Неделя двадцать седьмая по Пятидесятнице

Притча о великой вечери

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы по пятницам публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.

скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf

Божественная Литургия 25 декабря 2016 года

Евангелие от Луки, 14:16-24 (зачало 76)

Притча о великой вечери
Брачный пир. Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. 1502–1503 гг. Мастер Дионисий

Блаженны званные на брачную вечерю Агнца (Апок. 19, 6-9)

     Притча о великой вечери — одна из притч Иисуса Христа о Царствии Небесном , содержащаяся в евангелиях от Матфея и Луки . В ней Царство Небесное уподобляется человеку, который созывал званных на брачный пир своего сына, но те отказались. Тогда созваны были все прочие, которые пришли и возлежали на пиру, но один из них, одетый неподобающе, был изгнан:

"Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши тò, пошли, кто на поле своё, а кто на торговлю свою; Прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; Итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; Ибо много званых, а мало избранных. " (Мф.22:1-14)
"Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть её; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных. " (Лк.14:16-24)

     Святитель Феофилакт Болгарский , рассуждая о притче, дает приведенным в ней образам следующие значения :

Брачный пир — пиршество духовное, соединение со Христом.
Сын (жених)Христос.
НевестаЦерковь и всякая душа.
Рабы, посланные вначалеМоисей и современные ему святые.
Званные — евреи, которые не поверили Моисею, но огорчали Бога в пустыне сорок лет и в дальнейшем не восхотели принять слово Божие и радость духовную. Некоторые из них не пошли на убийство пророков, но также не слушали их, и предпочли жизни духовной жизнь сластолюбивую и плотскую, что и значит «ушли на поле своё», или же удалились на торговлю, то есть предались корыстолюбию.
Рабы, посланные второй раз — пророки, такие как Исайя, которого убили, Иеремия, которого повергли в грязный ров.
Тельцы и откормленноеВетхий и Новый Заветы . Ветхий обозначается тельцами, так как в нём приносились жертвы из животных, а Новый означается хлебным заготовлением, ибо ныне на алтаре мы приносим хлебы; их можно назвать хлебным приношением, так как они изготовляются из муки. Таким образом Бог призывает нас к вкушению благ и Ветхого, и Нового Завета.
Войска, истребившие званных — римляне, которые погубили непокорных иудеев, сожгли их город Иерусалим.
Рабы, посланные третий разапостолы.
Званные на распутьях — язычники, ходивших прежде ложными путями. Апостолы же, выйдя из Иерусалима к язычникам, собрали всех: и злых, и добрых, то есть как исполненных всякими пороками, так и более умеренных, которых называют «добрыми» по сравнению с первыми.
Человек, одетый не в брачную одежду — тот, кто не облекся в одежду милосердия, благости и братолюбия, обольщающий себя тщетными надеждами получить Царство Небесное и высоко думая о себе.
Связывание рук и ног — неспособности души к действию. Тем показано, что в настоящем веке мы можем поступать и действовать так или иначе, а в будущем силы душевные будут связаны, и нельзя нам будет сотворить какое-либо добро для умилостивления за грехи.
Скрежет зубов — бесплодное раскаяние.



Стих 14:16

Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих,
О́нъ же речé емý: человѣ́къ нѣ́кiй сотвори́ вéчерю вéлiю, и звá мнóги:
Џнъ же рече2 є3мY: человёкъ нёкій сотвори2 ве1черю ве1лію и3 звA мнHги:

     Христос отвечает на это восклицание притчею о званных на вечерю, в которой показывает, что никто из выдающихся членов теократического иудейского общества, которые считали себя вполне полноправными на участие в Царстве Мессии - здесь ближе всего разумеются фарисеи - не будет принят в это Царство по своей собственной вине. Притча эта - та же, которая приведена у ев. Матфея в гл. (Мф. 22:1-14). Различия между ними неважные. Там выводится царь, устроивший брачный пир для сына своего, а здесь - просто человек, который сделал большой ужин и звал многих, т. е., конечно, прежде всего, верных Закону Моисееву израильтян, какими, конечно, являлись фарисеи и законники.
     Поскольку притча говорит о человеколюбивейшем домостроительстве, которое Бог совершил в нас, сделав нас причастниками Плоти Сына Своего, то и назван Он человеком. Это домостроительство названо "большим ужином". "Ужином" названо потому, что Господь пришел в последние времена и как бы при "ужине" века, а "великим ужином" - потому, что тайна спасения нашего беспрекословно велика (1 Тим. 3:16).

Стих 14:17

и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово.
и послá рабá своегó въ гóдъ вéчери рещи́ звáннымъ: гряди́те, я́ко ужé готóва сýть вся́.
и3 послA рабA своего2 въ го1дъ ве1чери рещи2 зв†ннымъ: грzди1те, ћкw ўже2 готHва сyть вс‰.

     Там (у евангелиста Матфея) Царь посылает рабов - пророков Ветхого Завета, а здесь посылается один раб - по смыслу речи, Сам Христос, для оповещения званных, что вечеря готова ср. (Мф. 4:17).
     "И когда наступило время ужина, послал раба своего". Кто этот раб? Сын Божий, который принял образ раба, соделавшись Человеком (Флп. 2:7), и о Котором как Человеке, говорится, что Он послан. Обрати внимание на то, что не просто сказано "раба", но "того" раба, который в собственном смысле благоугодил Богу по человечеству и хорошо послужил. Ибо не только как о Сыне и Боге, благоугодном Отцу, но и как о Человеке, который Один только Сам безгрешно покорился всем определениям и заповедям Отца и исполнил всякую правду (Мф. 3:15), говорится о Нем, что Он послужил Богу и Отцу. Почему рабом Божиим в собственном смысле Он только Один и может быть назван.
     Послан Он "когда наступило время ужина", то есть в определенное и благоприличное время. Ибо для спасения нашего не другое какое время было благоприличнейшим, как время царствования Августа кесаря, когда злоба взошла на самый верх и ей нужно было пасть. Как врачи оставляют гнойную и дурную болезнь дотоле, пока она выточит всю дурную влагу, а потом уже прикладывают и лекарства, так нужно было, чтоб и грех обнаружил все свойственные ему виды, а потом, чтоб великий Врач положил лекарство. Поэтому-то Господь допустил диаволу исполнить меру злобы и потом, воплотившись, уврачевал всякий вид злобы совершенно святой Своей жизнью. Он послал "в год", то есть в настоящее и приличное время, как и Давид говорит: "Препояшь по бедру мечом Твоим и красотою Твоею" (Пс. 44:4). Меч, без сомнения, есть Слово Божие. Бедром означается рождение во плоти, которое совершилось при зрелости плода, то есть в надлежащее время.
     Послан был "сказать званым". Кто сии званые? Может быть, и все люди, так как Бог всех призывал к познанию Себя то чрез благоустройство видимых вещей, то чрез закон естественный, а может быть, по преимуществу израильтяне, которые были призваны чрез Закон и пророков. К ним, к овцам дома Израилева, по преимуществу послан был Господь (Мф. 15:24). Он говорит: "идите, ибо уже все готово". Ибо Господь всем благовествовал: "близко Царствие Небесное" (Мф. 4:17), и "оно внутри вас" (Лк. 17:21).

Стих 14:18

И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня.
И начáша вкýпѣ отрицáтися вси́. Пéрвый речé емý: селó купи́хъ, и и́мамъ нуждý изы́ти и ви́дѣти é. Молю́тися, имѣ́й мя́ отречéна.
И# начaша вкyпэ tрицaтисz вси2. Пе1рвый рече2 є3мY: село2 купи1хъ и3 и4мамъ нyжду и3зы1ти и3 ви1дэти є5: молю1тисz, и3мёй мS tрече1на.

     Затем то, что у ев. Матфея обозначено довольно глухо - именно мотивы, по каким званные не пришли на вечерю, то ев. Лука раскрывает в подробностях. Причины, какие выставлены званными, вовсе не представляются совершенно нелепыми: действительно, могла быть нужда у купившего землю посмотреть, какие работы нужно поскорее на ней начать (можно упустить, напр., время посева).
     А они "начали все извиняться", то есть как бы сговорясь за одно. Ибо все начальники иудейские отказались иметь Иисуса Царем, и потому не удостоились (вкусить) вечери, кто по любви к богатству, кто по любви к удовольствиям. Ибо под теми, из которых один купил землю, а другой - пять пар волов, можно разуметь пристрастных к богатству, а под женившимся - сластолюбца. Если хочешь, пожалуй, разумей под купившим землю того, кто по мудрости мирской не принимает таинства (спасения). Ибо поле есть мир сей и вообще природа, а кто смотрит только на природу, тот не принимает сверхъестественного. Итак, фарисей, быть может, заглядевшись на землю, то есть наблюдая только законы природы, не принял того, что Дева родила Бога, так как это выше природы. Да и все хвалящиеся внешней мудростью из-за сей земли, то есть из привязанности к природе, не признали Иисуса, обновившего природу.
     Господин (под именем господина тут говорится о Боге) пригласил друзей на брак своего сына. И каждый из них начал отказываться. «Я купил клочок земли, теперь я обладаю землей, она моя…» И он не понимает, что говорит совсем «не то»: потому что в тот момент, когда он «овладел» землей, он стал рабом земли. Он не может от нее оторваться, он не может ее оставить ради того, чтобы разделить радость самого близкого своего друга; земля его держит в плену. Не обязательно большое богатство, это может быть самая ничтожная привязанность.
     Вы подумайте о том, что случится, если вы в руку возьмете даже мелкую монету, с которой вы ни за что не хотите расстаться. Зажали вы ее в кулак — что же вы теперь можете делать с этим кулаком? Ничего. А с этой рукой? предплечьем? плечом? Ничего не можете делать, иначе вы выроните эту монету. И в результате, потому что вы взяли в руку самую ничтожную монетку, грош какой-то оказывается, вы все свое тело, все свое внимание, все свое сердце поработили этому грошу, этому медяку. Этот образ всем нам должен бы быть понятен. Поэтому человек, который говорит: «Я теперь хозяин земли», — на самом деле только раб этого кусочка земли, поля, в которое он пустил корни, и эти корни ему не дают никуда от поля отойти.

Стих 14:19

Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня.
И другíй речé: супрýгъ волóвъ купи́хъ пя́ть, и грядý искуси́ти и́хъ: молю́ тя, имѣ́й мя́ отречéна.
И# другjй рече2: супр{гъ волHвъ купи1хъ пsть и3 грzдY и3скуси1ти и5хъ: молю1 тz, и3мёй мS tрече1на.

     Менее основательно извинение купившего волов, но все же и он мог иметь в виду, что, тотчас же испытавши их и найдя негодными для работы, он имел возможность возвратить их скотоводу-хозяину, который гнал гурт волов в другое место, и которого уже после нельзя было сыскать.
     Под купившим пять пар Волов и испытывающим их можно разуметь и человека, привязанного к веществу, который пять чувств душевных совокупил с телесными и душу сделал плотью. Поэтому, как занятый земным, он не хочет участвовать в духовной вечери. Ибо и премудрый говорит: "Как может сделаться мудрым тот, кто правит плугом" (Сир. 38:25).
     Другой человек купил пять пар волов, у него дело, у него призвание, он что-то должен с этими волами делать: то ли обрабатывать землю, то ли впрячь их в тачку, чтобы таскать какое-то свое богатство. Он тоже не может пойти на зов своего друга, у него «дело есть», у него призвание есть, он что-то должен совершить на земле. Когда он совершит это на земле, ну, тогда он может вспомнить о небе, тогда и о Боге можно будет вспомнить, о друге можно будет вспомнить, о нуждах чьих-то можно вспомнить, о чьей-нибудь радости можно будет вспомнить…

Стих 14:20

Третий сказал: я женился и потому не могу прийти.
И другíй речé: женý поя́хъ, и сегó рáди не могý прiити́.
И# другjй рече2: женY поsхъ и3 сегw2 рaди не могY пріити2.

     А под отпадающим из-за жены можно разуметь пристрастного к удовольствиям, который, пристав к плоти, союзнице души, и будучи с ней одно, как совокупившийся с ней, не может угодить Богу. Можешь все это разуметь и буквально; ибо мы отпадаем от Бога как из-за пары волов, так и из-за женитьбы, когда привязываемся к ним, на них исстрачиваем всю жизнь, из-за них трудимся даже до крови, а Божественного ничего, ни мысли, ни изречения, не помыслим, не исследуем.
     О радости как раз говорит третий пример. Третий приглашенный отвечает своему другу (или Богу — назовите как хотите):
«Я только что женился сам, я не могу прийти на твой пир. Как я могу прийти на твою радость, когда мое сердце переполнено моей, собственной? Для твоей радости в моем сердце места нет. Если я приду на твою радость, я должен н а минуту забыть свою. Нет, этого я не сделаю!»
     Разве это не то, что так часто мы делаем в том или другом виде? Я хочу сказать, что у нас сердце чем-то переполнено, и в нем нет места, чтобы разделить чужую радость или чужое горе. Это же страшно подумать! Но вот о чем нам говорит эта притча. Это очень важно нам воспринять, потому что иначе мы будем продолжать жить, пуская корни в землю, думая, будто мы ею обладаем, когда мы рабы ее. («Земля» здесь обозначает все то, что нас может вещественно поработить: богатство в каком бы то ни было виде).
     Или у нас высокое представление о нашем призвании. Нам надо что-то совершить громадное; я художник, я писатель, я умный человек; скажем даже: я священник, я проповедник, я богослов. Мне некогда заняться Богом, потому что я занимаюсь по отношению к другим людям изложением того, кто Он, что Он, говорю о тайнах Царства Божия… Жутко подумать об этом по отношению к себе, но и к другим!
     Теперь мы сумеем, может быть, понять, какая свобода от нас требуется этой притчей по отношению к тому, что мы слышим; свобода эта не значит отказ, а — независимость. Ведь большей частью то, что мы называем любовью, это порабощение другого и одновременно порабощение себя самого, это такое отношение к кому-то, когда мы к этому человеку привязаны, как осел привязан к стене; это не любовь. Такая привязанность — нечто совсем другое; это рабство. Мы призваны к такой любви, которая отрекается от себя, которая отрешенно и пламенно обращена к другому и способна видеть его или ее, А НЕ СЕБЯ в отражении.

Стих 14:21

И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых.
И пришéдъ рáбъ тóй повѣ́да господи́ну своемý сiя́. Тогдá разгнѣ́вався дóму влады́ка, речé рабý своемý: изы́ди скóро на распýтiя и стóгны грáда, и ни́щыя и бѣ́дныя и слѣпы́я и хромы́я введи́ сѣ́мо.
И# прише1дъ рaбъ то1й повёда господи1ну своемY сі‰. ТогдA разгнёвавсz до1му влады1ка, рече2 рабY своемY: и3зы1ди ско1рw на расп{тіz и3 стHгны грaда, и3 ни1щыz и3 бBдныz и3 слэпы6z и3 хрwмы1z введи2 сёмw.

     Званными посреди христіанства должны быть признаны славные, богатые, ученые, благополучные въ мірѣ семъ: Богомъ дарованныя имъ преимущества предъ другими, сопряженное съ этими преимуществами удобство къ Богопознанію и Богослуженію выражаютъ, безъ сомнѣнія, призваніе Божіе къ спасенію и высшему блаженству... Увы! зрѣлище, достойное плача! Званные пребываютъ, какъ камни, невнимательными къ Призывающему. Кажется, только пораженные бѣдствіями, болѣзнями, нищетою, лишеніями, — только увѣчные и нищіе въ гражданскомъ смыслѣ способны послушать Бога: оказываютъ повиновеніе Богу, по выраженію Апостола, невѣжи по разуму міра, немощные, худородные, уничиженные въ мірѣ (1 Кор. 1, 27). И эти уничиженные міра должны, подъ руководствомъ Слова Божія, при мощномъ содѣйствіи Его, выдержать лютѣйшую брань съ своимъ паденіемъ, насильно покорить себя Богу, насильно доставить себѣ спасеніе. Очень вѣрно изображаетъ притча, что нищихъ, слѣпыхъ, хромыхъ и калѣкъ чудный Рабъ долженъ былъ уговорить и убѣдить, чтобъ они пришли на вечерю. Намъ сроднилось и полюбилось наше паденіе: тяжело разлучаться съ нимъ. Собственное естество наше сдѣлалось неспособнымъ къ добру, и безъ Спасителя оно не можетъ сдѣлать никакого истиннаго, цѣльнаго добра: безъ Мене, сказалъ Онъ, не можете творити ничесоже (Іоан. 15, 5). Наше собственное добро осквернено примѣсью зла. Оно не можетъ не быть таковымъ: его источникъ — естество падшаго человѣчества — составляетъ собою смѣсь добра со зломъ, и постоянно рождаетъ изъ себя дѣйствіе, себѣ сообразное.
     Начальники иудейские были отвергнуты, и никто из них не уверовал во Христа, как и сами они хвалились своей злобой. Когда, - говорили они, - "уверовал ли в Него кто из начальников" (Ин. 7:48)? Итак, эти законники и книжники, как сказал пророк, объюродевше отпадоша благодати, а простодушные из иудеев, которые уподобляются хромым и слепым, и увеченным, "незнатное мира и уничиженное" (1 Кор. 1:27-28), были призваны. Ибо народ дивился словам благодати, исходившим из уст Иисусовых (Лк. 4:22), и радовался о учении Его.

Стих 14:22

И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место.
И речé рáбъ. Гóсподи, бы́сть я́коже повелѣ́лъ еси́, и ещé мѣ́сто éсть.
И# рече2 рaбъ: го1споди, бы1сть ћкоже повелёлъ є3си2, и3 є3ще2 мёсто є4сть.

     Но после того как вошли израильтяне, то есть избранные из них, которых Бог предназначил к славе Своей (Рим. 8:29-30), каковы были: Петр, сыны Зеведеевы и прочее множество уверовавших, — после того благодать Божия излилась и на язычников.
     Когда о сем сказал Богочеловек Богу Отцу Своему? Когда наступало время страдания Его, тогда, «возвед очи Свои на небо», и кроме другого сказал и сие: «дело соверших, еже дал еси Мне, да сотворю» (Ин. 17:1, 4). Являют же слова крайнее смирение человеческого Его существа пред вышеестественным существом Божества; также и то, что никто ни из Иудеев, ни из язычников, не уверовал в Иисуса Христа, разве по благоволению Бога Отца Его, по реченному: «никтоже может приити ко Мне, аще не Отец пославый Мя привлечет его» (Ин. 6:44). Сим же: «и еще место есть», показал богатство небесного царствия, показал же и то, что не только ради верующих из Иудеев, но и ради верующих из язычников от сложения мира уготовал Божественное Свое царствие, и что место есть, хотя избранные от Иудей и наследовали царствие, еще уготовленное и для имеющих веровать из язычников.

Стих 14:23

Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой.
И речé господи́нъ къ рабý: изы́ди на пути́ и халýги, и убѣди́ вни́ти, да напóлнится дóмъ мóй:
И# рече2 господи1нъ къ рабY: и3зы1ди на пути6 и3 хал{ги, и3 ўбэди2 вни1ти, да напо1лнитсz до1мъ мо1й:

     Ибо в находящихся на "дорогах" и "переулках" можно разуметь язычников. Израильтяне были внутри города, так как они приняли законоположение и наследовали городской образ жизни. А язычники, будучи чужды заветов и отчуждены законоположения Христова, и не будучи согражданами святых (Кол. 1:21, 12) ; (Еф. 2:12, 3), проводили жизнь не на одной дороге, но на многих "дорогах" беззакония и невежества, и в "изгородях", то есть в грехах; ибо грех есть большая изгородь и средостение, отделяющее нас от Бога (Ис. 59:2).
     Словом "на дорогах" намекается на скотоподобную и разделенную на многие мнения жизнь язычников, а словом "в переулках" указывается на жизнь их во грехах. - Не просто повелевает позвать сих (находящихся по дорогам и по изгородям), но понудить, хотя вера есть дело произвола каждого. Для того сказал он: понуди, чтобы мы познали, что уверование язычников, находившихся в глубоком неведении, есть знамение великой силы Божией. Ибо если бы немного было силы у Проповедуемого и невелика была истина учения, то как люди, служащие идолам и совершающие постыдные дела, могли бы убедиться, вдруг познать истинного Бога и совершать духовную жизнь? Желая указать на чудность сего обращения, и назвал оное понуждением. Как бы кто сказал: язычники и не желали оставить идолов и чувственных наслаждений, однако ж, истиной проповеди принуждены были оставить их. Или иначе: сила знамений составляла великое побуждение обратиться к вере во Христа.
     А затем, с дорог и из-под изгородей (из-под заборов) - еще более низко стоящие люди, т. е. по мысли ев. Луки, язычники ср. (Рим. 2:17). Их велено "понуждать" войти на пир. Некоторые толкователи в этом выражении думали найти основание для насилия в области свободы совести, а римские инквизиторы на этом тексте утверждали право свое преследовать еретиков. Но здесь, несомненно, речь идет о нравственном понуждении и ни о каком ином. В самом деле, мог ли один раб насильно привести с собою гостей, если бы и захотел так поступить? Нет, понуждение это скорее имело характер усиленного увещания. Ведь призываемые теперь на пир были люди самых низших слоев народа, и они могли стесняться идти на пир к богатому человеку: им нужно было выяснить, что их в самом деле приглашают на пир.
     «Изыди на пути и халуги»: сие означает то, что Бог благоволил, да Евангельская проповедь Иисуса Христа изыдет от Иерусалима и от рода Иудейского и прейдет к самым неверием покровенным и идолопоклонникам, сущим на пути злочестия, то есть во мраке неверия, и на халуге, то есть во грехе.
     Халугою же назвал сей, поколику грех отлучает человека от Бога, так, как холм — места от других мест.
     Какой же смысл заключает сие: «и убеди внити»? Или значит понудить насильно и мучительски убедить, так как некоторые из староверов, глупо и безумно сие принимая, тысячи людей убивали и умерщвляли?
Да не будет! Слово, а не бич, убеждает разум; разум же возрождает желание, желание же склоняется и приемлет догматы веры.
     «Аще кто хощет», сказал Господь, «по Мне ити». Поколику же язычники и истинного Бога не знали, и закона Божественного не имели, ни словес Пророческих, ни Божественного Писания, руководящего к вере во Христа, так как народ Иудейский, и были подвержены всякому роду беззаконий, раболепствуя страстям и поклоняясь богам-пьяницам, любодеям, неправедникам и хищникам: убо для обращения таковых особенные нужны были средства, могущие убедить и просветить их в познании истины. Значит, следовательно, сие: убеди, склони их мысль сильными убеждениями, каковые были Апостола Павла для Ареопагитов; просвети душу светом святой жизни, каковой пример видеть можно на светлом жительстве Богопроведников Апостолов; плени сердце их творением чудес, каковые были сотворены учениками Христовыми пред язычниками. Сие же, «да наполнится дом мой», являет безмерное человеколюбие и для всех людей милость Бога, Который хощет, да все верующие таинству благочестия наследят Божественное Его царствие. Таким же образом обнаружив Бог волю Свою, являет немедленно и праведный Свой суд для званных и не восхотевших веровать в Него.

Стих 14:24

Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.
глагóлю бо вáмъ, я́ко ни еди́нъ мужéй тѣ́хъ звáнныхъ вкýситъ моея́ вéчери: мнóзи бо сýть звáни, мáло же избрáнныхъ.
глаго1лю бо вaмъ, ћкw ни є3ди1нъ муже1й тёхъ звaнныхъ вкyситъ моеS ве1чери: мно1зи бо сyть звaни, мaлw же и3збрaнныхъ.

     Вечеря сия приготовляется ежедневно, и все мы призываемся в Царство, которое Бог уготовал людям еще прежде создания мира (Мф. 25:34). Но мы не удостаиваемся оного, одни по любопытству мудрости, другие по любви к вещественному, иные по любви к плоти. А человеколюбие Божие дарует сие Царство другим грешникам, которые слепы разумными очами, не понимают, что есть воля Божия, или и понимают, но хромы и неподвижны к исполнению оной, и нищи, как лишившиеся небесной славы, и увеченные, как не обнаруживающие в себе непорочной жизни. К сим-то грешникам, блуждающим по широким и пространным путям греха, Отец Небесный посылает с приглашением на вечерю Сына Своего, который стал рабом по плоти, пришел позвать не праведников, но грешников (Мф. 9:13), и обильно угощает их вместо тех разумных и богатых, и угождающих плоти. На многих Он посылает болезни и бедствия, и через то невольно заставляет отказаться от такой жизни, по судьбам, по каким Сам знает, и приводит их на Свою вечерю, обращая в побуждение для них наведение бедствий. Примеров сему много.
     В более простом смысле, притча научает нас подавать лучше нищим и увечным, чем богатым. К чему Господь убеждал несколько выше, к тому самому, кажется, сказал и притчу сию, уверяя оною еще более, что угощать должно нищих. Научаемся (сей притчей) еще и другому, именно: что мы должны быть так усердны и щедры на принятие братьев (меньших), что должны убеждать их к участию в наших благах и тогда, когда они не желают. В этом для учителей сильное внушение, чтобы они наставляли учеников своих должному и тогда, когда сии не желают.
     Таковое решение произнес Господь наипаче для тех Иудеев, которые званы были святыми Пророками, которых звал и Сам Богочеловек в веру в Него: но поелику не поверили Ему, недостойными остались Церкви Его, и Божественных таин, и Божественного Его царствия. Ни един, говорит, из званных мужей, и неповинувшихся званию, не удостоится небесных Моих дарований. Относится однако решение сие и ко всем тем человекам, которые призываются к вере во Христа, но не принимают сию; или которые прияв, нарушают отвержением, или злыми делами, противными вере. Почему сказал: «мнози звани», то есть, многие были от Бога призываемы, но «малые», по доброму расположению и по преуспеянию в добрых делах, остаются избранными и вечного блаженства достойными.
     Грознымъ приговоромъ заключилъ Господь притчу. Онъ, прозрѣвая всевидящимъ окомъ настоящее и будущее невниманіе къ Нему человѣковъ, сказалъ: "мнози суть звани, мало же избранныхъ". Всѣхъ призываетъ милосердый Богъ ко спасенію, но весьма немногіе повинуются Ему. Всѣ мы принадлежимъ къ числу званныхъ по неизреченной любви Божіей къ намъ, но весьма немногіе изъ насъ включаются въ число избранныхъ: потому что включеніе въ число избранныхъ предоставлено нашему собственному произволенію.


Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

     Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные им в его великом Апокалипсисе:

"И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии" (Апок. 19, 6-9)

     Блаженны званные на брачную вечерю Агнца

     Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю, которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.

     Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую, а апостол Матфей иначе говорит о том же самом:

"Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего..." (Мф. 22, 2)

     Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова, которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.

     Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю. Что же дальше слышим мы?

     Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия, Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.

     И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: "Идите, ибо уже все готово". Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные. Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего? Это были вожди народа израильского, это были учители его – первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа – их в первую очередь звал Господь на пир Свой. Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир. И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?

"И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня".

     А по-славянски сказано гораздо лучше:
Молю тя, имей мя отречена
отрекаюсь от твоей вечери.

     Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия. Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование, только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы, а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.

"Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя имей мя отречена".

     Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием. О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным. Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.

"Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти".

     Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена. Опять человек, преданный всем сердцем земному.

"И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место".

     Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города? Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам:

"Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее..." (1 Кор. 1, 27-29)

     Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми. А ведь вы же знаете, что святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал. Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему. Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами. Это были не мудрые, не знатные – это были униженные. Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты. И эта святость Христова привлекала к Нему их – всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться. Это они – нищие, хромые, слепые, убогие – это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место. И тогда

"господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой" (Лк. 14, 17-24)

     Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям? Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы – это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям. Это их призвал Господь. Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира. Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука:

"Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 22, 11-13)

     А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что

"царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его" (Мф. 11:12)

     Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие. Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову. О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.

     Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям? Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием? А многие ли откликаются на призыв? О как их мало, как мало! О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!

     Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов. Что же, пусть идут – их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.

     Но в роде человеческом далеко не все таковы. Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное. Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают:
Имей мя отречена
Почему, почему вы не идете?!
Они смущенно отвечают:
как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.

     И не хотят идти против течения... И плывут по течению... Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь – в полном отчаянии приплывешь.

     Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа:

"Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным".

     Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения? Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой. Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать:

имей мя отречена
если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.

     О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха. Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.

     Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), 30 декабря 1951 г.
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru