Лазарева Суббота

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

Подписка на новости сайта - введите Ваш email:

     Лазарева суббота (греч. Σάββατον τοῦ Ἁγίου καὶ Δικαίου Λαζάρου) — суббота шестой седмицы Великого поста. В этот день христиане воспоминают чудо воскрешения Иисусом Христом праведного Лазаря (Ин. 11:1-45), которое совершено в удостоверение грядущего воскресения всех умерших. Празднование Лазаревой субботы установлено с древних времён, она предваряет Вход Господень в Иерусалим.

Синаксарь в Лазареву субботу

Ты плачешь, Иисусе, – это от человеческой природы,
А друга воскрешаешь – Божественной (Твоею) силой.

     В этот день мы празднуем воскрешение святого праведного Лазаря Четверодневного, друга Христова. Он был по рождению иудей, по вероисповеданию – фарисей, сын фарисея Симона, как где-то говорится, родом из Вифании. Когда же Господь наш Иисус Христос совершал Свой земной путь ради спасения человеческого рода, Лазарь стал Его другом таким образом. Поскольку Христос часто беседовал с Симоном, ибо и тот чаял воскресения мертвых, и много раз приходил в их дом, то Лазарь вместе с двумя своими сестрами, Марфой и Марией, полюбился Ему как родной.

     Приближались спасительные Страсти Христовы, когда уже подобало тайне воскресения открыться с достоверностью. Иисус пребывал за Иорданом, прежде воскресив из мертвых дочь Иаира и сына вдовы (наинской). Друг же Его Лазарь, тяжело заболев, умер. Иисус, хотя и не был там, говорит ученикам: Лазарь, друг наш, уснул, а через некоторое время снова сказал: Лазарь умер (Ин. 11:11,14). Позванный сестрами его, Иисус, оставив Иордан, пришел в Вифанию. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати (Ин. 11:18). И встретили Его сестры Лазаря, говоря:

«Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат наш.
Но и теперь, если Тебе угодно, Ты воздвигнешь его, ибо (все) можешь» (Ин. 11, 21—22)

     Иисус спросил иудеев:

"где вы положили его?" (Ин. 11:34)

     Тогда все пошли ко гробу. Когда же хотели отвалить камень, Марфа говорит:

"Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе" (Ин. 11:39)

     Иисус, помолившись и прослезившись над лежащим, воззвал громким голосом:

"Лазарь! иди вон" (Ин. 11:43)

     И тотчас вышел умерший, его развязали, и он пошел домой.

     Это неслыханное чудо возбудило у иудеев зависть, и они решили убить Иисуса; но Тот снова, уклонившись от них, ушел. Первосвященники же задумали убить и Лазаря, так как многие, видя его, уверовали во Христа. Но Лазарь, узнав об их замысле, удалился на остров Кипр и жил там, а впоследствии апостолами был поставлен епископом города Китий [1]; пожив свято и богоугодно, он через тридцать лет после того, как ожил, снова умер и был погребен на Кипре, совершив (при этом) многие чудеса. Предание говорит, что после воскрешения он хранил строгое воздержание и что (епископский) омофор подарила ему Пречистая Матерь Божия, сделав Своими руками. Император Лев Мудрый после одного божественного видения перенес честные и святые мощи Лазаря с Кипра в Константинополь, в созданный царем храм во имя этого святого, с почестями положив их в драгоценной раке справа от входа, напротив святого алтаря. И теперь еще честные его мощи пребывают там, источая какое-то неизъяснимое благоухание.

     Праздновать же в сегодняшний день воскрешение Лазаря установили святые и богоносные отцы наши, а скорее святые апостолы, после сорокадневного поста для очищения намереваясь священнодействовать святые Страсти Господа нашего Иисуса Христа. Поскольку они считали воскрешение Лазаря первым и основным поводом для злоумышления иудеев против Христа, то и поместили здесь это необычайное чудо, которое описывает один евангелист Иоанн [2], в то время как другие евангелисты опускают, – ведь (при них) Лазарь был еще жив, и его можно было реально видеть. Ибо тогда необходимо было доказать [3], что Христос - Сын Божий и Бог, что Он воскрес и будет воскресение мертвых, в чем лучше всего убеждал Лазарь. – Говорят, будто для (уверения в этом) и все Евангелие (от Иоанна) было написано, так как другие евангелисты вовсе не упоминают о безначальном рождении Христа.

     Лазарь ничего не поведал о находящемся в аду, поскольку ему или не пришлось видеть тамошнего, или повелено было молчать об увиденном.

     Отсюда и любой человек, недавно умерший, называется лазарем, и погребальная одежда называется таинственным словом лазарома [4], – чтобы напоминать о первом Лазаре. Ибо как тот по слову Христа восстал и вновь ожил, так и этот, хотя и умер, но будет жить вечно, воскреснув при последней трубе.

     Христе Боже, молитвами друга Твоего Лазаря помилуй нас. Аминь.

[1] Китий – город на южном берегу острова Кипр, близ нынешнего местечка Ларнака.
[2] Святой апостол Иоанн Богослов писал Евангелие позже всех, уже после смерти Лазаря. (Кончина Иоанна последовала в начале II века). Время написания первых трех Евангелий: Матфеем – около 41 г.; Марком – 46 г.; Лукой – 61—62 г. Праведный Лазарь преставился в 63 г. по Р. Х.
[3] По Софронию, Иоанн Богослов написал свое Евангелие в противовес ереси евионитов, утверждающих, будто Христос не существовал прежде рождения от Марии.
[4] Лазарома (евр.) – погребальная одежда, плащаница, которой у евреев обычно обвивали тела усопших.

     Страстная и Пасхальная седмицы образуют центр богослужебного года. Они являются тем временем в жизни Церкви, которое предваряется долгой и серьезной подготовкой - Великим постом. Последняя, 6-я седмица Великого поста имеет особое название - "седмица ваий." Все дни ее от понедельника до пятницы имеют такое определение: "понедельник ваий," "вторник ваий" и т.д. Эта седмица по своему устроению, по содержанию богослужения оказывается устремленной к Неделе ваий, или к тому празднику, который мы привычно называем "Входом Господним в Иерусалим."

     Богослужение этих дней открывает перед нами важный принцип церковного Устава. Участие в церковном богослужении не является просто воспоминанием прошедших событий или созерцанием богословских идей - все в устроении богослужения направлено на то, чтобы события, воспоминаемые и празднуемые Церковью, были нами пережиты по существу, стали фактом нашей жизни, чтобы мы вошли в ту реальность, в которую Церковь нас стремится ввести. Достигается это разными способами, а в седмицу ваий в течение 5 дней звучат песнопения, которые заставляют нас напряженно ждать событий конца седмицы.

     Эта седмица должна привести нас к двум особенным праздникам - субботе Лазаревой и Неделе ваий. В субботу Лазареву празднуется воскрешение праведного Лазаря. Мы помним, что Господь воскресил четырехдневного мертвеца (Ин. 11:1-45). Он знал, что Лазарь болел и умер, и, тем не менее, словно нарочно медлил и не приходил в Вифанию, хотя дом праведных Марфы и Марии и их брата Лазаря был тем домом, который, по-видимому, Господь часто посещал. И вот, зная о болезни Лазаря, его смерти и погребении, Господь пришел, когда тот уже 4 дня лежал во гробе. Все это переживается и является в богослужении. Упоминания об этом есть в богослужебных текстах уже с первых дней седмицы: "Вчера и днесь болезнь Лазарева, сию бо Христу являют сродницы..." - вчера и сегодня уже болеет Лазарь, и Христос об этом знает, потому что ему сообщили родственники. Таким образом, нас не просто информируют, а вовлекают в ход событий. В среду мы слышим: "Днесь издше Лазарь," - сегодня умер Лазарь. И наконец: "Днесь Лазарь умерый погребается..." - вот уже полагается во гроб. Таким образом, прослеживаются все этапы, предшествующее этому великому чуду. А мы вместе с сестрами Лазаря находимся в ожидании Господа и недоумеваем, почему же Он не приходит. Эта седмица становится путем, ведущим к дню воскрешения Лазаря.

     Страстную седмицу и предшествующие ей праздники - Неделю ваий и субботу Лазареву - нужно отличать от Великого поста. Святая Четыредесятница - это время подготовки, а Страстная - это уже не пост, а цель поста, то, к чему мы готовились, и в чем мы должны, подготовившись и потрудившись в меру своих сил, участвовать. В пяток ваий несколько раз поется такой текст: "Душеполезную совершивше четыредесятницу..." т.е. уже окончив время св. Четыредесятницы, которая должна была принести пользу душе, "... и Святую седмицу страсти Твоея просим видети, Человеколюбче." В пятницу на седмице ваий св. Четыредесятница кончается; мы уже стоим в преддверии Страстной седмицы.

     В Великом Посту 6 седмиц, но субботы и воскресенья не являются постными днями - не в том смысле, что отменяется телесное воздержание, а в том, что устроение богослужения совсем другое: в субботу и воскресенье совершается полная литургия, совершается Таинство Евхаристии. Что касается еды, то в субботу и воскресенье всегда ослабление поста на елей, и таким образом суббота и воскресенье не входят в число дней св. Четыредесятницы. Итак, 6 седмиц и в каждой по 5 дней, всего получается 30 постных дней, а ведь мы говорим о св. Четыредесятнице. Здесь надо сказать, что идея предпасхального поста существует с древнейших времен и является апостольским установлением, однако исчисление дней св. Четыредесятницы претерпело очень значительные изменения. Так, на Православном Востоке до IX века не было единства в определении периода св. Четыредесятницы. Понятно, почему Четыредесятница носит такое название - ведь свв. Отцы постановили уподобить свой пост посту Господа, Который 40 дней пребывал в пустыне, но вот устроение этого поста оказалось довольно трудным. Предпасхальный период мог состоять как из 7-й, так и из 8-й седмиц: от начала Поста до дня Пасхи могло быть как семь, так и восемь недель. Наша сырная седмица (как мы знаем, заговенье на мясо происходит уже за неделю до поста) отмечена многими чертами великопостного богослужения и является полупостной седмицей. Это и есть остаток того восьминедельного предпасхального поста, который существовал на Востоке. Продолжительность его варьировалась потому, что постоянно стремились привести число дней поста к 40 дням. Но осуществить это в полной мере так и не удалось: несмотря на все попытки привести число постных дней к 40, это удается лишь ценой некоторых натяжек и выглядит несколько надуманно.

     Суббота Лазарева по своему богослужебному устроению является совершенно особенным, ни на что не похожим днем. Накануне в пятницу, как и во все пятницы Великого поста, совершается литургия Преждеосвященных Даров. Поскольку эта литургия всегда служится на вечерне, начинается вечерней, суббота Лазарева начинается уже в пяток вечера. На приходах Преждеосвященную служат в пятницу с утра, и это уже является началом богослужебного дня Лазаревой субботы. С этого дня отлагается богослужение по Минее до понедельника Фоминой седмицы. Легко понять, что это не является каким-то формальным установлением, а в этом заключено указание на то, что никакое прославление святых сейчас уже неуместно - наступил такой период, когда все сосредоточено на одном, поэтому все богослужение в этот период осуществляется только по Триоди. Исключение составляет праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, который обязательно празднуется, на какой бы день Страстной или Светлой седмицы он ни пришелся в этом году.
     Суббота Лазарева и следующая за ней Неделя ваий до некоторой степени являются единым праздником: они имеют общий тропарь, посвященный событиям этих двух дней. Кроме того, некоторые части воскресного богослужения, которое невозможно совершать в Неделю ваий, т. к. это Господский двунадесятый праздник, перенесены на субботу.
     Итак, утреня, совершаемая в субботу Лазареву, содержит несколько воскресных текстов - тех, которые при обычном порядке богослужения поются только в воскресный день и являются непременной частью воскресного всенощного бдения. Так, после 17-й кафизмы поются знакомые воскресные тропари по Непорочнех Ангельский собор удивися. Но что еще более удивительно - в Лазареву субботу поется Воскресение Христово видевше - тот текст, который мы поем только по воскресным дням и в период празднования Пасхи. Суббота Лазарева - это день, когда мы уверяемся во всеобщем воскресении "прежде страстей" Христовых, и еще прежде Его восстания видим Воскресение Христово в воскрешении Лазаря. После пения канона возглашаются стихи "Свят Господь Бог наш" - это текст воскресной службы. Хвалитные стихиры поются на 8, как в неделю, а их Богородичен "Преблагословенна еси, Богородице Дево..." взят из воскресной службы. За предписаниями Устава стоит стремление явить нам содержание события и его истинный смысл. Служба является по сути воскресной, и Лазарева суббота предвосхищает радость Пасхи. Богослужебные тексты недвусмысленно свидетельствуют о воскресном характере богослужения этого дня.
     В ексапостиларии этого дня, читаемом на Славу, и ныне звучат слова ап. Павла (1 Кор. 15:55), которые мы скоро услышим в ликующем Пасхальном слове Иоанна Златоуста: "Лазарем тя Христос уже разрушает, смерте, и где твоя, аде, победа? Вифании плач ныне на тебе проставляется; вси ветви победы Тому принесем." Этот текст являет нам единство Лазаревой субботы и Пасхи, Лазаревой субботы и Недели ваий.
     Напоминая нам внешнюю канву событий, богослужебные тексты вскрывают их глубинный богословский смысл. Некоторые останавливаются на свидетельстве о двух природах Христа - человеческой и Божественной. Так, синаксарь предваряется такими стихами: "Рыдаеши, Иисусе, сие смертнаго существа; оживляеши друга Твоего, сие божественныя крепости." То, что Ты, Господи, оплакиваешь Лазаря, проявление "смертного существа," воскрешение друга - свидетельство Божественной силы.
     В день Лазаревой субботы совершается литургия Иоанна Златоуста своим обычным порядком, но поется не Трисвятое, а Елицы во Христа крестистеся. По возгласе Изрядно о Пресвятей... поется задостойник, хотя Типикон о нем умалчивает.

Суббота 6-й седмицы, ва́ий. Лазарева суббота. Воскрешение прав. Лазаря.

Отдание праздника Благовещения Пресвятой Богородицы. Собор Архангела Гаврии́ла.

Служба только по Триоди.

Примечание. В текущем году отдание праздника Благовещения Пресвятой Богородицы (26 марта) выпадает на Лазареву субботу. Согласно Типикону, служба Минеи 26 марта (отдания Благовещения и Архангела Гавриила) переносится с Лазаревой субботы на повечерие 6-й седмицы Великого поста [124] «А́ще случи́тся отда́ние Благове́щения Пресвяты́я Богоро́дицы в суббо́ту Ла́зареву, или́ Неде́лю ва́ий, или́ во еди́н от дне́й Страстны́я седми́цы, или́ Све́тлыя: тогда́ отда́ния Благове́щения не́сть, и пою́тся стихи́ры и кано́н попра́зднства, и Арха́нгела на повече́рии в мимоше́дших дне́х шесты́я неде́ли» (Типикон, 26 марта, «Ука́з о отда́нии Благове́щения Пресвяты́я Богоро́дицы»).

Примечание. С этого дня Минея не употребляется до понедельника Фоминой седмицы, кроме служб великих святых.

Накануне в пятницу вечером совершается малое [125] повечерие (без поклонов), на котором после Символа веры («Верую во Единаго Бога…») поем канон прп. Андрея Критского, глас 1-й: «Песнь побе́дную пои́м вси Богу…» (из Триоди). Вместо «Достойно» – ирмос 9-й песни: «Сотвори́ держа́ву мы́шцею Свое́ю…».

По Трисвятом – кондак Триоди, глас 2-й: «Всех Ра́дость – Христо́с…» (см. на утрене Лазаревой субботы). «Господи, помилуй» (40). Молитва: «Иже на всякое время…». «Господи, помилуй» (трижды). «Слава, и ныне», «Честнейшую Херувим…», «Именем Господним…». Возглас: «Молитвами святых отец наших…». Чтец: «Аминь». Молитва: «Нескве́рная, Небла́зная…», «И даждь нам, Владыко…», «Пресла́вная Присноде́во…», «Упова́ние мое Отец…». Иерей: «Слава Тебе, Христе Боже…». «Слава, и ныне», «Господи, помилуй» (трижды), «Благослови». Отпуст малый: «Христос, Истинный Бог наш…». Обычное прощение. Ектения: «Помо́лимся…».

Календарные заметки:
На трапезе разрешается вкушение рыбной икры.
Служба только по Триоди.
На утрене после 17-й кафизмы – «Ангельский собор» (совершается каждение всего храма), малая ектения, седален Триоди дважды. «Воскресение Христово видевше». На 9-й песни «Честнейшую» не поем. Славословие великое.
С этого дня «Честнейшую» не поется до понедельника Фоминой седмицы.
На литургии по входе: «Приидите, поклонимся… Спаси ны, Сыне Божий, во святых Дивен сый…». Вместо Трисвятого – «Ели́цы во Христа крести́стеся…». Вместо «Достойно» – ирмос 9-й песни канона «Чистую славно почтим…». Отпуст утрени и литургии: «Христос, Истинный Бог наш…» – с упоминанием имени св. прав. Лазаря.
С этого дня Минея не употребляется до понедельника Фоминой седмицы, кроме служб великих святых.
Порядок чтений, согласно календарю: Евр., 333 зач. (от полу́), XII, 28 – XIII, 8.   Ин., 39 зач., XI, 1–45.

На полунощнице по 1-м Трисвятом – тропарь Триоди, глас 1-й: «О́бщее воскресе́ние…». По 2-м Трисвятом – кондак Триоди, глас 2-й: «Всех Ра́дость – Христо́с…», «Господи, помилуй» (12), и отпуст (заупокойная молитва «Помяни́, Господи…» не произносится).

На утрене [126] на «Бог Господь» – тропарь Триоди, глас 1-й: «О́бщее воскресе́ние…» (дважды). «Слава, и ныне» – тот же тропарь.

Кафизмы 16-я и 17-я [127].

По 16-й кафизме и малой ектении – седален Триоди, глас 1-й: «Уще́дрив Ма́рфины и Мари́ины сле́зы…». «Слава, и ныне» – тот же седален.

По 17-й кафизме – тропари воскресные, глас 5-й: «Ангельский собор…». Ектения малая. Седален Триоди, глас 5-й: «Исто́чник прему́дрости…». «Слава, и ныне» – тот же седален. «Воскресение Христово видевше…». Псалом 50-й [128]

До 6-й песни поются два канона Триоди: 1-й (творение прп. Феофана), глас 8-й, со ирмосом на 8 (ирмосы по дважды) и 2-й (творение прп. Иоанна), глас тот же, на 6.

Библейские песни «Поем Господеви…».

Катавасия Триоди: «Во́ду проше́д…».

По 3-й песни – седален Триоди, глас 4-й: «Вку́пе предста́сте…». «Слава, и ныне» – седален Триоди, глас 8-й: «Прове́дый вся́ческая…».

С 6-й песни поются два четверопеснца Триоди (на ряду): 1-й (творение прп. Космы), глас 8-й, со ирмосом на 8 (ирмосы по дважды) и 2-й (творение прп. Иоанна), глас тот же, на 6. Катавасия – ирмосы 2-го четверопеснца Триоди, глас 8-й.

По 6-й песни – кондак Триоди, глас 2-й: «Всех Ра́дость – Христо́с…». Икос, глас тот же: «Ученико́м Созда́тель всех предвеща́…».

На 9-й песни – обычное каждение. «Честнейшую» не поем.

Примечание. От этого дня и до Недели Антипасхи включительно на 9-й песни канона «Честнейшую» не поем (см.: Типикон, гл. 49, «В субботу святаго и праведнаго Лазаря», 1-е «зри»). Каждение храма на 9-й песни совершается.

По 9-й песни, на 1-й глас – «Свят Господь Бог наш» (с обычными стихами; трижды). («Достойно есть» не поется.) Светилен Триоди: «Сло́вом Твои́м…» (дважды). «Слава, и ныне» – ин светилен Триоди: «Ла́зарем тя Христо́с…».

«Всякое дыхание…» и хвалитные псалмы.

На хвалитех стихиры на 8: Триоди, глас 1-й и глас 4-й – 6; также припев: «Воскресни́, Господи Боже мой…», и стихира Триоди, глас 8-й: «Ла́заря уме́рша в Вифа́нии…»; ин припев: «Испове́мся Тебе, Господи…», и стихира Триоди, глас тот же: «Я́коже рекл еси, Го́споди…». «Слава» – Триоди, глас 2-й: «Ве́лие и пресла́вное чу́до…», «И ныне» – «Преблагословенна еси…».

Примечание. Первые шесть стихир поются со стихами хвалитных псалмов, а последние две – с дополнительными воскресными стихами: 1-й – «Воскресни́, Го́споди Бо́же мой, да вознесе́тся рука́ Твоя́, / не забу́ди убо́гих Твои́х до конца́»; 2-й – «Испове́мся Тебе́, Го́споди, всем се́рдцем мои́м, / пове́м вся чудеса́ Твоя́».

Великое славословие. По Трисвятом – тропарь Триоди, глас 1-й: «О́бщее воскресе́ние...» (единожды). Ектении и отпуст.

Примечание. Отпуст утрени и Литургии: «Христос, Истинный Бог наш…» с упоминанием имени св. прав. Лазаря Четверодневного, еп. Кити́йского.

На часах – тропарь и кондак Триоди.

Литургия свт. Иоанна Златоуста.

Блаженны от канона праздника, песни 3-я (со ирмосом) и 6-я – 8.

На входе – «…во святых Дивен сый…» [129].

По входе – тропарь Триоди, глас 1-й: «О́бщее воскресе́ние...». «Слава, и ныне» – кондак Триоди, глас 2-й: «Всех Ра́дость – Христо́с…».

Вместо Трисвятого – «Ели́цы во Христа́ крести́стеся…».

Прокимен, глас 3-й: «Господь – Просвеще́ние мое...»; стих: «Господь – Защи́титель живота́ моего...».

Аллилуиарий, глас 5-й: «Господь воцари́ся, в ле́поту облече́ся»; стих: «Ибо утверди́ вселе́нную...».

Апостол и Евангелие – субботы Лазаревой.

По традиции, может петься задостойник: «Чи́стую сла́вно почти́м…» [130].

Причастен: «Из уст младе́нец...».

После «Спаси, Боже, люди Твоя…» поем: «Ви́дехом Свет Истинный…».

Примечание. На трапезе разрешается вкушение рыбной икры: «На трапе́зе учрежда́емся варе́нием со еле́ем. А́ще же и икру́ и́мамы, да да́стся коему́ждо бра́ту по три о́нгии [131]: и вино́ пие́м» (Типикон, гл. 49, «В субботу святаго и праведнаго Лазаря»).

[124] Служба Минеи с 26 марта переносится на повечерие в среду 6-й седмицы поста вечером (см. 24 марта).

[125] «Повече́рие пое́м ма́лое в притво́ре поско́ру, без покло́нов и кано́на, то́чию на Сла́ва в вы́шних... 3 покло́ны, и по Трисвято́м 3 покло́ны, и по Честне́йшую... 3 вели́кия покло́ны с моли́твою: Го́споди и Влады́ко... и про́чия 12-ть, и на после́днем Трисвято́м 3 покло́ны, и отпу́ст» (26 марта, 3-е «зри»). Ср.: Типикон, 26 марта, 13-я Маркова глава: «Повече́рие же пое́м ма́лое без покло́нов: пое́м же и трипе́снец на нем кир Андре́я Кри́тскаго».

[126] В богослужении Лазаревой субботы присутствуют особенности, характерные только для данного дня.

[127] Сразу после окончания 17-й кафизмы поются тропари: «Ангельский собор»; иерей кадит весь храм, начиная с алтаря, при закрытых царских вратах.

[128] В храме прав. Лазаря поется полиелей (ср.: Типикон, гл. 49, «В субботу святаго и праведнаго Лазаря», 2-е «зри»).

[129] Ср.: Богослужебные указания на 1958 год для священно-церковнослужителей. М., 1958. С. 94; Настольная книга священнослужителя. М., 2001р. Т. 4. С. 549; Иоанн (Маслов), схиархим. Лекции по Литургике. М., 2002. С. 245.

[130] В современной редакции Типикона о задостойнике на этот день ничего не говорится, но в старопечатной редакции Устава указано петь задостойник «Чи́стую сла́вно почти́м…» (ср.: Сырников Н. Ключ к Церковному Уставу. Л. 78 об.). Традиция пения задостойника на Литургии в Лазареву субботу является общераспространенной (ср.: Настольная книга священнослужителя. М., 2001р. Т. 4. С. 549; Георгиевский А. И. Чинопоследование Божественной Литургии. Нижний Новгород, 1995. С. 119; Иоанн (Маслов), схиархим. Лекции по Литургике. М., 2002. С. 245; Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. К.,1913. М., 1993р. С. 583–584).

[131] Одна о́нгия равна 1/12 русского фунта (примерно 34 грамма).

     Мы стоим на грани страстных дней, и на этой грани, в образе Лазаря и его воскресения, встает перед нами большая, радующая нас надежда: Господь крепче смерти, Господь победил ее – не только в том прямом смысле, в котором эта победа явлена телесным воскрешением Лазаря, но еще и в другом, который, может быть, еще непосредственнее относится к нам изо дня в день.
        Бог создавал человека другом Себе; эта дружба, которая существует между нами и Им, еще углублена, сделана еще более тесной в Крещении нашем. Каждый из нас является другом Божиим, как назван был Лазарь; и в каждом из нас когда-то этот друг Божий жил: жил дружбой с Богом, жил надеждой, что эта дружба будет углубляться, расти, светлеть. Иногда это бывало в очень ранние дни нашего детства; иногда позже, в юношеские годы: в каждом из нас жил этот друг Христов.
        А потом, в течение жизни, как цветок завядает, как истощается в нас жизнь, надежда, радость, чистота, – истощилась сила этого друга Господня. И часто-часто мы чувствуем, что в нас, словно во гробе, где-то лежит – нельзя сказать “покоится”, а именно лежит, страшной смертью пораженный, – четверодневный друг Господень, тот, который умер, к гробу которого сестры боятся подойти, потому что он уже разлагается телом...
        И над этим другом как часто сетует наша душа, как часто сетуют и Марфа и Мария: та сторона нашей души, которая по своему призванию, по своим силам и возможностям способна молчать у ног Господних, слушая каждое Его слово, делаясь живой и трепетной от каждого животворящего слова Господня, и та сторона нашей души, подобная Марфе, которая способна была бы в правде и чистоте, с вдохновением творить в жизни дела Божии, которая могла бы быть не встревоженной служанкой, не мятущейся Марфой, какой мы часто бываем по образу растерявшейся Марфы евангельской, а трудолюбивой, творческой, живой Марфой, способной превращать своими руками, своей любовью, своей заботой все самое обыкновенное вокруг нас в Царство Божие, в явление любви человеческой и любви Божией. Итак, эти две силы в нас, бесплодные, зашедшие в нас в тупик Марфа и Мария, сила созерцания и сила творчества, сетуют над тем, что умер друг Господень Лазарь.
        И минутами близко-близко к нам подходит Господь, и мы готовы, как Марфа, воскликнуть: Господи, зачем Тебя не было здесь в момент, когда решалась борьба между жизнью и смертью, в момент, когда Лазарь еще был жив – только поражен насмерть, и мог бы быть удержан в этой жизни! Если бы Ты был здесь, он не умер бы... – И слышим Его слово: Веришь ли ты, что он воскреснет? – И мы тоже, как Марфа, готовы сказать: Да, Господи, – в последний день...
        Но когда говорила Марфа, она сказала это с такой надеждой: Я всегда веровала, что Ты – Господь, и я верую, что Лазарь воскреснет в последний день!.. А мы говорим это печально, грустно: Да, в последний ден воскреснет, когда уже, как говорит Великий канон, кончится жизни торжество, когда уже будет поздно на земле творить, когда будет поздно жить верой и надеждой и ликованием нарастающей любви...
        Но Господь и нам говорит, как ей; говорит нашей безнадежности, как сказал ее совершенной надежде: Я – воскресение и жизнь! И если кто в Меня верует, если бы и мертв был – воскреснет...
        И тут хочется вспомнить еще другое: Марфа не знала, что за три дня до этого Христос Своим ученикам говорил, что насмерть болен Его друг, не знала, что Он дал ему умереть, чтобы он воскрес, но уже богатый таким опытом, такой победой Божией, что уже ничто не могло его поколебать...
        Пришел Господь и повелел Лазарю встать из мертвых: вот образ для нас. В каждом из нас он лежит – умерший, побежденный, окруженный нашим сетованием, часто безнадежным. А сегодняшнее Евангелие, на самой грани страстных дней, нам говорит: Не бойтесь! Я – воскрешение и жизнь! Тот друг Господень, который в вас жил, который в вас есть, который кажется безнадежно мертвым, от одного слова Моего может воскреснуть – и поистине воскреснет!
        И вот войдем в страстные дни с этой надеждой, с уверенностью, что мы идем к Пасхе, к переходу от временного к вечному, от смерти к жизни, от нашей пораженности к победе Господней. Войдем в страстные дни с трепетом о том, как нас возлюбил Господь и какой ценой Он нам дает жизнь, войдем уже теперь с надеждой, со светом и с радостью грядущего воскресения.
Аминь.

"Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси, Лазаря Христе Боже…”

     Общее воскресение… уверяя… Что это значит?
     Это значит, что Христос воскресил Лазаря для того, чтобы уверить нас в возможности общего воскресения всех людей в день Страшного Суда, чтобы опровергнуть нечестивое мнение людей, утверждающих, будто воскресения мертвых быть не может, будто со смертью человека все кончается, и он погружается в вечную глубочайшую тьму.
     Св. апостол Павел говорил весьма важные слова о воскресении Господа Иисуса Христа:

"Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес;
а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша.
Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа,
Которого Он не воскрешал, если, то есть, мертвые не воскресают;
ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес;
а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша” (1 Кор. 15, 13-14)

     Вера наша тщетна – вера во Христа, вера в Бога тщетна, если не верить в воскресение, всеобщее воскресение, и прежде всего воскресение Христово.
     Скажите, разве не терзает сердца миллионов людей тяжкий вопрос: как. зачем, почему попускает Бог, чтобы грешные, нечестивые, угнетающие других, отнимающие имущество вдов и сирот, лжецы, лжесвидетели, доносчики, – чтобы они благоденствовали, как часто видим. Как допускает, чтобы люди благочестивые, люди тихие, люди добрые, люди бедные испытывали тяжкую нужду, подвергались гонениям сильных. Где, говорят, правда у Бога?
     Где?!! В воскресении – в воскресении мертвых!
     Скажите, в наши страшные дни, когда в несчастной стране корейской творятся чудовищные преступления, чудовищные злодеяния, от которых содрогаются сердца милосердных людей, как, как может быть, чтобы Господь попустил уничтожить этот героический народ? О, не может быть, никогда не может быть!
     Если даже останутся разбойники-агрессоры безнаказанными теперь, в жизни этой, то ждет их воскресение – страшное воскресение на суд.
     И предстанут они, с ног до головы облитые кровью детей и женщин, стариков и старух Кореи, предстанут эти разбойники, сжигавшие напалмом жилища мирного населения; эти окаянные, бросавшие бомбы с чумными и другими страшными бактериями.
     Предстанут, предстанут они, ибо воскресение будет, ибо Христос воскрес и этим утвердил веру в воскресение, ибо Христовым воскресением побеждена смерть, вечная духовная смерть. И как Он воскрес в третий день после тяжкой смерти Своей на кресте, так воскреснут и все, все люди.
     Праведники воскреснут в воскресение живота, а грешные в воскресение суда. И будет Страшный Суд – будет суд!
     Получат воздаяние все несчастные, все страдавшие, все гонимые, все преследуемые за Христа – получат воздаяние в радости райской.
     Получат воздаяние и те окаянные, которые попирали закон Христов, которые сеяли везде сатанинскую ненависть. Восстанут и они и услышат из уст Спасителя нашего:

«Идите от меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25, 41)


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Ваши Преосвященства, дорогие отцы, братия и сестры!      Всех вас сердечно поздравляю с великим праздником Благовещения Пресвятой Богородицы, который в этом году совпадает с другим очень важным днем церковного календаря — с Лазаревой субботой, когда воспоминается самое великое чудо, совершенное Спасителем, — воскрешение Лазаря, человека, который четверо суток был мертв.
     Благовещение по-гречески — Εὐαγγελισμός, а Евангелием называется самая главная книга Нового Завета. И смысл у двух слов один — Благая весть. Божией Матери была дарована свыше Благая весть о том, что Она будет Матерью Сына Божиего и Сына Человеческого, Господа нашего Иисуса Христа. Празднуя этот великий день, мы и вспоминаем Благовещение о Рождении Сына Божиего и Сына Человеческого.
     Но была и иная Благая весть, которую ангел открыл Деве Марии. И часто наше внимание как-то проходит мимо этой Благой вести, которая по значению своему не меньше той, что в нашем сознании непосредственно связана с воспоминанием о Благовещении. Что же это за Благая весть, равная по силе той, что свидетельствовала о рождении Сына Божиего и Сына Человеческого?
«Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя. Потому и рождаемое Святое назовется Сыном Божиим, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его, и Царству Его не будет конца» (Лк. 1:31-35)
     Вот эти поражающие сознание слова «Царству Его не будет конца» и являются второй частью — не по значению, а чисто синтаксически — единого послания Бога роду человеческому, которое мы сегодня так торжественно вспоминаем.
     Пресвятая Дева узнала, что Сын Ее будет иметь Царство, у которого нет конца. Это послание, конечно, выпадало из Ее личного опыта — оно выпадает из опыта любого человека, потому что люди не мыслят себе истории, включая свою собственную историю, свою собственную жизнь, без конца. Конец — это то, что непременно должно наступить. Для нас конец — это смерть. Конец для всей вселенной — это грозное, предвозвещенное Богом завершение человеческой истории, открытое нам в Апокалипсисе.
     А что же означает «Царство, которому не будет конца»? Когда начинается это Царство? Где это Царство? Совершенно очевидно, что Царство это наступило тогда, когда родился Сын Божий. Он жил в простых человеческих условиях, в доме плотника. До 30 лет о Нем мало кто знал, и Евангелия сохранили так мало эпизодов из Его детской жизни. А затем три года, которые словно взорвали всю такую затхлую и тяжелую духовную атмосферу античного мира. Три года, которые произвели духовную и нравственную революцию в истории человечества.
     Может быть, эти три года и есть то самое Царство? Но ведь им наступил конец — Спаситель вознесся, и нет Его здесь, на земле. Нет, то Царство — это иное царство, оно не связано напрямую с физическим бытием этого мира. Источником того Царства не является то, что служит источником любого явления в этом мире, будь то явление физическое, политическое, общественное. Здесь чаще всего источником является человек, человеческое общество, человеческие законы, человеческая сила — ведь именно так устрояются человеческие царства, которым всегда приходит конец. Но Царство, о котором архангел Гавриил сказал Пресвятой Богородице, иное. Его источником является Бог, потому что только вечный Бог может создать нечто, что не имеет конца. А как же опознается это Царство? Где оно? Может быть, оно в будущем, может быть, его еще нет? Оно наступило с пришествием в мир Спасителя. Это есть некий параллельный духовный мир, параллельная реальность. Ни спереди, ни сзади, ни справа, ни слева — Царство объемлет течение человеческой истории, и сама история развивается в духовном лоне этого Царства.
     А можно ли как-нибудь его увидеть, прикоснуться к нему? Сегодняшнее повествование о воскрешении Лазаря — это и есть соприкосновение с тем Царством, которому не будет конца. Господь Иисус Христос Божественной силой воскрешает мертвеца, наводя ужас на всех присутствующих, потому что тот уже три-четыре дня пробыл в гробовой пещере — и вышел по зову Спасителя, обвитый саваном, погребальными пеленами (Ин. 11:1-45). От них, наверное, плохо пахло, они уже слиплись. Это было страшное зрелище, и Господь говорит: «развяжите его». Наверное, Он торопил людей — нужно было положить конец этой картине разложения и гибели человека и явить иную картину, иной образ — образ Божественного царства.
     И в личности воскресшего Лазаря Царство врывается в человеческий мир, его созерцают сотни людей — ведь именно поэтому такое огромное количество людей, потрясенных воскресением Лазаря, встречали Спасителя, когда Он восходил в Иерусалим. Но, может быть, это единственный, уникальный случай соприкосновения людей, живущих в этом мире, с тем Царством, которому не будет конца? Совсем нет. И сегодня каждый из нас имеет возможность прикоснуться к этому невечернему Царству Божественной славы. Мы чувствуем присутствие этого параллельного мира, когда открываем ум свой, душу свою навстречу Богу в молитве; когда причащаемся Святых Христовых Таин и чувствуем, как благодать Божия преобразует нашу природу, дает нам силы, разум, мир, радость. Мы соприкасаемся с этим Царством всякий раз, когда встречаемся со светлыми, святыми людьми, живущими по закону Божиему. Глядя в их светлые глаза, мы видим отблеск этого Царства. Мы соприкасаемся с этим Царством, когда соприкасаемся с красотой Божиего мира, потому что грех извратил нравственную природу человеческого бытия, но не мог извратить красоту мироздания, красоту космоса, красоту Земли. Мы соприкасаемся с этим Божественным царством тогда, когда поражаемся силой, чистотой человеческого творчества; когда говорим о том или ином произведении искусства, будь то словесное или изобразительное, что художник «имел в себе искру Божию». Мы говорим, что без этой искры не было бы этого произведения, не было бы этого прозрения, не было бы этого явления гармонии; и говорим правду, потому что искра Божия, воспламеняющая талант человека, — это тоже сигнал из параллельного мира, из Божиего Царства.
     Мы питаемся энергией того Царства, и неизвестно, что было бы с миром, с космосом, с родом человеческим, если бы тот мир и этот не имели великой связи, которую мы именуем током Божественной благодати. Энергия того Царства переходит в энергию земной жизни. Именно та самая энергия и воскресила Лазаря. Именно та самая энергия и воспламеняет таланты человеческие. Именно та самая энергия дает людям мужество отстаивать то, что для них дорого, в первую очередь веру, не боясь никаких гонений и никаких глумлений. И мы знаем, что вся история Церкви отмечена множеством примеров мученичества и исповедничества.
     Но разве без той, внеземной Божественной силы мог бы слабый человек воскреснуть, или пойти поперек общего течения, или идти на смерть ради веры своей, не боясь никаких самых страшных мучений? То самое великое Благовещение, дарованное Деве Марии, помогает нам понять, что произошло с миром и с человеком в результате того, что Она, Пречистая Дева, родила Сына Божиего и Сына Человеческого, Господа нашего Иисуса Христа. Действительно, мир стал другим. Не тот самый эмпирический мир, в котором мы живем, — полный злобы, клеветы, лжи, насилия. Он так и будет бороться сам с собою, стараясь вовлечь в эту борьбу тех, кто стремится прикоснуться к миру иному, и мы знаем, чем закончится бытие этого мира. Но для того чтобы он не поглотил нас, мы никогда не должны забывать о том, что совсем рядом, не где-то на каком-то физическом расстоянии, а пронизывая и проникая в каждого из нас, существует иной, Божественный мир, о котором получили мы откровение через Благовещение Пресвятой Девы Марии. И пусть это Благовещение, которое тогда так наполнило радостью, уверенностью чистую и святую Деву, и сегодня даст силу и уверенность всем нам, живущим великой надеждой на то, что «Царству Его не будет конца», и что каждый из нас через веру, молитву, открытость навстречу слову Божиему через Таинства Церкви, соприкасается с этим вечным миром Божественной славы.
Аминь.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
7 апреля 2012 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы и Лазареву субботу, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию святителя Иоанна Златоуста в Благовещенском соборе Московского Кремля. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.