господь установил новозаветное таинство Святого Причастия (Евхаристии)
- молитва Спасителя в Гефсиманском саду
- предательство Иисуса Христа Иудой Искариотом

В день опресноков, когда по ветхозаветному закону должно было заклать и вкушать пасхального агнца, и когда прииде час, да прейдет Спаситель от мира сего к Отцу (Ин. 13, 1), Иисус Христос, пришедший исполнить закон, послал Своих учеников – Петра и Иоанна в Иерусалим приготовить Пасху, которую, как сень законную, хотел Он заменить Пасхою новою, – самим телом и кровью Своею. По наступлении вечера Господь пришел с двенадцатью Своими учениками в большую, устланную, готовую горницу одного Иерусалимлянина (Мк. 14, 12-17) и возлег. Внушая, что в Царстве Божием, которое не от мира сего, не земное величие и слава, но любовь, смирение и чистота духа отличают истинных членов, Господь, возстав от вечери, умыл ноги своим ученикам. Умыв ноги и возлегши опять, Господь сказал ученикам: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам.

По умовении ног Иисус Христос совершил Пасху сначала по закону Моисееву, потом установил и Пасху новую – великое таинство святейшей Евхаристии. Установление таинства святого причащения есть второе событие, которое Православная Церковь воспоминает в Великий четверток.

Таинство святого причащения, установленное Господом пред Его страданиями и смертью, по заповеди Иисуса Христа: сие творите в Мое воспоминание, с первых времен до настоящих непрерывно совершается на многочисленных престолах Церкви Вселенской.

На вечери Господь определительно предрек ученикам, что один из них предаст Его, и это именно тот, кому Господь подаст кусок хлеба, обмакнув в солило, и обмакнув, подал Иуде Искариотскому. По хлебу вошел в него сатана; и предатель тотчас удалился от Христа и Церкви Его. Была уже ночь (Ин. 13, 1-30). Прекратив спор Апостолов о первенстве, которое между ними должно состоять не в господстве и обладании, но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий, и предсказав Апостолам общее искушение, а Петру троекратное отречение от Христа и Свое явление им по воскресении в Галилее, Господь вошел с ними в сад Гефсиманский, – на гору Елеонскую (Лк. 22, 24-28); (Мф. 26, 30-35). Здесь начались Его страдания: сначала душевные, а потом и телесные. Предначиная Свои страдания, Господь сказал ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там, и взяв с Собою Петра, Иакова и Иоанна, бывших свидетелями славы Его во время преображения, начал скорбеть и тосковать. Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною, сказал ученикам Своим Богочеловек. Отойдя от них на вержение камня, Он преклонил главу и колена, и молился до кровавого пота, как человек, чувствуя чашу страданий, и совершенно предаваясь воле Отца. Иисусу Христу явился Ангел с небес и укреплял Его. Во время молитвы Своей Господь троекратно подходил к Ученикам Своим и говорил им: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Но ученики не могли молитвенно бдеть с Господом, ибо у них глаза отяжелели.

Гефсиманская молитва Иисуса Христа наставляет нас, что среди искушений и скорбей молитва подает нам высокое и святое утешение и укрепляет готовность встретить и перенести страдания и смерть. Могущество молитвы, утешающей и укрепляющей, Господь поучительно показал и Своим примером пред Своими страданиями и смертью, и в то же время внушениями скорбевшим Апостолам: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

Около полуночи приходит в сад предатель с множеством вооруженного народа, присланного от первосвященников и старейшин. Господь Сам идет к ним на встречу и словами: Это Я, коими Он давал им знать о Себе, повергает их на землю и потом смиренно допускает предателя поцеловать и взять Себя на страдания и смерть (Мф. 26, 36-56); (Мк. 14, 32-46); (Лк. 12, 38-53). Так Господь, являвший продолжение земной Своей жизни Божественное всемогущество и власть над законом естества, словом: Это Я повергший на землю предателя с народом, имевший во власти Своей легионы Ангелов, но пришедший принести Себя в жертву за грехи мира, добровольно и смиренно предает Самого Себя в руки грешников!

Стихи на Божественное умовение:
Ученикам на вечери мыл ноги Бог,
Нога Которого потом на (древо) опиралась,
когда-то запрещенное в Эдеме.

Стихи на Тайную Вечерю:
Двойная вечеря: ибо вмещает пасху ветхую
И Пасху новую — Владыки Кровь и Тело.

Стихи на необычайную молитву:
Молитва — труд до (капель) крови на лице,
Христе, Отцу молился Ты открыто,
Страшился смерти, этим обманув врага.

Стихи на предательство:
Обманщики людей! Зачем нужны мечи и колья
Против Того, Кто добровольно
умрет, чтоб мир спасти?

Святые отцы, всё премудро устроившие, преемственно от божественных апостолов и Священных и Божественных Евангелий заповедали нам в святой и Великий Четверг вспоминать четыре (события): 1) Божественное умовение (ног); 2) Тайную Вечерю и установление Святых Таин; 3) необычайную молитву и, наконец, 4) предательство.

Поскольку иудейская пасха приходилась на вечер пятницы, а (этой) прообразовательной (пасхе) уместно было сопровождаться и явлением истинной в том, чтобы Агнец — Христос принес Себя в жертву за нас, — то Он, по словам святых отцов, ел пасху с учениками раньше времени, в вечер четверга. Ибо это навечерие и вся пятница считаются у евреев одним днем, — так они исчисляют сутки. [Как говорят некоторые, в том числе и святой Златоуст], Господь с апостолами совершили ее и тогда по закону: во-первых, стоя, препоясанными и обутыми в обувь свою, опираясь на посохи, (соблюдая) и прочее, что повелено, — чтобы не сочли Его нарушителем закона. Приготовил же всё Зеведей — он и был человек, несущий кувшин воды (Мк. 14, 13; Лк. 22, 10), по мнению Афанасия Великого, хотя другие думают иначе. Потом, когда уже наступила ночь, Господь, открывая ученикам превосходнейшее, преподал им в горнице и таинство новой Пасхи. Во время вечери, говорит (Евангелие), Он возлежал с двенадцатью (ср.: Ин. 13, 2; Мф. 26, 20). — Очевидно, не это была законная пасха, потому что (здесь) вечеря, возлежание, хлеб и вино, а там все испеченное на огне и опресноки, (была же она) прежде начала вечери [ибо так пишет божественный Златоуст]. — (Потом) Иисус встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду, влил воду в умывальницу (и начал умывать ноги ученикам) (Ин. 13, 4), делая всё Сам, чем одновременно и пристыдил Иуду, и вместе с тем напомнил другим ученикам, чтобы не искали первенства. Этому Он учил и после умовения, говоря: кто хочет быть первым, да будет последним из всех (ср.: Лк. 22, 26; Мк. 10, 44), Самого Себя поставив в пример (Ин. 13, 15). Оказывается, раньше других Христос умыл ноги Иуды, бесстыдно севшего на первое место; а потом подошел к Петру, но тот, имея самый горячий нрав, запретил Учителю (делать это) и снова разрешил (омыть) не только ноги, но и руки и голову (Ин. 13, 8—9). Омыв же их ноги и показав странное возвышение через смирение (ср.: Лк. 18, 14), надев одежду Свою и возлегши опять, наставлял их любить друг друга и не стремиться к начальству. Когда они ели, Он начал говорить о предательстве. Поскольку ученики недоумевали, о ком Он говорит (Ин. 13, 22), то Иисус тайно сказал одному Иоанну: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам, предаст Меня (Ин. 13, 26), — ведь если бы услышал это Петр, то, как самый вспыльчивый, он убил бы Иуду. И еще сказал: обмакивающий со Мною руку в блюдо (Мк. 14, 20), так как было и то, и другое. Потом, в конце вечери, взяв хлеб, сказал: приимите, ядите. Также и чашу, говоря: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета; сие творите в Мое воспоминание (ср.: Мк. 14, 22—24; Лк. 22, 19—20; Мф. 26, 26—28); впрочем, совершая это, и Сам ел и пил с ними. Обрати внимание, что Он называет Своим Телом хлеб, а не опреснок, поэтому да устыдятся приносящие для (евхаристической) жертвы пресный хлеб. И после (сего куска) хлеба вошел в Иуду сатана (Ин. 13, 27), — искушавший его прежде (извне) теперь окончательно вселился в него. И выйдя, говорит (Евангелие), Иуда договорился с первосвященниками, что предаст им Учителя за тридцать сребреников (ср.: Лк. 22, 3—5; Мф. 26, 14—15).

После вечери ученики пошли на гору Елеонскую, в одно селение, называемое Гефсимания. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь. Петр сказал Ему: если и все (соблазнятся), я не отрекусь от Тебя (ср.: Мф. 26, 30—31, 33; Мк. 14: 26—27, 29, 32). Было уже поздно, то есть глубокая ночь. И говорит ему Иисус: прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мк. 14, 30). Так и произошло, когда Петр был объят сильным страхом, потому что Бог показал немощь (человеческого) естества, и еще потому, что вручил ему ключи Царства Небесного, — чтобы тот, познав на себе непостоянство (нашей) природы, был милостив к согрешающим. Впрочем, отречение Петра, бывшее три раза, изображало грех всех людей перед Богом: первый раз — преступление заповеди Адамом; второй — преступление писаного закона; а третий — (преступление против) Самого воплощенного Слова. Это троекратное отречение Спаситель впоследствии исцелил троекратным исповеданием, трижды спросив: Петр, любишь ли ты Меня? (Ин. 21, 15—17).

Тогда Иисус сказал ученикам [показывая человеческое свойство — что смерть страшит всех]: душа Моя скорбит смертельно (Мф. 26, 38; Мк. 14, 34). И, отойдя на вержение камня (Лк. 22, 41), помолился три раза, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф. 26, 42). И еще: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия (Мф. 26, 39). Это говорил Он и по человеческой природе, и вместе с тем искусно обходя диавола, чтобы тот, считая и Его (простым) человеком из-за того, что Он может бояться смерти, не остановил (совершающегося) на кресте таинства. Возвратившись же и найдя учеников спящими, Господь обратился к Петру, говоря: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? (Мф. 26, 40) — то есть: ты, обещавший идти (со Мной) даже на смерть, спишь вместе с другими.

Перейдя на другую строну потока Кедрон, где был сад, Иисус вошел в него с учениками Своими. Он имел обыкновение часто приходить туда, почему знал это место и Иуда (см.: Ин. 18, 1—3), который, взяв отряд воинов, пришел, и с ним множество народа, и, подойдя к Иисусу, дал им знак целованием. Так они условились, потому что много раз Христос, будучи преследуем, уходил незамеченным; как и здесь Он Сам первый вышел к ним, спросив: кого ищете? (Ин. 18, 4), — и опять они Его не узнавали, но не из-за темноты, ибо были с горящими факелами и светильниками, говорит евангелист (Ин. 18, 3), и в страхе отступили назад и пали на землю (Ин. 18, 6); затем снова подошли, и Он Сам отвечал им: это Я (Ин. 18, 8). Когда Иуда сделал им знак, Христос сказал: друг, для чего ты пришел? То есть делай то, для чего ты пришел (см.: Мф. 26, 50). И еще (сказал): как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? (Мк. 14, 48; Лк. 22, 52). Пришли же они ночью, чтобы не сделалось возмущения в народе. Самый пылкий — Петр извлек меч, так как на вечери они были приготовлены к этому, и ударив первосвященникова раба, по имени Малх, отсек ему правое ухо (см.: Ин. 18, 10). Иисус знал, что первосвященники говорят, будто Он неправильно понимает и изъясняет закон, и потому запретил Петру, — ведь ученику духовного мужа не подобает применять оружие, — а Малхово ухо исцелил. (Тогда воины и служители иудейские), взяв Иисуса, привели Его, связанного, во двор первосвященника Анны, который был тесть Каиафе (см.: Ин. 18, 12—13). Там уже собрались все обвиняющие Христа фарисеи и книжники. Здесь же произошло отречение Петра перед служанкой, среди ночи петух запел в третий раз; и Петр, вспомнив (слово Господа), горько заплакал. Под утро от Анны Христа привели к первосвященнику Каиафе, где Иисус претерпел оплевание и куда были призваны лжесвидетели. А на рассвете Каиафа послал Его к Пилату. Приведшие Его, говорит (евангелист), не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы (можно было) есть пасху (Ин. 18, 28). Поэтому предполагается, что первосвященники и фарисеи, возможно, нарушили закон, перенеся Пасху, как говорит божественный Златоуст. Ибо им подобало есть ее в ночь (на пятницу), но ради убийства Иисуса они отложили ее. А что именно тогда они должны были вкушать ее, — показал Христос, Который той ночью вначале ел пасху, а потом научил совершенному Таинству, — или же (Он сделал так) потому, что, как сказано выше, вместе с законным прообразом подобало явиться и истине. И Иоанн (тоже) отмечает, (что это произошло) перед праздником Пасхи (Ин. 13, 1).

Из-за того, что все сие совершилось тогда в четверг и его ночь, мы (сегодня) и празднуем, благоговейно творя воспоминание тех страшных и непостижимых дел и событий.

Христе Боже наш, по невыразимому Твоему милосердию помилуй нас. Аминь.

Тайная Вечеря Христова так таинственна, так глубока, так бесконечно важна, что сердца наши исполняются трепетом. Ибо в эту святую Вечерю Господь Иисус Христос омыл ноги ученикам Своим, установил Таинство Святого Причащения и впервые Сам совершил это Таинство, впервые причастил учеников Своих.

Явил Господь делом Свое величайшее смирение, омыв пыльные ноги учеников, которые были сильно поражены этим: "Как это наш великий Учитель, наш Господь будет омывать нам ноги!" В недоумении они все молчали и, молча, с трепетом повиновались Господу Иисусу Христу. Один только пламенный Петр не стерпел: "Как! Мой Учитель, мой Господь Иисус Христос будет мне омывать ноги! Нет, Господи, не омоешь ног моих". А Господь ответил: "То, что Я делаю, ты не понимаешь теперь, а после поймешь". - "Нет, Господи, вовек не умоешь ног моих". - "Если не омою ног твоих, части не будешь иметь со Мной".

Услышав эти слова, св. Петр содрогнулся. "Господи, Господи! Не только ноги мои, а руки мои омой и голову мою, только не лишай меня части Твоей". А Господь ответил: "Чистому нечего больше омывать как только пыльные ноги его". И окончив это дивное, таинственное и великое деяние Свое, Господь Иисус Христос сказал: "Вот Я, Господь и Учитель ваш, подал вам пример того, как и вам надлежит поступать. Если Я, Господь ваш, омыл ноги ваши, то и вы должны друг другу делать то же". (См. Ин. 13, 4–15).

Как поразительно это деяние Господне! Господь омыл ноги рабам Своим! Было ли до этого что-либо подобное на свете? Но Господь во всем поступал так, как никто из людей не поступает, Господь обо всем говорил так, как никто из людей не говорит. Ко всякому слову Его должны мы прислушиваться с усиленным вниманием и трепетом и старательно вникать в их святой смысл.

Что значат слова, которые Господь сказал св. апостолу Петру: "Если не омою ног твоих, не будешь иметь части со Мной". Почему Господь произнес эти страшные слова? Потому ли, что св. Петр так естественно взволновался и никак не мог дать ног своих для омовения великому Учителю своему? Почему же он не имел бы части со Христом, если бы воспротивился Ему до конца? Потому что он не придал должного значения величию этого дела Господня и, не понимая, посмел противодействовать Ему. Нужно быть во всем глубоко благоговейным по отношению к Господу Иисусу Христу и всякое Его слово принимать со страхом и трепетом, никогда не смея уклоняться от Его Божественной воли.

Он сказал: "Вам, очищенным, омытым, надо только ноги омыть" (См. Ин. 13, 10). Значит, чего-то недоставало им еще. Они были очищены, и души их были освящены трехлетним общением с Господом Иисусом Христом и тем учением, которое восприняли они в сердца свои. Они были чисты. Но если Господь нашел необходимым омыть пыльные ноги их, значит, оставалась еще в них некоторая греховная человеческая немощь; Господь же желал, чтобы они были ВО ВСЕМ святы и непорочны пред Богом. Это нам урок. Мы должны всегда помнить о том, сколько в нас нечистоты, даже после того, как мы покаялись и причастились Тела и Крови Господних. И эту нечистоту может омыть только Господь.

Также мы должны всегда помнить и исполнять завет Христов: Если Я, Учитель ваш, омыл ноги вам, то и вы должны омывать ноги друг другу (Ин. 13, 14–15). Что значит омывать ноги друг другу? Это значит, что мы должны глубоко смиряться перед всеми людьми, ни перед кем не превозноситься, всем служить, как служил Господь Иисус Христос. Это значит, что во всем должны мы служить ближним нашим, по слову Господа: Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугой (Мф. 20, 26).

Без всякой брезгливости, без всякого отвращения должны мы омывать, перевязывать и лечить отвратительные зловонные гнойные раны братьев наших - раны телесные. Также с великим смирением и любовью должны мы врачевать и духовные раны братьев наших, сносить немощи немощных, как повелевает ап. Павел; служить им, а не властвовать над ними; никем не повелевать, но быть всем слугой.

Другое, еще более важное дело совершил Господь на Тайной Вечере в тот день, который мы вспоминаем ныне в молитвенном преклонении. В этот день Господь Иисус Христос установил величайшее из Таинств христианских - Таинство Причащения. Он совершил необычайно таинственное и святое дело: Он взял хлеб, благословил его, воззрел на небо, воздал хвалу Богу, преломил хлеб и дал его ученикам Своим с удивительными, совершенно необыкновенными словами, которые слышите вы на каждой святой Литургии: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов (I Кор. 11, 24). Потом Господь Иисус Христос благословил чашу с вином и, подавая ученикам, сказал: Пиите от нея вcu, сия есть Кровь Моя Новаго завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание (Мф. 26, 28 и Лк. 22,19). Мы творим это в Его воспоминание каждый день на святой Литургии в Таинстве Евхаристии.

Еще раньше Он говорил: Я - Хлеб жизни… Я - Хлеб живой, сшедший с Небес: ядущий Хлеб сей будет жить вовек. Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира… Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день; ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 48-51, 53-56).

Эти слова были так поразительны, что когда услышали их люди, то многие, даже из учеников Его, отошли от Него, недоумевая, как Он может дать есть Свою Плоть? Как Он может дать пить Свою Кровь? Как Он может называть Себя Хлебом Небесным? Двенадцать же апостолов, которых спросил Господь Иисус Христос: "И вы не хотите ли отойти от Меня?", - ответили Ему устами св. Петра: "Господи, куда нам идти? Ведь Ты имеешь глаголы жизни вечной" (Ин. 6, 67–68).

Апостолы приняли, вместили в сердца свои таинственные слова Господа, поверили в то, что Господь Иисус Христос есть Хлеб жизни, сошедший с небес, и теперь, на тайной Вечере, когда Он под видом хлеба и вина преподал им Плоть и Кровь Свои, они с глубокой верой вспомнили то, что говорил им Христос.

И мы, христиане, должны восприять в сердца свои эти великие святые слова Христовы, должны помнить о том, что говорил нам Сам Христос в Своей удивительной речи о лозе виноградной: Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец, Мой - Виноградарь; всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмъ Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет. А такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают (Ин. 15, 1-6).

Если мы ветви Лозы Христовой, то значит, мы питаемся соками этой Лозы, как обыкновенная виноградная лоза питается теми соками, которые получает от своих корней. Мы не можем жить без этого таинственного питания от Лозы Христовой, ветвями которой сподобил нас быть Христос.

Что же это за соки Лозы Христовой? Это Кровь Его, это Плоть Его, которые повелевает Он нам пить и есть. Если же не будем мы питаться Телом Христовым и Кровью Христовой, то, как сказал Господь, не будем иметь в себе жизни, и не будет Он пребывать в нас, и мы в Нем. Вот как важно это Таинство Причащения Тела и Крови Христовых, которое ныне на Тайной Вечере Сам Господь установил и нам повелел в память Его совершать.

Мы должны верить всем сердцем в то, что, причащаясь Тела и Крови Христовых под видом хлеба и вина, мы действительно едим Плоть Христову и пьем Кровь Его. И да не усомнится никто из нас, видя, что хлеб остается хлебом и вино остается вином и что имеют они вкус хлеба и вина. Да не усомнится никто в том, что это не простое вино и не простой хлеб, а подлинные Тело и Кровь Христовы.

Господь не заставляет нас, питающих отвращение к сырому мясу, не могущих пить кровь, есть Плоть Свою и пить Кровь Свою в виде подлинного мяса и подлинной крови. Господь в Таинстве Евхаристии совершает пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, и все вы должны верить в то, что истинно происходит это пресуществление.

Никто не должен думать, уподобляясь протестантам, что Литургия - только образ того, что совершил Господь наш на Тайной Вечере, только формальное подобие ее.

Было много сомневающихся в том, что хлеб и вино действительно пресуществляются в Тело и Кровь Христовы. Много раз Господь чудесно вразумлял их. До нас дошло следующее истинное предание:

Некая женщина в Риме пекла просфоры и приносила их свт. Григорию Двоеслову, папе Римскому. Однажды, когда свт. Григорий, причащая ее, вслух произносил молитву, она усмехнулась. Он спросил ее: "Что же ты смеешься?" "Как же мне не смеяться, - отвечала она, - когда я сама своими руками пекла этот хлеб, а ты говоришь, что это подлинное Тело Христово". Святой Григорий возвел очи свои на небо и помолился Богу о том, чтобы Он убедил эту женщину, что она будет причащаться подлинного Тела и подлинной Крови Христовых. И по молитве его женщина увидела вместо хлеба и вина подлинные Плоть и Кровь человеческие и затрепетала от страха. А свт. Григорий опять помолился, и по молитве его Плоть и Кровь опять приобрели вид хлеба и вина.

О том, что в Таинстве Евхаристии на Литургии совершается подлинное величайшее чудо пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, свидетельствовал Господь и другим способом. Ибо мы знаем из жития прп. Сергия Радонежского о том, что когда он совершал Литургию и призывал Духа Святого, когда произносил совершительные слова этого великого Таинства: "Преложив Духом Твоим Святым", - тогда один из святых учеников его увидел, что преподобный весь окружен пламенем и затем это пламя, отойдя от него, свилось в клубок и вошло в чашу со Святыми Дарами.

Мало ли нам этого? Будем ли мы считать это легендой? Пусть неверующие говорят о легенде; а мы верим в то, что это действительно так, и те епископы и священники, которые с величайшим благоговением совершают Таинство Евхаристии, ясно чувствуют, что происходит величайшее Таинство, чувствуют, как Дух Святый нисходит на хлеб и вино.

Протянем же наши грязные руки и ноги Всемилостивейшему Господу Иисусу Христу и будем умолять Его о том, чтобы Он омыл скверны наши. И когда омоет Он их в Таинстве покаяния, тогда приступим к великому Таинству Причащения со страхом и трепетом, с глубокой верой в то, что под видом хлеба и вина мы причащаемся Тела и Крови Христовых, что исполняются на нас слова Христовы: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем.
Аминь.
3 мая 1945 г.

Вечером или поздней ночью в Страстной четверг читается рассказ о последней встрече Господа Иисуса Христа со Своими учениками вокруг пасхального стола и о страшной ночи, одиноко проведенной Им в Гефсиманском саду в ожидании смерти, рассказ о Его распятии и о Его смерти...

Перед нами проходит картина того, что произошло со Спасителем по любви к нам; Он мог бы всего этого избежать, если бы только отступить, если бы только Себя захотеть спасти и не довершить того дела, ради которого Он пришел!.. Разумеется, тогда Он не был бы Тем, Кем Он на самом деле был; Он не был бы воплощенной Божественной любовью, Он не был бы Спасителем нашим; но какой ценой обходится любовь!

Христос проводит одну страшную ночь лицом к лицу с приходящей смертью; и Он борется с этой смертью, которая идет на Него неумолимо, как борется человек перед смертью. Но обыкновенно человек просто беззащитно умирает; здесь происходило нечто более трагичное.

Своим ученикам Христос до этого сказал: Никто жизни у Меня не берет – Я ее свободно отдаю... И вот Он свободно, но с каким ужасом отдавал ее... Первый раз Он молился Отцу: Отче! Если Меня может это миновать – да минет!.. и боролся. И второй раз Он молился: Отче! Если не может миновать Меня эта чаша – пусть будет... И только в третий раз, после новой борьбы, Он мог сказать: Да будет воля Твоя...

Мы должны в это вдуматься: нам всегда – или часто – кажется, что легко было Ему отдать Свою жизнь, будучи Богом, ставшим человеком: но умирает-то Он, Спаситель наш, Христос, как Человек: не Божеством Своим бессмертным, а человеческим Своим, живым, ПОДЛИННО ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ телом...

И потом мы видим распятие: как Его убивали медленной смертью и как Он, без одного слова упрека, отдался на муку. Единственные слова, обращенные Им к Отцу о мучителях, были: Отче, прости им – они не знают, что творят...

Вот чему мы должны научиться: перед лицом гонения, перед лицом унижения, перед лицом обид – перед тысячей вещей, которые далеко-далеко отстоят от самой мысли о смерти, мы должны посмотреть на человека, который нас обижает, унижает, хочет уничтожить, и повернуться душой к Богу и сказать:
Отче, прости им: они не знают, что делают, они не понимают смысла вещей...

Последняя седмица перед Пасхой посвящена последним дням земной жизни Христа Спасителя, Его Страданиям и крестной смерти ради нашего спасения. Поэтому эта седмица и называется Страстнóй. А по важности и знаменательности свершившихся в ней событий, она также называется Великой, и каждый из дней ее именуется Великим: Великий понедельник, Великий вторник...

Богослужение этой седмицы, начиная с вечерни, которая служится вечером в Неделю ваий, постепенно ведет нас по стопам Господа, грядущего на вольную смерть. Со вниманием и благоговением Святая Церковь следует в эти дни за Христом Спасителем, вспоминая те события, которыми были наполнены последние дни земной жизни Христа. Служба совершается только по Триоди, службы святым из Минеи вычитываются на повечериях в предыдущие дни.

В понедельник, вторник и среду Страстной седмицы положено на Часах прочитывать Евангелие (по современной практике, Евангелие читается в течение всего Великого поста) - полностью от Матфея, Марка, Луки и от Иоанна до 14-й главы, до слов: "Ныне прославися Сын Человеческий". Чтением Евангелий раскрывается вся жизнь Спасителя.

Также в первые три дня Страстной седмицы служится Литургия Преждеосвященных Даров, на которой положено определенное Евангельское чтение. Читается Евангелие и на утрени.

На повечериях в эти дни читаются трипеснцы Триоди, также и на утрени вместо полного канона.

На утрени в понедельник, вторник и среду поется тропарь "Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща, недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися. Но воспряни, зовущи: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас". Женихом здесь назван Христос. Тропарь этот составлен в подражание Евангельской притче о Десяти девах, вышедших в полночь навстречу Жениху. Воскресение Христово произошло в полночь, и Второе пришествие Господа - Жениха душ наших, по преданию Церкви, будет в полночь. Это песнопение побуждает нас не предаваться сну греховному, бодрствовать душой, подвизаясь на пути спасения. Тропарь этот положено петь неспешно и "со сладкопением".

На утрени в понедельник, вторник, среду и четверг поется светилен (эксапостиларий) "Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшéнный, и одежды не úмам, да внúду в онь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя". Положено петь этот светилен трижды, неспешно, "со сладкопением". Вначале посредине храма одним певцом и затем повторяется хором. Это песнопение напоминает нам Евангельскую притчу о человеке, вошедшем на брачный пир в неподобающей одежде. Говорит о том, что для того, чтобы войти в Чертог Жениха, в Небесное Царство, необходимы светлые одежды добродетелей.

Начиная с Великого четверга, все богослужение посвящено Крестному пути Спасителя. Службы эти совершенно особые, они не могут сравниться ни с какими более богослужениями, прежде всего, по внутреннему содержанию, хотя отличаются они и по форме.

По материалам: Алексеевский ставропигиальный женский монастырь
www.hram-ks.ru

В Великий Четверг совершаются следующие службы:
малое повечерие (со среды на четверг)
утреня с 1-м часом
часы: 3-й, 6-й и 9-й с изобразительными
литургия святого Василия Великого в соединении с вечерней.

В Великий четверг совершается литургия Василия Великого, которая вдвойне связана с Тайной вечерей (вообще, как всякая литургия, и, в частности, как совершающаяся в день ежегодного воспоминания об этом событии). В связи со значительностью вспоминаемого события, литургия имеет ряд присущих только ей особенностей:
- Литургия совершается после вечерни («полные» (то есть с евхаристическим каноном) литургии совершаются таким образом только в Великий четверг, Великую субботу и навечерия (сочельники) Рождества Христова и Богоявления), в связи с этим древние уставы даже разрешали приступать к евхаристии не натощак.
- Предстоятели поместных церквей освящают свежесваренное миро. В России этот обряд совершается патриархом в Богоявленском соборе в Москве. Освящение мира в этот день связано с тем, что в древности крещение оглашенных совершалось в Великую субботу или Пасху.
- После литургии совершается обряд «Умовения ног», напоминающий о том, что Христос на Тайной вечери умыл ноги апостолам. На практике обряд совершается только в кафедральных соборах (его совершает архиерей, который омывает ноги 12 священникам) и некоторых монастырях.
- По византийской традиции совершается омовение престола, напоминающее о подготовке Петром и Иоанном сионской горницы к Тайной вечере.
- В древности с литургией соединялись особые покаянные чины, в послевизантийской практике Афона и Русской Церкви в этот день совершалось общее елеосвящение.

В связи с особым воспоминанием Тайной вечери в этот день стремятся причаститься даже те христиане, кто сохраняет сложившуюся в синодальный период практику редкого причащения. Общая трапеза после литургии имеет особый статус и чин, даже самые строгие уставы позволяют ради этого смягчение поста. По народным повериям в этот день принято мыть и украшать жилище, красить яйца, печь куличи, купаться (отсюда «чистый четверг»).

Особенности богослужения Великого Четверга следующие:

Малое повечерие

Накануне (в среду вечером) совершается малое повечерие, на котором поется трипеснец святого Андрея Критского.

Утреня

Утреня совершается по чину великопостной, то есть после шестопсалмии поётся Аллилуйя со стихами. В Великие четверг и пятницу вместо Троичных тропарей троекратно поётся тропарь «Егда славные ученицы», напоминающий о страшной духовной, а затем и физической гибели Иуды, одного из Двенадцати, добровольно отказавшегося от апостольства:

"Егда славнии ученицы на умовении Вечери просвещахуся,
тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся,
и беззаконным судиям Тебе праведнаго Судию предает.
Виждь имений рачителю, сих ради удавление употребивша!
Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия:
Иже о всех благий, Господи слава Тебе.

Во время пения тропаря совершается по обычаю (отсутствующему в Типиконе) полное каждение храма и молящихся. После тропаря читается повествование о Тайной вечери в изложении Луки (зачало 108 (от полу): Лк. 22:1-39).

В отличие от всех будних дней Великого поста, а также и предшествующих страстных дней (Великих понедельника, вторника и среды) канон утрени Великого четверга является полным, то есть содержит восемь песней. По первым словам первого ирмоса канон Великого четверга обычно называется «Сеченое сечется». В тропарях канона, автором которого является Косма Маюмский, последовательно раскрываются ветхозаветные прообразы Тайной вечери, повествуется о самоуничижении Христа, умывшего ноги апостолов, и обличается Иуда, уже решивший предать Христа и, тем не менее, простёрший руку к евхаристическому Хлебу.

После девятой песни канона молящиеся коленопреклоненно поют троекратно ексапостиларий (светилен): «Чертог Твой вижду, Спасе мой» (реминисценция притчи о брачном пире). Этот ексапостиларий уже исполнялся в три предыдущих дня, но именно в Четверг его символизм становится реальностью: по мысли толкователей, упоминаемый здесь чертог является горницей Тайной вечери, и христианам в последний раз перед участием в этой Трапезе предлагается ужаснуться собственной недостойности.

"Чертог Твой вижду Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь:
просвети одеяние души моея Светодавче, и спаси мя."

Примечательны и стихиры утрени Великого четверга — «на хвалитех» (они повторяются на вечерне, о них см. ниже) и «на стиховне». Основной темой стихир является неблагодарность и корыстолюбие Иуды, авторы пытаются проникнуть в помраченную душу предателя, чтобы выяснить, где причина его отступничества. Характерный пример — третья стихира «на стиховне»:

"Нрав твой льсти исполняется, беззаконный Иудо:
недугуя бо сребролюбием, приобрел еси человеконенавидение.
Аще бо богатство любил еси, почто ко учащему о нищете пришел еси?
Аще же и любил еси, вскую продал еси Безценнаго, предав на убиение?
Ужаснися солнце, возстени, земле, и движащися возопий: незлобиве Господи, слава Тебе.

К утрене присоединяется последование первого часа, особенностью которого является чтение паремии из пророка Иеремии (Иер. 11:18-23 и Иер. 12:1-15). Паремия содержит жалобу Иеремии на его сограждан — жителей Анафофа, решивших убить пророка, и Божественный ответ о долготерпении и милосердии. Этот текст традиционно считается одним из ветхозаветных пророчеств о страстях Христовых.

Кафизм на утрене нет. Сразу после тропаря по возгласе диакона: «И о сподобитися нам слышанию…» читается Евангелие. В Евангелии повествуется о событиях этого дня (Лк., зачало 108 «от полу»: «Приближашеся праздник опреснок», окончание в зачале 109: «По Немже идоша ученицы Его»).

По прочтении Евангелия и 50-го псалма поется полный канон Великого Четверга: «Сеченое сечется море Чермное»; полный — в ознаменование важности этого дня (молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя» перед каноном не читается). После 9-й песни — ексапостиларий (трижды): «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный». Далее совершается вседневная утреня обычным порядком с пением стихир на хвалитех, чтением великого славословия и пением стихир на стиховне.

Часы

На 1-м часе читается паремия из Книги Пророка Иеремии, в которой изображается кротость Божественного Страдальца и злоба Его врагов. Чтение паремии предваряется и завершается пением прокимнов.

Часы 3-й, 6-й и 9-й и чин изобразительных совершаются вместе, «поскору», без пения. Только в конце изобразительных, после возгласа диакона «Премудрость» поется «Достойно есть» и прочее.

Литургия

Литургия Василия Великого соединяется с вечерней, как в связи с временем вспоминаемых событий, так и по древнему обычаю, по которому литургия в важные постные дни совершалась вечером, то есть после разрешения поста. Поскольку литургия сама по себе вводит участников в основную богослужебную тему дня — Тайную вечерю, стихиры на «Господи, воззвах» (они же являются стихирами «на хвалитех» утрени) посвящены второй, не менее важной, теме — предательству Иуды. Самой известной является последняя (входная) стихира, проводящая параллель между Иудой и неблагодарными израильтянами, роптавшими на Бога во время путешествия по пустыне:

"Рождение ехиднов воистинну Иуда, ядших манну в пустыни, и ропщущих на Питателя.
Еще бо брашну сущу во устех их, клеветаху на Бога неблагодарнии,
и сей злочестивый Небесный Хлеб во устех носяй, на Спаса предательство содела.
О нрава несытнаго, и дерзости безчеловечныя!
Питающего продает, и Егоже любляше Владыку, предаяше на смерть;
воистину онех сын беззаконный, и с ними пагубу наследова.

После вечернего входа и «Свете тихий» читаются три паремии:
Исх. 19:10-19 — Моисей готовит Израиля к предстоянию Богу на горе Хорив, в третий день Бог нисходит на гору и говорит оттуда с пророком;
Иов. 38:1-23 и Иов. 42:1-5 — Бог говорит с Иовом;
Ис. 50:4-11 — пророчество о страстях Христовых.

При кажущемся многообразии сюжетов паремий они удивительным образом предваряют вспоминаемую в этот день Тайную вечерю:
- Отрывок из Книги Исход напоминает христианам, что однажды народ Божий в страхе и трепете уже предстоял недоступному и непостижимому Богу, в то время, как на Тайной Вечери тот же самый Бог Сам снизошёл к апостолам и дал им Свои Тело и Кровь.
- Вторая паремия напоминает, что после долгих богоисканий Иова и попыток построения теодицей его друзьями Бог Сам явился Иову и говорил с ним. В присутствии Его все вопросы и недоумения рассеялись: на вопрос Бога «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?»(Иов. 38:2) Иов отвечает: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов. 42:5-6). Евхаристия даёт верующему возможность личной встречи с Богом
- Третья паремия представляет собой пророчество Исайи о страданиях и торжестве Христа: «Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания (Ис. 50:6)…Кто из вас боится Господа, слушается гласа Раба Его? Кто ходит во мраке, без света, да уповает на имя Господа и да утверждается в Боге своем» (Ис. 50:10)

В следующем за паремиями апостольском чтении (1Кор. 11:23-32) верующим напоминается о том, к какому великому и страшному таинству они дерзают приступать. Евангельское чтение Великого четверга включает в себя Мф. 26:1-75 (со вставками Лк. 22:43-45 и Ин. 13:3-17) охватывает следующие события:
планы первосвященников убить Иисуса,
вечеря в Вифании и помазание Иисуса миром,
планы Иуды о предательстве
умовение Иисусом ног учеников,
собственно Тайная вечеря,
предсказание об отречении Петра,
молитва в Гефсимании,
арест Иисуса и предательство Иуды,
суд синедриона над Иисусом и Его избиение,
передача Иисуса синедрионом Пилату,
отречение Петра.

Особенностью собственно литургии является исполнение особого песнопения «Вечери Твоея тайныя» вместо Херувимской песни, причастного стиха, «Да исполнятся уста наша» и во время причащения мирян.

"Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими:
не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда,
но яко разбойник исповедаю Тя:
помяни мя Господи во Царствии Твоем.

После заамвонной молитвы по уставу полагается обряд умовения ног (В Русской Церкви совершается при архиерейском служении в кафедральных соборах и в некоторых монастырях). При этом читается соответствующий текст из Евангелия от Иоанна (Ин. 13:1-17)

«12 Евангелий Святых Страстей Христовых» — православное богослужебное чтение утрени Великой пятницы (в приходской практике совершается вечером в Великий Четверг). Состоит в последовательном чтении двенадцати отрывков из всех четырёх Евангелий, подробно повествующих о последних часах земной жизни Спасителя, начиная с его прощальной беседы с учениками после Тайной Вечери и кончая его погребением во гробе Иосифа Аримафейского.

Чтению, совершаемому перед крестом, предшествует полное каждение храма (малым каждением сопровождается каждое чтение, кроме двенадцатого — перед ним вновь совершается полное каждение). Священнослужители и народ стоят в это время с зажжёнными свечами, изображая тем самым, что слава и величие не покидали Спасителя и во время крестных страданий, а также уподобляясь мудрым девам, вышедшим со светильниками навстречу жениху. После утрени, по благочестивому обычаю, верующие, не гася, приносят эти свечи домой, а затем делают на косяках дверей знак креста четверговым огнём и сохраняют его в лампадах до Пасхи.



Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

      Дорогие владыки, отцы, братья и сестры!      Сердечно поздравляю вас с великим праздником — с Великим Четвергом. Этот день приравнивается по своему значению и торжеству к двунадесятым праздникам, потому что его установлено отмечать в честь совершенно особого события — учреждения Таинства Святой Евхаристии Самим Господом и Спасителем нашим.
     Угодно было Господу накануне Его страданий силой Божественной явить то, что невозможно было сделать по человеческому естеству. Он благоволил, чтобы силой Его Духа в Церкви постоянно актуализировалось то, что Он совершил ради спасения человечества, — в первую очередь, Его страдания, крест, Воскресение, Вознесение, одесную Отца седение, Второе и Славное паки пришествие.
     А что значит актуализируются события, которые были в древности или которые еще не наступили? Это означает, что Божественной силой каждый, кто имеет возможность вступить в памятование об этих событиях, становится их соучастником — не наблюдателем, не зрителем, а реальным соучастником. Именно для того, чтобы было так, Господь учреждает Церковь — общину верующих, которая именуется Телом Его и которая существует, действует силой благодати Святого Духа, пришедшего в мир через смерть и Воскресение Спасителя. Именно силой Божественной, а не человеческой мы, люди XXI века, собираясь в храмах Божиих и совершая Святую Евхаристию, становимся соучастниками и Тайной Вечери, и страданий, и крестной смерти, и Воскресения Спасителя, и даже того, о чем не знаем, ибо это нигде не описано, — таинственного седения Спасителя одесную Бога в вечности, а также Его Второго и Славного пришествия.
     В этом смысле Церковь, которая принадлежит к конкретному времени и месту, — это мы с вами, живущие в Москве и собравшиеся сегодня для совершения Евхаристии в Храме Христа Спасителя. Мы, по-человечески живущие и молящиеся здесь, силой Божественной преодолеваем пространство и время, а лучше сказать, выходим за всякое пространство и за всякое время и, не покидая наше физическое естество, входим в реальное соприкосновение со всем, что Господь сделал для нас, — и с Тайной Вечерей, и со страданиями, и со смертью крестной, и с Воскресением, и с Вознесением, и даже с тем, что, как уже сказано, находится за пределами исторического знания — с Богом, пребывающим в вечности, с прославленным Сыном, одесную Его сидящим, и с Его Великим вторым пришествием.
     В течение Святой Четыредесятницы мы много размышляли о путях духовной жизни человека. Мы говорили о грехах и страстях, о том, как святые отцы, подвижники на основании Слова Божиего, своего опыта, опыта предшествовавших им поколений святых людей учат нас преодолевать грех, концентрируя свою волю, свои чувства, свой разум, укрепляясь в молитве, покаянии, доброделании, исповедании грехов. Эти размышления сопровождались для многих из нас частым посещением храма, молитвой, исповедью, Причастием Святых Христовых Таин. А некоторые прилагают огромные усилия, отказываясь принимать пищу даже в рамках разрешенного постом, посещая богослужения утром и вечером, или, как, например, на Святой Горе Афон, уходят на 40 дней в пещеры, пустыни, скиты, чтобы удалиться даже от общежительных монастырей. Это древняя традиция, хорошо нам известная из повествования о подвиге святой Марии Египетской. Вот и сейчас некоторые, может быть, не столь строго, как в древности, проводят так Великий пост, напрягая свои волю, силы, чувство, разум, чтобы победить грех и встать на путь спасительной жизни.
     Однако без Бога все эти подвиги ни к чему бы не привели, потому что, как ни напрягай силы, греха в себе собственными силами не победишь. Ибо источник греха — диавол, а он сильнее человека. Всякая аскеза, исходящая от человека, тем более внерелигиозная, к которой иногда прибегают современные люди, в том числе с целью поправить здоровье, неспособна произвести глубокое внутреннее преобразование личности, потому что лишь Бог в ответ на наш малый подвиг молитвы, покаяния, доброделания способен дать нам Свою силу, протянуть Свою спасающую десницу. И Он нам действительно ее протягивает, когда мы соединяемся с Ним, когда становимся реальными соучастниками Его земной жизни, Его страданий и Воскресения в Таинстве Святой Евхаристии.
     Вот почему без Причастия не может быть спасения человека. Иногда люди раздражаются на самих себя, говоря, что приходится исповедоваться в одних и тех же грехах и нет силы эти грехи преодолеть. Так и не будет силы, если не будет силы Божией, ибо только она преодолевает наш грех, испепеляет наши беззакония, вразумляет и поддерживает нас в те моменты жизни, когда мы вдруг сознаем необходимость воздержаться от злой мысли, от греховного поступка. Нам не хватит собственных сил, и уповать на них не надо. Исторический опыт показывает, что диавол сильнее человека. Но когда мы причащаемся подлинного Тела и подлинной Крови Христовых, когда мы входим в общение с Триипостасным Богом, когда неведомой для нас силой Господь через вхождение в нашу плоть и нашу душу делает нас сопричастниками Его Божественной жизни, — вот тогда мы обретаем силы побеждать грех и устремляться ко спасению.
     К сожалению, чаще всего бывает так, что особое благодатное духовное состояние, которое посещает нас после Причащения, достаточно быстро улетучивается, особенно в соприкосновении с внешним миром. Вышли из храма, встретились с кем-то, куда-то пошли, начались разговоры, и очень часто мирская обстановка ослабляет внутреннее духовное напряжение. Об этом хорошо знали святые отцы, подвижники, и во многих святоотеческих писаниях содержатся указания на то, что мы должны особо бдительно охранять свой внутренний мир после Причастия Святых Христовых Таин. Здесь уже нужны наша собственная сила и наша воля, и потому давайте проследим за самими собой, на какую временную дистанцию мы можем рассчитывать, с тем чтобы сохранить внутреннее благодатное состояние, даруемое нам в Святой Евхаристии. Здесь именно та область, в которой мы должны прилагать свои человеческие силы, и да поможет нам Господь входить в общение с живым Богом через великое Таинство Церкви — Таинство Святой Евхаристии, делая всё, что мы можем по-человечески совершить, преодолевая свой грех и свою неправду, надеясь на то, что не своей силой и не своим разумением, но силой Божией мы обретем прощение грехов и жизнь вечную.
Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
28 апреля 2016 года, в Великий Четверток, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с проповедью..
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru