Третья подготовительная седмица к Великому посту
Неделя о Страшном суде

постaвитъ џвцы њдеснyю себє2, ґ кHзлища њшyюю

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
Седмица: церковнославянское название недели, семидневного календарного цикла, причем отсчет начинается с воскресенья.
Неделя: в церковнославянском языке, который является богослужебном языком Русской православной церкви, название воскресного дня: первого (а не последнего!) дня седмицы.
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.

скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
Неделя о Страшном Суде

     Неделя о Страшном Суде или Неделя мясопустная (греч. Κυριακὴ τῆς Ἀπόκρεω), Мясопуст — третий из четырёх подготовительных воскресных дней к Великому посту в Православных церквях, которое следует после Недели о блудном сыне и пред Неделей сыропустной. Греческое название «ἀπό-κρεω», образовано из двух частей: приставки «ἀπό», означающей удаления, отделения, завершения, прекращения и слова «κρέας» — мясо, то есть «отделяю мясо», «мясо прекращаю»; славянское слово является переводом по смыслу с греческого и обозначает «мясо опускаю», то есть «мясо оставляю». Это последний день перед Великим постом, когда православные христиане употребляют в пищу мясо.

     Неделя мясопустная называется также Неделей о Страшном суде, так как на литургии читается соответствующее Евангелие (Мф. 25, 31-46), и она посвящена воспоминанию о всеобщем последнем и Страшном суде. Это делается для того, чтобы грешники в надежде на неизреченное милосердие Божие не предались беспечности и нерадению о своем спасении. Православная Церковь в стихирах и тропарях службы этой Недели изображает ужасные следствия беззаконной жизни, когда грешник предстанет перед нелицеприятным ("неумытным") судом Божиим.

     Напоминая о последнем и Страшном суде Христовом, Церковь вместе с тем указывает и истинный смысл самой надежды на милосердие Божие. Бог милосерд, но Он вместе с тем и праведный Судия. В богослужебных песнопениях Господь Иисус Христос, имеющий прийти судить мир, называется правосудный, а Его суд - праведным и неподкупным испытанием ("неусыпным истязанием", "неумытным судом"). Перед праведным судом Божиим все будут равны.

     Перед воспоминанием Страшного суда Святая Церковь призывает к молитве об усопших, ожидающих Суда Божия. Она положила совершать заупокойную службу в субботу перед неделей о Страшном суде. Поэтому мясопустная неделя всегда предваряется Вселенской родительской (мясопустной) субботой, когда совершается поминовение всех почивших православных христиан.

Особенности богослужения

     На православном богослужении в этот день, начиная с вечерни, поют песнопения — стихиры, а на утрени поют канон и хвалительные стихиры, связанные с евангельским чтением о страшном суде. В песнопениях Церковь напоминает молящимся о Втором пришествии Иисуса Христа на Землю со славою судить живых и мертвых. Иисус Христос, являясь справедливым судьёй, воздаст каждому из людей по заслугам; а каждому из людей необходимо, помня и ожидая Второе пришествие, успеть принести покаяние и возлюбить ближнего: накормить голодных, напоить жаждущих, посетить больных и заключенных.

Когда придешь Ты, Боже, на землю со славою
весь мир затрепещет;
река огненная течет пред Престолом Суда,
книги открываются и тайны объявляются.
Тогда избавь меня от огня неугасимого
и удостой меня стать справа от Тебя,
Судия праведнейший.


Егда приидеши Боже на землю со славою,
и трепещут всяческая:
река же огненная пред судищем влечет,
книги разгибаются, и тайная являются:
тогда избави мя от огня неугасимаго,
и сподоби мя одесную Тебе стати
Судие праведнейший.


Е#гдA пріи1деши, б9е, на зeмлю со слaвою,
и3 трепeщутъ всsчєскаz:
рэкa же џгненнаz пред8 суди1щемъ влечeтъ,
кни6ги разгибaютсz, и3 т†йнаz kвлsютсz:
тогдA и3збaви мS t nгнS неугаси1магw,
и3 спод0би мS њдеснyю тебE стaти,
судіE првdнэйшій.

     Те, кто считал и вычислял, утверждают, что на земле полтора миллиарда живых людей. Из этих полутора миллиардов живых людей ни один не в состоянии сказать вам от своего ума, что будет с миром в конце времен и что будет с нами после смерти. И все многие и многие миллиарды человеческих существ, жившие на земле до нас, не были в состоянии ничего от своего ума определенно и с уверенностью сказать о кончине мира и о том, что нас ожидает после смерти, – ничего, что мы могли бы разумом, сердцем и душою принять как истину.

     Жизнь наша коротка и исчисляется днями, а время долго и исчисляется столетиями и тысячелетиями. Кто из нас может простереться из своей тесноты до скончания века, и увидеть последние события, и сообщить нам о них, и сказать: «На краю времен произойдет то-то и то-то, то-то будет с миром, то-то – с вами, людьми»? Никто. Воистину, никто из всех живых людей, кроме того, кто убедил бы нас, что он, проникнув в разум Создателя мира и людей, узрел весь план творения; и что он жил и пребывал в сознании прежде бытия мира; а также – что он может явственно видеть кончину времен и все те события, кои будут знаменовать кончину сию. Есть ли такой человек среди полутора миллиардов ныне живущих людей? И был ли такой от начала мира доныне? Нет, такого нет и не было. Были прозорливые люди и пророки, которые не от своего ума, но по откровению Божию изрекли кое-что, кратко и отрывочно, о кончине мира; и не столько с намерением ее описать, сколько для того, чтобы своими видениями, по повелению Божию, вразумить людей: да отвратятся они от пути беззакония, да покаются, да помышляют о имеющем прийти судьбоносном более, нежели о мелком и преходящем, заслоняющем от них, подобно облаку, пламенное и страшное событие, коим завершится и вся жизнь человеческая на земле, и существование мира, и ход звезд, и дни и ночи, и все, находящееся в пространстве, и все, происходящее во времени.

святитель Николай Сербский

Практическая Гомилетика. Том 1. НЕДЕЛЯ МЯСОПУСТНАЯ. протоиерей Иоанн Толмачев (†1897)

Гомилетика – наука о сущности, содержании и специфических особенностях христианской проповеди (гомилии)

     Продолжая побуждать нас к покаянию, Святая Церковь в евангельском чтении Мясопустной недели указывает нам на страшный суд, который откроется со вторым пришествием Иисуса Христа при конце мира. Суд этот будет, по истине, страшный, потому что он будет:

1. Славный.

Сын человеческий придет не в образе смиренного раба, a во славе своей, окруженный «всеми ангелами» и «сядет на престоле славы своей», как Царь и Судья вселенной, чтобы судить живых и мертвых (ст.31).

2. Всеобщий.

«Возгласят трубы, и истощатся гробы, воскреснет человеческое все естество трепещущее.» (Служба в Неделю Мясопустную). Перед судом «соберутся пред Ним все народы» и всех времен, от сотворения мира до последнего дня (ст.32); на нем раскроются и изобличатся все мысли, слова и дела, тайные и явные.

3. Нелицеприятный:

«и отделит одних от других», по их внутренним качествам, «как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец», людей добродетельных, кротких и незлобных, «по правую Свой сторону, а козлов», людей нечестивых и грехолюбивых, «по левую» (ст.32, 33). «Тамо ничтоже помощи может Богу сущу Судии, ни тщание, ни козни, ни слава, ни дружба, разве от дел крепость твоя». (Служба в Неделю Мясопустную)

4. Окончательный и последний:

а) для праведников — утешительный: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (ст.34) за ваши дела милосердия (ст.35–36), которые вы совершали не для внешней славы и наград, но по одной любви к Богу и ближним (ст.37–40);

б) для грешников ужасный: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (ст.41) за то, что вы были немилосерды к ближним, которых вы не признавали своими братьями, заслуживающими сострадания ради Иисуса Христа (ст.42–45). «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (ст.46)!

Частные истины, предлагаемые дневным евангелием для церковного собеседования, могут быть следующие:

ст. 31 — «о том, к чему должна побуждать нас мысль о страшном суде».

Ст. 32–35 — «о вечном разлучении людей добрых от злых в будущей жизни, об овцах и козлищах».

Ст. 34 «о блаженстве праведных»

Ст. 35–40: «кто оказывает милостыню ближним, тот сам будет помилован на страшном суде»,

или о том, что «благотворительная деятельность на земле служит верным приготовлением к вечно-блаженной жизни на небе»,

или «о высоком нравственном достоинстве дел истинно-христианского милосердия».

Ст. 41–45: «немилосердие к ближним, оказываемое нами на земле, будет иметь влияние на решение нашей вечной участи».

Ст. 46: «о вечности мучений» и т. п.

     «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы» (ст.31, 32).

Нынешнее евангелие изображает нам картину второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа на суд. Было время, когда Сын Человеческий приходил на землю «в образе раба», чтобы «взыскать и спасти погибшее» (Лук. 19:10).

Будет время, когда Он придет опять на землю, но уже «во славе своей», чтобы судить живых и мертвых, и воздать каждому по делам его:

"ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое." (2 Кор. 5:10)

1. Страшно для грешников.

а) Приидет Сын Человеческий во славе своей:

"Но в те дни, после скорби той, солнце померкнет, и луна не даст света своего,
и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.
Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках с силою многою и славою.
И тогда Он пошлет Ангелов Своих и соберет избранных Своих от четырех ветров, от края земли до края неба." (Maр. 13:24–27)
"потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде;
потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем." (1Фесс. 4:16–17)
"тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою;" (Мат. 24:30)

и станет судить живых и мертвых.

Этот суд будет всеобщий. Пред ним предстанут «все народы», начиная от сотворения мира до последнего дня, все великие и малые, старые и юные, богатые и бедные, знатные и простые. На нем раскроются и изобличатся «все» наши мысли, слова и дела, явные и тайные:

"И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими." (Апок. 20:12)
"Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога." (1 Кор. 4:5)
"О них пророчествовал и Енох, седьмый от Адама, говоря:
«се, идет Господь со тьмами святых Ангелов Своих — сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах,
которые произвело их нечестие, и во всех жестоких словах, которые произносили на Него нечестивые грешники»." (Иуд. 1:14–15)
"Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы." (Лук. 12:2)

Этот суд будет праведнейший; ибо Судьей будет сам Господь, «воздающий каждому по делам»:

"Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева
и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его." (Рим. 2:5–6)

без лицеприятия:

"Ибо нет лицеприятия у Бога." (Рим. 2:11)
"И если вы называете Отцем Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего." (1 Пет. 1:17)

Этот суд будет последний и окончательный. На нем решится участь наша на всю вечность. Пшеница отделится от плевел:

"оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою." (Мат. 13:30)

овцы — от козлищ; между теми и другими утвердится непроходимая пропасть, и никто уже не изменит вечного решения:

"Как стадо сходит в долину, Дух Господень вел их к покою. Так вел Ты народ Твой, чтобы сделать Себе славное имя" (Исаии 63:14)

б) Поистине, страшен будет этот суд, но страшен для грешников.

Каким позором и срамом покроются они, когда все их «постыдные дела тьмы» явятся во всем свете пред взорами всевидящего Бога, пред тьмами ангелов и человеков. — Тогда совесть представит грешнику всю его протекшую жизнь. Грешник узрит себя во всей наготе и прийдет в ужас, и раскается. Какой позор и смятение!

Но еще ужаснее приговор, какой услышат грешники от сидящего на престоле славы Господа: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный».

«Идите» — Я не признаю вас более своим народом; вы презрели мой крест, мое евангелие; вы отреклись от Меня, теперь и Я отрекаюсь вас. Время благодати и покаяния уже прошло и не возвратится:

"Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?" (Мат. 7:22)
"Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты. Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды." (Лук. 13:26–27)

вся надежда на спасение потеряна"

"А если скоро умрут, не будут иметь надежды и утешения в день суда." (Прем. 3:18)

«И пойдут сии в муку вечную.» Тут вечный плач и скрежет зубов; тут огонь вечно горит и не угасает, мучениям нет предела, времени нет конца.

2. Утешительно для праведников.

а) «Приидет Сын Человеческий во славе своей»

и это пришествие, столько страшное для грешников, будет невыразимо радостным для праведников.

«Восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лук. 21:28), сказал Господь смущенным ученикам, после того, как возвестил им о грядущем суде своем.

Теперь избранные Божьи ведут мучительную борьбу с своею греховной природой; тогда настанет для них «избавление от этой борьбы».

Теперь они терпят поношения и оскорбления, тогда Бог «отымет всяку слезу от очей их»:

"И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет." (Апок. 20:4)

Теперь они скрываются во мраке и неизвестности, тогда «просветятся как солнце»:

"и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет." (Матф. 17:2)

 «Приидите», скажет Господь одесную стоящим, «благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира». Приидите все, подвизавшиеся в вере и благочестии, и наследуйте не царство мира, земное, преходящее, но царство вечное. — И придут «праведники в жизнь вечную». Настанет блаженство, которого никакое слово человеческое не в состоянии выразить:

"Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его." (1 Коринф. 2:9)
"Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас." (Рим. 8:18)
"Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть." (1 Иоан. 3:2)

и этому блаженству не будет конца.

б) «Приидет Сын Человеческий во славе своей»:

итак вы, ревнующие о Господе, «вы же, братия, не унывайте, делая добро» (2 Фесс. 3:13).
«Труд ваш не тщетен пред Господом» (1 Кор. 15:58).
«В мире будете иметь скорбь» (Иоан. 16:33),
но «и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас»:

"Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас;" (Иоан. 16:22)
"Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью." (Псал. 125:5)

Не унывайте и вы, которые в нужде и бедности пресмыкаетесь теперь при вратах немилосердых богачей. Имейте терпение. Пусть душа ваша очищается в несчастии, как золото в горниле, и потом думайте, что «не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его(Иак. 2:5).

«Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною» (Апок, 22:12).

     «приидет Сын Человеческий во славе Своей… и соберутся пред Ним все народы» (ст.31–32).

Что мы все некогда умрем, это мы знаем несомненно, об этом говорит нам наша природа и повседневный опыт. Но что после временной жизни настанет вечная, и мы предстанем некогда на суд Божий, об этом мы ничего не знали бы, если бы слово Божье не открыло нам этого. A как часто и ясно говорит оно об этом:

"И как человекам положено однажды умереть, а потом суд." (Евр. 9:27)
"ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых." (Деян. 17:31)

Как выразительно в дневном евангелии представлен страшный суд, которого не избежит никто из нас!

1. Оно должно пробудить нас от греховной беспечности и легкомыслия.

а) Нельзя отрицать, что большая часть людей проводит жизнь свою в крайней беспечности; смотрит на жизнь, как на игрище, и на отношения людей, как на торжище. Мало думают о едином на потребу; легко относятся к своим обязанностям, как людей и христиан.

б) Мысль о страшном суде выводит нас из этой беспечности. Как должна перемениться вся наша жизнь, если мы серьезно подумаем, что настанет некогда суд, на котором воздастся каждому по делам, где придется отвечать за всякую потерянную минуту, за каждое праздное слово и проч.

2. Оно должно усугубить наше внимание к нашему нравственному состоянию.

а) Кто может за собой заметить, как часто он погрешает?

Должен со смирением сознаться каждый из нас. Между тем, нет ничего опаснее для нашей добродетели, как та нравственная дремота, находясь в которой многие, быть может, не замечая того сами, продолжают коснеть во грехе. Только постоянное внимание к самим себе, только частое испытание своей совести может предохранить нас от такого ослепления, в котором мы сами обманываемся на счет наших грехов.

б) Из этой опасной дремоты выводит нас постоянное памятование о том дне, когда «сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов». Перед великим Судьей откроются все тайные и явные грехи каждого человека. Какой позор будет для нас, если мы своими поступками обманывали только мир, скрывая под личиной благочестия отвратительные пороки?

3. Оно должно ободрять нас в подвигах добра.

а) Добродетель требует труда и жертв.

Путь, ведущий к вечной жизни, тесен и узок; на нем изнемогают часто лучшие и благороднейшие из людей. Что может так ободрить человека в подвигах добродетели, как не мысль о великом дне мздовоздаяния, где его труды оценятся, его стремления к добру вознаградятся?

б) Сила чувственных влечений и страстей очень велика и вызывает человека добродетельного на тягчайшую борьбу. Что может укреплять его в этой борьбе, как не память о том часе, в который Сын Человеческий воздаст каждому по делам?

в) Неисчислимые соблазны и искушения ко злу окружают добродетельного человека, и тем легче колеблют его в добре, чем менее его добро признается и оценивается миром. Как удобно он поддается тогда искушению! Но как сильно и здесь опять может ободрить его мысль о вечности, где каждое благородное самоотвержение не останется без возмездия!

4. Оно должно утешать u укреплять нас среди несправедливых оскорблений и незаслуженных страданий.

а) Нет сомнения, что посредством мудрого и добродетельного образа жизни мы отвращаем от себя множество несчастий, которые часто постигают людей безумных и порочных. Но несомненно также и то, что самый добродетельный терпит в этом мире много лишений, огорчений, оскорблений.

б) Что может утешить и укрепить невинно страждущего, как не мысль о дне праведного мздовоздаяния? Временные страдания ничего не значат в сравнении с вечной славой, ожидающего добродетельных. Прийдет некогда день, в который страдания окончатся, слезы осушатся, незаслуженные оскорбления прекратятся.

     «Приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей» и проч. (ст.31, 32).

Потому что это будет:

1. Суд совести.

При наступлении страшного суда люди живые изменятся, a умершие воскреснут.

Затрубит труба архангела, и со всех концов мира соберутся все народы на суд. Совесть, которая прежде была усыплена, теперь пробудится, как пробуждаются утром после безобразно проведенный ночи. Она предстанет человеку как чистое зеркало. «Изобличу тебя и представлю пред глаза твои грехи твои» (Псал. 49:21). Что же представит человеку некогда подавленная, a теперь свободная совесть?

а) Пренебрежение обязанностями звания.

«Пастыри церкви! учила ли я вас быть только наемниками в винограднике Господнем?»

«Судьи и начальники! не предохраняла ли я вас от всякого пристрастия и не возбраняла ли вам кривить правдой ради денег или лицеприятия?»

«Родители! как часто я увещевала вас приложить более труда и усилия к доброму воспитанию детей!»

«Богатые! не побуждала ли я вас постоянно приносить жертву для царствия Божия из дарованных вам Богом благ?»

«Не побуждала ли я „всех“ к верному исполнению обязанностей звания?».

б) Увлечение страстями.

«Ты предался честолюбию, и чрез оклеветание и очернение других и лучших вытеснил их из должности, лишил достоинства, чтобы самому занять их место!»

«Ты из суетного „тщеславия“ и страсти к „щегольству“ промотал состояние родителей и так часто огорчал их!»

«А ты, вопреки моим предостережениям, предавался по целым ночам „играм и пьянству“, между тем как твои родные ожидали тебя и скорбели!»

«А ты дозволил „плоти“ господствовать над духом и часто терял рассудок!»

«Ты служил гневу!» и т. д.

в) Причиненную неправду.

Как часто человек, совершивший вопиющую несправедливость, считает себя правым; Он не желал хорошо подумать, не превозмог себя, чтобы стать на беспристрастную точку зрения. Заметьте это вы, христиане, которые очень часто ссылаетесь на свое «право». Многим из вас совесть скажет тогда: «ты несправедливо обходился с своими старыми родителями, которых ты худо призревал; ты своею несправедливой ревностью мучил жену; ты обижал братьев и сестер, обделив их состоянием при разделе родительского имущества!» и т. д.

г) Пренебрежение покаянием.

«Я часто призывала тебя к покаянию: но ты упорствовал. Время жизни шло и смерть внезапно застигла тебя» и проч.

2. Суд людей.

На месте суда соберутся все народы, колена, племена, люди дальние и близкие нам.

Те, которые не принесли покаяния на земле, не прощали и не исправились, сделают горькие «упреки» злым людям, которые соблазняли их и развращали. Кто же выступит с этими угрозами и упреками?

а) Пренебреженные,

о воспитании и исправлении которых не заботились во время земной жизни.

«Дети», по выражению Спасителя, будут судьями собственных родителей и скажут им: «на вас падает вина за нашу погибель, до которой вы довели нас своею обезьяньей любовью и своим дурным примером.»

«Слуги» скажут господам: «вы Препятствовали нам исполнять наши христианские обязанности.»

«Жены» мужьям: «вы пренебрегали нашими благочестивыми чувствами и отвлекали нас от посещения храма Божия.»

б) Угнетенные.

К одному: «ты лишал нас заслуженной платы за труд и тем понудил нас взяться за порочное ремесло.»

К другому: «ты пользовался нашей „нуждой“ и взимал непомерные проценты.»

К третьему «ты пред судом „ложно свидетельствовал“ на нас и мы потеряли правое дело.»

К четвертому: «ты выиграл Процесс посредством подкупа.»

Все угнетенные скажут угнетателям: «возмущенные вашими неправдами, мы проклинали вас и не прощали, и теперь вместе с вами подвергнемся вечному осуждению.»

в) Соблазненные.

«Мы жили в счастье невинности: вы похитили ее у нас.»

«Наша брачная жизнь была счастлива: но пришли вы и разрушили наше счастье.»

«Мы имели правую веру: но вы вашими насмешками и издевательствами совратили ее.»

«Мы радовались в служении Господу но вы отравляли это служение.»

«Мы верно исполняли обязанности нашего звания: но вы называли нас безумными, и мы пренебрегали нашим долгом.»

3. Суд Сына Человеческого.

Кто в состоянии выразить ужас, который овладеет всеми, при появлении на суд Сына Человеческого? Самые праведные вострепещут. Сын Человеческий и вместе Сын Божий явится во всей славе, окруженный сонмом ангелов. Он всеведущ и все беззаконно тайное сделает явным. Что может быть ужаснее этого? Если бы Он судил только известные всем, явные дела: то это было бы сносно. Но Он судит сердце. Тут не устоят многие из тех, которые считали себя праведниками. Что же Он приведет во свет?

а) Тайные грехи плотские.

Одной толпе Господь скажет: «вы жили, по всей видимости, честно. Но в вашей плоти горел неугасаемый огонь. Самое хождение ваше в храм и ваши молитвы были отравляемы злыми похотями и пожеланиями: ваше сердце — яд.»

б) Сокровенное честолюбие.

Другой толпе скажет: «вы сделали много истинно доброго. Но вашим побуждением была не любовь к Богу и ближним, a искание похвалы и славы пред людьми. Вы получили уже мзду свою. Небо — награда только для любящих во смирении.»

в) Тайное корыстолюбие.

Третьей толпе скажет: «вы были бережливы, деятельны, умеренны, воздержны: но единственно из корыстолюбия. Вы доставляли другому хлеб и услугу: но только для того, чтобы самим обогатиться. Вы много жертвовали для бедных: но для того, чтобы еще более взять с богатых.»

г) Лицемерие.

Четвертой огромной толпе скажет: «Я часто видел вас в церкви, но в домашней клети вы никогда не молились. Молитва ваша, какую вы произносили устами, не исходила из сердца и не возносилась к небу.»

Заключение. Кто не устрашится суда совести, людей и Сына Человеческого? Тот, кто всегда поступает справедливо и непрестанно очищает грехи свои покаянием.

     «И соберутся пред Ним все народы» (ст.31–32).

1. Он непременно наступит.

Иной думает и говорит: «всеобщего суда не будет. К чему он, когда каждый человек судится уже частным судом?» Но слово Божье и даже разум уверяют в противном. Будет, непременно будет последний, всеобщий суд.

а) Все сотворенное имеет конец, стремится к своему разложению.

Так и человек. Он живет, растет, стареется и умирает. По смерти он будет судим.

б) Tо же самое нужно сказать и обо всех народах.

Они возрастают, процветают, стареются, исчезают и находят свой суд. Так, иудейский народ рассеян и чрез то осужден; он более — не народ.

в) Так и со всем человечеством.

Оно имеет свой возраст детства, юности, мужества и старости. В великий день суда Бог хочет собрать все человечество вместе и подвергнуть его суду. Задачи, которые оно имело, должны быть сопоставлены между собой: решило ли оно их или нет? Все добрые должны быть противопоставлены всем злым, как при обширном судном процессе на земле, в котором замешаны весьма многие лица. Каждому частному человеку уже предуказано, часто ясно сказано, что его ожидает. И, однако же, Судья при конце мира хочет собрать всех вместе и пред всеми произнести приговор: одни выйдут оправданными, другие подвергнутся большему или меньшему наказанию.

Следовательно, всеобщий суд будет уже по требованию разума, тем более потому, что о нем сказал Спаситель.

2. Он наступит неожиданно и при ужасных обстоятельствах.

а) «Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мат. 24:42). Один будет застигнут врасплох в своем сластолюбии; другой — в начертании своих планов; третий — когда только начали поправляться его трудные обстоятельства и т. д. Какое будет смятение! Не ужаснее ли оно, чем если внезапно врывается пожар в дом?!

б) Пробьет последний час; нужно будет расстаться со всем земным. Как горька уже одна мысль об этом!

в) «Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются» (Мат. 24:29)! Какой ужас наводит на нас уже землетрясение! Но оно — ничто, в сравнении со всем этим.

г) «Восплачутся все племена земные» (Мат. 24:30)! Каждое несчастие на земле становится тем сильнее и убийственнее, чем громче слышатся при этом раздирающие вопли. Осужденные возопиют: «горы, падите на нас; холмы, покройте нас» и т. д.

3. Решение его будет последнее и вечное.

а) Для благочестивых — отрадное.

Они возрадуются и возвеселятся; внидут в царский чертог, в радость Господа, в царство Отца небесного! Борьба привела их к самой счастливой цели. Не напрасно подвизались они на земле, страдали, каялись.

б) Для нечестивых — ужасное.

Уже совесть судила их, теперь судит Бог. Никакие извинения и оправдания не помогут. Что они дали бы за то, если бы могли на веки умереть? Они увидят между избранными тех, которых при жизни презирали, угнетали, преследовали! Они увидят родителей, учителей, супругов, советы которых презирали. Они увидят Спасителя, который так много сделал для них (что?) и которого они отвергли! Теперь Он отвергнет их!

Заключение. Страшный суд непременно придет и решит навеки участь каждого из нас. Подумаем об этом серьезно, чтобы нам не погибнуть!

     «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (ст.46).

Вот участь, ожидающая людей праведных и грешных в вечности! Первые наследуют жизнь вечную, a вторые — муку вечную. Благочестивые будут в раю, a нечестивые — в аду. Какое же главное различие между этими двумя местами: раем и адом?

1. Ад ужасен и, однако же, он дорого стоит людям.

а) Ад ужасен.

Мы не знаем всех адских мучений, но то, что известно нам из откровения Божьего, приводит нас в ужас.

Там живут только между одними нечестивыми людьми. Уже на земле бывает почти невыносимо жить со злыми людьми: но на земле зло еще не достигает полного развития; здесь находятся и добрые люди, здесь можно избегать злых.

Там страсти продолжаются. Как они пожирают души людей уже здесь! Как они сильно бушуют в груди человека! В аду они будут иметь еще больший для себя простор.

Там мучит совесть. Сколько мучений причиняет совесть уже здесь!

Там вина сделается сознательнее и яснее.

Там будут лишены лицезрения Божьего. И все эти мучения будут продолжаться вечно. Никакой надежды на спасение. При земных страданиях всегда имеют утешение в том, что они некогда прекратятся.

б) Но как ад ни ужасен, однако же, он покупается дорогой ценой.

Самые обыкновенные грехи, ведущие в ад, уже здесь отравляют жизнь и уже здесь делают людей несчастными. Таким образом, покупают горечь за горечь, погибель за погибель. Гневливость и нетерпение причиняют уже здесь огорчение, удваивают страдания, отравляют расположение духа и все радости: стыдятся самих себя за такую слабость. Изнеженность, нецеломудрие, невоздержность похищают уже здесь мир, убивают всякие возвышенные стремления и самоуважение, причиняют раскаяние, тоску и досаду. Человек, подпавший этим страстям, чувствует себя рабом. Ложь, нечестность и обман навлекают уже здесь презрение, позор, проклятие, дурное мнение и тысячи неприятностей. Ненависть, вражда и зависть сокрушают кости, отравляют всякое удовольствие, отпечатлеваются на лице. Во всех этих страстях — одно только огорчение для человека.

Таким образом, грех причиняет скорбь уже здесь и мучения там. Мучение за мучение! Как дорого стоит ад!

2. Рай так привлекателен и, однако же, обходится дешево человеку.

а) Люди добродетельные, будущие обладатели рая, счастливы уже здесь.

Они — победители, a каждый победитель ощущает радость и восторг. Рай, таким образом, обходится им дешево. Возьмите самые обыкновенные добродетели, ведущие в рай; все они осчастливливают человека уже на земле. Самообладание доставляет радости; в нем чувствуют свою крепость, господствуют над самими собой, a господство — приятно. Воздержание есть не меньшее господство; оно облегчает стремление к Богу. Верность в своем звании и неутомимая деятельность награждаются уже тем, что пища и питье кажутся вкуснее, дневной труд вознаграждается радостным удовлетворением. Благожелательство и благотворительность доставляют многие радости; давать приятнее, чем принимать. Молитва ведет к небу, a Бог — бесконечно блажен. Так и со всеми добродетелями, ведущими в рай!

б) Кто имеет, тому дано будет.

Высочайшие блага, приобретаемые добродетелью, сокрыты в небе. Хотя их «ни око не видело, ни ухо не слышало» и т. д., однако же мы знаем много радостного о рае: он привлекателен и славен. Там нет никакой болезни и горя, там только радость и блаженство — настолько превышающие земные радости, насколько небо выше земли. Там созерцают истину, имеют высшее знание, проникаются мировыми планами Божьими. Там легко и охотно исполняют волю Божью и получают круг действий, как ангелы. Там живут только с одними добрыми. Какое счастье — там зреть лицо Божье. Там радость не имеет конца; она продолжается вечно. Здесь всякая радость омрачается мыслью, что она не долго продолжится.

     «Приидет Сын Человеческий во славе Своей» (ст.31, 32):

"Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его." (Апок. 22:12)

1. Для благочестивых — какое утешение!

В мире остается многое без возмездия:

"падающего восставляли слова твои, и гнущиеся колени ты укреплял. А теперь дошло до тебя, и ты изнемог; коснулось тебя, и ты упал духом." (Иов. 12:4–5)

Посмотрите теперь на высшего Мздовоздаятеля.

а) Он воздает всякому и за все:

"где червь их не умирает и огонь не угасает." (Maр. 9:44)

б) Он хочет воздать во времени и в вечности:

"давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам." (Лук. 6:38)
"и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных." (Лук. 14:14)
"Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам?
Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых.
И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную." (Мат. 19:27–29)

2. Для грешников — какой ужас!

Как много зла в мире остается без наказания!

"Человек, который согрешает против своего ложа, говорит в душе своей: «кто видит меня?
Вокруг меня тьма, и стены закрывают меня, и никто не видит меня: чего мне бояться?
Всевышний не воспомянет грехов моих». Страх его — только глаза человеческие." (Сир. 23:24–26)
"Он сказал мне: это проклятие, исходящее на лице всей земли; ибо всякий, кто крадет, будет истреблен, как написано на одной стороне, и всякий, клянущийся ложно, истреблен будет, как написано на другой стороне." (Зах. 5:3)

И здесь Бог есть Мздовоздаятель:

а) потому что всякий грех оскорбляет его, как безгрешного.

б) грешник должен ожидать себе наказания уже здесь, на земле:

"ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты. Изобличу тебя и представлю пред глаза твои [грехи твои]." (Псал. 49:21)
"гниль и черви наследуют его, и дерзкая душа истребится." (Сир. 19:3)
"Накажет тебя нечестие твое, и отступничество твое обличит тебя; итак познай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа Бога твоего и страха Моего нет в тебе, говорит Господь Бог Саваоф." (Иер. 2:19)

в) в вечности будет возмездие еще ужаснее:

"и трупы их оставит на улице великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят." (Апок. 11:8)
"и не говори: "кто властен в делах моих?", ибо Господь непременно отмстит за дерзость твою." (Сир. 5:3)
"ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают?" (1 Пет. 3:12)
" так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои,
и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро?" (Псал. 72:13-14)

     «Приидет Сын Человеческий во славе Своей» и т. д.

1. Для кого оно ужасно.

Уже преображение Иисуса Христа на Фаворе привело учеников Его в страх:

"И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались." (Мат. 17:6)

не тем ли ужаснее будет Его явление во славе, как Судьи вселенной, в особенности:

а) Для грешника, имеющего злую совесть.

Все его грехи откроются:

"Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри,
разногласия, [соблазны,] ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное.
Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют." (Гал. 5:19–21)
"И сказал я в сердце своем: «праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там»." (Еккл. 3:17)

Судья потребует отчета за всякое праздное слово:

"Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда." (Мат. 12:36)

за всякое зло, им содеянное, за всякое добро, им упущенное. Ужасный день для омраченной грехами совести!

"Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд." (Еккл. 11:9)
"ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы.
Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка." (Прем. 17:10–11)

б) По причине вечного наказания, ожидающего грешника.

«Идите от Меня, проклятые» и проч. Это несомненно последует. И грешник не убежит от карающего правосудия Божьего. Он ввержен будет в «озеро огненное»:

"И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою." (Апок. 19:20)

во тьму кромешную, и на долго ли? Навсегда:

"И будут выходить и увидят трупы людей, отступивших от Меня: ибо червь их не умрет, и огонь их не угаснет; и будут они мерзостью для всякой плоти." (Исаии 66:24)
"и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его." (Апок. 14:11)

2. Для кого оно отрадно.

а) Для праведников. Впрочем не все ли мы грешники?:

"и не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобой ни один из живущих." (Псал. 142:2)

Какие шипы у самой прекрасной розы! — Есть обратившиеся, раскаявшиеся и примирившиеся с Богом грешники:

"Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь." (Иоан. 5:24)

которых сердце более не осуждает нас:

"Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу," (1 Иоан. 3:21)

которые праведно и благочестно жили в этом мире и всегда хранили свою совесть:

"Крепко держал я правду мою и не опущу ее; не укорит меня сердце мое во все дни мои." (Иов. 27:6)

Такие с радостью явятся пред судилищем Христовым:

"Очи Господа — на любящих Его. Он — могущественная защита и крепкая опора, покров от зноя и покров от полуденного жара, охранение от преткновения и защита от падения;" (Сир. 34:16)

б) По причине несомненной и вечной награды, ожидающей их. На их главе венец:

"а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его." (2 Тим. 4:8)

Невыразимое блаженство:

"Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу." (2 Кор. 4:17)

Радость после печали. Жатва после посева, награда после труда. Добрые дела их последуют за ними:

"И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними." (Апок. 14:13)

Судья воздаст им

"без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает." (Евр. 11:6)
"Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас." Мат. 5:12)

за каждую чашу воды:

"кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника." (Мат. 10:41)

за каждое дело их милосердия к меньшим братьям.

Заключение. Многие слушают об этом с холодным сердцем. О, слепой, беспечный человек:

"Так как вы говорите: «мы заключили союз со смертью и с преисподнею сделали договор: когда всепоражающий бич будет проходить, он не дойдет до нас, — потому что ложь сделали мы убежищем для себя, и обманом прикроем себя»." (Исаии 28:15)

вспомни известного богача:

"и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем." (Лук. 16:24)

Cо смертью Судья уже при дверях. — Лицемер, Бог знает твое лукавое сердце:

"Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?
И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие." (Мат. 7:22–23)

Бедный Лазарь, не унывай духом!

     «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свой сторону, а козлов — по левую

1. Все мы явимся перед судищем Христовым:

"ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое." (2 Кор. 5:10)

Кто Судья?

«Сын Человеческий во славе своей». Он явится как Царь всех царей:

"потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде." (1 Фесс. 4:16)

сидящий на троне:

"Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных." (Мат. 26:64)

Перед Ним соберутся все народы. Никакого предпочтения к национальностям, к званию, состоянию, происхождению, возрастам и лицам. Те, которые доживут до страшного суда, также восхищены будут:

"потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем." (1 Фесс. 4:17)

2. Все мы обнаружимся на судище Христовом со всеми своими делами.

Судья отделит одних от других, не по званию и достоинству земному, но по добродетели:

"И тогда снова увидите различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему." (Мал. 3:18)

Благочестивый обнаружится здесь, как по своему внутреннему миру:

"но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом." (1 Пет. 3:4)

так и по своим внешним делам:

" Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы." (Мат. 6:34)

Нечестивый также обнаружится со всеми злыми помыслами, словами и делами:

"Ты положил беззакония наши пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего." (Псал. 89:8)

Он даст отчет о каждом слове:

" Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое." (Мат. 12:36)

3. Каждый получит мзду свою.

Праведный получит награду. «Приидите благословенные» и проч. Все, даже чаша воды:

"И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей." (Мат. 10:42)

богато вознаградится. Неправедный получит свое наказание. «Идите проклятые» и проч.:

"И будут выходить и увидят трупы людей, отступивших от Меня: ибо червь их не умрет, и огонь их не угаснет; и будут они мерзостью для всякой плоти." (Исаии 66:24)

Грешник, мера твоя переполнена; Христос взывает: ей гряду скоро:

"И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь." (Апок. 12:10)

Кто верует, для того не страшен суд:

"Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.
Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия." (Иоан. 3:17–18)

     «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (ст.41).

Ужасная участь ожидает немилосердных и нераскаянных грешников в вечности! «Идитепроклятые», скажет им Господь, «в огонь вечный.» «И пойдут сии в муку вечную» (ст.46).

Что это за мука вечная? Что это за огонь вечный?

1. Это — огонь действительный по своему существу.

Слово Божье единогласно говорит об этом:

"что наказание нечестивому — огонь и червь." (Сир. 7:19)
"Во время гнева Твоего Ты сделаешь их, как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь." (Псал. 20:10)
"не будет гаснуть ни днем, ни ночью; вечно будет восходить дым ее; будет от рода в род оставаться опустелою; во веки веков никто не пройдет по ней." (Исаии 34:10)

Неведающие Бога и не принимающие евангелия будут гореть в «пламенеющем огне»:

"а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его,
в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа," (2 Фесс. 1:7–8)

в «в озере, горящем огнем и серою»:

"Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая." (Апок. 21:8)

Не ясно ли?

Но, быть может, Иисус Христос употребляет слово «огонь» в смысле переносном, иносказательном? Нет. Господи, сказали некогда ученики, объясни нам притчу о поле и плевелах. Иисус Христос, исполняя их просьбу, объяснил им каждое иносказательное выражение в притче, но слово «огонь» оставил без объяснения, — почему? потому, конечно, что Он говорит о действительном, a не о мнимом огне:

"Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем;
когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел;
когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.
Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?
Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?
Но он сказал: нет, - чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы,
оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою." (Мат. 13:24–30)
"Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий;
поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы - сыны лукавого;
враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы.
Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего:
пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие,
и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов;
тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит" (Мат. 13:36–43)

Может ли быть еще место сомнению, когда Спаситель выразительно говорит: «Идите … проклятые, в огонь вечный

2. Это — огонь чудесный по своим действиям.

«Если во аде будет настоящий огонь, то как, возражают, он может сжигать душу, дух»?

A как, спросим, он может мучить «диавола и ангелов его», которые суть также духи? «Идите» сказано, «в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его.» Конечно, это может быть не иначе, как по особенному действию всемогущества Божьего; это будет огонь «чудесный», как в отношении душ, так и тел. Он будет мучить души, как бы они были тела, и тела, как бы они были души, потому что эти тела никогда не уничтожатся от огня. «Души в этом огне, говорит один святой отец (Блаженый Августин in рsal. 40) будут мучиться хотя чудесным, но действительным образом.» Следовательно, если Богу угодно будет сообщить действительному огню свойство мучить души, то он и будет выполнять это назначение. Священное Писание прямо говорит, что огонь геенский возгорится от ярости правосудного Бога, разжется до ада преисподнего:

"ибо огонь возгорелся во гневе Моем, жжет до ада преисподнего, и поядает землю и произведения ее, и попаляет основания гор;" (Втор. 32:22)

Если Бог сообщает воде крещения освятительную силу для крещаемых в ней душ, то не может ли Он сообщить и огню мучительную силу для грешных душ? Далее, если Бог в награду избранных одарит их тела некоторыми свойствами духовности, сделает их бессмертными, бесчувственными, проницаемыми, «духовными», как учит апостол Павел, то Он может также в наказание нечестивых дать их душам некоторые свойства телесности, сделать восприимчивыми к геенскому огню, телесными. Но самое чудесное в этом огне то, что степень его мучительности будет не для всех одинакова. Кто более согрешил, тот более будет и страдать, потому что правосудие требует, чтобы наказание было соразмерно с виною, как об этом говорится в откровении: «воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое. Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей» (Апок. 18:6–7).

Не думаете ли, быть может, что геенский огонь будет не так мучителен, как он изображается в Писании? Напрасно.

3. Это — огонь ужасный по своей мучительности.

Посмотрите на действия естественного огня. Как они мучительны для человеческого тела! Мучения огнем самые ужасные из всех мучений. Но естественный огонь только тень геенского огня. О, как ужасно быть низвергнутым во ад! Ибо, что такое ад? Темница, всецело наполненная огнем. Идите, скажет праведный Судья, в огонь вечный.

Какой язык человеческий в состоянии выразить адские мучения, которым не будет ни предела, ни конца!

«И отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов» (ст.32).

1. Разлучение с жизнью ужасно для нераскаянных грешников:

а) потому что души их разлучаются с телами, без надежды на другую жизнь, уничтожающей страх смерти;

б) потому что они разлучаются со всеми близкими их сердцу;

в) потому что они разлучаются со всеми благодатными средствами спасения, которыми они при жизни злоупотребляли;

г) потому что они разлучаются со всеми своими благами, в которых полагали всю свой надежду.

2. Но разлучение в последний день будет еще ужаснее:

а) потому что тела их по воскресении соединятся с их душами для принятия вечных мучений, тогда как они желали бы быть вечно погребенными в земле с своими грехами;

б) потому что они разлучатся как козлища от овец, которых праведный Судья поставит «справа» (разлучение тяжкое, потому что оно разлучит детей с родителями, братьев с сестрами; для многих унизительное, потому что тут ни к чему не послужит ни знатность, ни богатство; вечное, а не временное, какое бывает на земле от продолжительного отсутствия или по причине смерти:

"и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят." (Лук. 16:26)
"Тогда праведник с великим дерзновением станет пред лицем тех, которые оскорбляли его и презирали подвиги его;
они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе:
«это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания.
Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною!
Как же он причислен к сынам Божиим, и жребий его — со святыми?»" (Прем. 5:l-5)
"Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням,
а пути Господня не познали. Какую пользу принесло нам высокомерие, и что доставило нам богатство с тщеславием?
Все это прошло как тень и как молва быстротечная." (Прем. 7–9)

в) потому что они, по окончательному приговору Судьи, разлучатся от вечной надежды на милосердие Божье, между тем как ответ их показывает, что они не думали лишиться этой надежды:

"Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?" (Матф. 7:22)
"Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах.
Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня." (Лук. 8:27–28)

г) наконец, потому что они подвергнутся вечным мучениям и, таким образом, навеки отлучатся от Бога и небесного блаженства.


Божественная Литургия 11 февраля 2018 года

Евангелие от Матфея, 25:31-46 (зачало 106)




Стих 25:31

Егдá же прiи́детъ Сы́нъ человѣ́ческiй въ слáвѣ своéй и вси́ святíи áнгели съ ни́мъ, тогдá ся́детъ на престóлѣ слáвы своея́,
Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,
є3гдa же пріи1детъ сн7ъ чlвёческій въ слaвэ свое1й и3 вси2 с™jи ѓгг7ли съ ни1мъ, тогдA сsдетъ на пrто1лэ слaвы своеS,

     Сладчайшие слова эти, которые никогда не оставляем в уме, должны мы выслушать теперь со всем тщанием и умилением, так как этими словами заключается и самая беседа Христа. Он придает великое значение человеколюбию и милостыне. Поэтому и в предшествующих словах говорил о том различным образом, и здесь говорит, но уже гораздо явственнее и сильнее, представляя не два или три, ни даже пять лиц, но целую вселенную. Правда, и прежде, говоря о двух лицах, Он разумел не два лица, а две стороны: одну послушных, а другую непослушных. Но здесь Он предлагает нам о том слово и более страшное, и более торжественное. Вот почему и не говорит уже:
«Подобно будет Царство Небесное» (Мф. 25:1)
но прямо указывает на самого Себя, говоря: «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей». Ныне Он явился в бесславии, поношении и поругании; а тогда сядет на престоле славы Своей. И часто упоминает о славе. Так как приближалось время крестной Его смерти, которая считалась позорною казнью, то Он возводит ум слушателя к высшему, представляя взору его судилище и всю вселенную. И не от этого только слово Его становится страшным; но и от того, что небеса представляются опустевшими. Ведь, говорит Он, ангелы будут при Нем, и будут свидетельствовать, сколько они служили, будучи посылаемы от Господа для спасения людей. И во всех отношениях день тот будет ужасен.
     Так в первом Его пришествии слава Его Божества была скрыта под плотью, которую от нас ради нас Он воспринял; ныне она скрывается в недрах Отца на небе вместе с обожествленной плотью; тогда же откроется вся Его слава: ибо от востока до запада она явится сияющей и озаряющей концы вселенной лучами Божества, при звучании всемирной и животворящей трубы и вместе с ней созывающей все к Нему. И раньше Он невидимо принуждает Ангелов, удерживая их рвение против богоборцев, а потом Он явно приидет и не премолчит, но и с презрением отвергнет непокорных и предаст их мукам.
     Итак, «Егда приидет Сын Человеческий в славе Своей, и вси святии Ангели с Ним, тогда, – говорится, – сядет на престоле славы Своея». Таким же образом и Даниил и предвидел и предсказал; потому что он говорит:
«Се престоли поставишася, и Ветхий денми седе…
и видех яко Сын Человеческий идяше на облацех небесных, и даже до Ветхаго денми дойде, и Тому дадеся всякая честь и власть;
тысяща тысящ служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему» (Дан. 7:9, 10, 13)
     Созвучно сему – и Святое Евангелие:
«тогда, – говорится, – соберутся пред Ним вси языцы, и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ».
     «Овцами» – Он называет праведных, как кротких и добрых и ходивших гладким и Им проложенным путем добродетелей и как уподобившихся Ему: ибо и Сам Он был наименован Агнцем Пророком и Крестителем, говорящим:
«Се Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29)
     «Козлищами» же Он именует грешников, как наглых и беспутных и сбрасываемых с обрывов греха. И первых, как делающих правые дела, Он поставит по правую сторону, а тех, которые не таковы, как оные, – на левую сторону.
     «Святые»
— этого слова нет в лучших кодексах, и оно вставлено здесь, может быть, из (Зах. 14:5). Оно выпускается в лучших изданиях Нового Завета.
     Речь, начиная с 31 стиха до конца главы, многие не считают притчей, а пророчеством, в которое только введен обильный приточный и символический элемент. Речь Христа делается все более и более величественной. В ней раскрываются новые стороны Его эсхатологического учения.
- Первоначально жених, приходящий внезапно и уводящий с собою готовых на брачный пир.
- Потом хозяин, награждающий, за хорошее исполнение дела, своих рабов и сурово карающий их за недеятельность.
- Наконец, царь (Мф. 25:34), приходящий в мир для суда.
     Во всех этих случаях, очевидно, представляется одна и та же Личность Самого Сына Человеческого, поступающего различно при различных обстоятельствах. В этом заключается глубокая внутренняя связь всех трех притчей, которые имеют близкое отношение и ко всей эсхатологической речи, изложенной в XXIV главе. Связь эту можно выразить в нескольких словах: один и тот же Господь.
     Новое явление Христа будет совершенно противоположно прежнему. Если первое Его пришествие было в образе Раба, полного смирения и уничижения, то второе — в образе Царя, сопровождаемого Ангелами и сидящего на престоле. Как следует понимать эти образные выражения, в буквальном или только духовном смысле, трудно сказать. Обыкновенно говорят о личном явлении Сына Человеческого, сидящего на величественном и возвышенном престоле, и так пишут на картинах и иконах. Но можно понимать явление и в духовном смысле. Чтобы хотя несколько пояснить этот последний и приблизить его для понимания, скажем, что, по прошествии веков, и теперь уже Сын Человеческий сидит, хотя и невидимо, на престоле (также невидимом), и люди постоянно приближаются к Нему и тяготеют, как к своему Царю. Нечто подобное, может быть, будет и при окончательном суде.
     К сказанному прибавим, что образы, взятые для пророчества, отличаются чрезвычайной простотой. Речь не усложняется все новыми и новыми рассуждениями, но почти вся состоит из повторения одного и того же, сделанного с необычайным искусством, — и это делает ее легко доступною и легко усвояемою даже маленькими детьми. Находились экзегеты, которые не осмеливались этой речи Спасителя толковать.
     Нет во всем Евангелии истины столь страшной, как истина Второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа и Его Страшного всемирного Суда. Воистину страшен суд Твой, Господи!..
"Вспомнил я об этом часе, - говорит преподобный Ефрем Сирин, - и вострепетал от великого страха, помышляя о том, что тогда откроется. Кто опишет это? Какой язык выразит? Когда помышляю об этом, страхом объемлются члены мои, и весь изнемогаю, глаза мои источают слезы, голос ослабевает, уста смыкаются, язык немеет и помысл научается молчанию. Таких великих и страшных чудес не было от начала твари и не будет во все роды!"
     С таким благоговейным трепетом размышляли о Втором пришествии Христовом святые Божий угодники. Приникнем и мы благоговейным вниманием к словам Господа нашего Иисуса Христа о Страшном Суде. Этими словами заключается и последняя беседа Его с учениками о последних днях мира.
"Он много говорил о человеколюбии и милостыне, - толкует святитель Златоуст, - но здесь говорит об этом уже гораздо явственнее и сильнее, представляя не два или три лица, а целую вселенную, и притом с двух сторон: с одной - послушных, а с другой - непослушных, и предлагает нам об этом слово и более страшное, и более торжественное. Поэтому и не говорит: подобно будет Царство Небесное, но прямо указывает на Самого Себя: КОГДА ЖЕ ПРИИДЕТ СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ВО СЛАВЕ СВОЕЙ, в Своем прославленном теле, со всем величием и славой, какая подобает Ему, как Царю вселенной, как Единородному Сыну Божию и Судии всего мира, И ВСЕ СВЯТЫЕ АНГЕЛЫ С НИМ, как воинство сего Царя Небесного... Прежде Он приходил в поношении, безславии и уничижении, в образе раба, а ТОГДА СЯДЕТ НА ПРЕСТОЛЕ СЛАВЫ СВОЕЙ, как Владыка всей твари".
"Приидет во славе... сядет на престоле славы..."
"Он часто упоминает о славе, - замечает святитель Златоуст, - так как приближалось время крестной Его смерти, которая считалась поносной казнью, поэтому и возводит ум Своих учеников к высшему, представляя их взору судилище и всю вселенную пред ним. Слово Его становится страшным, ибо самые небеса представляются опустевшими: все святые Ангелы, как говорит Он, будут при Нем и будут свидетельствовать, сколько они служили, быв посылаемы от Господа для спасения человеков".
     С Ним будут все Ангелы, которые безотлучно пребывают с нами во все время жизни нашей, от колыбели до гроба, видят все дела наши, слышат все слова наши и наблюдают все тайные движения сердца нашего... Свидетели верные, неподкупные!.. Ничто не утаится от их взора, все будет представлено на суд Судии - Сердцеведца! И вот, при таких свидетелях, перед таким Судией предстанут все люди, от первого Адама до последнего земнородного, кого тот последний день Господень застанет живым.
     "Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей."      Как в притче о блудном сыне Бог называется человеком, так и здесь Христос называется Сыном Человеческим. Сие есть Он, и никто иной. Когда Он второй раз приидет в мир, то приидет не тихо и в уничижении, как приходил первый раз, но явно и во славе великой. Под этою славой подразумевается,
во-первых, та слава, которую Христос имел в вечности «прежде бытия мира» (Ин.17:5)
а во-вторых, слава Победителя сатаны, ветхого мира и смерти.
     Между тем, Он приходит не один, но со всеми святыми ангелами, число коих бесконечно; с ними же Он приходит потому, что и они, будучи слугами Его и воинами, участвовали как в борьбе со злом, так и в победе над злом. Радость для Него – разделить с ними и славу Свою. А дабы показать величие события сего, особо подчеркивается: с Господом приидут все ангелы. Нигде более не упоминается ни об одном событии, в котором участвовали бы все ангелы Божии. Всегда они являлись в меньшем или большем количестве, но на Страшном Суде все они соберутся вокруг Царя славы.
     Престол славы и ранее, и после зрели многие тайновидцы (Ис.6:1); (Дан.7:9); (Откр.4:2, 20:4). Под этим престолом подразумеваются силы небесные, на коих восседает Господь. Сие есть престол славы и победы, на котором восседает Отец Небесный и на котором сел и Господь наш Иисус Христос после победы Своей (Откр.3:21). О, сколь величественным будет это пришествие Господне, какими дивными и страшными явлениями будет оно сопровождаться! Прозорливый пророк Исаия предвещает:
«Ибо вот, придет Господь в огне, и колесницы Его – как вихрь» (Ис.66:15)
     Даниил видит при этом пришествии, как огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним:
«судьи сели, и раскрылись книги» (Дан.7:10)

Стих 25:32

и соберýтся предъ ни́мъ вси́ язы́цы: и разлучи́тъ и́хъ дрýгъ от дрýга, я́коже пáстырь разлучáетъ óвцы от кóзлищъ:
и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;
и3 соберyтсz пред8 ни1мъ вси2 kзы1цы: и3 разлучи1тъ и5хъ дрyгъ t дрyга, ћкоже пaстырь разлучaетъ џвцы t ко1злищъ:

     Ныне не разделены, но смешаны все; а тогда будет разделение, и самое точное. Сперва Он разделяет их местами, и обнаруживает каждого; а потом и самыми наименованиями показывает внутреннее расположение каждого, называя одних козлищами, а других овцами, и показывая, что первые не приносят никакого плода, — так как от козлов не может быть ни малого плода, — а последние — обильный плод, — так как овцы приносят большую пользу тем, что дают волну, молоко, ягнят, чего вовсе не доставляет козел. Впрочем, бессловесные животные не приносят плода, или приносят его, по своей природе, а люди — по произволу. Потому те из них, которые не приносят плодов, подвергаются мукам, а приносящие плод получают венцы.
     Много велось рассуждений по поводу выражения «все народы». Какие народы? Христианские ли только, или и язычники, равно как и иудеи? Ориген прибавлял сюда еще и другие различия. «Не довольно ясно, говорил он, значит ли слово «все» от всех поколений, или тех, которые останутся до дня суда, или тех только, которые веровали в Бога через Христа, и все ли они, или не все. Однако некоторым кажется, что это сказано об отделении тех, которые веровали». Выражения эти недостаточно ясны. Зигабен утверждал, что здесь речь только о христианах. Но если речь только о христианах, о чем можно было бы заключать из последующего разговора Царя с подсудимыми, показывающего, что все они знают Христа, то спрашивается, другие народы, кроме христианских, будут судимы или нет? Если не будут, то, следовательно, последний суд не будет всеобщим. Ввиду этого, некоторые делают уступку и говорят, что суд будет всеобщим, к нему призваны будут все без исключения люди, христиане будут судимы на основании принципов «милосердия и человеколюбия», указанных в самой речи, а все другие — или на основании естественного закона, или существовавших у них кодексов закона нравственного. В пользу этого мнения говорит выражение panta ta eqnh — все народы, и мнение это, с такими или иными видоизменениями, принимается вообще новейшими экзегетами. Против него, однако, можно возразить, что Христос говорил Своим ученикам о том, что они не будут судимы, а будут судить вместе с Ним двенадцать колен Израилевых (Мф. 19:28). С другой стороны, не подлежит сомнению подлинность следующих слов, сказанных Самим Спасителем:
«истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5:24)
     Эти слова совершенно ясны, суд не будет всеобщим; некоторые люди будут избавлены от суда. Таким образом, это первое и важное ограничение должно будет существовать на страшном суде. Чтобы уяснить все это, по-видимому, противоречащее одно другому, мы не должны представлять страшного суда в виде обыкновенного суда, где дело расследуется и рассматривается несведущими судьями, которые из судебного следствия заимствуют материалы для своих суждений. Небесный Судья не походит на земных судей; Он всеведущ и наперед знает тайны человеческого сердца, для Него не будет надобности в допросах и расспросах, как это делают обыкновенные судьи. Такое толкование весьма упрощает дело. Мы должны отрешиться от всяких представлений о наших человеческих судах, и тогда поймем, что все пророчество состоит из образов и символов, направленных к главной практической цели: побудить людей к делам милосердия и любви. Таким образом,
- притча о девах побуждает к бодрствованию,
- о талантах - к деятельности,
а пророчество о страшном суде - к делам милосердия и любви.
     Из сказанного вывод остается только один: будут судимы все люди; но моменты суда будут продолжительны; некоторые раньше последнего суда перейдут в вечную жизнь. Все выражения в пророчестве образные.
     Большое затруднение представляется для толкования в обстоятельстве, что panta ta eqnh (все народы) среднего рода, а дальнейшее «их» (русск. одних от других — autouV ap allhlwn) местоимение мужского рода. Такое невозможное и неупотребительное в греческом языке сочетание местоимения мужского рода с существительным среднего заставляло некоторых экзегетов даже предполагать, что тут заимствованы из двух разных источников две совершенно разные речи и механически (даже без согласования) соединены в одну речь. «Введение поэтому не подходит к дальнейшей речи, между sunacqhsontai panta ta eqnh и kai aforiei autouV невозможно никакое объединение, и здесь поэтому встречается сближение первоначально не имевших между собою связи частей, которое не может быть более с достоверностью разъяснено». Дело здесь несколько преувеличено. Подобные же конструкции ad sensum, как показывает Блясс, встречаются и в других местах Нового Завета (Gram. с. 162 след.). Так, (Деян. 7:5) FilippoV kaqelqwn eiV thn polin thV SamareiaV ekhrussen authV ton Criston; (Гал. 4:19): teknia mou, ouV; Ин. 6:9: paidarion, oV; (Фил. 2:15): geneaV skoliaV, en oiV и проч. Разделение сравнивается с действиями пастуха, который отделяет овец от козлов (erifwn — муж. род). Почему на правой стороне будут поставлены овцы, которые представляют из себя праведников, это не требует разъяснения, потому что образ овец настолько употребителен в Новом Завете, что дело не представляет никаких затруднений. Но почему для обозначения стоящих по левую сторону выбраны даже не козы, а именно козлы, объяснить это нелегко. Иероним говорил: «не сказал о козах, которые могут иметь приплод» и проч., а «о козлах, животном похотливом и бодливом» et fervens semper ad coitum. Другие утверждают, что козлы «мало ценились» ср. (Лк. 15:29), и потому в 33 ст. употреблено даже презрительно-уменьшительное ta erifia. Все эти объяснения маловероятны. Лучше объяснять дело, пользуясь естественными образами. Все народы, явившиеся на суд, представляют из себя стадо — не однородное, а состоящее из разных элементов. Если бы Христос сказал, что пастух отделит волков от овец, то такая речь была бы, само собою понятно, неестественна. Но козлы и овцы постоянно пасутся вместе в восточных стадах. Один путешественник говорит, что, путешествуя между Иоппой и Иерусалимом, он видел в одном месте большое смешанное стадо из овец и коз. Козы были совершенно черны, овцы — все отличались прекрасной белизной; и, таким образом, даже на значительном расстоянии, различие между двумя классами животных было хорошо заметно.
     Отделение овец от коз обычно во всех странах, где пасутся во множестве эти животные. Козлы, конечно, не служат в этой приточной речи характеристикой лиц, стоящих по левую сторону; этими животными Христос кратко пользуется для обозначения разделения людей, может быть, на черных и белых, т. е. злых и добрых. Отношение этого стиха к (Иез. 34:17) сл. Цан считает «очень сомнительным».

Стих 25:33

и постáвитъ óвцы одеснýю себé, а кóзлища ошýюю.
и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.
и3 постaвитъ џвцы њдеснyю себє2, ґ кHзлища њшyюю.

     Русский перевод точен, но не вполне выражает мысль подлинника. В греческом: «от (из, ex) правой стороны» и «от левой стороны». Лицо Судьи будет обращено к народам, и правая сторона не означает правую сторону по направлению к Нему (как у нас в церквах), а от Него. Вместо erifoj 32 стиха — теперь erifion — козлик, уменьшительное. Объяснить такое различие довольно трудно. Вероятно, ta erifia поставлено здесь в более близкое соответствие с предыдущим ta probata и означает не столько «козлов», сколько «козлиное стадо», о котором в 32 стихе не было речи, потому что козлы были перемешаны с овцами и вместе с ними образовали одно стадо. В ст. 32 нельзя было сказать, что пастух отделяет «козлиное стадо» от «овечьего стада», потому, что это было бы неточно и не вполне соответствовало тому, что бывает в действительности. Теперь же, когда козлы (и козы) были отделены, вся совокупность их, все стадо, называется ta erifia.
     А когда Господь приидет во славе и сядет на престоле, тогда соберутся пред ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую. Многих святых отцов занимал вопрос, на каком месте Христос будет судить народы. И, ссылаясь на пророка Иоиля, они высказывали суждение:
Суд будет происходить в долине Иосафата, там, где некогда царь Иосафат без боя и оружия победил моавитян и аммонитян, так что среди врагов не было уцелевшего (2 Пар. 20).
     А пророк Иоиль глаголет:
«Пусть воспрянут народы и низойдут в долину Иосафата; ибо там Я воссяду, чтобы судить все народы отовсюду» (Иоил.3:12)
     Может быть, над сею долиной возвысится престол Царя славы; но нет на земле той долины, где могут собраться все народы и все люди, живые и мертвые, от сотворения до кончины мира, миллиарды, миллиарды и миллиарды. Всей поверхности земли, вместе со всеми морями, не хватило бы, чтобы на ней встали плечом к плечу все человеческие существа, когда-либо на земле жившие. Ибо, если бы это было только собрание душ, тогда можно было бы понять, как все они могут поместиться в долине Иосафата; но поскольку сие будут люди во плоти (потому что и мертвые восстанут во плоти), то следует слова пророка понимать в переносном смысле. Долина Иосафата есть вся земля, от востока до запада; и как некогда Бог в долине Иосафата явил Свою силу и суд, так в последний день Он явит точно такую же силу и суд над всем родом человеческим.
     И отделит одних от других. Во мгновение ока все собравшиеся люди отделятся друг от друга на две стороны, налево и направо, словно неодолимой силою магнита. Так, что никто из стоящих на левой стороне не сможет двинуться вправо и никто из стоящих на правой стороне не сможет двинуться влево. Подобно тому как, услышав голос пастыря, овцы идут на одну сторону, а козлы – на другую.
     И ПОСТАВИТ ОВЕЦ ПО ПРАВУЮ СВОЮ СТОРОНУ, на место почетное, А КОЗЛОВ - ПО ЛЕВУЮ, на место осуждения.
"О, ближний мой! - говорит святитель Филарет Московский. - Где мы тогда будем? Что, если не будем призваны на правую сторону Царя и потом в Царство, уготованное от сложения мира? Что, если очутимся на левой стороне, между козлищами? Как это постыдно! И только ли постыдно? Нет, и ужасно, и гибельно"
      ... Праведный Судия не будет различать богатого от бедного, благородного от худородного, не будет смотреть на дружбу и родство, на ходатайства и мольбы. Он разлучит праведных от грешных, как отделяют пшеницу от плевел. И радостнее всего для праведных и ужаснее всего для грешников будет последний приговор, который изречет Судия мира, - который и теперь нельзя читать или слышать без трепета и умиления.

Стих 25:34

Тогдá речéтъ Цáрь сýщымъ одеснýю егó: прiиди́те, благословéннiи Отцá моегó, наслѣ́дуйте уготóванное вáмъ цáрствiе от сложéнiя мíра:
Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
ТогдA рече1тъ цRь сyщымъ њдеснyю є3гw2: пріиди1те, блгcве1нніи nц7A моегw2, наслёдуйте ўгото1ванное вaмъ цrтвіе t сложе1ніz мjра:

     Сколько чести, сколько блаженства в этих словах! Он не сказал:«приимите», но – «наследуйте», как свое собственное, как отеческое, как ваше, как от века вам принадлежащее. Прежде чем вы стали существовать, говорит Он, это уже было для вас уготовано и устроено, так как Я знал, что вы будете таковыми. И за что они получают такую награду? За кров, за одежду, за хлеб, за холодную воду, за посещение, за приход в темницу. Всюду требует Он необходимого; а иногда, впрочем, и не необходимого, потому что, как я сказал, больной и находящийся в темнице требуют без сомнения не только посещения, но один – освобождения еще от уз, а другой – от болезни. Однако Господь, будучи снисходителен, требует от нас того, что нам по силам, и даже гораздо менее этого, предоставляя самим нам ревновать о большем.
     Козлы и овцы с этого стиха совершенно исчезают из виду. Они служили только обозначением различных классов людей, к которым теперь и обращается Царь. Вместо «овец» употребляется выражение: «которые по правую сторону», а вместо козлов «которые по левую сторону» (Мф. 25:41). Царь называет стоящих по правую благословенными Отца Своего и приглашает их наследовать царство, уготованное от создания мира.
«Он не сказал: примите, но — наследуйте, как свое собственное, как отеческое, как ваше, как от века вам принадлежащее» (Златоуст)
     Выражение «от создания мира» точно трудно перевести с греческого. Katabolh по употреблению у классиков поставляется иногда рядом с qemelion, основание; значит, иногда оплодотворение, обсеменение (Евр. 11:11). В Священном Писании Нового Завета выражение указывает на историческое начало с отношением к будущему, на цель и завершение, потому что в katabolh всегда находится отношение к тому, что должно быть восстановлено (Кремер). В Новом Завете проводится различие между временем pro katabolhV kosmou, прежде создания мира, и от создания мира. В настоящем случае не следует разуметь предвечное уготовление или приготовление — до создания мира ср. (Еф. 1:4); но Спаситель употребляет просто общее выражение для означения давнего времени, «не возвращаясь далеко назад». Выражение может означать просто «издавна».
     Феофилакт обращает здесь внимание на то, что пред судом произносится речь.
«Господь не прежде рассуждения награждает и наказывает, потому что Он человеколюбив, а этим и нас научает тому, чтобы мы не прежде наказывали, чем исследуем дело»
     Когда, замечает Бенгель, доброе и злое сравниваются между собою, то доброму всегда приписывается вечное существование, так сказать, антецедентное; но о зле говорится, что оно от начала (аb exitu). Так в настоящем стихе, ср. (Мф. 25:41) и (1 Кор. 2:6, 7).
     Вначале Христос называет Себя Сыном Человеческим, то есть Сыном Божиим; здесь же Он именует Себя Царем. Ибо Ему даны Царство и Сила и Слава. Приидите, благословенные Отца Моего. Блаженны те, кого Христос назовет благословенными! Ибо благословение Божие содержит в себе все блага и все радости и утешения небесные
     Почему Господь говорит не «благословенные Мои», а "благословенные Отца Моего"? Потому что Он – единый Сын Божий, Единородный и несотворенный, от вечности в вечность, а праведники усыновлены по благословению Божию и чрез то стали Христу как братья. Господь призывает праведников наследовать Царство, уготованное им от создания мира. Это значит, что Бог еще до сотворения человека уготовал человеку Царство. Прежде нежели Он создал Адама, все уже было готово для его райской жизни. Целое Царство сияло блистательно, ожидая только царя. Тогда Бог ввел в Царство сие Адама, и Царство было заполнено. Так и всем праведникам Бог изначала приготовил Царство, ожидающее только своих царей, во главе коих встанет Сам Царь Христос.
     «Тогда речет Царь», говорит Он, и не прибавил какой Царь или над чем Царь, ибо нет иного Царя, кроме Него: ибо если здесь и есть много царей и владык, но только один есть истинно Господь, один – Царь, Владыка над всей природой. Итак, тогда единый Царь скажет находящимся по правую сторону от Него: «Приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира».
     Воистину, это-то и было целью от начала сложения мира и ради этой-то цели было оное небесное и древнейшее намерение Отца, согласно которому, «Великаго совета Отца Ангел» сотворил живого человека не только по образу, но и по подобию Своему, дабы некогда он возмог вместить в себе величие Божественного Царства, блаженство Божественного Наследия, совершеннейшее Благословение Небесного Отца, чрез которое все видимое и невидимое пришло в бытие. Ибо Он не сказал: "от сложения чувственного мира", но просто – «мира», как небесного, так и земного. Но не только это, но и неизреченное истощание и Богочеловеческий образ жизни, спасительные Страсти, все Таинства, которые предусмотрительно и премудро устроены, имели ту цель, чтобы верный в настоящей жизни, благодаря им услышал от Спасителя:
«Добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего» (Мф. 25:21).
     Итак, войдите, – говорит, – наследуйте наступивший и пребывающий и небесный мир, вы, которые, по Моему совету, благородно пользовались земным, тленным и мимотекущим миром.
     Господь говорит:
«Приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте», – из сего ясно, что они не были уже унаследовавшими,
– затем:
«уготованное вам, – говорит, – Царство» (Мф. 25:34), – не ранее данное.
     К грешникам же, в свою очередь, Он говорит:
«Отыдите, проклятии», – очевидно, что не уже – отошедшие,
«в огнь вечний, уготованный», – не вам, но – «диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41), – и здесь опять, – «уготованный», – т. е. еще не приявший осужденных демонов...
     Самое название праведных есть радостное и преславное. Благословенными называются Богом и Отцем Господа Иисуса Христа. Сие же, наследуйте, есть паче честнее и преславнее, яко изъявляющее сродство и сожительство Божие с праведниками. Не сказал: "примите", ибо и пришельцы иногда бывают участниками дарований; но «наследуйте» сказал: ибо сродники токмо и домашние наследниками бывают имения своих ближних.
     Также и сие: уготованное вам Царствие от сложения мира, великую изъявляет благость и величество, так как обнаруживающее не только безпредельное Божеское человеколюбие, но и славу и величество человека. Ибо таковое от сотворения мира приуготовление Царствия для человека, что другое значит, если не царское человека достоинство и преимущество пред всеми прочими земными творениями? Приидите, скажет праведным Судия, седящий на престоле славы, наследуйте то Царствие, которое Я для вас приуготовил от сложения мира.

Стих 25:35

взалкáхся бо, и дáсте ми́ я́сти: возжадáхся, и напои́сте мя́: стрáненъ бѣ́хъ, и введóсте менé:
ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
взалкaхсz бо, и3 дaсте ми2 ћсти: возжадaхсz, и3 напои1сте мS: стрaненъ бёхъ, и3 введо1сте мене2:

     И за что они получают такую награду? За кров, за одежду, за хлеб, за холодную воду, за посещение, за приход в темницу. Всюду требует Он необходимого; а иногда, впрочем, и не необходимого, потому что, как я сказал, больной и находящийся в темнице требуют без сомнения не только посещения, но один – освобождения еще от уз, а другой – от болезни. Однако Господь, будучи снисходителен, требует от нас того, что нам по силам, и даже гораздо менее этого, предоставляя самим нам ревновать о большем.
     Картина внезапно изменяется, не становясь от этого менее величественною. Царь припоминает Свое прошлое. Он не стыдится Своей прежней бедности и убожества. Слова эти были понятны всем.
     Учинив же таковое решение, праведным представит и причину сего; ибо скажет: и алчущаго Мене напитали, и жаждущаго напоили, и страннаго приняли, нагаго одели, больнаго посетили и к сущему Мне в темнице приходили. Знать же надобно, что праведные сии шесть видов человеколюбия и милосердия не токмо плотским образом, но и духовным исполняют, словом оживотворяя человеческия сердца.
Ибо и нравственностию питают души, алчущия не хлеба, но слышания Божескаго слова;
и кротким Христианским учением напоявают жаждущих словес жизни и живой и спасительной воды;
и проповеданием веры вводит в Церковь Божию странных и отчужденных от оныя;
и обещанием будущих благ, чуждых добрых дел облекают в одежду целомудрия и в ризу спасение:
и советами своими укрепляют, и подают немощным силы, нося недуги их;
и светом своего увещания просвещают сущих во тьме греховной.
     Отсюда видно, что Он говорит к одним только христианам, у которых были Его евангельские заповеди. А к неверующим тогда вовсе не будет говорить: все они тогда сами себя осудят. Поэтому говорится: «не воскреснут нечестивии на суд» (Пс. 1:5), т. е. не воскреснут для суда, а для наказания. И выше (Мф. 24:30) Иисус Христос ясно показал, что когда явится на небе знамение Сына Человеческого, «тогда восплачутся вся колена земная», чувствуя осуждение в одной своей совести.
     Обрати внимание на то, что здесь говорит об одной только любви к ближним, и по ней одной праведным присуждает награду, а грешникам – наказание. Но не потому делает это, что остальные добрые дела праведников и преступления грешников оставит без испытания, – так как Он испытает все дела, слова и помышления каждого, как и Сам Он открывал часто в Своем учении, и мы знаем из многих мест Божественного Писания, и так как за добрые дела Он наградит, а за худые – накажет; но говорит здесь об одной только любви к ближним, желая подтвердить, что Он по преимуществу ее ищет и за нее наиболее взыщет, так как она наиболее необходима христианам.
     Отличительный признак каждого христианина есть любовь: «о сем», – говорит, – «разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13:35), а главнейшее в ней, как говорит Григорий Богослов, это любовь к бедным, милосердие и сострадание к ближним. Ничем другим, говорит он, так не почитается Бог, как милосердием, и ничем другим, как только человеколюбием, воздается человеколюбивому. Говорит, по преимуществу, о важнейшей добродетели христианина, устрашая нас таким образом и убеждая, чтобы мы, люди, были человеколюбивы, так как будем нуждаться в то время в Его человеколюбии. Самая справедливая награда для немилосердных – немилосердие, а для милосердых – милосердие. Будучи Сам милосердным – воздает великие награды за малые подвиги. Очевидно, что требует человеколюбия только от тех, кто может его оказать, а для тех, кто не может, достаточно одного желания оказать. Перечисляет различные виды человеколюбия, чтобы, если возможно, мы исполнили все, а если нет, то по крайней мере те, какие можем.

Стих 25:36

нáгъ, и одѣ́ясте мя́: бóленъ, и посѣти́сте менé: въ темни́цѣ бѣ́хъ, и прiидóсте ко мнѣ́.
был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
нaгъ, и3 њдёzсте мS: бо1ленъ, и3 посэти1сте мене2: въ темни1цэ бёхъ, и3 пріидо1сте ко мнЁ.

     Если бы даже пришел враг, то не сильны ли бы были страдания его тронуть и преклонить самого немилосердого? Голод, холод, узы, нагота, болезнь, бесприютное блуждание всюду – и этого довольно к прекращению вражды. Но вы не поступили так и с другом – с другом-благодетелем и Владыкою. Мы часто трогаемся, видя и пса алчущим, преклоняемся, видя и зверей в нужде; а ты, видя своего Владыку, не преклоняешься? Чем можно извинить это. Да если бы это только и было, не достаточно ли бы было и этого к вознаграждению? Я не говорю о том, что (оказав благодеяние) ты услышишь пред лицом вселенной столь радостный глас от Седящего на престоле Отца и получишь царство; но и то, что ты оказал благодеяние, не довольно ли вознаграждает тебя? А теперь пред лицом вселенной, при явлении этой неизреченной славы, сам Господь провозглашает и увенчивает тебя, признает тебя питателем и странноприимцем, и не стыдится говорить это, чтобы венец твой сделать более блистательным. Поэтому-то те праведно наказываются, а эти увенчиваются по благодати, хотя бы они оказали и бесчисленные благодеяния, все же дарование им за столь маловажное и ничтожное – неба, царства, и столь великой чести – есть дар щедрот благодати.
     БЫЛ НАГ, бедно, скудно одет, И ВЫ ОДЕЛИ МЕНЯ, вы прикрыли наготу Мою, защитили Меня от холода и палящих солнечных лучей; БЫЛ БОЛЕН, лежал, томился тоской от болезни, И ВЫ ПОСЕТИЛИ МЕНЯ, вы пришли ко Мне, утешили Меня своим добрым словом, согрели теплым сердечным участием; В ТЕМНИЦЕ БЫЛ, в заключении Я был, И туда ВЫ ПРИШЛИ КО МНЕ, и там вы не забыли Меня, не покинули...
     "Смотри, - говорит святитель Иоанн Златоуст, - как легки Его заповеди. Он не сказал: Я был в темнице, и вы освободили Меня; Я был болен, и вы воздвигли Меня с одра болезни; но сказал: вы посетили Меня... вы пришли ко Мне. Господь, снисходя к нам, требует от нас того, что нам по силам, и еще гораздо менее этого, предоставляя самим нам ревновать о большем. Перед лицом вселенной, при явлении той неизреченной славы, Он провозглашает и увенчивает тебя, признает тебя Своим питателем и странноприимцем, и не стыдится говорить это, дабы венец твой сделать более блистательным. Так-то увенчиваются праведники по благодати. Говорю: по благодати, потому что, если бы они оказали и тмочисленные (безчисленные) благодеяния, это уже есть преизбыток щедрот благодати, ибо за столь маловажное и ничтожное дается небо, Царство, да еще оказывается такая честь пред лицом вселенной".
     Что будут ощущать сердца праведных, когда они услышат эти сладостные словеса своего Господа и Спасителя? О, какой несказанной радостью вострепещут их сердца, каким райским блаженством взыграют их души!
     Милость доставит оправдание возлюбившим ее, а отвергших ее предаст осуждению. Она с дерзновением предстанет пред Господом, и приведет пред Него всех питомцев своих. Она приведет тех, которые совершали ее вещественно, которые насыщали алчущую братию, принимали в домы странников, одевали нагих, посещали болящих и заключенных в темнице.
     Приведет милость пред Христа тех, которые творили ее сокровенно в душах своих и миловали ближнего, охраняясь осуждать ближнего при его преткновениях, прощая ему оскорбления и обиды, воздавая ему за клятву благословением и за злодеяние благотворением.
     Приведет милость пред Христа пастырей церковных, которые преподавали братии своей нетленную пищу – Слово Божие, которые обнаженных грехом одевали в ризы добродетелей, доставляли духовное врачевство болящим душами, и долготерпеливо посещали назиданиями своими заключенных в темницах неверия или мрачного заблуждения.
     Приведет милость пред Христа смиренных иноков, которые стяжали таинственное и существенное познание живущего в себе Христа, взалкались блаженною алчбою евангельской правды, потщились облечь себя в преподобие и святыню, очистились от самых утонченных недугов человечества – житейских пристрастий, и тем достигли евангельской свободы.
     Приведет милость пред Христа и тех, которые возмогли оказать милость лишь самим себе, посетив себя рассматриванием себя и освободив себя от нищеты, от болезни, от темницы греховной покаянием. Человек, который окажется способным только для милости к самому себе, и сотворит эту милость, напитав Словом Божиим гладную душу свою, напоив ее ощущениями, исходящими из Святого Духа, отвлекши от гибельного странствования по различным видам греха, введши в дом благочестия и добродетели, одеяв ее добрыми делами, исцелив прежние согрешения исповеданием их и противоположною им деятельностию, изведши себя из темницы плотского мудрования и состояния в разум и состояние духовные – признан будет соделавшим все это Самому Господу Иисусу Христу.
     Всех делателей своих милость приведет пред Христа и исходатайствует им у Христа помилование и вечное блаженство.
"Приидите, – скажет Он им, – благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира.
Взалкахся бо, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: странен бех и введосте Мене. Наг и одеясте Мя: болен, и посетисте Мене: в темнице бех, и приидосте ко Мне.
"Аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому братий Моих менших, Мне сотвористе" (Мф. 25:40)

Стих 25:37

Тогдá отвѣщáютъ емý прáведницы, глагóлюще: Гóсподи, когдá тя́ ви́дѣхомъ áлчуща, и напитáхомъ? или́ жáждуща, и напои́хомъ?
Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
ТогдA tвэщaютъ є3мY првdницы, глаго1люще: гDи, когдA тS ви1дэхомъ ѓлчуща, и3 напитaхомъ; и3ли2 жaждуща, и3 напои1хомъ;

     Ответ праведников свидетельствует об их смирении и сознании своего недостоинства. Таков закон нравственного самосовершенствования:
чем более человек нравственно совершенствуется, тем более сознает он ничтожность своих совершенств.
     Добродетель смирения и по смерти существует. Ибо праведные как от человек скрывали свои добродетели, так и пред Богом смиряяся, не хотели называться милостивыми, и хотя знали, что благодеяние к бедным восходит до Бога, однако отрицаяся, не сомнилися говорить: мы Тебя никогда не питали, ни поили, ни другое какое призрение являли Тебе, Царю славы и Господу.

Стих 25:38

когдá же тя́ ви́дѣхомъ стрáнна, и введóхомъ? или́ нáга, и одѣ́яхомъ?
когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
когдa же тS ви1дэхомъ стрaнна, и3 введо1хомъ; и3ли2 нaга, и3 њдёzхомъ;

     Добродетель смирения и по смерти существует. Ибо праведные как от человек скрывали свои добродетели, так и пред смиряяся, не хотели называться милостивыми, и хотя знали, что благодеяние к бедным восходит до Бога, однако отрицаяся, не сомнилися говорить: мы Тебя никогда не питали, ни поили, ни другое какое призрение являли Тебе, Царю славы и Господу.

Стих 25:39

когдá же тя́ ви́дѣхомъ боля́ща, или́ въ темни́цѣ, и прiидóхомъ къ тебѣ́?
когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?
когдa же тS ви1дэхомъ болsща, и3ли2 въ темни1цэ, и3 пріидо1хомъ къ тебЁ;

     Какой это краткий путь и как далеко достигает! Какой тихий, пеший ход, и как высоко возводит, быстрее колесницы! С мыслью о Христе ты
подаешь укрух (ломоть, кусок) хлеба и тебе даруется право на Царство;
одеваешь нагого тленной одеждой, и благодать отдаривает тебе нетленно ризой правды;
идешь встречать странника, навестить больного или узника, и теми же самыми шагами идешь на правую сторону грядущего во славе Христа Судии, в собор благословенных Отца Небесного.
Если с любовью утешаешь нищего и благотворишь ему, то хотя мало, хотя ничтожно, однако же споспешествуешь Господу хранить и спасать нищего.
     Вот каким образом твое благотворение нищему переходит ко Господу. Спасенный великим Спасителем ты сам становишься орудием спасения и, так сказать, - малым спасителем для малых сих, и, если не дерзновенно сказать, некоторым образом благодетелем своего Спасителя, ибо Он сказал: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
     Впрочем, этот благословенный жребий может принадлежать только тому, кто поступает осмотрительно, с рассуждением. Дело благотворения, сделанное без рассудительного и сердечного участия в бедствующем, есть тело без души. Углубите вашу мысль в слово Судии мира: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Если вы творите добро несчастному потому, что видите в нем жалкое существо, то вы делаете дело естественного сочувствия. Но чтобы ваше благотворительное дело было духовно доброе, достойное Христа, вы должны видеть в бедствующем меньшего брата Его. При таком воззрении сердце христианина конечно скажет ему: какое для тебя счастье, что твою благодарность и любовь ко Христу можешь проявить на том, которого Он называет Своим меньшим братом! Поскольку для тебя Христос от превыспреннего небесного престола нисшел на землю, и даже до ада, провел на земле тягостную человеческую жизнь, пострадал и умер, ты ли не снидешь к меньшему брату Его, в какую бы глубину бедствия и уничижения он ни был повержен? Не усладительно ли для тебя будет не только твоим избытком наполнить его лишение, но и понести самому лишение для него и пострадать самому, чтобы облегчить его страдания? Итак, чтобы дела человеколюбия были чисты, достойны Господа, оправдательны, блаженнотворны, для этого надобно, чтобы они в лице человека были сделаны Самому Господу.

Стих 25:40

И отвѣщáвъ Цáрь речéтъ и́мъ: ами́нь глагóлю вáмъ, понéже сотвори́сте еди́ному си́хъ брáтiй мои́хъ мéншихъ, мнѣ́ сотвори́сте.
И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
И# востaвъ и4де ко nтцY своемY. є3ще1 же є3мY дале1че сyщу, ўзрЁ є3го2 nте1цъ є3гw2, и3 ми1лъ є3мY бы1сть, и3 те1къ нападе2 на вы1ю є3гw2, и3 њблобызA є3го2.

     Святые иноки постоянно помнили слова Христовы:
"Аминь глаголю вам; еже сотвористе единому сих братии Моих менших, Мне сотвористе."
     Не входили они в рассматривание, достоин ли ближний уважения или нет; не обращали они внимания на множество и очевидность его недостатков: внимание их обращено было на то, чтоб не скрылось от них каким-нибудь образом понятие, что ближний есть образ Божий, что поступки наши относительно ближнего Христос принимает так, как бы они совершены были относительно Его. Ненавидит такое понятие гордый падший ангел и употребляет все меры, чтоб незаметным образом похитить его у христианина. Несродно это понятие плотскому и душевному мудрованию падшего человеческого естества, и нужно особенное внимание, чтоб удержать его в памяти. Нужен значительный душевный подвиг, нужно содействие Божественной благодати, чтоб усвоить это понятие сердцу, поврежденному грехом, чтоб иметь его непрестанно в памяти при сношениях с братиею. Когда же это понятие, по милости Божией, усвоится нам, тогда оно сделается источником чистейшей любви к ближним, любви ко всем одинаковой. Причина такой любви одна — Христос, почитаемый и любимый в каждом ближнем.
     На эти слова, написанные в Евангелии, ты можешь смотреть, как на заемное письмо, которым Господь признал Себя должным тебе во всем, что ты подал, или что благотворительно сделал нуждающемуся ближнему. Владыка мира, без сомнения, не имел нужды в этом ничтожном займе не только для Себя, но и для тех, для которых делает его; но такова дивная благость Его, что Он уничижает Себя до образа должника твоего, чтобы привлечь тебя к благотворению и через благотворение к блаженству. Он занимает у тебя безделицу, прах, тлен, которые ты называешь земными благами, чтобы иметь случай без оскорбления Своего правосудия платить тебе истинным благом, нетлением, блаженством, с такой лихвою, которую ты никогда исчислить не возможешь
     Призвав праведников в Царство, Судия тут же объясняет, почему им дано Царство: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. В ответ на это дивное объяснение праведники со смирением и кротостью спрашивают Царя, когда они видели Его алчущим, жаждущим, странником, нагим, больным или в темнице и сделали Ему все сие. И Царь глаголет им столь же дивно: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
     Во всем этом объяснении – два смысла, один внешний, а другой внутренний. Внешний смысл ясен каждому.
Накормивший алчущего человека накормил Господа.
Напоивший жаждущего напоил Господа.
Одевший нагого одел Господа.
Принявший странника принял Господа.
Посетивший больного или же заключенного в темнице посетил Господа.
     Ибо еще в Ветхом Завете сказано:
«Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его» (Притч.19:17)
     Ибо чрез просящих нас о помощи Господь испытывает сердца наши. Богу ничего от нас для Себя не надо; Он ни в чем не нуждается.
Не может алкать Сотворивший хлеб;
не может жаждать Сотворивший воду;
не может быть наг Облекший все творения Свои;
не может быть болен Источник здравия;
не может быть в темнице Господь господствующих.
     Но Он требует от нас милостыни, дабы чрез то умягчить и облагородить сердца наши. Будучи всемогущим, Бог может во мгновение ока сделать всех людей богатыми, сытыми, одетыми и довольными. Но Он попускает людям и голод, и жажду, и болезни, и страдания, и нищету по двум причинам.
Во-первых, чтобы терпящие все сие терпением умягчали и облагораживали сердца свои, и помнили о Боге, и с верою молитвенно припадали к Нему.
А во-вторых, чтобы те, кто сего не испытывает: богатые и сытые, одетые и здоровые, сильные и свободные – видели скорби человеческие и милостынею умягчали и облагораживали сердца свои; и чтобы в чужом страдании они чувствовали свое страдание, в чужом унижении – свое унижение, таким образом осознавая братство и единство всех людей на земле чрез живаго Бога, Творца и Промыслителя всех и всего на земле. Милости хочет от нас Господь, милости прежде всего иного. Ибо Он ведает, что милость есть путь и способ возвращения человека к вере в Бога, надежде на Бога и любви к Богу.      Это – внешний смысл. А внутренний смысл касается Христа в нас самих. Во всякой светлой мысли ума нашего, во всяком хорошем чувстве сердца нашего, во всяком благородном устремлении души нашей к доброделанию проявляется в нас Христос силою Духа Святаго. Все сии светлые мысли, хорошие чувства и благородные устремления Он называет малыми, или меньшими братьями Своими. Он так их называет потому, что они представляют в нас незначительное меньшинство по сравнению с обретающейся в нас великой областью мирского осадка и зла.
Если ум наш алчет Бога и мы дадим ему есть, то мы дали есть Христу в себе.
Если сердце наше наго от всякой добродетели и всякой благости Божией и мы оденем его, то мы одели Христа в себе.
Если душа наша больна и в темнице нашего злого существа, наших злых дел и мы вспомним о ней и посетим ее, то мы посетили Христа в себе.
     Одним словом: если мы предоставим защиту второму человеку в нас – праведнику, некогда первенствовавшему, ныне же угнетенному и униженному живущим в нас злым человеком, грешником, то мы защитили Христа в себе. Маленький-премаленький этот обитающий в нас праведник; огромный-преогромный этот обитающий в нас грешник. Но сей праведник в нас есть меньший брат Христов; а сей грешник в нас есть подобный Голиафу противник Христов.
     Итак, если мы защитим в себе праведника, если дадим ему свободу, если укрепим его и выведем на свет, если возвысим его над грешником, да возобладает над ним полностью, чтобы мы могли сказать, как апостол Павел:
«и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20)
– то и мы будем названы благословенными и услышим на Страшном Суде слова Царя:
"приидите, ...наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира."
     Ничто так легко не ведет к праведности, ничто так не способствует обожению и приближению к Богу, как сострадание, оказываемое тем, кто нуждается в нем, от души, с удовольствием и радостью. Ибо, если Слово [Божие] показало, что Бог нуждается в благодеянии: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих менших, то сделали Мне, тогда тем более Бог, сказавший это, подлинно явит могущего благотворить и благотворящего богом по благодати и сопричастию, поскольку такой человек благоподражательно воспринял свойство и действие Его благодеяния. И если Бог обнищал, снисшедши ради нас, и сострадательно воспринял в Себя скорби каждого, и до скончания века [сего] по Благости [Своей] всегда таинственным образом состраждет, соразмерно скорбям каждого, то ясно, что тем более будет богом тот, кто, подражая Богу, своим человеколюбием боголепно врачует скорби скорбящих и, согласно спасительному Промыслу, являет в своей любви [к ближнему] такую же силу, какая свойственна Богу.
     Все вещи, сущие в мире сем, создал Бог обще для всех людей, как-то: солнце, от коего получаем свет, воздух, коим дышим, пастбища для скотов в лугах и на горах и другое, все обще всем, чтоб каждый пользовался тем на свою потребу, а не завладевал, как господин. Но привзошло в жизнь нашу, как тиран какой, любоимание, и то, что Господь Бог дал обще для всех, разделило одним рабам своим, состоящим в его власти, иным таким способом, другим — другим, обгородив участки оградами и башнями, с вратами и запорами, а прочих всех лишило пользования благами, кои Бог дал обще всем. И говорит еще оно, развращенное: я госпожа всего и всем владею, все мое, а не обще, и спорит, будто оно никого не неоправдывает. А слуги и угодники этой тиранки, то есть любоимания, бывают обыкновенно не господами и владыками тех вещей и денег, а их рабами и стражами.
     Как же теперь могут быть сочтены милостивыми, питателями Христа, делающими дело, достойное награды те, которые малость некую иждивают из так зле собранных денег и вещей, или хоть и все раздадут бедным, по страху мук или в надежде получить в тысячу раз больше розданного, или от стыда пред самыми теми бедными людьми, которых так много всегда презирали и обижали? Нет, не будут они сочтены милостивыми, ни питателями Христа, ни сделавшими дело, достойное воздаяния. Но, как я часто говорю, им надобно до конца жизни своей каяться, плакать и стенать и прочие совершать дела покаяния, за все вещи, которые они удерживали столько времени в своей власти, не давая ими пользоваться братиям своим в нуждах их.

Стих 25:41

Тогдá речéтъ и сýщымъ ошýюю [егó]: иди́те от менé, прокля́тiи, во óгнь вѣ́чный, уготóванный дiáволу и áггеломъ егó:
Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:
ТогдA рече1тъ и3 сyщымъ њшyюю (є3гw2): и3ди1те t менє2, проклsтіи, во џгнь вёчный, ўгото1ванный діaволу и3 ѓггелwмъ є3гw2:

     Некоторые говорят, что геенны не будет, потому что Бог человеколюбив. Но разве напрасно Господь сказал, что Он грешников пошлет „в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его“? Нет, говорят, но только для угрозы, чтобы мы вразумились. О великое коварство диавола, о безчеловечное такое человеколюбие! Ибо ему принадлежит эта мысль, обещающая безполезную милость и делающая людей безпечными. Из Писаний, что бы мы ни говорили, противники скажут, что это написано для угрозы. Но если они могут так говорить о будущем, хотя и весьма нечестиво, то о настоящем и уже исполнившемся – не могут. Если кто не верит геенне, то пусть вспомнит о Содоме, пусть подумает о Гоморре, о наказании, которое уже исполнилось и остается доныне. У них было одно преступление, тяжелое и заслуживающее проклятия, но только одно: они предавались неистовой страсти и за это сожжены огненным дождем. А теперь совершаются безчисленные подобные и тягчайшие преступления, но такого сожжения не бывает. Почему? Потому что приготовлен другой огонь, никогда не угасаемый.
     Здесь обращает на себя особенное внимание слово kathramenoi - проклятые. Оно происходит от ara или arh - молитва, просьба; в греческом эпосе и у поэтов употребляется в смысле несчастье, бедствие, кара, наказание от богов. У греков была даже богиня проклятия и смерти, которая так и называлась. В Новом Завете слово katara и katarasqai употреблено несколько раз, и всегда, по-видимому, как противоположное eulogia - благословение (Мф. 5:44); (Мк. 13:21); (Лк. 6:28); (Иак. 3:9-10); (2 Пет. 2:14); (Рим. 12:14); (Гал. 3:10-13); (Евр. 6:8), как и в настоящем месте (подробности см. у Кремера под ara и katara, Worterb. с. 156 сл.). Таким образом, словом «проклятые» означаются здесь такие люди, которым сказано было слово, навлекающее на них бедствия, гибель, смерть и «огонь вечный». Проклятие следует понимать здесь в смысле осуждения. Но обращают внимание, что формально проклятие здесь не приписывается Богу Отцу и «проклятие произносится как бы в безличной форме». Под выражением «огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам», как и в других местах Нового Завета, может быть, не разумеется вещественный огонь, а просто мучения, которые будут вечными ср. (Иуд. 7).
     А стоящим по левую сторону Судия скажет:
"идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его."
     Ужасное, но справедливое осуждение! В то время как праведников Царь призывает к себе и дарует им Царство, грешников Он прогоняет от Себя и посылает их в огонь вечный
«Если когда-нибудь придет конец муке вечной, то из этого следует, что и жизни вечной придет конец. Но поскольку сего нельзя даже помыслить в отношении вечной жизни, то как можно помышлять о конце вечного мучения?» (Свт. Василий Великий. Слово 14, о Страшном Суде)
в отвратительное общество диавола и его слуг. Весьма важно, что Господь не говорит, будто огонь вечный уготован грешникам от создания мира, как Он сказал праведникам о Царстве: "уготованное вам от создания мира". Что это значит? Совершенно ясно: Бог уготовал огонь вечный лишь диаволу и ангелам его, а всем людям Он от создания мира уготовал Царство. Ибо Бог хочет, чтобы все люди спаслись (1Тим.2:4); (Мф.18:14); (Ин.3:16), (2 Пет.3:9); (Ис.45:22) и никто не погиб. Согласно тому, Бог предопределил людей не к погибели, но ко спасению и предуготовил для них не огонь диавольский, но Царство Свое, и только Царство.
     Отсюда понятно, что заблуждаются говорящие о грешнике: «Ему суждено быть грешником!» Ибо если суждено ему быть грешником, то, воистину, суждено не Богом, а им самим; видно же сие из того, что Бог заранее не уготовал никакого места мучений людям – лишь диаволу. Поэтому на Страшном Суде праведный Судия не сможет послать грешников ни в какое иное место, как только в мрачное обиталище диавола. А что Судия посылает их туда справедливо, понятно из того, что они во время своей земной жизни совершенно отпали от Бога и пошли в услужение к диаволу.
     «Тогда речет сущим ошуюю Его: идите от Мене проклятии». О, как это много заключает: удалитесь от жизни, будьте исключены от наслаждения, лишены света!
     Но и это не все, но и – «идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». Ибо, как находящиеся по правую сторону, будут иметь жизнь и будут иметь «с избытком»: жизнь – в том, что они – с Богом, и «с избытком» – в том, что они пребывают сынами и наследниками Его Царства; так и, напротив, стоящие по левую сторону, тем что удалились от Бога, потеряв истинную жизнь, потерпят и вящшее зло, которое выражается в том, что они будут счислены вместе с бесами и преданы мучащему огню.
     Какой же должен быть ужасный оный огонь, который и души, находящихся в телах тех и бестелесных духов, мучит и в то же время сохраняет бессмертными, и от которого наш земной огонь растает, согласно написанному:
«Разгоревшияся стихии растают» (2 Пет. 3:12)?!
     Какое нестерпимое прибавление к страданию: никогда не ждать освобождения, ибо тот огонь неугасим! Что же означает и оное насильственное влечение? – ибо оный огонь, как видится, подобен реке, все далее и далее уносящей от Бога; посему Христос не сказал: «уйдите», но «идите» (т.е. непрестанно удаляйтесь) от Мене проклятии, потому что и по причине бедных вы весьма проклятые, и хотя они сносили бы, но вы – достойны проклятия. Идите, – говорит им, – в огонь, уготованный не вам, но диаволу и ангелам его; ибо не в этом была Моя первоначальная воля, не для этого Я сотворил вас, не для вас создал этот огонь; сей неугасимый огонь зажжен для неизменных в состоянии зла бесов, к которым и вас причислила, подобная им, нераскаянная ваша воля.
     Священное Писание повсюду называет адские муки вечными, это учение постоянно проповедовалось и проповедуется святой Церковью. Господь наш Иисус Христос несколько раз в святом Евангелии подтвердил грозную истину. Предвозвещая отверженным грешникам общую участь с падшими ангелами, Он объявил, что скажет им на Страшном Суде Своем:
"идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелом его" (Мф. 25:41)
     По изречении окончательного определения на род человеческий погибшие отойдут в муку вечную (Мф. 25:46). В повести о жестокосердом богаче и нищем Лазаре Господь засвидетельствовал, что между обителями вечного блаженства и адскими темницами «пропасть велика утвердися» и нет перехода от блаженства к мукам и от мук к блаженству (Лк. 16:26). Червь адский не умирает и огонь адский не угасает (Мк. 9:48). Преисподние темницы представляют странное и страшное уничтожение жизни при сохранении жизни. Там полное прекращение всякой деятельности, там — одно страдание, там господствует лютейший из сердечных недугов — отчаяние, там плачи и стоны, не привлекающие никакого утешения душе, раздираемой ими. Там узы и оковы неразрешимые, там тьма непроницаемая, несмотря на обилие пламени, там царство вечной смерти. Так ужасны адские муки, что ничтожна перед ними лютейшая из земных мук — насильственная смерть.
     Спаситель мира, предвозвещая ученикам Своим поприще мученичества, заповедал:
"глаголю вам другом Своим: не убойтеся от убивающих тело и потом не могущих лишше что сотворити.
Сказую же вам, кого убойтеся: убойтеся имущаго власть по убиении воврещи в дебрь огненную: ей, глаголю вам, Того убойтеся" (Лк. 12:4-5)
     Взирая оком веры на уготованное неизреченное блаженство для верных рабов Божиих и на столь же неизреченные муки, ожидающие рабов неверных, святые мученики попрали лютейшие казни, которые изобретала против них исступленная злоба мучителей, и бесчисленными скорбями и смертями сокрушили под ноги свои вечную смерть. На муки ада взирали непрестанной памятью о них святые иноки — таинственные мученики — и этим воспоминанием низлагали помыслы и мечтания искусителя, живописно и увлекательно рисовавшего перед их воображением, изощренным пустыней, гибельное сладострастие.

Стих 25:42

взалкáхся бо, и не дáсте ми́ я́сти: возжадáхся, и не напои́сте менé:
ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
взалкaхсz бо, и3 не дaсте ми2 ћсти: возжадaхсz, и3 не напои1сте мене2:

     Такие угрозы Он повторяет каждый день. Но я, говоришь, питал Его. Когда и сколько дней? Десять, двадцать? Но Он хочет, чтобы - не в течение этих только дней, но во все время, пока живешь на земле. Ведь и девы имели елей, но не в достаточном для их спасения количестве. И они возжгли светильники, но не были допущены в брачный чертог. И совершенно справедливо, потому что светильники их угасли до пришествия жениха. Поэтому нам должно иметь много елея и много человеколюбия. Послушай, что говорит пророк:
«помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей» (Пс. 50:3)
     Так и нам должно миловать ближних по великой, возможной нам, милости. Каковы будем мы сами по отношению к подобным нам рабам, такого приготовим себе и Владыку. Когда же милость бывает великою? Когда мы даем не от избытка, но от скудости. А если мы не даем и от избытка, то какая останется нам надежда? Что избавит нас от тех зол? Куда прибегнем и где найдем спасение? Если девы после столь многих и столь великих трудов не получили ниоткуда никакого утешения, то кто будет нашим заступником, когда мы услышим те страшные слова, когда сам Судия, укоряя нас, скажет: вы не напитали Меня алчущего?
     Вострепещи, человек, представляя, что вот посылаются эти люди в муку не за то, что они блудники или убийцы, или хищники, не за то, что совершили другое какое-либо злодеяние, - а за то, что не сделали никакого добра. Ибо если внимательно рассмотреть, то хищником окажется и тот, кто имеет много и, однако, не оказывает милости, хотя бы явно и не делал никакой обиды ближнему. Все, что имеет он более должного, похищает у требующих, если они не получают от него; ибо если бы он отделил это для общего употребления, те не нуждались бы, теперь же, так как он запер свой излишек и присвоил его себе, они нуждаются. Таким образом, немилостивый есть похититель, ибо столь же многих обижает, сколь многим может благотворить и не благотворит.

Стих 25:43

стрáненъ бѣ́хъ, и не введóсте менé: нáгъ, и не одѣ́ясте менé: бóленъ и въ темни́цѣ, и не посѣти́сте менé.
был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.
стрaненъ бёхъ, и3 не введо1сте мене2: нaгъ, и3 не њдёzсте мене2: бо1ленъ и3 въ темни1цэ, и3 не посэти1сте мене2.

     Трудного ли чего и обременительного Господь требует от нас? Не того ли, напротив, что весьма легко и удобоисполнимо?
     Ведь не сказал Он:
Я был болен, и вы не исцелили Меня, но: «не посетили Меня».
     Не сказал: Я был в темнице, и вы не освободили Меня, но: "не пришли ко Мне".
     А чем легче заповеди, тем большее наказание тем, которые не исполняют их. Что же может быть легче, скажи мне, чем пойти и зайти в темницу? Что даже приятнее? Когда ты увидишь одних в оковах, других в грязи, одних обросших волосами и одетых в рубища, других истаевающих от голода и, подобно псам, прибегающих к ногам, иных с растерзанными ребрами, иных только теперь возвращающихся в оковах с площади, где они целый день просят подаяния, но не собирают и необходимого пропитания, а между тем вечером принуждены бывают отдать стражам и то, что достали этим тяжким и несносным трудом, то, хотя бы ты был камень, непременно сделаешься человеколюбивее; хотя бы вел жизнь изнеженную и распутную, непременно будешь более любомудрствовать, увидев участь людей в чужих несчастьях. Тогда непременно придет тебе на мысль и тот страшный день с его различными наказаниями. А когда будешь помнить и размышлять об этом, — непременно отвергнешь и гнев, и удовольствие, и пристрастие к житейским вещам, и соделаешь душу свою тише самой тихой пристани. Будешь любомудрствовать и о том судилище, представляя, что если у людей такое устройство и порядок, страх и угрозы, то тем более у Бога. «Ибо нет власти не от Бога» (Рим. 13:1). А Кто предоставил начальствующим распоряжаться таким образом, Тот тем более сделает это сам.
     Три казни обнаруживает ответ Божий к грешникам:
- отлучение от Бога: "отъидите от Мене проклятии";
- вечный огнь: "во огнь вечный";
- пребывание с злыми диаволами: "уготованный диаволу и аггелом его"
     Суть же сии три казни столько несносны по тяжести, мучительны по лютости, нетерпимы по времени, страшны по имени — проклятии, что не может ни ум постигнуть, ни язык человеческий изобразить, как должно. Виждь же, что человеколюбивейший Бог Царствие токмо уготовал людям от сложения мира, а не казнь и муку. Казнь же изготовил токмо для диаволов: отъидите сказал, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его. Но люди тогда токмо осуждаются с немилостивыми бесами в вечный огнь, когда бывает жестокосердыми, так как и бесы. Того для, говорит праведнейший Судия немилостивым, осуждаю вас:
- понеже взалкахся, и не дасте Ми ясти
- возжадахся, и не напоисте Мене
- странен бех, и не введосте Мене
- болен, и в темнице, и не постисте Мене
     Что же на сие скажут треокаянные грешники?

Стих 25:44

Тогдá отвѣщáютъ емý и тíи, глагóлюще: Гóсподи, когдá тя́ ви́дѣхомъ áлчуща, или́ жáждуща, или́ стрáнна, или́ нáга, или́ бóльна, или́ въ темни́цѣ, и не послужи́хомъ тебѣ́?
Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?
ТогдA tвэщaютъ є3мY и3 тjи, глаго1люще: гDи, когдA тS ви1дэхомъ ѓлчуща, и3ли2 жaждуща, и3ли2 стрaнна, и3ли2 нaга, и3ли2 бо1льна, и3ли2 въ темни1цэ, и3 не послужи1хомъ тебЁ;

     Ведь и мы, если не виновны ни в прелюбодеянии, ни в расхищении могил, ни в воровстве, за то имеем другие согрешения, достойные многих наказаний.
И брата часто называли глупцом, а это подвергает нас геенне;
и на женщин смотрели невоздержными очами, а это равняется совершенному любодеянию;
но что всего хуже — не участвуем достойным образом в таинствах, что делает нас повинными телу и крови Христовой.
     Не будем же строгими исследователями чужих дел, но станем помышлять о своих собственных, и тогда мы не будем так бесчеловечны и жестоки. Кроме того нужно и то сказать, что там мы найдем много и добрых людей, стоящих часто целого города. И в той темнице, где был Иосиф, находилось много порочных, однако обо всех заботился этот праведник; да и сам содержался (там) вместе с другими. Он стоил всего Египта, и однако жил в темнице, и никто из бывших там не знал его. Так и теперь, быть может, там много есть честных и добрых людей, только они не всем известны, и попечение о таких людях вознаграждает тебя за заботы о всех. А если бы не было и ни одного такого, то и в этом случае будет великое воздаяние. И сам Господь твой не с праведными только беседовал: Он не убегал и нечистых, а, напротив, и хананеянку принял с великою благосклонностью, и грешную и нечистую самарянку. Принял также и уврачевал и другую блудницу, из–за которой и порицали Его иудеи, и позволил омочить ноги Свои слезами грешницы, научая нас быть снисходительными к грешникам. Вот в чем состоит по преимуществу человеколюбие.
     Что ты говоришь? В темнице живут разбойники и грабители могил? А разве в городе, скажи мне, все живут праведники? Нет ли, напротив, многих таких, которые хуже и тех и предаются разбою с большим бесстыдством? Те, если не другим чем, прикрываются, по крайней мере, пустынею и тьмою, и делают это в тайне; эти, напротив, отбросив личину, совершают зло с открытым лицом, предаваясь насилию, хищничеству и любостяжанию. Да и трудно найти человека, чистого от неправды. Пусть мы не похищаем золота и столько–то и столько десятин земли; но все же, посредством какого–нибудь обмана и утайки, делаем тоже самое в меньших размерах и сколько можем. Когда, например, в торговых обязательствах и при покупке или продаже чего–либо, мы спорим и усиливаемся заплатить меньше, чем следует, и всячески стараемся об этом, - не разбой ли это? Не воровство ли и хищение? Не говори мне, что ты отнял не дом, не рабов. Несправедливость определяется не ценностью того, что похищается, но намерением похитителей. Несправедливость и справедливость имеют одинаковую силу как в большом, так и в малом. И я одинаково называю вором как того, кто, отрезав кошелек, возьмет чужие деньги, так и того, кто, покупая что–нибудь на рынке, удержит часть настоящей цены. И грабитель не тот только, кто разломает стену и похитит что–либо из дома, но и тот, кто нарушит справедливость и отнимет что–либо у ближнего. Итак, не будем судьями чужих дел, забывая о своих собственных; не станем заниматься исследованием пороков, когда есть случай к человеколюбию; но, помыслив о том, чем и мы были некогда, будем впредь кроткими и человеколюбивыми.
     Опять повторение речи, в (Мф. 25:37-39), но с сильными сокращениями. Как праведники, так и грешники обнаруживают неведение того, о чем говорит Царь. Если бы грешники видели Его когда-нибудь таким, каким Он Себя изображает, т. е. голодным, жаждущим и проч., то, о, конечно! послужили бы Ему. Но если ошибка, или, лучше, наивное и скромное неведение праведников истолковывается в их пользу, то здесь наоборот.

Стих 25:45

Тогдá отвѣщáетъ и́мъ, глагóля: ами́нь глагóлю вáмъ, понéже не сотвори́сте еди́ному си́хъ мéншихъ, ни мнѣ́ сотвори́сте.
Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.
ТогдA tвэщaетъ и5мъ, гlz: ґми1нь гlю вaмъ, поне1же не сотвори1сте є3ди1ному си1хъ ме1ньшихъ, ни мнЁ сотвори1сте.

     Господь не прежде подвергает грешников мукам, чем рассудится с ними, почему, разместив их, и произносит обвинения. Они отвечают ему с кротостью, но уже без всякой для себя пользы; и это вполне справедливо, так как они пренебрегли то, чего всего более Он желал. Ведь и пророки везде говорили: «Милости хочу, а не жертвы» (Ос. 6:6), и Законодатель возбуждал к тому всеми мерами, и словом, и делом, да и самая природа учила тому. Заметь при этом, что у осуждаемых не было не одной или двух только добродетелей, но всех. Они не только не напитали алчущего, не одели нагого, но даже, что гораздо легче было исполнить, и больного не посетили.
     Смотри также, как легки Его заповеди
Он не сказал: Я был в темнице, и вы освободили Меня;
Я был болен, и вы воздвигли Меня с одра болезни;
но сказал: «Посетили Меня;... пришли ко Мне».      Но и тогда, как Он алкал, не трудно было исполнить Его требование. Он просил не пышной трапезы, но только самого нужного, пищи необходимой, и притом просил с мольбою. Таким образом все делало их достойными наказания:
- и удобоисполнимость просьбы, так как Он просил хлеба;
- и жалобный вид просящего, так как Он был нищ;
- и естественное сострадание, так как Он был человек;
- и привлекательность обещания, так как обещано царство;
- и страх наказания, так как угрожала геенна;
- и достоинство получающего, так как сам Бог принимал в лице нищих;
- и величие чести, так как удостоил снизойти;
- и законность подаяния, так как Он принимал Свое.
     Но при всем том сребролюбие совершенно ослепило плененных им, даже и при столь великих угрозах. И как выше сказал Он, что не принимающие бедных будут наказаны более, нежели содомляне, так и здесь говорит: «Так как вы не сделали этого одному из сих меньших» братий Моих, «то не сделали Мне» (Мф. 25:45). Что ты говоришь? Они твои братья? И почему их называешь меньшими братиями? Потому они братья, что уничижены, что нищи, что отвержены. Таковых Он в особенности призывает в Свое братство, то есть, незнаемых, презираемых, разумея не одних только монахов и живущих в горах, но и всякого верующего. Он хочет, чтоб и мирской человек, когда жаждет, алчет, наг или странствует, получал от нас всякое пособие. Крещение и общение в божественных тайнах соделывает нас братьями.
     Поелику неверные предварительно еще осуждены быть достойными мучения, ради неверствия их, по сему: а не веруяй уже осужден есть, яко не верова во имя единороднаго Сына Божия; следовательно злочестивые в тот день не для того востанут, да будут судимы, но для того, да осудятся, по словам Пророка: "не воскреснут нечестивии на суд. Сии, Судии ответствующие, хотя беззаконные будут и грешные, не неверные однако, но верные. Кто же из верующих есть такой, который бы не слышал словес нынешняго Евангелия? Какой бы верный не знал о том, что бедный представляет лице Иисуса Христа, и что милующий беднаго милует Самого Иисуса Христа? Никто; убо сие грешников извинение есть лживое и лукавое. Но не можно на страшном и нелицеприятном судилище иметь место лжи и обману; почему нимало не действительно будет тамо грешников извинение, но токмо праведное Божие решение воздействует.
     Произнеся приговор грешникам, находящимся по левую сторону, Царь тут же объясняет им, за что они прокляты и за что Он отправляет их в огонь вечный:
"ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня."

     Итак, они не сделали ничего из всего того, что сделали праведники, стоящие по правую сторону. Выслушав от Царя слова сии, грешники, как и праведники, спрашивают:
Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице...?
Отвечает Господь: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне."

     Все это объяснение, кое Царь дает грешникам точно так же имеет два смысла, внешний и внутренний, как и в первом случае, с праведниками.
     Ум грешников был мрачен, сердце – окаменено, душа – злонамеренна по отношению к их алчущим и жаждущим, нагим, больным и заключенным братьям на земле. Не могли они одебелевшим умом своим прозреть, что чрез скорбящих и страждущих мира сего Сам Христос просит их о милости. Чужие слезы не могли умягчить их окамененного сердца. И пример Христа и Его святых угодников не мог обратить их злонамеренной души, да устремится к благу и да творит благое. И как были они немилостивы ко Христу в братьях своих, так были они немилостивы ко Христу в самих себе. Всякую светлую мысль они намеренно в себе заглушали, заменяя ее мыслями блудными и богохульными. Всякое благородное чувство, лишь только оно зачиналось, они с корнем вырывали из сердца своего, заменяя его ожесточением, похотью и себялюбием. Всякое стремление души сотворить, следуя закону Божию, какое-либо благо, они быстро и грубо подавляли, вместо него вызывая и поддерживая стремление делать людям зло, грешить пред Богом и оскорблять Его. И так живущий в них меньший брат Христов, то есть праведник в них, был распят, убит и погребен; взращенный же ими мрачный Голиаф, то есть обитающий в них беззаконник, или сам диавол, вышел с поля боя победителем.
     Что Богу делать с такими? Может ли Он принять в Свое Царство тех, кто совершенно изгнал из себя Царство Божие? Может ли Он призвать к Себе тех, кто искоренил в себе всякое богоподобие, тех, кто и явно, пред людьми, и тайно, в сердце своем показал себя врагом Христовым и слугою диавола? Нет; они стали слугами диавола по своему свободному выбору, и Судия на Страшном Суде направит их в то общество, в которое они еще при жизни открыто записались – в огонь вечный, уготованный диаволу и слугам его. И сразу за тем завершится этот процесс, величайший и наикратчайший во всей истории сотворенного мира.

Стих 25:46

И и́дутъ сíи въ мýку вѣ́чную, прáведницы же въ живóтъ вѣ́чный.
И пойдут сии в мýку вечную, а праведники в жизнь вечную.
И# и4дутъ сjи въ мyку вёчную, првdницы же въ живо1тъ вёчный.

     Итак, если будет жизнь вечная, то и наказание вечное. Или ты не знаешь, сколько было угроз иудеям? Исполнились ли эти угрозы, или остались только на словах? Сказано: "не останется камень на камне" (Лук. 21:6) - и, действительно, остался ли камень на камне? Христос сказал: "будет великая скорбь, какой не было", и неужели не сбылось и это? Прочитай историю Иосифа, и ты не в состоянии будешь даже придти в себя, услышав о бедствиях, какие претерпели иудеи в действительности. Я говорю это не с тем, чтобы огорчить вас, но чтобы привести вас в безопасность, чтобы, утешая вас напрасными надеждами, не подвергнуть более тяжким наказаниям.
      И скажи мне: почему же ты не заслуживаешь наказания за грехи твои?
- Не сказал ли Бог тебе заранее все?
- Не запретил ли Он тебе?
- Не устрашил ли?
- Не употребил ли тысячи средств для твоего спасения?
- Не даровал ли тебе баню пакибытия и не простил ли все прежние грехи твои?
- И после этой бани, после отпущения грехов, не оказал ли Он тебе, когда ты опять стал грешить, другую помощь в покаянии?
- Не сделал ли Он тебе легким путь отпущения грехов и после этого?
     Не говори мне: где же справедливость, если мучение не будет иметь конца? Когда Бог делает что-либо, повинуйся Его определениям и не подчиняй их умствованиям человеческим. Притом разве это несправедливо, если человек, получивший сначала тысячи благ, а потом совершивший достойное наказания и не сделавшийся лучше ни от угроз, ни от благодеяний, подвергается наказанию? Если ты требуешь справедливости, то по закону правды нам следовало еще в начале тотчас же погибнуть; а лучше, и тогда это было бы не по одному закону правды, но было бы действием и человеколюбия, если бы мы и это потерпели. Кто оскорбляет человека, не причинившего ему никакого зла, тот по закону правды подлежит наказанию; если же кто своего благодетеля, не обязанного ему ничем, но оказавшего ему бесчисленные благодеяния, единственного виновника его бытия и притом Бога, вдохнувшего в него душу, даровавшего тысячи благ и хотевшего возвести его на небо, если такого (благодетеля), после таких благодеяний, не только оскорбляет, но и каждый день огорчает своими делами, то какого прощения он будет достоин?
     Не видишь ли, как Бог наказал Адама за один грех? Он, скажешь, дал ему рай и удостоил его своего великого благоволения? Но не одно и то же – грешить, наслаждаясь благоденствием, или – проводя жизнь в великой скорби. То и тяжко, что ты грешишь, находясь не в раю, а среди бесчисленных бедствий настоящей жизни, и не вразумляешься несчастьями; это подобно тому, как если бы кто делал зло, будучи связанным. Бог обещал тебе блага больше рая; еще не дал их, чтобы ты не обленился во время подвигов, но и не умолчал о них, чтобы ты не ослабевал в трудах своих. Адам, совершив один грех, навлек на себя смерть; а мы каждый день совершаем тысячи грехов. Если же он, совершив один грех, навлек на себя столько зла и ввел смерть в мир, то чему не подвергнемся мы, постоянно живущие во грехах, хотя и ожидающие неба вместо рая? Тяжко это слово и прискорбно для слушателя. Знаю это по чувству, которое сам испытываю: сердце мое смущается и содрогается, и чем более удостоверяюсь в несомненности геенны, тем более трепещу и объемлюсь страхом. Но нужно говорить об этом, чтобы нам не впасть в геенну. Не рай, не древа и растения получил ты, а небо и блага небесные. Если же получивший меныпее осужден и ничто не могло оправдать его, то тем более мы, призванные к высшему и согрешающие больше его, подвергнемся нестерпимым мучениям. Представь, сколько времени род наш за один грех остается под владычеством смерти. Прошло уже пять тысяч и более лет, а смерть еще не прекратилась за один грех. Притом мы не можем сказать, что Адам слушал пророков, что он видел наказания, постигшие других за грехи, что он мог оттого придти в страх и вразумиться этими примерами; он был тогда первый и единственный, однако же наказан. Ничего такого не можешь представить ты, который делаешься хуже после таких примеров, который удостоился таких даров Духа, и допускаешь не один, не два и не три, а бесчисленное множество грехов.
     Не смотри на то, что грех совершается в краткое время и не думай, что потому и наказание будет кратковременное. Не видишь ли, как люди, совершившие воровство или прелюбодеяние один раз и в одну минуту, часто проводят целую жизнь в темницах и рудокопнях, подвергаясь непрестанному голоду и бесчисленным родам смерти? И однако никто не оправдывал их и не говорил, что так как грех совершен ими в краткое время, то и наказание должно продолжаться соответственное греху время.
     Но, скажешь, так поступают люди, а Бог человеколюбив? Во-первых, и люди так поступают не по жестокости, а по человеколюбию; и Бог так наказывает потому, что Он человеколюбив; по величию милости Его велико и наказаниеЕго. Следовательно, когда ты говоришь, что Бог человеколюбив, то тем более доказываешь справедливость наказания. если мы грешим против такого (Существа). Потому и Павел говорил:
"страшно впасть в руки Бога живаго" (Евр.10:31)
     Вникните, увещеваю вас, в силу этих слов; может быть, вы получите отсюда некоторое утешение. Кто из людей может наказывать так, как наказывал Бог, устроивший потоп и истребление человеческого рода, а немного после одождивший с неба огонь и до основания истребивший всех (жителей Содома)? Какое человеческое наказание может сравниться с таким наказанием? Не видишь ли и здесь почти бесконечное наказание? Прошло четыре тысячи лет, а наказание содомлян доселе остается в силе. Как велико человеколюбие Божие, так и наказание Его. Притом, если бы Бог заповедал что-либо трудное и невозможное, то иной мог бы сослаться на трудность Его заповедей; если же Он заповедует весьма легкое, то что мы можем сказать, не заботясь и об этом? Разве ты не можешь поститься и сохранять девство? Можешь, если захочешь, в чем обличают нас те, которые исполняли это; но Бог не употребил против нас всей строгости, не повелел и не заповедал этого, а предоставил воле слушателей; ты можешь быть целомудренным и в браке, можешь воздерживаться и от пьянства. Разве ты не можешь раздать всего имущества? Можешь, как показывают сделавшие это; но Бог не заповедал и этого, а повелел не похищать чужого и из имущества своего уделять нуждающимся. Если кто скажет, что он не может довольствоваться одной женой, тот оболыцает и обманывает себя, в чем обличают его те, которые сохраняют целомудрие и без жены. Разве ты не можешь не злословить, не можешь не клясться? Напротив, труднее делать это, нежели не делать. Какое же мы имеем оправдание, когда не исполняем столь легкого и удобного? Не можем представить никакого. Из всего сказанного очевидно, что мучение будет вечно.
     Но некоторым кажется, что изречение Павла противоречит этому; потому обратимся к его объяснению. Сказав:
"у кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон",
он присовокупил: "впрочем сам спасется, но так, как бы из огня".
     Что сказать об этом? Рассмотрим, во-первых, что такое основание, что золото, что драгоценные камни, что сено и солома. Основанием он сам ясно назвал Христа: "основания иного", говорит, "никто не может положить, кроме положенного, которое есть Иисус Христос"; а здание, мне кажется, означает дела. Правда, некоторые утверждают, что здесь говорится об учителях и учениках, и о нечестивых ересях; но смысл речи не допускает этого. Ведь, если так, то как же дело погибнет, а назидающий спасется как бы из огня? Виновнику тем более надлежало бы погибнуть, а здесь большему наказанию окажется подвергшимся тот, кто был назидаем. Если учитель был виновником зла, то он и достоин большего наказания: как же он спасется? Если же он не виновен, а ученики сделались такими по собственному развращению, то хорошо назидавший вовсе не заслуживает наказания или какого-нибудь вреда: как же говорится, что он потерпит урон? Отсюда видно, что здесь идет речь о делах. Намереваясь говорить о кровосмеснике, апостол заранее и еще задолго делает к тому вступление. Он, обыкновенно, рассуждая о каком-либо предмете, в этом самом рассуждении наперед намекает на другой предмет, к которому намеревается перейти. Например, укоряя коринфян за то, что они не дожидаются друг друга на вечерях, он сделал вступление к речи о таинствах. Так и здесь, намереваясь говорить о кровосмеснике и сказав об основании, присовокупил:
"разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог" (1 Кор. 3:16-17)
     Этими словами он уже устрашал и потрясал душу кровосмесника.
"Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы" (1 Кор. 3:12)
     После веры нужно назидание; потому, и в другом месте он говорит:
"утешайте друг друга сими словами" (1 Фес. 4:18)
     В назидании участвуют вместе и художник и ученик; потому он и говорит: "но каждый смотри, как строит".
     Напрасно изъясняют сей огонь действием совести; напрасно вопрошают: какие это мучения? Какой это огонь, который бы мог действовать на безсмертного человека? Но разве пределы разумения человеческого должны быть пределом Божия всемогущества? Кто может сие тленное облещи в нетление и сделать тело духовным, Тому трудно ли приготовить столь тонкий и проницательный огонь, чтобы так же был ощущаем безсмертным составом, как нынешний огонь нынешним телом? Если бывший на третьем небеси апостол не описал того, что там уготовано любящим Бога, и признался, что это совсем невозможно постигнуть человеку более или менее плотскому, то может ли равно представить себе свойство ужасных последствий действия гнева Божия тот, кто не нисходил в преисподнюю? Мы можем, и довольно для нас знать только то, что огонь этот безконечен: "идите от Меня... в огонь вечный, - глаголет вечный Судия.
Диалоги. Книга 4, глава 44

Петр - диакон, сын святителя Григория Двоеслова

      Всегда ли будут гореть грешники, вверженные в геенну огненную?

Григорий. Очевидно и несомненно истинно то, что как не будет конца блаженству добрых, так не будет конца и мучению злых. Ибо Сама Истина говорит: «и пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную»; и если справедливо то, что Бог обещает, то, без сомнения, не будет ложно то, чем угрожает.

Петр. А что, если кто скажет: «Бог только для того угрожает грешникам вечным мучением, чтоб удержать их от совершения грехов»?

Григорий. Если ложно то, чем Бог угрожал для удержания грешников от беззаконий, ложно также и то, что Он обещал для возбуждения к праведности. Но кто, кроме безумного, осмелится сказать это? И если Он угрожал Тем чего не исполнит, то прежде, нежели захотим признать Его милосердым, должны будем назвать Его (что страшно и сказать) лживым.

Петр. Желал бы я знать, как согласить с правосудием то, что за вину имевшую конец, будут терпеть бесконечное наказание?

Григорий. Справедливо было бы недоумение, если бы раздраженный Судья рассматривал не сердца людей, а одни дела. Нечестивые потому имели конец грехов, что имели конец жизни. Они желали бы, если бы могли, жить без конца чтоб иметь возможность грешить без конца. Те, которые никогда не перестают грешить во время своей жизни, показывают, что они желают всегда жить во грехе. Следовательно, великая справедливость со стороны судья, что вечно будут наказываемы те, которые в сей жизни никогда не хотели отстать от греха.

Петр. Но ни одного верного раба правдивый господин не судит с излишнею строгостью и лукавого раба повелевает бить только для того, чтоб исправить его пороки: ему наносятся удары в надежде исправления. Если же нечестивые, преданные геенскому огню, не достигнут исправления, то с какой целью будут вечно гореть?

Григорий. Всемогущий Бог как Милосердый управляет добрыми людьми без жестокости; но как Правосудный не перестанет вечно наказывать нечестивых. Впрочем, нечестивые люди, определенные на вечные мучения, хотя наказываются за свое нечестие, будут гореть и с другою некоторою целью. Все праведники увидят и блаженство в Боге, которое получат, и мучения грешников, которых избежали. И чем яснее увидят они вечное наказание за грехи, которые победили при помощи Божией, тем более будут сознавать себя вечными должниками Божественной благодати.

Петр. Как же мы будем считать святыми людей, которые не будут молиться за врагов своих, видя их в огне, когда сказано: «молитесь за обижающих вас» (Мф. 5:44)?

Григорий. За врагов своих молятся в то время, когда могут обратить их сердца к плодотворному покаянию и спасти сим обращением. Ибо о чем другом должно молиться за врагов своих, как не о том, по завещанию апостола «с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю» (2 Тим. 2:25-26)? Как же тогда молиться за грешников, когда они уже никоим образом не будут в состоянии переменить свое нечестие на дела правды? Значит причина, почему тогда не будут молиться за людей, осужденных на вечный огонь, та же, какая и теперь причина того, что не молятся за диавола и аггелов его, присужденных к вечному наказанию. Какая и ныне причина того, что святые люди не молятся за умерших людей неверных и нечестивых, как не та, что узнали об них, как об осужденных на вечное наказание, и потому не хотят приносить тщетную молитву пред лицом Праведного Судии? Если же ныне живущие праведники не сострадают умершим и осужденным нечестивцам, когда сами сознают нечто достойное осуждения в своей плоти, тем строже будут смотреть на мучения нечестивых тогда, когда, свободные от всякой тленной страсти, еще тверже и полнее усвоят себе святость. Судное решение, принадлежащее Правосуднейшему Судии, так согласно с их духом, что решительно не позволяет им ни в чем различествовать от определений Его вечной правды.
     "И пойдут сии (грешники) в муку вечную, а праведники в жизнь вечную." Жизнь и мука здесь противопоставляются друг другу. Где жизнь, там нет муки; где мука, там нет жизни. И, воистину, полнота жизни исключает муку. Царство Небесное представляет собою полноту жизни, в то время как обиталище диавола представляет собою муку, и только муку, без жизни, коя от Бога есть. Мы видим и в этой земной жизни, как душа грешного человека, в котором мало жизни, то есть мало Бога, исполнена гораздо больших мучений, нежели душа праведника, в котором больше жизни, то есть больше Бога. Как сказано еще древнею мудростью:
«Нечестивый мучит себя во все дни свои, и число лет закрыто от притеснителя;
звук ужасов в ушах его; среди мира идет на него губитель.
Он не надеется спастись от тьмы; видит пред собою меч.
– Устрашает его нужда и теснота;
одолевает его, как царь, приготовившийся к битве, за то, что он простирал против Бога руку свою и противился Вседержителю» (Иов.15:20–22, 24–25)
     Таким образом, и сие время на земле является для грешника тяжким мучением. И самую малую муку в этой жизни грешнику претерпеть тяжелее, нежели праведнику. Ибо лишь имеющий в себе жизнь может претерпеть муку, презреть страдание, победить всю злобу мира и радоваться. Жизнь и радость нераздельны. Потому Сам Христос глаголет праведникам, коих мир поносит и гонит и всячески неправедно злословит: «Радуйтесь и веселитесь» (Мф.5:11–12)
     Но вся сия земная жизнь наша есть отдаленная тень истинной и полной жизни в Царстве Божием; как и все муки на земле суть лишь отдаленная тень ужасных мучений грешников в адском пламени.
"Спросили некоего великого старца:
«Как, отче, ты столь терпеливо несешь таковые труды?»
Ответил старец:
«Все мои жизненные труды не равны и единому дню муки (в мире ином)» (Алфавитный Патерик)"
     Жизнь на земле – сколь бы возвышенна она ни была – все же растворена мукою, ибо здесь нет полноты жизни; как и мука на земле – сколь бы велика она ни была – все же растворена жизнью. Но на Страшном Суде отделится жизнь от муки, и жизнь будет жизнью, а мука будет мукою. И та, и другая пребудет вечно, каждая – сама по себе. Какова сия вечность – этого наш человеческий ум вместить не может. Тому, кто одну минуту будет услаждаться созерцанием лица Божия, покажется сие наслаждение тысячелетним. И тому, кто одну минуту будет мучиться с бесами во аде, покажется сие мучение тысячелетним. Ибо времени, нам известного, уже не будет; не будет ни дня, ни ночи, но все – день единственный:
«День этот будет единственный, ведомый только Господу...» (Зах.14:7)
"И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков." (Откр.22:5)
     И не будет иного солнца, кроме Бога. И не будет восхода и захода солнца, чтобы можно было исчислять ими вечность, как ныне исчисляется время. Но блаженные праведники будут исчислять вечность радостью своею, а мучимые грешники – мукою своею.
     Се так описал Господь наш Иисус Христос последнее и величайшее событие, кое случится во времени, на границе времени и вечности. И мы веруем, что все это так дословно и произойдет:
во-первых, потому что и все прочие многочисленные пророчества Христовы сбылись дословно;
а во-вторых, потому что Он – Величайший наш Друг и Единый истинный Человеколюбец, преисполненный любви к людям.
     А в совершенной любви нет ни неправды, ни заблуждения. Совершенная любовь содержит совершенную истину. Если бы все сие не должно было произойти, Он бы нам сего и не сказал. Но Он это сказал, и все это так и будет. Сказал же Он нам сие не для того, чтобы показать Свое знание пред людьми. Нет; Он не принимал «славы от человеков» (Ин.5:41). Он сказал все сие нашего ради спасения. Всякий, кто имеет ум и кто исповедует Господа Иисуса Христа, может увидеть: ему необходимо знать это, чтобы спастись. Ибо Господь не сотворил ни единого дела, не произнес ни единого слова и не попустил произойти в Своей земной жизни ни единому событию, которые не служили бы нашему спасению.
     Потому будем разумны и трезвенны и будем непрестанно держать пред очами духовными картину Страшного Суда. Картина сия многих грешников уже обратила с пути погибели на путь спасения. Время наше кратко, и, когда оно истечет, не будет более покаяния. Своею жизнью за это краткое время мы должны сделать выбор, судьбоносный для нашей вечности: встанем ли мы по правую или по левую сторону Царя славы. Бог дал нам задание легкое и краткое, но награда и наказание огромны и превосходят все то, что способен описать язык человеческий.
     Потому не будем терять ни одного дня; ибо всякий день может оказаться последним и решающим; всякий день может принести погибель миру сему и утреннюю зарю Дня оного вожделенного.
     "Написано: «иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает» (Иак.4:4). Следственно: кто не радуется приближению кончины мира, тот доказывает, что он есть друг сему последнему, а чрез то – враг Божий. Но да будет удален и помысл таковой от верующих, да будет удален от верою знающих, что существует иная жизнь, и истинно любящих ее. Ибо скорбеть о погибели мира свойственно тем, кто укоренил сердце свое в любви к миру; тем, кто не желает будущей жизни и даже не верует в ее существование». Свт. Григорий Двоеслов. Беседы на Евангелие. Книга I, беседа I. О признаках кончины мира).
     Да не постыдимся в День ярости Господней ни пред Господом, ни пред воинствами Его святых ангелов, ни пред многими миллиардами праведников и святых. Да не будем навеки разлучены от Господа, и от ангелов Его, и от праведников Его, и от наших сродников и друзей, кои будут по правую сторону. Но да воспоем со всем бесчисленным и лучезарным полком ангелов и праведников песнь радости и победы: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Аллилуиа!» И да славим вместе со всем воинством небесным Спасителя нашего, Бога Сына, со Отцем и Святым ДухомТроицу Единосущную и Нераздельную, во веки веков. Аминь.

Проповеди

святитель Лука (Войно-Ясенецкий)      Как было во дни Ноя, так будет и в пришествии Сына Человеческого: ибо как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, – так будет и в пришествие Сына Человеческого (Мф. 24:37-39) – второе страшное пришествие.
        Так ли точно будет? Нет, то, что было во дни Ноя, приводит Христос в Своей речи о Страшном Суде для того, чтобы показать, что так же внезапно, так же неожиданно явится нам Сын человеческий во славе Своей со всеми святыми ангелами, чтобы сотворить Свой Суд.
        Почему говорю я, что не точно так?
        На словах Самого Господа Иисуса Христа основываюсь я, ибо сказал Он:
«И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются;
тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою...» (Мф. 24:29-30)
        А этому Его страшному явлению будут, по Его святым словам, предшествовать великие ужасы, величайшие бедствия, «ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это – начало болезней» (Мф. 24:7-8) – тех страшных эпидемических болезней, которые всегда неразлучны с войной.
        Будут, видите, страшные войны, будут народы истреблять друг друга; не будет тогда беспечного покоя, который был во дни Ноя, а будет жестокая и страшная жизнь, «ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет» (Мф. 24:21).
        У св. апостола Иоанна Богослова в его дивном Откровении читаем описание тех ужасов, тех лютых страданий, которые будут предшествовать Второму пришествию Господа Иисуса Христа. Это будет время моров и землетрясений, будет время страданий неописуемых.
        И тогда вдруг внезапно раздастся страшный голос трубы архангельской, от которой содрогнется вся вселенная. Тогда будет то, что предсказано св. пророком Исаией: «Аще отверзеши небо, – а небо отверзется, когда явится Христос, – трепет примут горы; аще горы вострепещут, то что человек грешный сотворит?»
        «Истинно, истинно говорю вам: наступает время и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5:25).
        Как это все мертвые оживут? Силою Божией оживут: по воле Божией отверзутся гробы и могилы всех от века умерших; безбрежное море восшумит страшными бурями и выбросит бесчисленных мертвецов, сокрытых в нем – костями покроется вся земля – костями человеческими – и начнется то, о чем возвестил святому пророку Иезекиилю Бог наш в необычайном, поразительном видении.
«Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи.
И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это. И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: «кости сухие! слушайте слово Господне!»
     Так говорит Господь Бог костям сим:
«вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Господь. Я изрек пророчество, как повелено было мне;
и когда я пророчествовал, произошел шум, и вот движение, и стали облекаться кости, кость с костью своею.
И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них.
Тогда сказал Он мне: изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут.
И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище.
И сказал Он мне: сын человеческий! кости сии – весь дом Израилев.
Вот, они говорят: «иссохли кости наши, и погибла надежда наша, мы оторваны от корня».
Посему изреки пророчество и скажи им: так говорит Господь Бог:
вот, Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших... и вложу в вас дух Мой, и оживете...» (Иезек. 37:1-14)
        Так будет и тогда, когда отверзутся все гробы, когда море отдаст своих мертвецов – тогда вся земля покроется костями сухими. И вдруг эти кости по велению Божию придут в движение и станут сближаться одна с другой.
        О какой страшный грохот костей поднимется тогда! Этот грохот всех оглушит. Кости соединятся одна с другой, на них вырастут жилы, вырастет плоть, покроется кожей, и дух войдет в них, и сотворит Господь великое чудо.
        Он сказал в видении Иоанна Богослова: «Се, творю все новое». И сотворит Он новые тела умерших, а плоть нам неведомую, по свойствам своим.
        Но сказано в Писании, что будут они телами духовными. Апостол Павел возвестил нам о тех, которые к страшному дню Суда Христова будут еще живыми. Так говорит Он:
«Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (1 Кор. 15:51-52)
        Во мгновение ока эти тела – тела воскресших людей и внезапно изменившихся живых приобретут совершенно новые свойства: они станут нетленными, они будут жить вечно вместе с бессмертным духом своим.
        Итак, произойдет ужасная мировая катастрофа, о которой говорил и Сам Господь Иисус Христос, о которой говорил и святой пророк Исаия и святой апостол Петр во Втором послании, и апостол Иоанн Богослов в Откровении. Все они говорят, что в этот страшный день Второго пришествия Христова придет конец всей вселенной:
«Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят.
Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают?» (2 Петр. 3:10-12).
        Будет мировая неописуемая катастрофа. Вся вселенная будет уничтожена страшным неведомым нам огнем.
        И тогда наступит день, в который Господь сотворит все новое: новую землю, новый Иерусалим, новую вселенную.
        Страшное пламя, которое охватит всю землю, как огненная река, увлечет всех воскресших мертвецов, всех бывших живыми, в это время и внезапно изменившихся и нетленных, увлечет далеко-далеко от земли, которая горит, которая разрушается, туда, где будет Страшный суд, туда, где явится на облаках Судия Праведный Господь и Бог наш Иисус Христос, со всеми ангелами Своими.
        И предстанут пред Ним все народы, все когда-либо жившие самые древние люди, люди каменного и бронзового века – все предстанут.
        Предстанут тогда, когда настанет страшная тьма, ибо «солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются...» (Мф. 24:29-30). Но тьма эта озарится необычайным светом, ибо внезапно явится знамение Сына Человеческого на небе – крест святой, свет которого будет неизмеримо ярче померкших небесных светил.
        «...и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою...». И увидят все народы Того, в Которого так многие не верили, увидят те, которые распяли Господа Иисуса, увидят те, которые во все дальнейшие века и до нашего времени непрерывно продолжают снова и снова распинать Христа и попирать Его бесценную Кровь. Увидят неверовавшие – и содрогнутся; увидят – и придут в неописуемый ужас, ибо тогда увидят – и не смогут не верить.
        Увидят своими глазами, своим трепещущим сердцем ощутят ужас и страх, от которого будут скрываться в пещерах и пропастях, и просить, чтобы обрушились на них горы и скрыли их от гнева Агнца.
        Но ничто не скроет их, ибо вечна Божия правда, попираема безнаказанно быть не может; ибо правда, которая так часто попиралась на нашей грешной земле, тогда воссияет во всем мире как величайшая и совершенная Божия правда.
        Тогда настанет великая радость для тех, которые всю жизнь алкали и жаждали правды, не находя ее вокруг себя. Тогда они восклонятся и поднимут головы свои, потому что приближается избавление их (Лк. 21:28).
        С великой радостью, с неописуемым торжеством воскреснут все праведники.
        В ужасе и трепете восстанут все попиравшие Кровь Христову, не веровавшие в Него.
        А неверовавших было бесчисленное количество с древних и незапамятных времен. Ибо еще древний мудрец Иисус сын Сирахов так говорит от лица их: «Случайно мы рождаемся и потом будем как не бывшие, и дух наш разольется, как воздух» (Сир.).
        Нет, не разольются, как воздух, не будут, как небывшие, а воскреснут, с ужасом и трепетом предстанут пред очи грозного Судии.
        И настанет тогда момент, когда правда Божия будет явлена всему миру.
        Господь Вседержитель, Судия мира отделит праведных о неправедных; одних поставит направо от Себя, а других налево и скажет те слова, которые слышали вы в Евангельском чтении: оправдает Он, назовет благословенными Отца своего всех тех, кто творит людям несчастным и страдающим и нуждающимся дела милосердия; осудит и пошлет в муку вечную тех, кто никогда и никому не творил дел милосердия.
        Чрезвычайно важно то, что открыл Господь о Своем Страшном Суде: чрезвычайно важно знать, что Он только за дела милосердия или полное отсутствие милосердия будет судить людей. Он не будет спрашивать ни о чем другом, будет судить грешников только за то, что не имели сострадания, жалости, милосердия и любви к ближним своим.
        Почему этого достаточно, почему не надо более спрашивать ни о чем Господу Иисусу? Потому что любовь есть исполнение всего закона, а отсутствие любви – попрание закона Христова.
        Благословенными Отца своего назовет Он тех, которые были полны любви, милосердия, жалости и сострадания.
        Проклятыми и осужденными на вечные мучения назовет тех, которые своими делами показали, что чужды любви, совершенно чужды самому важному в законе Божием, что отвергши этот закон, поправ святую любовь, они отвергли закон добра и предпочли закон зла; не хотели идти по пути Христову, пошли своим путем, путем зла. Ну что же, будем ли возмущаться тем, что пойдут они в муку вечную? Нет, не будем: они сами себя осудили на эту вечную смерть.
        Если и не сказал бы Христос Своих страшных слов, все равно сами себя осудили бы они. Как это люди, жившие тысячи лет тому назад, могут осудить себя?
        Слышали вы в стихирах нынешнего воскресного дня, когда творится память о Страшном Суде, что когда начнется суд, разогнутся книги, в которых записаны деяния каждого человека.
        Зачем эти книги, которые разогнутся, неужели нужны они Всеведущему Богу? Нет, конечно, не нужны. Эти книги лишь символически изображают то, что неизгладимо запечатлено в совести каждого человека, в бессмертном духе его.
        Внезапно в один миг пройдет пред ним вся прежняя жизнь, до мельчайших подробностей вспомнит он каждое злое слово свое, каждое злое деяние, каждую нечестивую мысль свою вспомнит – и ужаснется.
        Если был злодеем, если был богохульником, попирал Кровь Христову, все эти страшные дела вдруг внезапно предстанут пред его духовными очами.
        Какие основания имею я говорить так и утверждать это? Имею, прямое основание имею, ибо известно из книг по психологии, что люди, бывшие на волосок от смерти – которые утопали в море и были в последний момент спасены, которые попадали под поезд, но лежали между рельсами в то время, как поезд с грохотом проносился над ними – эти люди рассказывали, что в одну страшную предсмертную минуту проходила пред ними вся их прежняя жизнь, начиная с раннего детства.
        Это возможно только потому, что все, что мы творим, что говорим, что думаем, неизгладимо навеки запечатлевается в духе нашем. Дух хранит все это, и когда дух освободится от оков плоти, когда плоть станет духовной, тогда дух откроет пред духовными очами человека все то, что происходило в течение его жизни. Это будет страшный суд его самого над ним самим. Его собственный дух, его совесть осудит его.
        Потому глубоко справедливо и правильно, что все творившие зло будут преданы на то, чтобы вечно существовать с диаволом и ангелами его, которые отверглись добра и стали средоточием зла.
        С ними, с ними в вечном, бесконечном общении, будут жить распинавшие Христа, попиравшие Кровь Его. В этом общении их злоба и жестокость будет беспредельно увеличиваться. В этом и будет состоять их бесконечное мучение.
        Вот в чем будет состоять Страшный Суд. Вот что должно знать, во что верить безусловно, ибо так будет. Так говорил Христос, Его святые апостолы, Его пророки, а они лгать не могут.
        Что же надо делать нам, имеющим пред мысленным взором своим эту страшную картину Суда? Не я отвечу на этот вопрос, а ответит святой апостол Петр:
«Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться пред Ним неоскверненными и непорочными в мире;
и долготерпение Господа нашего почитайте спасением...» (2 Петра 3:14-15).
        Позаботьтесь заранее о том, чтобы Страшный Суд был для вас не ужасом потрясающим, не ужасом нестерпимым, а радостью.
        Живите так, чтобы когда услышите страшную трубу архангела, когда воскреснут тела ваши, вы восклонились бы и с радостной улыбкой на устах воздали хвалу Богу, Который наконец творит суд, наконец наказывает тяжких грешников, безнаказанности которых не терпела душа ваша, душа каждого доброго человека.
        Будем жить так, чтобы Страшный Суд и труба архангела не испугали нас, а привели в великую радость, и воспели бы мы песнь Вечному Судии, Праведному судии, Который воздаст всем по делам их.
«Ему слава и ныне и в день вечный. Аминь» (2 Петра 3:18)
святитель Феофан Затворник      (нарисуем в уме нашем картину Суда Страшного и будем носить ее непрестанно)
     Ныне Святая Церковь напоминает нам о Страшном Суде. Уже посылала она нас учиться у мытаря смиренному вопиянию: «Боже, милостив буди мне грешному!» (Лк. 18:13). Уже внушала она нам не предаваться падению, а, вслед блудного сына, восстав, идти к милосердому Отцу и умолять Его — нас, недостойных именоваться сынами Его, принять хоть как наемников (Лк. 15:18—19). Но еще боится она, как бы кто по невниманию не пропустил тех уроков и по ожесточению сердца не остался коснеть в грехах. Потому ныне, живописуя картину Страшного Суда, она еще громче говорит: «Покайтеся». Если не покаетесь, все погибнете. Вот, Бог установил день, имеющий прийти, как «тать в нощи» (2 Пет. 3:10), когда приведет Он «во свет... тайная тьмы», откроет «советы сердечные» (1 Кор. 4:5) и воздаст каждому по делам его. Грешникам тогда не будет никакой пощады. Внидут в радость Господа только одни праведные и те, кои, подвергшись несчастию впасть в грехи, принесли потом искреннее покаяние и исправили жизнь свою. Итак, помышляя о Дне том страшном, перестаньте грешить, покайтесь и восприимите твердое намерение ходить неуклонно в заповедях Божиих.
     И действительно, ни одна истина не сильна так умягчить нераскаянное сердце, как истина о Страшном Суде Божием. Знает сие враг и всячески ухищряется поставлять нас в такое состояние, что мы или совсем не помышляем о сем Суде, или, если помышляем когда, помышляем поверхностно, не проводя сего помышления до сердца и не давая ему произвести там полного своего действия. Если б и память Суда не отходила от нас и сила его принимаема была всем сердцем нашим, не было бы грешников или были бы грешники только случайные, нечаянные, минутные, тотчас по нечаянном падении восстающие. Но вот, не входим мы в намерения Божии, потому и грешим и коснеем во грехах нераскаянностию.
     Приидите же, братие, перехитрим омрачающего нас врага и отныне положим: и помнить непрестанно о Суде, и сердцем воспринимать всю силу его и весь страх его.
     Нарисуем в уме нашем картину Суда Страшного и будем носить ее непрестанно. Как в обычной нашей жизни видим мы небо над собою с Солнцем и другими светилами и разные твари вокруг себя, подобно сему устроимся и в духе. На Небе будем созерцать Господа Судию со тьмами Ангелов, а вокруг себя всех сынов человеческих, oт начала мира до конца, предстоящих Ему в страхе и трепете. Тут же река огненная и книги разогнутые (Дан. 7:10). Суд готов! Таким помышлением наполним ум свой и не будем отступать от него вниманием. Восстав с одра, будем внушать душе своей: «День он страшный помышляющи, побди душа!» и, отходя ко сну, будем говорить себе: «Се, ми гроб предлежит, се, ми смерть предстоит! Суда Твоего, Господи, боюся и муки бесконечной!» И во все часы дня почасту будем повторять: «Господи, избави мя вечных мук, червия же злого и тартара!» Ведь, помним ли мы или не помним о Суде, Суда сего не миновать. Но, если будем помнить, можем миновать грозных его определений. Сие помышление научит нас удаляться того, что делает страшным Суд, и страх Суда избавит нас от страшного осуждения.
     Только да не будет в нас праздным сие помышление, углубим его и восприимем сердцем — и Суд, и осуждение, и решение Суда.
     Ныне есть ли кто, кто бы верно судил о себе и был верно судим другими? Самолюбие скрывает нас от себя и своего суда совестного; тело и пристойная внешность укрывают нас от проницательности лиц, окружающих нас. По богозабвению, и не говоря, как бы говорим мы в себе: «Не видит Бог!» Не то будет там: и себе будем мы все открыты, и другие будут видеть нас, каковы мы в словах, делах и помышлениях. Каждый, видя себя, будет сознавать, что он видим всеми и пронимается «светлейшими паче солнца» очами Божиими (Сир. 23:27). Это сознание всеобщности видения грехов своею тяжестию подавит грешника и соделает то, что ему легче было бы, если б горы пали и покрыли его, нежели как стоять так, составляя открытую цель для взоров и Небесных, и земных.
     Ныне мы изобретательны на снисхождения и разными способами извиняем себя и пред собою, и пред другими, и пред Богом. Тогда не будет места никаким оправданиям. И наша совесть будет говорить нам: «Зачем ты так делал?» И в глазах других будем мы читать: «Что ты это наделал?» И от Господа будет печатлеться в сердце укор: «Так ли тебе следовало делать?» Эти осуждения и укоры со всех сторон будут тесниться в душу, проницать и поражать ее, а оправдаться нечем и укрыться некуда. Эта новая тяжесть — тяжесть всеобщего осуждения безоправдательного — еще нестерпимее будет тяготить грешника безотрадного.
     Ныне нередко проволочка следственных дел облегчает участь преступника и манит надеждою оправдаться. Там этого не будет. Все свершится во мгновение ока: и Суд без следствий, и осуждение без справок с законами, и возражений не будет. По мановению Божию отделятся праведники от грешников, как «овцы от козлищ» (Мф. 25:32), и все смолкнут, ничего не имея сказать против этого Суда и осуждения. Ждется последнее поражение грешнику — решение — и се, слышится: «Приидите, благословеннии!.. Отыдите, проклятии, в огнь!» (Мф. 25:34, 41). Решение невозвратное и неизменяемое, запечатлевающее участь каждого на вечные веки.
Вечные веки будет звучать в ушах грешника осужденного: «Отойди, проклятый!»
Как вечные веки будет ублажать праведника сладкое слово: «Прииди, благословенный!»
     Эта тяжесть отвержения есть самая нестерпимая тяжесть, имеющая тяготеть над нераскаянными грешниками.
     Вот что будет! И вот что ныне хочет впечатлеть в сердце наше Святая Церковь! Восприимем же чувством эту безотрадность состояния грешника в последний день — безотрадность, в которую поставят его тогдашний Суд, осуждение и решение; восприимем и позаботимся избежать ее. Никому не миновать Суда. Все будет так, как написано. «Небо и земля прейдут», а слово Божие о том, что они прейдут и потом будет Суд, «не прейдет» (Мф. 24:35).
     Враги разве мы себе?
Не враги. Так поспешим избежать беды, туги и отчаяния, какими грозит нам Последний День.
     Как избежать?
Или праведностью, или милостивым оправданием. Если не имеешь праведности, за которую мог бы ты стать с теми, кои одесную Судии, то поревнуй заранее оправдать себя пред Богом, омывшись в слезах покаяния и очистившись подвигами самоотвержения, — и будешь принят в число их по оправдывающей милости, если не по правде.
     Се, уже начинается благоприятное к тому время (2 Кор. 6:2)! Уже приблизилось преддверие поста. Сокращение удовлетворения потребностей плоти затем учреждено, чтоб дать больше простора действиям духа. Приготовляйтесь же! А того, чем испорчена предлежащая неделя, злых обычаев мира, убегайте, сколько это возможно по условным отношениям вашим и немощам характеров ваших, чтоб достаточно подготовленными вступить нам в поприще поста и говения, очиститься, установиться в чистоте и утвердить за собою возможность очищенными предстать и страшному Престолу Судии всех - Бога.
Аминь.
митрополит Антоний Сурожский      Сегодня вспоминается день Страшного суда Господня; что страшного в этом суде? Неужели то наказание, которое нас может постигнуть? Нет! В каком-то смысле наказание облегчает тяжесть нашего греха; наказанный чувствует, что он выплатил свой долг, что теперь он может идти свободно. Страшное в этом суде то, что мы станем перед Живым Богом, когда уже будет поздно что бы то ни было менять в нашей жизни, и обнаружим, что прожили напрасно, что за нами и в нас – только пустота, бессмысленность жизни. Весь смысл жизни был в том, чтобы любить живо, активно - не сентиментально, не чувствами, но делом: любить, как Христос сказал: тот, кто любит, должен свою жизнь положить за тех, кто нуждается в любви; не за тех, кто мне дорог, а за того ближнего, кому я нужен... – вдруг мы обнаружим, что прошли мимо всего этого. Мы могли любить Бога, мы могли любить своего ближнего, мы могли бы любить себя, то есть относиться к себе с уважением, видеть в себе все величие образа Божия, все величие нашего призвания стать причастниками Божественной природы (2 Пет. 1, 4), – и мы прошли мимо всего этого, потому что легче было прозябать, а не жить, легче существовать безжизненно.
     Что было бы, если бы кто-либо из нас вернулся домой – и увидел, что самый дорогой ему человек лежит убитый? Вот момент ужаса, вот момент, когда человек понял бы, что такое любовь, и что теперь поздно, что этому человеку любви больше не дать, у него отнята самая жизнь... Каково было бы нам?! И когда мы станем перед Христом, разве мы не увидим, что мы ответственны за Его распятие всей нашей жизнью, всея тем, как мы свою жизнь прожили недостойно u себя, u Его, u ближнего нашего. Мы увидим, что убийца не тот, который сбежал до нашего прихода домой, что убийца – это я!
     Каково будет стать тогда и стоять перед Христом? Тут не в наказании дело, а в ужасе о себе. У нас есть время; Христос нам говорит, что суд будет без милости тому, кто не оказал милости, что напрасно мы говорили бы, что любим Бога, если мы своего ближнего не любим, что это – ложь. И Он говорит нам сегодня, в чем заключается любовь к ближнему, которая переносится на Него; потому что служить любому человеку, другому человеку, это Его радовать, это Ему служить!
     Подумаем! У нас есть покаяние, то есть обращение от земли на небо, обращение сердца и ума, поворот; и этот поворот зависит от нашей воли и от нашей решимости. Святой Серафим Саровский говорил, что между погибающим грешником и спасающимся святым разница только в одном: в решимости. Есть ли у нас таковая? Готовы ли мы с решимостью действовать?
     И еще: через неделю мы здесь соберемся на службу прощения; мы будем просить прощения и давать прощение. Но просить прощения без того, чтобы принести плоды покаяния, - бессмысленно; оставаясь такими, какие мы есть сегодня, просить прощения за то, какими мы были вчера, нет смысла! Нам надо продумать свою жизнь, себя: в чем мы виноваты перед каждым отдельным человеком, и решить это менять; и просить прощения не с тем, чтобы чувствовать, что мы теперь свободны от прошлого, а с тем, чтобы взяться за новое; по-новому начать жить, в новом соотношении с теми людьми, которых мы унижали, обижали, обирали духовно – и всячески.
     И когда мы будем давать прощение, мы должны это делать ответственно. Давайте продумаем нашу жизнь, поставим вопрос, что было бы, если бы вот теперь, сегодня нам пришлось стать перед Богом – и увидеть, что мы – пустота, что мы прожили бессмысленно и напрасно. И что было бы, если теперь, стоя перед Богом в этой пустоте, мы посмотрели бы вокруг и увидели, что наше спасение зависит от тех, которые готовы нас простить, и от того, способны ли мы простить – и что ни они, ни мы на это не способны.
     Давайте подумаем; потому что это дело не проповеди, не чтения Евангельского, это дело жизни и смерти: выберем путь жизни!


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Ваши Преосвященства, досточтимые владыки! Ваше Преподобие, отец Димитрий, настоятель сего святого храма! Дорогие отцы, братья и сестры!
     Всех вас сердечно поздравляю с воскресным днем. День сегодня особенный — это воскресенье, которое на языке церковного календаря именуется неделей мясопустной. Нас отделяет от Великого поста одна неделя — сегодня заговенье на мясную пищу, предстоят дни масленицы, а затем и Великий пост.
     Существуют три подготовительных недели к Великому посту, и каждая из этих недель, каждый из этих воскресных дней призван служить верующему человеку, приуготовляя его душу к вступлению в поприще Великого поста. Сегодняшнее воскресное чтение послужило причиной, почему эта неделя мясопустная именуется воскресеньем о Страшном Суде, — в Евангелии от Матфея мы слышали повествование Господа о том суде, через который пройдет каждый человек после смерти.
     Страшный Суд нередко удерживает людей от ошибок, от греха. Памятование о суде помогает человеку со вниманием относиться ко всему, что он говорит, что он делает и даже к тому, о чем он мыслит. Но очень многие люди, даже будучи православными верующими, говорят, думая о вечности, примерно так: «Кто же знает, что там будет? Ну, откуда это известно?»
     О загробной жизни в слове Божием сказано достаточно много. И сегодняшнее Евангелие как раз и открывает нам тайну того, что ждет человека, - каждый будет судим Богом.
     Как говорит святой Феофан Затворник, размышляя над Евангелием сегодняшнего дня, Господь предлагает нам это повествование о Страшном суде, для того чтобы запечатлелось оно в нашем сознании, дабы приуготовить нас к тому событию, через которое пройдет каждый человек. Действительно, Евангельское чтение призвано сконцентрировать наше сознание на том, что за порогом смерти. Человек устроен так, что его внимание обращается на то, что здесь, на то, что рядом с ним, — на родных, на близких, на дом, на машину, на работу, на успехи или неуспехи, на достижение материального благополучия, на преодоление трудностей, в том числе политических, экономических, — на чем только ни сконцентрировано наше внимание, но менее всего на том, что будет после нашей смерти. И вот, как бы не желая думать об этом, даже люди верующие говорят, что неизвестно, что там будет. А на самом деле о загробной жизни в Священном Писании сказано очень много или, по крайней мере, достаточно, чтобы мы поняли свою ответственность в этой жизни за жизнь вечную.
     Есть и другие рассуждения, которые часто присутствуют, также в среде православных людей: «Ну что поделать, никто не без греха, все мы грешим. Если каждого грешника наказывать, что же получится? Да ведь Господь милостив! Надеемся на Его милость — вот и грешим».
     Для того чтобы понять, что такая логика ошибочна, опасна, губительна, нужно вот о чем подумать. Господь Бог не пожалел Сына Своего Единородного, чтобы наказание за грех человеческого рода принял Он. Значит, тема наказания, связанная с темой справедливости, — это не шутка. Это то, что заложено в Божий замысел о мире, о человеке, о вечности. Если Сын Божий взошел на Голгофу для того, чтобы понести наказание, почему мы так легкомысленно считаем, что нас наказание там, за гробом, минует? Бог не пожалел самого близкого к Нему ангела — Денницу, наказав его за грех богоотступничества. Почему же Господь не будет наказывать нас за наши грехи?
     А что такое наказание? Наказание теснейшим образом связано со справедливостью. Представьте себе, что было бы, если бы в нашем земном мире не было бы наказания. Преступники разгуливали бы на свободе, сильный всегда одерживал бы победу над слабым, могущественный — над тем, у кого нет могущества. Где бы можно было сыскать правду, какое можно было бы сыскать убежище? Да ничего такого сыскать было бы невозможно — господствовала бы сила, ибо не было бы справедливости.
     Вообще тема справедливости, тесно связанная с нравственной природой человека, является вызовом для безбожного сознания. Что такое справедливость? Откуда явилось это понятие? В животном мире его нет — там побеждает сильный, там работают инстинкты. И ведь этот животный мир существует! Что это за странное понятие справедливости? Но ведь как остро мы переживаем нарушение справедливости — будь то в семейных отношениях, в трудовых коллективах, в обществе, в государстве, в мире! Ради достижения справедливости люди брали в руки оружие, и мы знаем, как часто именно с оружием в руках люди отдавали свою жизнь за торжество справедливости.
     Что это такое? Откуда это понятие? Это что, тоже результат эволюции человекообразных? Но если это результат простой эволюции, так можно сказать — да и что особенного? Но ведь во всем мире законы принимаются именно с учетом этого общего понятия справедливости, которое практически не описано рационально. А если и описывается, то очень по-разному, но чувствуется всеми одинаково.
     А может ли быть справедливость без наказания? Нет, не может, потому что тот, кто нарушает справедливость, должен быть судим и наказан. На этом основывается стабильность человеческого общества. Но если так, то что же говорить о вечности? Разве там может быть несправедливость? Разве человек, живущий несправедливо, неправедно на земле, может продолжать и в бессмертии жить с этим грузом, будучи при этом уверенным в своей правоте? Тогда это уже не жизнь вечная, это нечто совсем иное, это продолжение мучений.
     Именно суд Божий и ставит последнюю точку в историческом процессе. Ведь многого мы не знаем, многое сокрыто, многое происходит в тайне. И не только сокрыто в каких-то архивах, которые не открываются, — сокрыто внутри человеческой истории, потому что очень часто исторические события объясняются совсем не теми причинами, которые реально к ним привели. Есть много тайн, которые покрывают человеческое зло, и с этими тайнами люди уходят в иной мир.
     И что же? Где же тогда Божественная справедливость, если не совершился над беззаконниками суд Божий в этом мире? Ведь тогда остается только суд после смерти. Поэтому суд Божий проистекает из самого Божиего замысла о человеке. Господь вложил в нравственную природу людей понятие о справедливости, и суд в вечности призван в абсолютной мере проявить Божественную справедливость.
     Каждый из нас предстанет пред Богом. Ни одному не удастся уйти от этого суда, и каждый получит по делам своим. То, что мы лицемерно скрывали в этой жизни, мы не сможем скрыть там, пред лицом Божиим. Все мы будем открыты пред Богом, и каждый даст ответ за свои грехи.
     Сегодняшнее чтение из Евангелия от Матфея настраивает нас на еще одну очень важную мысль: а как же человек может оправдаться? Ведь все мы совершаем греховные поступки — в мыслях, в делах. Сегодняшнее Евангелие помогает нам понять, что может нас спасти, что может покрыть наши недостатки, чем мы можем искупить нашу вину. Накормил ли ты голодного? Напоил ли того, кто жаждал? Принял ли странника? Одел ли нагого? Посетил ли больного или того, кто в тюрьме?
     Какой короткий перечень! Казалось бы, Господь, Который принес в мир заповеди, должен был бы эти заповеди и вложить в уста Божественного Судии: «Исполнил такую-то заповедь, или другую заповедь, или третью?» Господь не говорит больше о заповедях — он говорит о конкретных делах. И понятно, что этот список можно продолжить, ведь речь идет не только о больных, нагих, голодных, жаждущих, заключенных — речь идет о помощи другому человеку.
     А почему эта помощь другому человеку искупляет наши грехи? Да потому что в этой помощи, в этой способности творить добрые дела обнаруживается величайшая заповедь и величайшая ценность. Человек без любви в сердце не может этого делать.
     Многие могут сказать: «А я не чувствую любви. Ну, к самым что ни есть родным — к отцу, к матери, к брату, к сестре, к мужу, к жене, к детям, да и то…» Как же стяжать эту любовь, чтобы нести добро людям? Никаким искусственным напряжением воли, никаким горячим желанием полюбить человека, никакой решимостью начать любить с понедельника или с нового года — ничего не получится.
     Любовь приходит в сердце постепенно именно через добрые дела. Когда мы делаем добрые дела людям, они перестают быть для нас безразличными, перестают быть для нас далекими, — они становятся близкими нам. И чем больше мы делаем этих добрых дел, тем сильнее любовь в нашем сердце, потому что нет иного способа и иной возможности возрастать в любви, как только творить те дела, которые спасут нас на Страшном Суде Божием.
     Господь действительно дал нам это повествование, чтобы, как сказал святитель Феофан, приготовить нас к суду. Вся наша жизнь и есть это приуготовление. Нужно готовиться с малого детства — нужно учиться доброте и любви. Нужно готовиться и в зрелом возрасте. Нужно готовиться в пожилом возрасте и в глубокой старости. Потому что никто не знает, в какой момент закончится наша жизнь и с каким багажом мы предстанем пред лицом Божиим.
     Вот почему повествование о Страшном Суде и предлагается нам в преддверии Великого поста — чтобы время поста мы провели в размышлениях о самих себе, о своей жизни, о своем внутреннем мире, о своей вере, о своей жизни, и постарались измениться к лучшему. А изменение к лучшему — это и есть покаяние.
     Пусть Господь дарует нам силы совершить великопостное покаянное поприще, дабы изменить свой ум, свою волю и свои чувства, открыв их навстречу Божиему слову.
Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Из проповеди после Божественной литургии в храме Успения Пресвятой Богородицы в Косино 10 марта 2013 года, в м неделю мясопустную, о Страшном суде
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru