Рождественский пост

В начало

подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

     Рождественский пост – последний многодневный пост в календарном году. Он начинается 28 ноября и продолжается до 7 января, длится сорок дней и потому именуется в Церковном уставе Четыредесятницей, так же, как и Великий пост. Так как заговенье на пост приходится в день памяти св. апостола Филиппа (14 ноября старого стиля), то этот пост называют Филипповым (что искажало цель поста, как подготовку к дню Рождества Христова).

     Рождественский пост установлен для того, что мы ко дню Рождества Христова очистили себя покаянием, молитвою и постом, чтобы с чистым сердцем, душой и телом могли благоговейно встретить явившегося в мир Сына Божия и чтобы, кроме обычных даров и жертв, принести Ему наше чистое сердце.

     Правильный пост – это борьба за человеческое в самом себе. Он – попытка более высокое в себе поставить выше, чем просто физиологическое. Если это удалось, то тогда это «более высокое» (то есть душа) будет благодарно тебе за свое вызволение от липучек. Так что правильный пост – это радость. Как и правильно переживаемое православие.

     Гастрономическая составляющая поста не цель, а лишь средство для правильной духовной жизни, основанной на молитве и таинствах Покаяния и Причащения. Пост без молитвы – это просто диета.

     Установление Рождественского поста, как и других многодневных постов, относится к древним временам христианства. Уже с четвертого века св. Амвросий Медиодаланский, Филастрий, блаженный Августин упоминают в своих творениях Рождественский пост. В пятом веке о древности Рождественского поста писал Лев Великий.

     Первоначально Рождественский пост длился у одних христиан семь дней, у других – несколько больше. На соборе 1166 года бывшем при константинопольском патриархе Луке и византийском императоре Мануиле всем христианам было положено хранить пост пред великим праздником Рождества Христова сорок дней.

     Антиохийский патриарх Вальсамон писал, что “сам святейший патриарх сказал, что, хотя дни этих постов (Успенского и Рождественского. – Ред.) не определены правилом, понуждаемся, однако, последовать неписаному церковному преданию и долженствуем поститься… от 15 дня ноября”.

     Рождественский пост – зимний пост, он служит для нас к освящению последней части года таинственным обновлением духовного единения с Богом и приготовлением к празднованию Рождества Христова.

     Лев Великий пишет:

“Само хранение воздержания запечатлено четырьмя временами, чтобы в течение года мы познали, что непрестанно нуждаемся в очищении и что при рассеянии жизни всегда надо стараться нам постом и милостынею истреблять грех, который приумножается бренностью плоти и нечистотою пожеланий”.

     По словам Льва Великого, Рождественский пост есть жертва Богу за собранные плоды:

“Как Господь ущедрил нас плодами земли, так и мы во время этого поста должны быть щедры к бедным”.

     По словам Симеона Фессалоникийского:

“пост Рождественской Четыредесятницы изображает пост Моисея, который, постившись сорок дней и сорок ночей, получил на каменных скрижалях начертание словес Божиих. А мы, постясь сорок дней, созерцаем и приемлем живое слово от Девы, начертанное не на камнях, но воплотившееся и родившееся, и приобщаемся Его Божественной плоти”.

     Рождественский пост установлен для того, чтобы мы ко дню Рождества Христова очистили себя покаянием, молитвою и постом, чтобы с чистым сердцем, душой и телом могли благоговейно встретить явившегося в мир Сына Божия и чтобы, кроме обычных даров и жертв, принести Ему наше чистое сердце и желание следовать Его учению.

     Начало этого праздника относится к временам Апостолов. В Апостольских постановлениях говорится:

“Храните, братия, дни праздничные, и, во-первых, день Рождества Христова, которое да празднуется вами в 25-й день десятого месяца” (desembri).

     Там же сказано:

“День Рождества Христова да празднуют, в он же нечаемая благодать дана человекам рождением Божия Слова из Марии Девы на спасение миру”.

     Во втором столетии на день Рождества Христова, 25 декабря (юлианского календаря), указывает Климент Александрийский.

     В третьем веке о празднике Рождества Христова упоминает св. Ипполит.

     Во время гонений христиан Диоклетианом, в начале четвертого века, в 303 году, 20 000 никодимийских христиан было сожжено в храме в самый праздник Рождества Христова.

     С того времени, когда Церковь получает свободу и делается господствующей в Римской империи, праздник Рождества Христова мы находим во всей Вселенской Церкви, как это можно увидеть из поучений св. Ефрема Сирина, св. Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, св. Амвросия, Иоанна Златоустого и других отцов Церкви четвертого века на праздник Рождества Христова.

     Никифор Каллист, писатель семнадцатого века, в своей церковной истории пишет, что император Юстиниан в шестом веке установил праздновать Рождество Христово по всей земле.

     В пятом веке Патриарх Константинопольский Анатолий, в седьмом Софроний и Андрей Иерусалимские, в восьмом св. Иоанн Дамаскин.Козьма Маиумский и Герман, Патриарх Цареградский, в девятом преподобная Кассия и другие, имена которых нам неизвестны, написали для праздника Рождества Христова многие священные песнопения, которые и ныне звучат в храмах для прославления светло празднуемого события.

     Устав Церкви учит, от чего следует воздерживаться во время постов:

“все благочестиво постящиеся строго должны соблюдать уставы о качестве пищи, то есть воздерживаться в посте от некоторых брашен [то есть еды, пищи. – Ред.], не как от скверных (да не будет сего), а как от неприличных посту и запрещенных Церковью. Брашна, от которых должно воздерживаться в посты, суть: мясо, сыр, коровье масло, молоко, яйца, а иногда и рыба, смотря по различию святых постов”.

     Правила воздержания, предписанные Церковью в Рождественский пост, столь же строги, как и Петров пост.
Кроме того, в понедельник, среду и пятницу Рождественского поста уставом запрещаются рыба, вино и елей и дозволяется принимать пищу без масла (сухоядение) только после вечерни.
В остальные же дни – вторник, четверг, суббота и воскресенье – разрешено принимать пищу с растительным маслом.
Рыба во время Рождественского поста разрешается в субботние и воскресные дни и великие праздники, например, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в храмовые праздники и во дни великих святых, если эти дни приходятся на вторник или четверг. Если же праздники приходятся на среду или пятницу, то разрешение поста положено только на вино и елей.

     От 20 декабря до 25 декабря (старого стиля) пост усиливается, и в эти дни даже в субботу и воскресенье рыба не благословляется. Между тем именно на эти дни приходится празднование гражданского Нового года, и нам, православным христианам, надо быть особенно собранными, чтобы весельем, винопитием и вкушением пищи не нарушить строгость поста.

     Постясь телесно, в то же время необходимо нам поститься и духовно.
“Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне, разрешим всяк союз неправды”, – заповедует Святая Церковь.

     Пост телесный, без поста духовного, ничего не приносит для спасения души, даже наоборот, может быть и духовно вредным, если человек, воздерживаясь от пищи, проникается сознанием собственного превосходства от сознания того, что он постится. Истинный пост связан с молитвой, покаянием, с воздержанием от страстей и пороков, искоренением злых дел, прощением обид, с воздержанием от супружеской жизни, с исключением увеселительных и зрелищных мероприятий, просмотра телевизора. Пост не цель, а средство – средство смирить свою плоть и очиститься от грехов. Без молитвы и покаяния пост становится всего лишь диетой.

     Сущность поста выражена в следующей церковной песне:

“Постясь от брашен, душа моя, а от страстей не очищаясь, – напрасно утешаемся неядением:
ибо – если пост не принесет тебе исправления, то возненавидена будет от Бога, как фальшивая, и уподобится злым демонам, никогда не ядушим”.

Пояснения к календарю постных дней для новообращенных и по Типикону

(составлен по благословению духовника Свято-Пафнутиева монастыря схиархимандрита Власия)

     В настоящее время проповедь правил православного поста осуществляется в основном через издающиеся православные календари, главным из которых, безусловно, является календарь Московской Патриархии. В нем указаны сроки и даты постов, а также даются некоторые общие указания на правила их проведения. Необходимость детальных указаний возлагается на приходских священников, которые при этом ставятся в очень сложное положение. С одной стороны, они должны руководствоваться правилами поста по церковному уставу (Типикону), но, с другой стороны, очевидно, что для подавляющего большинства эти правила непосильны. В аналогичной ситуации оказываются и авторы многочисленных православных календарей, которые пытаются указать правила вкушения пищи на каждый день года.

     В результате и в личных указаниях священников, и в массовых изданиях календарей приводятся отличающиеся друг от друга и от Типикона варианты поста. Некоторые считают это нормальным, поскольку на протяжении всей истории Православной Церкви многие ее монастыри имели свои, отличные друг от друга правила воздержания в пище. И это было естественно и неизбежно. Ведь в условиях изоляции, характерных для древних и средневековых монастырей, на каждый его устав неизбежно накладывался неповторимый опыт многих поколений живших в нем подвижников. Только в XVII веке этот безценный опыт был окончательно обобщен в Типиконе - церковном уставе Русской Православной Церкви. После этого всякая попытка проповедования отличных от Типикона вариантов поста становится не всегда полезной. Ведь звучащая сейчас фактическая многоголосица о правилах поста дезориентирует православных христиан, вносит в душу их недоумение и растерянность, способствует утверждению мысли о «ненужности» поста в современных условиях, тем самым подрывая одну из важнейших основ практики православного благочестия.

     В какой-то мере исправить сложившуюся ситуацию и призван данный календарь. Его главной особенностью является одновременное наличие двух календарей постных дней. Один составлен в соответствии с Типиконом, а другой, предназначенный для новообращенных, является подготовительным ослабленным вариантом поста по Типикону.

     Указания на правила приема пищи разбросаны по разным частям Типикона. По-видимому, из-за того, что эти части писались разными святыми отцами в разное время, можно найти некоторые отличия в правилах пощения в те или иные дни. Так, например, в 32-ой главе Типикона говорится, что в первую седмицу Великого поста пища не вкушается в понедельник и вторник, а в 49-ой главе – только в понедельник. В этом и других подобных противоречивых случаях при составлении календаря мы выбирали менее строгое правило. В результате в календаре приведен ряд малоизвестных правил Типикона, таких как, например, разрешение вкушения в Великий пост растительного масла в день обретения главы Иоанна Предтечи и сорока мучеников Севастийских, среду Крестопоклонную, среду и четверг пятой седмицы, а также в Великий Четверг.

     В календаре для новообращенных представлен подготовительный ослабленный вариант поста по Типикону. Все послабления соответствуют уставным правилам поста некоторых средневековых православных монастырей. По этой причине, придерживаясь данного календаря на личном пути привыкания к посту, новоначальный христианин в какой-то мере повторяет исторический путь становления православного поста.

     Главное отличие православного поста от других практик воздержания состоит в том, что определенные виды пищи запрещаются не для того, чтобы уберечься от своего рода осквернения или нанесения вреда здоровью, а для освобождения души от рабской зависимости к чревоугодному чувству. Поэтому, следуя духу православного поста, можно поститься, вкушая скоромное и, в то же время, нарушать пост, употребляя постную пищу, но установленные Церковью правила поста по Типикону даны нам как перильца, чтобы не впасть в бездну греха.

     Название «для новообращенных» является достаточно условным, поскольку не предполагает, что сразу после воцерковления необходимо придерживаться указанных в календаре для новообращенных ограничений в пище. Приучать себя к посту надо постепенно и обязательно под руководством и при благословении духовника. При этом «не подобает ратовать против тела брашном, которое должно служить к его сохранению» [Василий Великий], то есть пост ни в коем случае не должен вредить здоровью. Благословение, постепенность, рассудительность и постоянство усилия – вот главные условия успешного привыкания к посту. В качестве первого этапа, призванного сформировать навык душевной независимости от чревоугодного чувства, можно порекомендовать выполнение таких общепринятых правил здорового образа жизни, как отказ от переедания, слишком жирной и сладкой пищи, приема пищи после семи часов вечера и т.д. Не противоречит духу православного поста и соблюдение разного рода оздоровительных диет, если во главу угла ставится не здоровье и красота внешнего вида, а тренировка духа воздержания.

     Сформировав таким образом привычку независимого от чревоугодия самоконтроля при выборе пищи, можно начинать соблюдать пост, отказываясь в постные дни сначала от мяса, а потом от яиц и молочной пищи. Только после окончательного привыкания к такого рода режиму питания можно начинать поститься в соответствии с календарем для новообращенных, опять же принимая его как подготовительный и временный этап. После того как пост для новообращенных станет привычным, можно начинать вводить в него все возрастающее количество элементов поста по Типикону.

     Типикон различает 7 ступеней воздержания от пищи:
1) пища без мяса;
2) растительная пища с рыбой, исключающая мясо, молочные продукты и яйца;
3) растительная пища с рыбной икрой, которая исключает и рыбу;
4) растительная пища с елеем (растительным маслом) исключает любые продукты животного происхождения;
5) вареная растительная пища (варение) без елея предполагает употребление любой растительной пищи, приготовленной без добавления растительного масла;
6) сухоядение, что означает вкушение 1 раз в сутки после 3-х часов дня, главным образом, хлеба и воды, а также натуральных растительных продуктов (фруктов, овощей, семечек, орехов и т.д.) не подвергавшихся термической обработке;
7) полное воздержание от пищи и воды.

     Говоря об уставных правилах вкушения пищи, нельзя обойти вниманием вопрос употребления вина. Типикон разрешает его практически во все постные дни за исключением тех из них, когда запрещается употребление растительного масла (исключения – пятница первой недели Великого поста, когда разрешено вино и вареная растительная пища без елея; Великая Суббота, когда разрешено сухоядение с вином; Великая Пятница, если на нее выпал праздник Благовещения, когда нельзя ничего вкушать, кроме вина). Однако разрешение вина в Типиконе оговаривается следующими словами:

«Великий Симеон чудотворец глаголет: яко похвала монаху, еже не пити вина. Аще ли и пиет немощи ради тела своего, мало да испивает».

     Для того чтобы пост принес необходимые духовные плоды, можно посоветовать следующее:

1. Сосредоточение на мысли, что успехи в воздержании не только твоя заслуга, а в большей степени дар благодати Божией. Ведь

«кто вознамерится плоть свою победить сам собою, то тот тщетно подвизается.
Ибо, если не разорит Господь дом плотской похоти и не созиждет дома душевного, то всуе бодрствует и постится разоряющий» св. Лествичник

2. Максимально возможный отказ от впечатлений, противоречащих духу поста. Желательно проникнуться неким внутренним чувством - цензором, которое рождает в душе особое безпокойство при воздействии внешних впечатлений, нарушающих целомудренное настроение поста. Это чувство делает просто невозможным безоглядное веселье на праздниках. Оно же заставляет отойти от телевизора, когда показывают комедию или боевик.

3. Большее, по сравнению с обычными днями, чтение духовной литературы, усиленную каждодневную молитву, более частое посещение церкви, исповедь и причащение.

4. Мысли о еде во время поста должны быть все время на втором плане. Пусть просветленные от воздержания ум и сердце заняты усиленной молитвой, поиском греховных несовершенств собственной души, творчеством, вниманием и безкорыстной любовью к людям. Последнее – самое главное. Недаром Нил Мироточивый наставлял:

«Если истончите шею вашу постом, если и плоть вашу иссушите, как сушеную скумбрию, любви же не будете иметь, никакого плода не принесете».

     Если удается сохранить и приумножить в душе любовь, то пост проходит легко, светло, радостно и практически без искушений, связанных с ограничениями в пище. И наоборот, если во время поста усиливается раздражение, периодически возникает необузданное желание пресыщения чрева, то это верный признак того, что мало в душе любви и потому не разоряет Господь дом плотской похоти и не созиждет дома душевного. И попущение этого не что иное, как проявление милосердия Божия, ибо «сколь потребна ржа для железа, столь же пользует и пост злопамятного человека» [Нил Мироточивый], то есть пост в агрессивном и раздраженном состоянии духа разрушает здоровье так же, как и ржавчина разрушает железо.

     Наверное, не было и нет православного христианина, который не сталкивался бы с этим искушением. Поэтому при первых же его признаках не стоит, впадая в панику и уныние, оставлять пост. В этом случае, помолившись Господу о вразумлении, лучше постараться понять причину, уменьшающую любовь. Возможно, любовь умаляют уныние и страхи за будущее, которые вытекают из маловерия и непонимания Промысла и воли Божией. Возможно, коренящиеся глубоко в подсознании и потому незаметные для себя обиды, осуждение, высокомерие и презрение к людям. Камнем преткновения может быть саможаление и самооправдание, которые мешают осознать, что по отношению к ближнему не бывает незаслуженной обиды, благородной ярости и праведного гнева. Господа привлекает только безоглядное устремление к Нему и Любовь как состояние души и, соответственно, отвращает любая агрессия, независимо от того, в какие идеологические, патриотические или догматические формы облекает ее наш изворотливый ум.

Во вторник и четверг – растительная пища с елеем и вином.
В понедельник, среду и пятницу – сухоядение.
В субботу и воскресенье - рыба.

"Если полиелейная служба (славословие) приходится на понедельник, вторник и четверг, то дозволяется рыба, если на среду и пятницу, то разрешается елей и вино один раз в день.
Если в среду и пятницу престольный праздник храма или полагается всенощное бдение, то разрешается и рыба. (Подобает ведати: яко в пост святых апостол, и Христова рождества, во вторник, и четверток, рыбы не ядим, но елей и вино точию. В понедельник, в среду и пяток ни елеа вкушаем, ни вина, но постимся до 9-го часа, и ядим в тыя дни сухоядение. В субботы же и недели, ядим рыбы. Аще случится святый во вторник, или в четверток имеяй славословие, ядим рыбу: Аще в понедельник, подобне. Аще среда и пяток, разрешаем на елей и вино точию: ядим же единою днем. Аще ли святый имеяй бдение, в среду, или пяток, разрешаем на елей и вино и рыбу. Аще ли случится память святаго, егоже есть храм, в среду, или пяток, творим подобне" Типикон. Глава 33. О разрешении всего лета.

     Относительно Рождественского поста указанные выше правила ослабления поста приурочены также к конкретным дням следующих святых:
29 ноября – апостола Матфея;
8 декабря – священномученика Климента, папы Римского;
13 декабря – апостола Андрея Первозванного;
17 декабря – великомученицы Варвары;
18 декабря – преподобного Саввы Освященного;
19 декабря – святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских;
22 декабря – зачатие прав. Анною Пресвятой Богородицы;
30 декабря – пророка Даниила и трех отроков;
2 января – священномученика Игнатия Богоносца.
Независимо от дня недели на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы разрешается рыба.
Со второго января пост становится строже, и рыба запрещается в субботние и воскресные дни, а также в храмовые престольные праздники.

"Подобает ведати: яко заутра начинаем пост к Рождеству Христову, святую 40-цу. Должни есмы в сей 40-це сохраняти в коейждо седмице три дни, постящеся от елеа и вина, понедельник, среду и пяток. Точию аще случится великий святый, в того бо память разрешаем, и творим за любовь святаго праздника его ради, еже есть сего месяца 16, 25, 30. декемвриа 4, 5, 6, 9, 17, 20 день. В те бо дни, аще (если) во вторник и в четверток, ядим рыбу. В понедельник же, в среду и в пяток, разрешаем точию на елей и вино, рыбы же не ядим, кроме храма. Аще ли единому от сих во обители храм, разрешаем на рыбу и вино. Введение же Богородицы в кийлибо день случится, аще в среду, или пяток разрешаем и на рыбы. Нецыи же уставы от 9-го числа декемвриа повелевают поститися, и на рыбы не разрешати, кроме суббот, и недель, и храма святаго. От 20-го же числа, даже до 25, аще и суббота и неделя случится, не разрешаем на рыбы" Типикон. Глава 48. Месяцеслов. Месяц ноемврий.

     Послабление дается только в навечерие Рождества Христова (рождественский сочельник). В этот день пища хотя и принимается один раз вечером, но зато, независимо от дня недели, с елеем и вином

"И входим в трапезу, и ядим варение со елеем, рыбы же не ядим. Вино же пием, благодаряще Бога" Типикон. Глава 48. Месяцеслов. Месяц декемврий.

     Если навечерие Рождества Христова приходится на субботу или воскресение пища, вкушается 2 раза в день

"Аще случится навечерие Христова Рождества в субботу или неделю, пост не бывает… В субботу же и неделю литургия бывает во свое время Златоустаго. По отпущении же снедаем по уломку хлеба, и от вина вкушаем мало, и отходим в келлии своя… По отпусте же… входим в трапезу и ядим совершенно: рыбы же не ядим, но со древяномаслием, и сочиво обварено, или кутию с медом: испиваем же и вина в славу божию: в неимущих же странах пием пиво" Типикон. Глава 48. Месяцеслов. Месяц декемврий.

     Из указания Феодора Студита:

«В четыредесятницу святых апостолов рыбу, сыр, и яйца не вкушаем, кроме тех дней, когда часы не поем…
в субботы же, воскресные и праздничные дни ядим вся дважды…
Сие же правило блюдем и в четыредесятницу святого апостола Филиппа» (Цит. по: Архимандрит Епифаний Феодоропулос. Две крайности: экуменизм и зилотство. С. 431.)

 следует, что в Петров и Рождественский пост в будние дни разрешалась растительная пища с елеем, а в субботу и воскресенье дозволялось вкушать не только рыбу, но и продукты с молоком и яйцами. Однако в наше время вкушение скоромной пищи настолько несовместимо с понятием поста, что в календаре для новообращенных в субботу и воскресенье нами поставлена рыба, как наименее строгий вид постной пищи. Рыба также указана во вторник и четверг, поскольку такое разрешение дано в некоторых современных календарях Русской Православной Церкви. В остальные дни Петрова и Рождественского поста, то есть в понедельник, среду и пятницу, в соответствии с указанием Феодора Студита, нами поставлена растительная пища с елеем. Учитывая указанные в Типиконе послабления в честь святых, в дни их памяти указана растительная пища с рыбой. Исключение составляет последняя неделя Рождественского поста, во время которой Типиконом запрещается вкушение рыбы.

Проповеди

     В эти дни Рождественского Поста, которые приведут нас к торжеству Воплощения Господня, Церковь, словами Самого Христа, сурово и ясно нас предостерегает. В сегодняшней притче о безумном богаче Христос говорит о переполненных амбарах материальных благ; но мы все богаты очень по-разному, и не обязательно в первую очередь материально. Как мы твердо полагаемся на взаимоотношения наши с Богом, какую надежную опору находим в евангельских словах – словах Самого Христа, в учении Апостолов, в нашей православной вере! И чем дольше мы живем, тем больше накапливаем мыслей, знания, и сами сердца наши становятся богаче и богаче чувствами в ответ на красоту Божиего слова.

     Но спасает нас не это: спасает нас сила Божия, благодать Божия, которая постепенно учит нас и может очистить и преобразить нас. Но, хотя Бог подает нам Свою благодать неограниченно, мы-то оказываемся способны принять дары Божии лишь в очень малой мере. Мы почти неспособны распахнуть благодати свое сердце; решимость воли изменяет нам; у нас не хватает смелости идти тем путем, который мы сами избрали потому, что он так прекрасен и животворен.

     Апостол Павел дает нам образ: мы подобны чахнущим веточкам, привитым, рана к ране, на животворящее древо, которое есть Христос. Да, мы привиты – но сколько живоносных соков сможет проникнуть в сосуды веточки? Сколько жизни будет дано и принято? Это зависит от того, насколько раскрыты сосуды веточки и сколько соков сможет течь в них свободно, – а это зависит от нас.

     Сейчас наступает время поста и собранности, которое приведет нас и поставит лицом к лицу перед Богом, пришедшим во плоти, чтобы спасти нас. Но Его приход также и суд, потому что нельзя встретить Бога и не оказаться перед судом. И вот найдется ли в нас что-либо общее, роднящее нас с Сыном Божиим, Который по жертвенной, распинающейся любви отдает Себя в наши руки? Или придется нам встать перед Ним и сказать: Я получил Твои дары, но не принес плода – как человек из притчи, который получил талант и схоронил, закопав в землю? Будем ли мы, как приглашенные на брачный пир царского сына, которые отказались прийти: один – потому что купил поле; он хотел стать землевладельцем, но земля поработила его; или другой, у которого было дело на земле, и ему некогда было отвлечься от своих занятий ради Бога, ради того, чтобы побыть с Ним; или как тот, который нашел себе жену по сердцу, и в его сердце не оказалось места, чтобы разделить радость царственного жениха.

     Притча эта будет читаться в конце Рождественского поста, перед самым приходом Спасителя, и как мы к ней подготовимся? Будем копить дальше и дальше, не принося плода?

     Пост не означает, что нужно еще настойчивее, чем обычно, попрошайничать у Бога; пост не означает, что нужно приходить к Причастию чаще обычного. Пост – это время, когда мы должны встать перед лицом суда Божия, вслушаться в голос своей совести – и воздержаться от Причастия, если мы не можем приобщиться достойно. А приобщиться достойно означает, что перед каждым Причащением мы должны примириться с теми, с кем мы в раздоре; мы должны остановиться на помышлениях нашего ума и сердца, обличающих нас в измене Богу и в неверности людям – и сделать что-то в этом направлении; мы должны примириться с Богом Живым, дабы не оказалось, что Он умирал за нас напрасно. Поэтому задача наша сейчас состоит в том, чтобы глубоко задуматься о себе самих, подвергнуть себя беспощадному, строгому суду и подойти к Приобщению через исповедь, через покаяние, через тщательное испытание собственной жизни, так, чтобы не оказаться осужденными, приступив небрежно к Святой Трапезе.

     А это предполагает несколько простых, но необходимых вещей:
нельзя приступать к Причастию, если ты опоздал к началу литургии;
нельзя приступать к Причастию, не приготовив себя в течение предшествующей недели молитвой, испытанием совести, Правилом перед Причащением.
Если Правило слишком длинно, чтобы прочитать его в субботу вечером после всенощной, молитвы его можно распределить на всю неделю, присоединяя их к правилу вечерних и утренних молитв. Во всяком случае, дисциплина, которая требуется от нас всегда, должна быть в эти дни еще неукоснительнее. И Православная Церковь учит, что желающие приступить к Причастию должны присутствовать на всенощной в субботу вечером так, чтобы подготовиться к встрече с Господом в день Его Воскресения.

     Все это – не просто формальные, дисциплинарные “правила”; это призывы, которые ведут нас за руку в глубины духовной жизни, к более достойной – или хотя бы менее недостойной – встрече Господа.

     Вступим поэтому сейчас в Рождественский Пост и приготовим себя строгой дисциплиной ума, внимательно испытывая движения сердца: как мы относимся к другим, к себе, к Богу, как мы учимся у Церкви молитве, поклонению и послушанию Божиим заповедям?

     И отнесемся также более внимательно, чем мы это делаем обычно, к соблюдению физических правил поста. Они рассчитаны на то, чтобы помочь нам стряхнуть расслабленность и потворство своим слабостям, пробудить в нас чуткость и бодрость, не дать нам закоснеть в нашей приземленности, которая мешает нам воспарить к Богу.

     Соблюдайте эти правила, готовьтесь внимательно на протяжении всего Рождественского Поста, ожидая пришествия Господня, но не пассивно, а в том состоянии собранного бодрствования, с которым часовой на страже ожидает прибытия своей Царицы или Царя. Будем помнить, что находиться в присутствии Божием – величайшая честь, самое святое, что с нами может случиться; это не “право” наше, а величайшая честь, которую Бог нам оказывает, и будем держать себя соответственно!

Аминь.

     Глава добродетелей — молитва; их основание — пост. Пост есть постоянная умеренность в пище с благоразумною раз6орчивостью в ней.

     Гордый человек! ты мечтаешь так много и так высоко о уме твоем, а он — в совершенной и непрерывной зависимости от желудка.

     Закон поста, будучи по наружности законом для чрева, в сущности есть закон для ума.

     Ум, этот царь в человеке, если желает вступить в права своего самодержавия и сохранить их, должен прежде всего подчиниться закону поста. Только тогда он будет постоянно бодр и светел; только тогда он может властвовать над пожеланиями сердца и тела; только при постоянной трезвенности он может изучать заповеди евангельские и последовать им. Основание добродетелей — пост.

     Вновь созданному человеку, введенному в рай, дана единственная заповедь, заповедь о посте. Конечно дана одна заповедь потому, что она была достаточна для сохранения первозданного человека в его непорочности.

     Заповедь не говорила о количестве пищи, а воспрещала только качество. Да умолкнут же те, которые признают пост только в количестве пищи, а не в качестве. Углубясь в опытное изучение поста, они увидят значение качества пищи.

     Так важна заповедь поста, объявленная Богом человеку в раю, что, вместе с заповедию, произнесена угроза казнию за нарушение заповеди. Казнь заключалась в поражении человеков вечною смертию.

     И ныне греховная смерть продолжает поражать нарушителей святой заповеди поста. Несоблюдающий умеренности и должной разборчивости в пище, не может сохранить ни девства, ни целомудрия не может обуздывать гнева, предается лености, унынию и печали, делается рабом тщеславия жилищем гордости, которую вводит в человека его плотское состояние, являющееся наиболее от роскошной и сытой трапезы.

     Заповедь поста возобновлена или подтверждена Евангелием. Внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пьянством, завещал Господь. 0бъядение и пьянство сообщают дебелость не только телу, но уму и сердцу, т. е. вводят человека по душе и телу в плотское состояние.

     Напротив того пост вводит христианина в состояние духовное. Очищенный постом —
смирен духом,
целомудрен,
скромен,
молчалив,
тонок по чувствам сердечным и мыслям,
легок по телу,
способен к духовным подвигам и умозрениям,
способен к приятию Божественной благодати.

     Плотской человек всецело погружен в греховные наслаждения. Он сладострастен и по телу, и по сердцу, и по уму, он не способен не только к духовному наслаждению и к приятию Божественной благодати, но и к покаянию. Он не способен вообще к духовным занятиям: он пригвожден к земле, утонул в вещественности заживо — мертв душею.

     Горе вам насыщеннии ныне: яко взалчете! Таково изречение Слова Божия нарушителям заповеди святого поста. Чем будете вы питаться в вечности, когда научились здесь единственно пресыщению вещественными брашнами и вещественными наслаждениями, которых нет на небе? Чем будете вы питаться в вечности, когда вы не вкусили ни одного небеснаго блага? Как можно вам питаться и наслаждаться небесными благами, когда вы не стяжали к ним никакого сочувствия, стяжали отвращение?

     Насущный хлеб христиан — Христос. Ненасытное насыщение этим хлебом — вот пресыщение и наслаждение спасительное, к которому приглашаются все христиане.

     Ненасытно насыщайся Словом Божиим, ненасытно насыщайся исполнением заповедей Христовых, ненасытно насыщайся трапезою, уготованною сопротив стужающих тебе и упивайся чашею державною.

     С чего начать нам, говорит святый Макарий Великий, «никогда не занимавшимся исследованием сердец наших? Стоя вне будем стучаться молитвою и постом, как и Господь повелел: Толцыте и отверзется вам».

     Этот подвиг, который предлагает нам один из величайших наставников монашества, был подвигом святых апостолов. Из среды его они сподоблялись слышать вещания Духа. Служащим им Господеви, говорит писатель их деяний, и постящимся, рече Дух Святый: отделите Ми Варнаву и Савла на дело, на неже призвах их. Тогда постившеся и помолившеся, и возложше руки на ня, отпустиша их. Из среды подвига, в котором совокуплены были пост и молитва, услышалось повеление Духа о призвании язычников в христианство.

     Чудное совокупление поста с молитвою! Молитва — бессильна, если не основана на посте, и пост — бесплоден, если на нем не создана молитва.

     Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями, и, победив их, проникает весь состав человека, очищает его; в очищенный словесный храм она вводить Бога.

     Кто, не обработав земли, засевает ее: тот погубляет зерна, и вместо пшеницы пожинает терние. Так и мы, если будем сеять семена молитвы, не истончив плоти: то вместо правды плодопринесем грех. Молитва будет уничтожаться и расхищаться различными суетными и порочными помышлениями и мечтаниями, оскверняться ощущениями сладострастными. Плоть наша произошла от земли, и, если не возделать ее подобно земле, никогда не может принести плода правды.

     Напротив, если кто обработает землю с великим тщанием и издержками, но оставит ее незасеянною: то она густо покрывается плевелами. Так, когда тело будет истончено постом, а душа не возделается молитвою, чтением, смиренномудрием: тогда пост делается родителем многочисленных плевелов—душевных страстей: высокоумия, тщеславия, презорства.

     Что такое страсть объядения и пьянства? Потерявшее правильность, естественное желание пищи и пития, требующее гораздо большего количества и разнообразного качества их, нежели сколько нужно для поддержания жизни и сил телесных, на которые излишнее питание действует противоположно своему естественному назначению, действует вредно, ослабляя и уничтожая их.

     Желание пищи выправляется простою трапезою и воздержанием от пресыщения и наслаждения пищею. Сперва должно оставить пресыщение и наслаждение: этим изощряется желание пищи, и получает правильность. Когда ж желание сделается правильным: тогда оно удовлетворяется простою пищею.

     Напротив того желание пищи, удовлетворяемое пресыщением и наслаждением, притупляется. Для возбуждения его мы прибегаем к разнообразным вкусным яствам и напиткам. Желание сперва представляется удовлетворенным; потом делается прихотливее, и, наконец, обращается в болезненную страсть, ищущую непрестанного наслаждения и пресыщения, постоянно пребывающую неудовлетворенною.

     Намереваясь посвятить себя на служение Богу, положим в основание подвига нашего пост. Существенное качество всякого основания должна быть непоколебимая твердость: иначе невозможно устоять на нем зданию, как бы здание само по себе ни было прочно. И мы никак, никогда, ни под каким предлогом, не дозволим себе нарушать поста пресыщением, особенно же упивством.

     Наилучшим постом признают святые Отцы употребление пищи однажды в день не до сыта. Такой пост не расслабляет тела продолжительным неядением и не отягощает его излишеством пищи, притом сохраняет его способным к душеспасительной деятельности. Такой пост не представляет никакой яркой особенности, и потому постящийся не имеет причины к превозношению, к которому так склонен человек по поводу самой добродетели, особенно когда она резко выставляется.

     Кто занят телесными трудами или так слаб телом, что не может довольствоваться употреблением пищи однажды в день: тот должен вкушать дважды. Пост для человека, а не человек для поста.

     Но при всяком употреблении пищи, и редком и частом, строго воспрещается пресыщение: оно делает человека неспособным к духовным подвигам, и отворяет дверь другим плотским страстям.

     Неумеренный пост, т. е. продолжительное излишнее воздержание в пище, не одобряется святыми Отцами: от безмерного воздержания и происходящего от него изнеможения человек делается неспособным к духовным подвигам, часто обращается к объядению, часто впадает в страсть превозношения и гордости.

     Весьма важно качество пищи: Запрещенный райский плод, хотя был прекрасным на вид и вкусным, но он пагубно действовал на душу: сообщал ей познание добра и зла, и тем уничтожал непорочность, в которой были созданы наши праотцы.

     И ныне пища продолжает сильно действовать на душу, что особенно заметно при употреблении вина. Такое действие пищи основано на разнообразном действии ея на плоть и кровь, и на том, что пары ея и газы от желудка подымаются в мозг и имеют влияние на ум.

     По этой причине все ухмеляющие напитки, особливо хлебные возбраняются подвижнику, как лишающие ум трезвости, и тем победы в мысленной брани. Побежденный ум, особливо сладострастными помыслами, усладившийся ими, лишается духовной благодати; приобретенное многими и долговременными трудами теряется в несколько часов, в несколько минуть.

     Монах отнюдь не должен употреблять вина, сказал преподобный Пимен Великий. Этому правилу должен последовать и всякий благочестивый христианин, желающий сохранить свое детство и целомудрие. Святые Отцы следовали этому правилу, а если и употребляли вино, то весьма редко и с величайшею умеренностию.

     Горячительная пища должна быть изгнана с трапезы воздержника, как возбуждающая телесныя страсти. Таковы перец, имбирь и другие пряности.

     Самая естественная пища — та, которая назначена человеку Создателем немедленно по создании - пища из царства растительного: Сказал Бог праотцам нашим: Се дах вам всякую траву семенную, сеющую семя, еже есть верху земли всея: и всякое древо, еже имать в себе плод семене семеннаго, вам будет в снедь. Уже после потопа разрешено употребление мяс.

     Растительная пища есть наилучшая для подвижника. Она наименее горячит кровь, наименее утучняет плоть; пары и газы, отделяющиеся от нея и восходящие в мозг, наименее действуют на него, наконец, она — самая здоровая, как наименее производящая слизей в желудке. По этим причинам при употреблении ея, с особенною удобностью сохраняется чистота и бодрость ума, а с ними и его власть над всем человеком; при употреблении ея слабее действуют страсти, и человек более способен заниматься подвигами благочестия.

     Рыбные яства, особливо приготовленные из крупных морских рыб, уже совсем другого свойства: они ощутительнее действуют на мозг, тучнят тело, горячат кровь, наполняют желудок вредными слизями, особливо при частом и постоянном употреблении.

     Эти действия несравненно сильнее от употребления мясной пищи: она крайне утучняет плоть, доставляя ей особенную дебелость, горячит кровь, пары и газы ея очень отягощают мозг. По этой причине она вовсе не употребляется монахами, она — принадлежность людей, живущих посреди мира, всегда занятых усиленными телесными трудами. Но и для них постоянное употребление ея вредно.

     Как! воскликнут здесь мнимые умницы: мясная пища разрешена человеку Богом, и вы ли воспрещаете употребление ея? — На это мы отвечаем словами Апостола: Вся ми леть суть (т. е. все мне позволено), но не вся на пользу: вся ми леть суть, но не вся назидают. Мы уклоняемся от употребления мяс не потому, чтоб считали их нечистыми, но потому, что они производят особенную дебелость во всем нашем составе, препятствуют духовному преуспеянию.

     Святая Церковь мудрыми учреждениями и постановлениями своими, разрешив христианам, живущим посреди мира, употребление мяс, не допустила постоянного употребления их, но разделила времена мясоядения временами воздержания от мяс, временами, в которые вытрезвляется христианин от своего мясоядения. Такой плод постов может узнать на себе опытом всякий соблюдающий их.

     Для иночествующих запрещено употребление мяс, дозволено употребление молочной пищи и яиц во времена мясоядений. В известные времена и дни им разрешается употребление рыбы. Но наибольшее время они могут употреблять только одну растительную пищу.

     Растительная пища почти исключительно употребляется самыми ревностными подвижниками благочестия, особливо ощутившими в себе хождение Духа Божия по вышесказанному удобству этой пищи и ея дешевизне. Для пития они употребляют одну воду, избегая не только разгорячающих и ухмеляющих напитков, но и питательных, каковы все хлебные напитки.

     Правила поста установлены Церковию с целию вспоможения чадам ея, как руководство для всего христианского общества. При этом предписано, каждому рассматривать себя с помощию опытного и рассудительного духовного отца, и не возлагать на себя поста, превышающего силы: потому что, повторяем, пост для человека, а не человек для поста; пищею, данною для поддержания тела, не должно разрушать его.

     «Если удержишь чрево, сказал святый Василий Великий, — то взойдешь в рай, если же не удержишь, то будешь жертвою смерти». Под именем рая здесь должно разуметь благодатное молитвенное состояние, а под именем смерти состояние страстное. Благодатное состояние человека, во время пребывания его на земле, служит залогом вечного блаженства его в небесном Едеме, ниспадение во власть греха и в состояние душевной мертвости служить залогом ниспадения в адскую пропасть для вечного мучения.

Аминь.

Святые Отцы о Посте

«Пост есть пища для души, и как телесная пища утучняет тело, так и пост укрепляет душу, сообщает ей легкий полет, делает ее способной подниматься на высоту и помышлять о горнем и поставляет выше удовольствий и приятностей настоящей жизни»

Святитель Иоанн Златоуст

«Как легкие суда скорее переплывают моря, а обремененные большим грузом утопают, так и пост, делая ум наш более легким, способствует ему быстро переплывать море настоящей жизни, стремиться к небу и к предметам небесным и не уважать настоящее, но считать ничтожнее тени и сонных грез»

Святитель Иоанн Златоуст

«Пост есть учительница умеренности, мать добродетели, воспитательница чад Божиих, руководительница беспорядочных, спокойствие душ, опора жизни, мир прочный и невозмутимый; ее строгость и важность умиряет страсти, угашает гнев и ярость, охлаждает и утишает всякие волнения, возникающие от многоядения»

Святитель Астерий Амасийский

«Мы не в пище только должны соблюдать меру, но и удерживаться от всякого другого греха, чтобы, как постимся чревом, поститься нам и языком, удерживаясь от клеветы, от лжи, от празднословия, от унижения, от гнева и, одним словом, от всякого греха, совершаемого языком. Также должно поститься и глазами, то есть не смотреть на суетные вещи, не давать глазам свободы, ни на кого не смотреть бесстыдно и без страха. Так же и руки, и ноги должно удерживать от всякого злого дела»

Преподобный Дорофей Палестинский

«Пост есть начало и основание всякого духовного делания. Какие добродетели ни наздашь ты на основании поста, все они будут непоколебимы и непотрясаемы, как назданные на твердом камне. А когда отринешь это основание, то есть пост, и на место его положишь насыщение чрева и другие неуместные пожелания, тогда все добродетели будут потрясены и разнесены от худых помыслов и от потока страстей, как песок разносится ветром, — и все здание добродетели рушится»

Преподобный Симеон Новый Богослов

«Пост, как врач душ наших, у одного христианина смиряет плоть, у другого укрощает гнев; от одного отгоняет сон, другого возбуждает на большее доброделание; у одного очищает ум и делает его свободным от злых помыслов, у другого вяжет неудержимый язык и страхом Божиим, как уздою, удерживает его, не позволяя ему говорить праздные и гнилые слова; а у иного не дает глазам смотреть туда и сюда и любопытствовать, что делает тот или другой, но всякого располагает внимать себе самому»

Преподобный Симеон Новый Богослов

«Есть пост телесный, есть пост и душевный. Телесный пост есть когда чрево постится от пищи и пития; душевный пост есть, когда душа воздерживается от злых помыслов, дел и слов. Добрый постник есть, кто от всякого удаляется зла. Аще убо хощеши, христианине, чтоб тебе пост полезен был, то, постяся телесно, постися и душевно, и постися всегда»

Святитель Тихон Задонский

«Положим в основание подвига нашего пост. Существенное качество всякого основания должна быть непоколебимая твердость: иначе невозможно устоять на нем зданию, как бы здание само по себе ни было прочно. И мы никак, никогда, ни под каким предлогом не дозволим себе нарушить поста пресыщением, особенно же упивством»

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

«Пост представляется мрачным, пока не вступишь в поприще его: но начни, — и увидишь, что это свет после ночи, свобода после уз, льгота после тягостной жизни»

Святитель Феофан Затворник

«Закон постничества такой: в Боге умом и сердцем пребывать с отрешением от всего, всякое себе угодие отсекая, не в телесном только, но и в духовном, творя все во славу Божию и благо ближних, неся охотно и с любовию труды и лишения постнические, в пище, сне, отдыхах, в утешениях взаимообщения»

Святитель Феофан Затворник

«Пост, возбуждая к молитве, как-то особенно ненавистен врагу: приходят ко мне на совет или на исповедь — между прочим, советую соблюдать святые посты. Со всем соглашаются, а как дело коснется поста: не хочу, не могу и прочее, и прочее... Вот как враг ненавидит святой пост: возбуждает против поста, не хочется ему, чтобы соблюдались святые посты»

Преподобный Варсонофий Оптинский

«Поститься христианину необходимо для того, чтобы прояснить ум и возбудить и развить чувство, и подвигнуть к благой деятельности волю. Эти три способности человека мы затмеваем и подавляем более всего объядением, пиянством и заботами житейскими, а чрез то отпадаем от источника жизни – Бога и ниспадаем в тление и суету, извращая и оскверняя в себе образ Божий»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

«Пост хорошо показывает или обнаруживает все немощи нашей души, все ее слабости, недостатки, грехи и страсти, как начинающая очищаться мутная, стоячая вода обнаруживает, какие водятся в ней гады или какого качества сор»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

«Пока тот или иной человек лишь умствует о Боге, он никак не способен противостоять демонам, которые только и делают, что насмехаются над немощными светскими мудрованиями. Но стоит ему начать поститься и молиться Богу, как те же демоны наполняются неописуемым страхом. В человеке, который приступит к Богу с искренней молитвой и с терпением и надеждой, будет проходить подвиг воздержания, демонам станет тесно, невыносимо — и они поспешат из него уйти»

Святитель Николай Сербский

«Всегда сытое тело обычно показывает всегда голодную душу. Кто постится, тот душу угощает. Чем более человек постится, тем более он уменьшает попечения о своем теле и увеличивает радость своей души. Сие не достаточно просто сказать и просто услышать; сие становится ясным само собою, когда человек старается так поступать и применяет это в жизни»

Святитель Николай Сербский

«Пост — есть воздержание от всего вредного для нас, от всего, что растлевает душу нашу, то есть от страстей, которые лежат в основе всех наших грехов… Для преодоления всех, без исключения, страстей необходимо учиться воздержанию. Без телесного же поста этого достичь невозможно. Как в школе учеников постепенно ведут от низших знаний к высшим, от азбуки до высшей математики, так и воздержание надо начинать с азбуки, с обуздания своего чрева»

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

«Как высокий государственный деятель должен зорко наблюдать за всем происходящим, чтобы ничего не произошло во вред того, что ему поручено, так и наш пост есть стояние на страже души. Пост есть тщательное наблюдение, чтобы ничто не повредило нашей душе. Пост есть наблюдение за своими мыслями, охранение своего взора от вредных зрелищ, своего слуха от душевредящих разговоров, своего языка от скверных и пустых слов, своих уст от неподобающей пищи»

Святитель Иоанн Шанхайский

«Для здоровых юношей воздержание — самая крепкая узда против страстей, необходимая для того, чтобы господствовал дух и царил мир. Тогда в чистоте сердца они могут уже чисто смотреть на людей, как Ангелы смотрят на Ангелов. Те же, кто не воздерживаются и живут необузданно, даже на Ангелов смотрят плотски, как жители Содома, удалившиеся от Бога. Естественным следствием этого является то, что любящие свою хорошо откормленную плоть и удобства жизни любят людей плотски и их духовно разрушает собственная плоть»

Преподобный Паисий Святогорец

Советы священников: пост и Новый Год

Вот уже почти 100 лет, как в России светский Новый Год отмечается во время Рождественского поста. Ошеломляющая истерия шоппинга, безумные приготовления к празничному обжорству, возведенное в ритуал неумеренное пьянство, разнузданные "корпоративы" - как устоять посреди этого всеобщего разгула? Приводим советы священников - наших современников, которые помогут вам достойно провести пост.

     В России празднование Нового Года происходило в разные даты: 1 марта (до 1492 года), 1 сентября (до 1700 года), с 1700 года по указу Петра Первого и по настоящее время - 1 января. Отмечание Нового Года в начале весны и в начале осени было обусловлено цикличностью земледельческих работ. Церковный год начинается 1 (14) сентября - этот день относится к малым Господским праздником и называется Новолетие. Первого сентября 312 года император Константин Великий одержал победу над Максентием, после чего христианам была дарована полная свобода исповедовать свою веру. В этот день, когда иудеи праздновали новое лето, Спаситель, согласно Евангелию от Луки "пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать" (Лк. 4:16) слова пророка Исаии:

«Дух Господень на Мне, Его же ради помаза Мя… нарещи лето Господне приятно...» (Ис. 61:1-2)

     И мы знаем, что с наступлением царства Христова наступит время свободы от рабства греху и диаволу, прощения долгов или грехов и примирения с Богом. В воспоминание этих двух событий со времен Первого Вселенского Собора церковный богослужебный год начинается и празднуется 1 (14) сентября.

     А с чем же связана традиция отмечать Новый Год 1 января?

     В Древнем Риме, как и во многих других странах, Новый год традиционно наступал в марте месяце и, следовательно, считался праздником плодородия и начала весны. Всё изменилось, когда к власти пришёл ставший пожизненным диктатором Гай Юлий Цезарь. Ему удалось, при помощи группы александрийских учёных во главе с египетским астрономом и математиком Созигеном, реформировать древнеримский календарь, который после реформы к десяти прежним месяцам прибавил ещё два — январь и февраль, а Новый год получил официальную дату своего начала — 1 января.

     Стоит отметить, что 1 января было выбрано не случайно. Месяц «январь» был посвящён Янусу — древнеримскому богу входов и выходов, дверей и всякого начала. Однако, кроме символического, эта дата имела ещё и практическое значение. Дело в том, что с конца II в. до н.э. новоизбранные римские консулы вступали в должность именно 1 января, а официальное летосчисление велось по консулам, т.е. запись в государственном архиве имела примерно такой вид — «в год консулов такого-то и такого-то». Кроме того, именно в это время начиналась активная политическая и хозяйственная деятельность в Древнем Риме. Поэтому любая другая дата начала Нового года, отличная от 1 января, была бы явным несоответствием фактически установившемуся порядку. Система летосчисления, созданная Цезарем и Созигеном, стала называться юлианским календарём, а 1 января Новый год впервые наступил в 45 г. до н.э., став, по всей видимости, первым нерелигиозным праздником в истории человечества, праздником, возникшем из жизненной необходимости и введённым волевым решением сверху, что несомненно подчёркивает его чисто светский характер.

     Вот и получается, что 1 января чествуется и языческое божество, и римский бюрократический государственный аппарат.

     – Отец Димитрий, как правильно поститься? И как построить пост тому, кто постится первый раз?

     – Здоровому молодому человеку вполне можно поститься по уставу. Более того, это будет очень полезно для него: так он полнее ощутит себя членом Церкви, почувствует свою общность с Церковью. Кстати, очень многие постятся по уставу. Я сам 45 лет так пощусь и никаких затруднений не испытываю. Другое дело, когда человек постится первый раз в жизни. Я бы ему посоветовал для начала просто не есть мясного постом. А в дальнейшем, в следующий пост, сделать его немного строже, в третий же год поститься уже по уставу.

Самое лучшее упражнение для поста – трапеза в течение года по средам и пятницам сугубо постная, даже без рыбы и растительного масла. Если это соблюдать, тогда уже легко поститься длительными постами.

     – А какие и для кого могут быть послабления в посте?

     – Во-первых, для людей старых. Потому что с возрастом меняется обмен веществ в организме, возникают разные болезни. Старому человеку трудно без растительного масла, и никакого греха нет в том, что он вкушает растительное масло в течение всего поста. А если сможет один день или два – в среду и пятницу – есть пищу без растительного масла, это будет просто замечательно.
Некоторым в силу возраста или по состоянию здоровья и по предписанию врачей нельзя обходиться без белковой пищи. Им – рыба каждый день. Или осьминоги и кальмары. Правда, это продукты недешевые, но ведь не обязательно их есть много, но лишь чтобы восполнить дефицит белка.
Послабляется пост для детей – их не рекомендуется строго постить.

     – Детям какого возраста послабляется пост?

     – Детям до 9–10 лет можно вкушать молочную пищу. Например, кашу на молоке. Дети – растущий организм, без белковой пищи им нельзя. А подросткам уже надо начинать поститься в полную меру. Можно даже такой педагогический подход сделать – сказать: «Тебе 14 лет, ты уже взрослый человек, и мы тебя воспринимаем как настоящего мужчину. Ты можешь уже и на работу пойти, если желаешь. Поэтому постись, как постятся взрослые».
Детей к полному посту надо постепенно подводить. Например, к 9 годам можно уже всё молочное исключить, кроме каши на молоке. Если детям давать больше фруктов, они не будут тяготиться ограничениями в пост.
Дети до 4 лет не постятся. Таких малышей можно даже причащать, если они поели. Хотя часто можно услышать, что этого нельзя делать. Можно.
А некоторые доходят и до такого, что утверждают, будто нельзя причащаться, если выпил лекарство. Воспринимают лекарство как еду. Бывают такие фарисейские перегибы. Но пост нужен не для того, чтобы воздерживаться от лекарства и расстраивать свое здоровье. Прием лекарств никак не может влиять на духовную жизнь человека.
Хорошо, когда человек постится с детства, – это и полезно, и здорово. И если есть финансовые возможности, пусть в пост семья в свое меню включает морепродукты.
И еще – обязательно! – на это указывается и в уставах: пост ослабляется для кормящих матерей и беременных женщин. Их пост должен быть согласован с врачом, который ведет будущую роженицу. Беременная должна думать, прежде всего, о питании младенца, которого носит под своим сердцем.

     – Отец Димитрий, а как поститься спортсменам? Ведь их организму, испытывающему большие нагрузки во время тренировок, необходим белок.

     – Усиленные занятия спортом – это все-таки блажь. Но если человек спортом профессионально занимается, то ему, как исполняющему тяжелые работы, пост тоже ослабляется. Рацион надо соотнести с потребностями организма и согласовать с врачом.
Также ослабляется пост людям, находящимся в тюрьме, потому что они отдельное меню себе не могут заказать. В армии – то же самое. Там не спрашивают, что тот или другой солдат хотел бы на обед, дают, как всем, – это не ресторан. Но если на обед котлеты, ты можешь их отдать другому – поделиться с самым голодным парнем. Если не поешь мяса какое-то время, ничего страшного с тобой не случится.

     – Как вы относитесь к призывам в интернете: «Пост – время почистить организм!» – когда на первое место ставится физиологическая польза?

     – Разумеется, пост для нас – это, прежде всего, духовное делание, духовное очищение. И концентрировать внимание на физиологической составляющей совершенно неправильно.

     – Конец года – традиционно суетливая пора. Кто-то сдает отчеты, закрывает проекты, а кто-то готовится провести длинные новогодние каникулы за границей, на юге. Как в эти дни сохранять спокойствие? Как не растерять то, что мы накапливаем в пост?

     – Не надо забывать, что пост идет круглый год – по средам и пятницам. И мы должны быть на посту собственной души. А стяжать мирный дух – это вообще наша постоянная задача. Спокойствие, рассудительность, трезвость – обычное состояние христианина.

     – А что делать с новой культурой обязательных предновогодних и новогодних корпоративов? Ведь без них теперь уже не обходится ни одно учреждение, ни одна фирма…

     – Я никогда не участвовал в «кооперативах», к этой культуре не принадлежу. Эта традиция пришла к нам с Запада. В России Новый год с самого начала его празднования – с 1930-х годов – был семейным праздником, домашним. И никакой это не «кооператив», а наоборот, очень тихий праздник. Жаль, что он потеснил Рождество. Ведь что мы празднуем в Новый год, какое событие вспоминаем? Никакое. Потому что нет в этом празднике события.

     – Но его иногда называют Новолетием…

     – Новолетие церковное – это 1 сентября по Юлианскому календарю. У этой даты есть смысл. Дети в школу идут, начинается после летнего отдыха новый рабочий год, собран урожай и крестьянин завершает годовой круг земледельческих работ. 1 января Новолетие придумал праздновать царь Петр: хотел, чтобы и у нас было всё по-западному. И это внесло сумятицу – продолжающуюся и до сих пор – в наши традиции.
А если кто-то празднует всякие «кооперативы», то я никоим образом не препятствую, пожалуйста!.. Я всегда снотворное выпиваю в ночь на 1 января, чтобы спокойно спать под канонаду под окнами. Тоже вот такая новая традиция, которая укрепилась в последние годы.
Дурной пример вообще заразителен. Если люди на чем-то гадком делают свой бизнес, это очень быстро подхватывается, особенно молодежью. Потому что молодежь так устроена: разрушать проще, чем созидать. Вот бы в Новый год наш город стал самым чистым – все вышли бы с лопатами и очистили его от мусора и снега! Вот это был бы «кооператив»! А пить отраву, которая по какой-то странной причине называется шампанским, есть оливье – заведомо вредный продукт, колбасы, которые таковыми не являются… Не знаю, какое от этого может быть веселье. Ведь, к сожалению, народ и поят, и кормят, особенно в этот «праздник», не очень качественными продуктами.
Большевики отняли у людей христианские праздники, священников перестреляли, и народ стал забывать свои традиции. Дед Мороз заменил святителя Николая, Новый год – Рождество Христово. А хотели вообще начать летоисчисление со дня рождения Сталина – открыть новую эру.

     – Если ты приехал, например, на каникулы к своим родителям, которых давно не видел, и они, люди неверующие, специально для тебя приготовили угощение – увы, скоромное, – как быть верующим в такой ситуации? Ведь отказаться в данном случае – значит, проявить неуважение.

     – В Житиях описаны выходы из этих ситуаций. Преподобный Макарий Египетский этому пример. Ешь, что дадут. Потом возвращаешься к себе домой и на эти три дня продлеваешь свой пост.

     – Даже когда он закончился?

     – Да. Кто мне запретит поститься на Святках? Хочу и пощусь. И ем одну вермишель и гречневую кашу. Из-за трапезы с родственниками не должно быть никаких распрей. Всё должно быть…

     – по любви?

     – Это не любовь, это просто уступка желаниям мира. Я что, проявляю любовь, если ем оливье?
Демонстративно подчеркивать свой пост неправильно. Это превозношение. Митрополит Филарет Московский, кстати, делал так: он, если в гостях ему предлагали то, что в этот день вкушать было нельзя, эту еду вилкой по тарелке размазывал – вроде чего-то поел. Демонстрировать свой пост Господь запретил. Христиане этого делать не могут, потому что это неприятно для Бога.
Расскажу случай из Патерика. Некие монахи пришли в гости к другим, им подали угощение – вареные овощи. И один из них говорит: «Простите, но мы не едим ничего вареного». И тогда старец сказал: «Лучше бы ты съел кровавого мяса, чем сказал то, что ты сейчас проговорил». Что, от этого твоя духовная жизнь умалится, если ты вместо сырой морковки съешь вареную? Да иди в свою келью и там хоть вообще только воду одну пей. Не выпячивай свой пост перед людьми. Святой Макарий всегда одну воду пил – так восстанавливал нарушенный ради гостей пост.

     – Отец Димитрий, по соцсетям широко разлетелись ваши слова о том, что можно и курицу в пост есть, мол, не это главное. Поднялась бурная дискуссия. Что бы вы сказали в связи с этим?

     – Я объяснял проблему, что в посте главное – его духовная составляющая. А курица – некий образ, который поясняет эту мысль. Вообще я бы ни одному человеку – и верующему, и не верующему – не рекомендовал есть курицу, купленную в магазине. Если ты хочешь ослабить пост, это не значит, что тебе нужно есть отраву. Если уж есть курицу, то купленную у крестьянина в деревне.
Но дело, повторюсь, не в курице. Это образ, иллюстрация того, что в посте важнее. Удерживать язык, удерживать глаза, удерживать свои чувства – вот самый главный пост.

     – Многие любят цитировать подобные высказывания, особенно известных пастырей…

     – Очень многие фарисеи прекрасно знали Священное Писание, и это знание Священного Писания не помешало им орать на площади: «Распни, распни Его!» – и еще народ подзуживать. Очень часто люди за деревьями не видят леса. Если человек что-то выискивает для своего оправдания, он всегда может это найти. Потому что его цель – угодить не Богу, а себе. Святой Иоанн Лествичник тоже говорил об умеренном посте. И что, будем есть постное сало?

     – Очень популярна фраза, повторяемая каждым постом: «Мясо ешь, но людей не ешь».

     – Да, это говорил отец Павел (Груздев). Я сам много раз слышал. Но это не его слова, а известная мудрая пословица. Она тоже о том, что важнее. Люди постятся, мясо не едят, а друг с другом лаются, пилят друг друга, постоянно упрекают… Ясно, что лучше баранину есть, чем друг друга. Господь хочет, чтобы они от чего прежде всего воздерживались: от вражды или от мяса? Но это не значит, что не надо поститься. Потому что пост поможет преодолеть и поедание друг друга. Хотя, конечно, лучше, чтобы друг друга не ели, я с этим полностью согласен.
Когда я был молодым человеком, я с отцом Павлом общался. И я размышлял над этими словами: они были для меня радикально революционными. Но уже с годами я их понял, когда начал сталкиваться с тем, как люди едят друг друга. Вижу, как родители детей едят, не только маленьких, но и взрослых. Вижу, как педагоги совершают десятки педагогических ошибок ежедневно, просто калечат людей. Вся жизнь – это наблюдение за тем, как люди кусают друг друга, едят, калечат, приносят друг другу боль, и для людей это стало называться жизнью, они всё время должны строить защиту друг от друга. Понятно, что мысль о Боге тут уже и не возникает. Поэтому эту грызню надо из жизни устранить, хотя бы тем, кто исповедует христианство.

     – Батюшка, как быть, когда постишься и при этом начинаешь раздражаться? Вроде бы первые недели хорошо прошли, а потом понимаешь, что «закипаешь». Возможно ли послабление в посте как средство против такого раздражения?

     – Если это послабление уберет раздражение, то, конечно, возможно. Потому что никому пост с раздражением не нужен – он категорически вреден. Значит, это не твоя мера. Съешь ту же самую пресловутую курицу и смиряйся.

     – А как быть с музыкой, театрами, кино? Ведь многие не хотели бы совсем «выпасть из жизни», отказаться от этого на время поста.

     – Во-первых, музыка музыке рознь. Есть музыка, для поста неприличная, а есть музыка, которая может способствовать посту. То же касается и зрелищ.

     – Сейчас в кинотеатрах идет фильм «Иерей-сан» – вроде бы о священнике, если судить по названию. Но…

     – Именно что, но… Это боевик, слепленный по лекалам боевика, в главной роли актер, который всю жизнь в боевиках и играл.
Можно ли его смотреть? Апостол Павел говорит: «Нам всё позволено, но не всё полезно». Если для человека это не вредно, то пусть смотрит. Снявшийся в фильме Кэрри Хироюки Тагава – потрясающий актер. У него такое лицо, на которое можно смотреть часами. Очень богатое лицо. И сыграл он, конечно, потрясающе. Всё на нем держится. Даже другие звезды, занятые в фильме, в его лучах тускнеют. Мощная личность. Он у меня буквально стоит перед глазами.

     – Пост продлится еще несколько недель. Какие бы советы вы дали нашим читателям, чтобы это время прошло для них с наибольшей пользой?

     – Каждый человек, который ходит в церковь хотя бы иногда, уже слышал с десяток этих обращений. И если он к своей внутренней духовной жизни внимателен, то ту меру поста, которую он способен понести, он исполнит.
Я в заключение напомню известные слова: «Не человек для субботы, а суббота для человека». Вместо всяких обращений вот такое домашнее задание – поразмышлять над ними.

Православие.RU

     «С Новым годом, с новым счастьем!» – так по привычке, вряд ли вкладывая какой-то особый смысл в эти слова, приветствуют друг друга люди в момент, когда кончается один год и начинается другой. И все же, сколь ни поверхностна, сколь ни лишена подлинной глубины эта общечеловеческая традиция встречать Новый год, сколь ни велико наше разочарование в самой возможности нового счастья, мы испытываем в эти минуты какое-то воодушевление. Мы, пусть на мгновение, готовы поверить, что это таинственное будущее, вдруг раскрывающееся перед нами, пока бьют свои двенадцать ударов часы, принесет нам новое, а значит, неведомое, небывалое счастье. Удивительна у человека эта неумирающая вера в счастье. Ведь если собрать писания всех мудрецов, изучить все события мировой истории, если попросту вглядеться в повседневную жизнь, которой живем и мы и окружающие нас люди – мало как будто остается оснований для этой веры, для этого неумирающего ожидания счастья.

     Ибо счастья, о котором говорят все эти люди и весь опыт их жизни, счастья, в котором они постепенно разочаровываются, – такого счастья и вправду нет, или же оно так хрупко, так мимолетно, что само становится источником страданий и печали.

     Вот наступает, вот наступил еще один новый год, за нами – триста шестьдесят пять дней нашей жизни. Все в них кануло в вечность, все в них исчезло, как и сами они; все, кроме того, что мы называем любовью. И все так же перед нами эта немного страшная пропасть будущего. Что сулит она нам, какие невзгоды, какое горе, какие, как мы говорим, «непредвиденные» опасности? Будем ли мы живы еще через год, не последний ли Новый год встречаем на земле? Ни на один из этих вопросов ответить мы не можем. Но в одном мы должны быть уверены: что бы ни случилось, мы можем любить! Мы можем стоять рядом с Христом, держаться за Него и смиренно просить дать нам той любви, что преодолевает страх и неизвестность, той любви, про которую сказано: Совершенная любовь изгоняет страх, ибо в страхе есть мучение (1 Ин. 4:18).

     Так вот, с Новым годом, с новым счастьем! Пусть новизной его будет то, что мы полюбим немного больше, немного сильнее; то, что от внешнего, мимолетного, случайного счастья перейдем к исканию радости, которой никто не отнимет у нас, – радости, которая способна вечностью наполнить каждую минуту этого уходящего от нас времени. Как писал Блок в своем «Возмездии»:
«Нас всех подстерегает случай <…> иль ясность Божьего лица».
Над случаем мы не властны, но стоять перед ясностью Божия лица и этой ясностью просвещать нашу жизнь, быть счастливыми этой ясностью –это зависит от нас. Христос говорил про новую заповедь любви. Эта новая заповедь и есть основа нового счастья – того, о котором мы, не задумываясь, говорим, когда желаем друг другу на Новый год нового счастья.

Протопресвитер Александр Шмеман
Источник: www.pravmir.ru/novyj-god-namek-i-predchuvstvie/#ixzz3NH2chfJQ
(печатается в сокращении).

1. Не терять меры

     Разумное празднество допустимо, если оно несет радость людям. Главное, чтобы в меру все, по тому определению, которое преподобный Амвросий Оптинский предложил: «Смотри, Мелитона, – держись среднего тона; возьмешь высоко, будет нелегко, возьмешь низко, будет склизко; а ты, Мелитона, держись среднего тона».

     Не в празднике грех, а в том, как праздновать. И если в новогоднюю ночь ты изначально помолишься, а в нашем граде молебные пения в храмах и этой ночью совершаются, постараешься простить всех и ни на кого зла не держать, то затем смело можно и с Новым годом поздравить, и бокал с шампанским пригубить, и дольку мандаринки скушать. Видя радостные лица наши, и Господь возрадуется.

 Протоиерей Александр Авдюгин: Новый год по-православному

2. Встречать с молитвой

     В некоторых храмах 31 декабря проводится всенощное бдение, а после – литургия. Собираются на ночную литургию люди, молодежь чаще всего, которым хотелось бы в Новый год войти со Христом. Представляете, вокруг такая кутерьма, орды орков, крики, взрывы – а в церкви – молитва.

     Те два года, что мы совершали новогоднюю литургию на Крутицком Патриаршем подворье, было так. Ребята в эту ночь, как правило, сами поют на клиросе, сами читают. И если на Рождество, на Пасху народу в храме много, то тут – небольшая группка энтузиастов, тут все свои.

     Собираются дети и подростки – как правило, из следопытов, молодежь, наоборот, обычно не из Братства. А после службы – трапеза. Часто дети приходят с родителями, но мы стол не делим на детский и взрослый – все сидят вместе. Устав допускает морепродукты, и можно просто поговорить по душам до 6-7 утра.

     Есть еще один момент. 1 января мы празднуем память святого мученика Бонифатия. Он был, выражаясь современным языком, алкоголиком, но обратился ко Христу, полностью исцелился от пьянства и даже жизнь завершил мученически и был причислен к лику святых. Так что он может считаться покровителем нашего Нового года.

 Иеромонах Димитрий (Першин): Рождество Христово. Новый год. Как провести новогодние каникулы?

3. Не нарушать и поста, и мира

     Если человек может принять участие в подготовке новогоднего стола, то пусть сам и приготовит несколько постных блюд. Новогодний бокал поднять можно, может быть и не один, но тут нужно руководствоваться словами апостола Павла: «Все мне позволено, но не все полезно, все мне позволено, но ничто не должно обладать мною».

     А если домашние обижаются и настаивают на том, что «Как же – бабушка готовила!», из двух зол надо выбирать меньшее: что для человека меньшее зло – или ты обидишь ближних, или нарушить пост, но тогда придется в этом покаяться.

     Хватит ли у нас юмора, любви к ближним, чтобы соблюсти пост так, чтобы родные не обиделись? Потому что можно отказаться от скоромных блюд с таким тактом и любовью, что домашние не обидятся. И хватит ли у нас любви, чтобы отказаться так, чтобы не обидеть домашних?

 Протоиерей Александр Ильяшенко: Новый год: отметить так, чтобы назавтра не мучила совесть

4. Размышлять о счастье

     О, если бы люди в своей суетливой жажде мгновенного счастья нашли в себе силу остановиться, задуматься, вглядеться в глубину жизни! Если бы услышали они, какие слова, какой голос вечно обращены к ним на этой глубине. Если бы знали они, что такое – подлинное счастье!

     «И радости вашей никто не отнимет от вас!..» Но разве не о такой радости, которой уже нельзя отнять, мечтаем мы, когда бьют часы?..

     Но вот – как редко доходим мы до этой глубины. Как почему-то боимся мы ее и все откладываем: не сегодня, а завтра, послезавтра я займусь главным и вечным! Не сегодня. Есть еще время. Но времени так мало! Еще немного – и подойдет стрелка к роковой черте. Зачем же откладывать?

     Ведь вот тут, рядом стоит Кто-то: «Се стою у двери и стучу». И если бы не боялись мы взглянуть на Него, мы увидели бы такой свет, такую радость, такую полноту, что, наверное, поняли бы, что значит это неуловимое, таинственное слово счастье.

 Протопресвитер Александр Шмеман: Новый год: самое глубокое и непреходящее

5. Брать веселье в свои руки

     Если за новогодним столом ожидаются непристойные шутки и нецензурные речи, нужно стараться взять инициативу в свои руки. Если это семейное празднование, а не поход в компанию, о которой заранее известно, что празднование там будет малопристойным, то нужно подготовиться заранее.

     Найти хороший фильм, который всем будет интересно посмотреть, продумать возможные темы разговоров, найти, что самому рассказать интересное, подготовиться так, чтобы было интересно всем и чтобы это было все благопристойно.

 Протоиерей Александр Ильяшенко: Новый год: отметить так, чтобы назавтра не мучила совесть

6. Без драконов и крокодилов

     Превращению Нового года в языческое торжество способствует мода на ассоциацию каждого наступающего года с каким-либо животным. Эта традиция стала устойчивой в силу коммерческой выгоды, в частности, для производителей многочисленных сувениров.

     Критически следует относиться и различным ритуалам, связанным с Новым годом, суевериям, будто те или иные действия, совершенные 31 декабря, принесут в следующем году удачу.

 Иеромонах Филипп (Рябых): Нельзя превращать Новый год в «языческое» торжество

7. Подвести итоги

     Неплохо бы каждому человеку в эти стыковочные моменты своей жизни поступить вопреки словам: «а годы летят, наши годы как птицы летят, и некогда нам оглянуться назад».

     Тем-то и ценен праздник Нового года, что нам обычно и в самом деле некогда оглядываться назад на уходящие годы, но вот наступает день, когда больше некогда откладывать, надо вынырнуть из водоворота суеты и, прежде чем переступить порог, оглянуться.

     И, стоя на пороге, поблагодарить Бога за прожитый год, попросить у Него прощения за то, что было в том году против Его заповедей сделано или вынашиваемо в сердце, и попросить благословения на год грядущий.

 Протоиерей Игорь Прекуп: Новый год – станция в жизненном пути

8. Не забыть о тех, кто замерзает

     Если вы видите на улице замерзающего человека, позвоните в службу «Социальный патруль» по телефону: 8 (495) 720-15-08 (Москва) или узнайте номер в вашем городе. Запишите к себе в телефон прямо сейчас! Возможно, вы спасете кому-то жизнь!

9. Сдать кровь

     В течение года с донорской кровью все плохо. В новогодние дни наступает катастрофа. Сегодня она нужнее, чем всегда. Если у вас нет противопоказаний, то вас очень ждут!

10. Поздравить тех, кого никто не поздравит

     Одинокая соседка? Пожилая прихожанка вашего храма, чьего имени вы и не знаете? Коллега, которая вышла на пенсию несколько лет назад? Многодетная семья, которой трудно выкроить средства на хороший подарок детям? Вокруг нас множество людей, которых некому поздравить с Новым годом и грядущим Рождеством. А в дни всеобщего праздника одиночество – острее, чем всегда.

     Попробуйте поспорить с тем, что христиане едва ли грешат больше когда-либо, чем в праздничные периоды. Умеющие отделять время для воздержания и посильных аскетических трудов, мы гораздо меньше способны правильно вести себя в то время, когда праздники пришли. Это тождественно героической победе в боевом столкновении, после которой на радостях перепилось все победившее войско, а половина умерла от отравления дешевым алкоголем.

     Что ни говори, а умение быть сдержанным в дни радости стоит не меньше (если не больше), чем умение с терпением переносить невзгоды.

     …Это все прямо относится к славянам.

     Совершившие нечто великое, мы склонны на каждом шагу пренебрегать делами малыми, но необходимыми.

     …Что Святки, что Светлая седмица требуют особого трезвения в условиях, когда поста уже нет, и славянская душа склонна хлопнуть шапкой оземь, махнуть рукой в смысле «один раз живем», и …. Далее по тексту. Кто не знает, что богатства разного рода накапливаются годами, а теряются в минуты? Кто из нас на себе не испытал то чувство позорного опустошения в душе после того, как трудился-трудился, а потом сотворил глупость, неправильно повел себя, и все накопленное потерял раньше, чем ахнуть успел?

     Это напрямую относится к праздничным периодам. Посреди праздников Бога можно прогневать еще быстрее, чем посреди поста и скудости, вольной и ли невольной. У Исайи сказано:

«Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский!
К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь.
Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу.
Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои?
Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие — и празднование!
Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их» (Ис. 1:10-14)

     Это сказано не Содомлянам, а евреям, современным Исайе, людям, погрязшим в самых разных злодеяниях и уже обреченных на кару тяжелую и неотвратимую. То, на что они полагались, как на фактор освящения и близости к Богу — всесожжения, кровь жертв, курения, субботы и новомесячия – именно это раздражало Господа.

     Все это терпеть Он не мог, потому что велика была разница между грехами в быту, нежеланием исправляться и, вместе с тем, надеждой на Бога. Не знаю, право, не знаю, так ли мы грешны, как они, или меньше. А может, больше? Честно говорю, не знаю. Но одно словосочетание часто приходит на ум именно из приведенных слов Исайи. «Беззаконие и празднование».

     Я снова повторяю, что не знаю, так ли мы грешны, как те евреи, или меньше. Но слова о сочетании празднования и беззакония, без сомнения, касаются у нас того языческого разгула, которым отмечены все вообще наши праздники, включая церковные.

     Народ, как и человек, способен меняться и воспитываться. Если не способен, то он обречен. В чем нам нужно меняться и в какую сторону воспитываться? Нам нужно научиться не губить плоды поста пьянством, праздностью. Еще — болтовней и пустым времяпрепровождением. Это – тяжелая задача особого рода. Дело в том, что грешное естество чистой радости не вмещает и долго радоваться не способно. Если бы мы были способны чисто и долго радоваться, мы были бы уже насельниками светлого Рая. Но именно неумение правильно радоваться и праздновать есть показатель нашей еще неготовности к участию в Небесной Литургии.

     Торжества наши смиряют душу и рождают временами особую скорбь. Они показывают, на каком далеком от совершенства уровне мы топчемся годами и столетиями, как мы подмешиваем языческое буйство или обжорство в благодатные торжества. Ведь иначе мы можем и торжества не почувствовать, и праздник будет для многих не совсем праздником. Жалко, что мы такие, и в этом отношении весьма слабо меняемся на протяжении долгих временных периодов.

     Но время движется в сторону вечности, и время есть фактор становления человека и человечества. Меняться можно и нужно, пока это самое время есть. Пока один из Ангелов Апокалипсиса не поднял руку к небу и не поклялся Живущим во веки, что времени больше не будет.

     Нам, конечно, нужно учиться посту и воздержанию. Но нужно также учиться не позорить прошедший пост и наступивший праздник поведением суетным и развязным.

     Не терять плоды поста нужно научиться в праздники. Среди разносолов на столе не забывать пищу Слова Божия. Вместо пьянства мерзкого, наследственного, ликероводочного прилежать к Божественному опьянению Литургической молитвы. В общем, в любой праздничный период нас ждет очередное испытание праздником, испытание, требующее трезвения, веры, и настоящей, а не суетной радости.

     Слава Богу, что приближение Нового года среди тех, кто исповедует себя православным верующим хоть всегда и вызывает массу вопросов, но обходится без вопрошения: "Во что одеваться в год рыжей мыши?" или "С кем знакомиться в ближайший год петуха?" Тут позиция у православных ясная и четкая: нельзя унижать образ Божий, то есть человека, до уровня несознательной твари, пусть красивой, нужной и любимой, но все же созданной в услужение человеку.

     Вопрос, который начнут (вернее, уже начали) задавать священникам на приходах, которым запестрят интернет-форумы, газетные статьи радио и телебеседы будет иного плана: "Как встречать Новый год в Рождественский пост?" Причем в разрешении этого камня преткновения зимнего периода очень часто требуют, чуть ли ни соборного решения Церкви, дабы не разрушить мир в семье и не слышать претензии, что "неверный в малом и в великом неверен будет" (Мф. 25:14-30).

     Возможно ли сочетание того и другого?

     Ведь с одной стороны в "Правилах" Православной Церкви:
"Аще кто прийдёт на праздник языческий или еретический, и будет вкушать лишь разрешённое, и тем лишь спразднует, отлучен да будет…",
а вот другое, апостольское:

"Всякий поступай по удостоверению своего ума.
Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает.
Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога" (Рим.14:5-7)

     Так как же соединить, например, обязательное, годами установленное, посещение и поздравление неверующих родственников с отнюдь нескоромной трапезой, и необходимостью выполнения постовых предписаний? Как ответить ребенку на просьбу позвать деда Мороза, так как он и к Тане, и к Оксане, и Пете, живущим на этой же лестничной площадке, обязательно придет с подарками? Позволю себе не согласиться с весьма уважаемым пастырем и прекрасным проповедником отцом Дмитрием Смирновым, который предлагает следующий выход:
"Если не хотите обижать неверующих домашних – начните пост на неделю раньше. Нужно сохранять трезвый взгляд. Самое существенное – любовь".
Любовь действительно – "самое существенное", но ведь пост тоже выражение любви, причем любви к Богу. Менять веками установленные рамки поста, значит идти на поводу протестантов, у которых благочестивые традиции не в чести. Говорить же сегодня о переносе даты начала поста или Рождества, сколь бы не были аргументированы эти предложения, нет смысла. 7 января, то есть 25 декабря по старому стилю, было и останется православным Рождеством. В то же время игнорировать государственный праздник, да еще и повсеместно любимый, значит поставить себя в маргинальную позицию и что еще хуже – впасть в грех осуждения и превосходства. За негативными последствиями подобного отношения далеко ходить не надо. Вот одно из мнений, которое было высказано в моем интернет-блоге, когда обсуждалась эта тема: "Новый Год это пародия на Рождество Христово. Известно, что греческое слово "антихрист" означает не только "противо-Христос", но и "прежде-Христа". Значит, неправославный светский праздник, пародирующий Рождество Христово и предшествующий ему, заставляющий простых людей нарушать как постный режим, так и покаянное настроение поста – хлопушками, огоньками, салатами оливье и пенистым шампанским – является "антихристовым" в чистом виде".

     Ни много, ни мало – все те, для кого Новый год праздник, отправлены в стан воинства врага рода человеческого. Последователи столь одиозной позиции, отнюдь не маргинальны и редки. Некоторые православные издания осуждают новогодне-рождественские поздравления, направляемые священноначалием государственным структурам и руководителям, негативно воспринимаются благотворительные мероприятия Церкви, если они приурочиваются к новогодним дням. Приводится масса "доводов", о "неправославном" происхождении Нового года, о языческом культе Деда Мороза и Снегурочки и т.д.

     Неудивительно, что некоторые не в меру ретивые хранители "преданий старины глубокой" вносят в перечень несомненных грехов новогодний фейерверк, елочные украшения и маскарадные костюмы, причем страдают от этого, прежде всего, дети. Скажите, как отнесется в будущем к Православию и церкви ребенок или подросток, который, видя счастливые глаза и радостные лица своих сверстников, будет слышать от "воцерковленных" родителей лишь запреты, упреки и осуждение?

     Несомненно, каждый праздник должен быть благочестив и не нести с собой греховное начало. Необходим принцип: "что через меру, то от лукавого". Ведь не секрет, что нынче любое торжество обязательно сопровождается усиленным потреблением напитков отнюдь не способствующих нравственному началу. "Ты что, уже с утра празднуешь?" – стало повсеместной фразой, как, впрочем, и сверхбойкая торговля спиртным в преддверии любых общих торжеств. Сочетание понятия "праздник" с неудержимым разгулом – беда давняя, но бороться с ним лишь запретными мерами – себе же во вред. Принцип: "запретный плод сладок" – срабатывает всегда.

     Искать же где-то на стороне, в иных конфессиях или религиозных верованиях принцип симфонии народного и государственного праздника с православной традицией не надо. Он у нас самих присутствует.

     Все мы прекрасно знаем, что, например, праздник Рождества Иоанна Предтечи установлен Церковью в день древнего торжества Ивана Купалы. Установлен промыслительно и с совершенно четкой целью: лишить этот день языческого содержания. И это удалось. Несмотря на прыжки президентов некоторых постсоветских стран через костер, Иван Купала стал лишь этнографическим событием, да костюмированным маскарадом.

     Шествуя путем фарисейского буквоедства, мы отбиваем у близких, и неблизких, всякую охоту и стремление перешагнуть церковный порог. Более того, совершенно не берется в учет и отбрасывается указание апостола Павла, что
"Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем" (1Кор.8:8).

     Смысл поста не в том заключается, чтобы не съесть чего-то скоромного. Смысл в другом, в памяти, что пред Богом ходим. Боюсь, что не радуем мы Божью Любовь своей насупленностью, запретными мерами и стремлением создать из себя праведников-надсмотрщиков, которые свысока и с осуждением наблюдают за праздником большинства наших близких. "Любовь – выше поста" – говорил святитель Тихон Задонский. Не понимать этого, значит шествовать по пути тех, кто сегодня закопал себя в Пензенской области в яму и с гордостью кричит чрез земляную дыру о своей праведности и "истинноправославности".

     Надо другим служить, а не заниматься самим собой. Если из-за твоего поста плачет ребенок, то в будущем, как бы ты не старался, он не будет прихожанином православной Церкви, а твои родные между собой, что бы ты не слышал (они ведь тебя любят) обязательно сделают вывод: "Вот до чего попы довели".

     Рождественский пост – установление святоотеческое и он, безусловно, нужен и необходим в деле нашего личного спасения, но не будет "толку" в деле собственного духовного совершенствования, когда пост наш принесет горе и озлобленность.

     Можно и нужно сочетать новогодние торжества и наше скромное ожидание Рождества Христова. Как? Да очень просто.

     Помните: "Вот и дедушка Мороз, он подарки нам принес"? А разве святитель Николай подарки нужные не дарил? Загнали мы нынешнего Деда Мороза в Лапландию, а он то, скорее всего, с Николая Чудотворца списан. Или елочные новогодние гирлянды, они нынче в конце декабря замигают разноцветьем, именно тогда, когда звездочка Вифлеемская в преддверии Рождества зажглась. Детские хороводы (да и взрослые тоже) пред елкой – чем же они хуже ангельского пения "Слава в Вышних Богу"? И разве в словах государственного руководства в предновогодних обращениях не слышится просьбы: "и на земле мир и в человецех благоволение"?

     Разумное празднество допустимо, если оно несет радость людям. Главное, чтобы в меру все, по тому определению, которое преподобный Амвросий Оптинский:
"Смотри, Мелитона, держись среднего тона; возьмешь высоко – будет нелегко, возьмешь низко – будет склизко; а ты, Мелитона, держись среднего тона".

     Не в празднике грех, а в том, как праздновать. И если в новогоднюю ночь ты изначально помолишься, (а в любом городе в храмах в эту ночь совершаются молебные пения), постараешься простить всех и ни на кого зла не держать, то, затем, смело можно и с Новым Годом поздравить, и бокал с шампанским пригубить, и дольку мандаринки скушать. Видя радостные лица наши, и Господь возрадуется.

     Вместо же мирского тоста, рекомендую вот эти слова митрополита Антония Сурожского прочесть:

 "Новый год перед нами снова стелется как еще ничем не тронутая возможность. Внесем в этот год вдохновение, войдем в этот год с тем, чтобы творчески пройти прямым путем весь год. Будем идти вместе, будем идти дружно, будем идти смело и твердо. Встретится трудное, встретится и радостное: то и другое нам дает Господь. Трудное – потому что именно темное, горькое, мучительное нам посылает Господь, чтобы принести в это свет, радость, тишину; и светлое – чтобы и нам приобщиться свету, быть детьми света.
Будем идти вместе, заботливо, не забывая друг друга, и тогда к концу года, когда мы оглянемся, окажется, что проложена одна прямая стезя, что никто не упал на краю дороги, никто не забыт, никто не обойден, и что у многих в нашей малой общине и через нас – во всем мире – любовь, свет, радость"
.

     И это будет по-православному!

Александр Авдюгин, протоиерей
Интернет-журнал "Русская неделя" – 15.12.2007

     Немалое значение в жизни православного человека занимает пост: внешне он выражается в воздержании от определенных видов пищи, но само по себе понятие поста неизмеримо более глубокое, чем это обычно понимают вегетарианцы, диетологи, да и вообще люди нецерковные. Пост есть не пища или питие особенное, но духовный подвиг ради Господа.

     В первую очередь — это время покаяния и духовного сосредоточения. В это время нужно по возможности ограничить нашу погруженность в мирскую суету, отказаться от светских развлечений, больше времени уделить посещению Церкви, молитве, душеполезному чтению, добрым делам ради Господа. Особо следует обратить внимание на характер наших отношений с близкими: перед обиженными извиниться, с находящимися в ссоре примириться, нуждающимся особо уделить наше внимание и заботу. В период поста совершенно необходимо хотя бы один раз причаститься.

     В плане именно употребляемых продуктов пост делится на нестрогий (воздержание от всех видов мясо-молочной пищи) и строгий (воздержание также и от рыбы). В монастырском уставе пост дифференцирован более глубоко как по календарю, так и по составу пищи (присутствует понятие «сыроядения» — употребления в пищу в определенное время только сырых овощей, и «пост без вкушения растительного масла», а также «совершенный пост» — полное воздержание от пищи, например, перед причастием). В то время как сроки пощения для всех Церковью устанавливаются общие, то строгость поста и мера воздержания определяется индивидуально в соответствии с конкретными условиями. Так, по канонам Церкви от поста «разрешаются» (то есть освобождаются) болящие, путешествующие (в меру необходимости), беременные, кормящие матери и т.п.

     В течение года Церковью определены четыре многодневных поста: Великий, Петров, Успенский и Рождественский, а также большинство сред и пятниц в течение всего года и несколько сугубых однодневных постов (точные сведения о времени постов удобно посмотреть во вступительной части любого Православного церковного календаря). Великий и Успенский посты являются строгими (безрыбными), Петров пост и Рождественский пост (кроме последней седмицы) — нестрогими.

     Итак, пост — это школа духовного сосредоточения.
Пост — это школа самопожертвования, умения отказаться от «дольнего» ради «горнего», школа послушания и смирения, школа управления своей волей и своим организмом.
Пост — это периодическое напоминание нам о приоритете духовных ценностей над материальными.
Пост (как и периодичность богослужений, праздников) — это ритмика горнего мира, соединение земли с Небом.
Пост — это труд во Христе,
пост — это радость во Христе.
Пост — это заповедь Божия:

«…тогда будут поститься в те дни» (Мк. 2, 20)
А ведь сказано Господом:

«Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей…» (Ин. 15, 10)

     Специфика поста в том, что он как бы воссоединяет духовное делание и быт православного человека. Впрочем, это можно сказать и о многих других сторонах «воцерковленного» быта: неизменность чтения утренних и вечерних молитв, освящение трапезы, традиционное празднование в домашнем кругу церковных праздников (например, обычай колядования на Рождество) и т.п.

Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru