Неделя двадцать вторая по Пятидесятнице
Притча о богаче и Лазаре

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

Апостол

воскресный листок

Евангелие

воскресный листок
     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.
файлы для печати высокого разрешения:
скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
притча о богаче и Лазаре

В неделю 22-ю по Пятидесятнице в ходе Божественной литургии читается рядовое зачало из Евангелия от Луки (Лк.16:19-31): притча о богаче и Лазаре

     Притча о богаче и Лазаре весьма многогранна, она побуждает нас задуматься о смысле и цели жизни, о суде Божием и суде человеческом, о вере и праздном любопытстве видеть внешние чудеса, о невозможности покаяния после смерти и о посмертных страданиях.

     В чем же состоял грех богача, его вина, за которую он столь нечаянно попал в ад? В Евангелии сказано, что он был богат; но, без сомнения, не богатство было причиной столь ужасного мучения, которое испытывал богач в аду. В Священном Писании мы знаем немало людей состоятельных (например, Авраам, Иов, Иосиф Аримафейский), которые по своему милосердию были радостью и благословением для других.

     О собственности спорят люди на земле, и конца нет этому утомительному и бесплодному спору. О люди, а чьею собственностью являетесь вы сами?

     Стадо борется за место на пастбище, а хозяин пастбища и стада стоит и смотрит, удивляясь: почему его стадо так борется за его пастбище, раз он заботится и о стаде, и о пастбище?

     Многие вещи человек помнит, а одну никак запомнить не может, сколько ему не повторяй: что он без собственности приходит в этот мир и без собственности уходит из него.

     Где богатство Креза? Где пиры Лукулла? Где держава Цезаря? Где могущество Наполеона? Следы всего этого, в том или ином виде, еще можно обнаружить, но подобные вопросы не так важны, как: где теперь богатый Крез? Где ненасытный Лукулл? Где властолюбивый Цезарь? И где могущественный Наполеон? Самое важное - знать, где люди, а не где их собственность. Но мы не можем узнать этого, прежде чем не узнаем: чьей собственностью являются сами люди?

      Итак, чья же собственность суть сами люди? Тому, кто решит этот вопрос, легко будет решить и вопрос о человеческой собственности - как путникам, когда они уберут с дороги самый большой камень, легко потом разгрести щебень и листья.

     Когда люди решают этот вопрос сами, без Господа Иисуса Христа, как они и решали его на протяжении тысячелетий, то приходят к двум ответам. Первый - человек есть собственность злых духовных сил, которые прячутся за природой и под маской природы; второй - человек является собственностью самой природы, которая его и создала, держит какое-то время в качестве мебели среди другой своей мебели и в конце концов ломает и убивает. С сотворения мира все мудрствования человеческие, не позаимствовавшие ни капли разума Христова, имеют только два решения вопроса, чьей собственностью является человек.

     А ответ Христа на этот вопрос гласит: человек есть собственность всеблагого Бога. И он является собственностью не так, как являются чьей-либо собственностью вещи, но как свободное и разумное существо, как сын Божий. Это не решение какого-либо философа, ибо в таком случае мы бы ему не поверили; но это ответ Очевидца, пришедшего к людям из самой триединой сердцевины бытия и жизни, распространяющей жизнь по всем мирам. Потому мы и верим этому ответу, и только его полагаем истинным и спасительным. Точнее, его надо назвать не ответом, а свидетельством Очевидца.

святитель Николай Сербский (Велимирович)

Практическая Гомилетика. Том 4. Неделя по Троице 21-я. протоиерей Иоанн Толмачев (†1897)

Гомилетика – наука о сущности, содержании и специфических особенностях христианской проповеди (гомилии)

Евангелие этой недели о богатом и Лазаре переносит нашу мысль по ту сторону жизни и изображает противоположную участь людей богатых - неверующих, и бедных - верующих, как в этом, так и в будущем мире.

Для правильного уразумения этой притчи и для назидательнейшего ее приложения к слушателям не надо забывать, что притча эта направлена была Иисусом Христом против неверующих саддукеев, которые
почитали чувственность высочайшим благом,
отвергали бессмертие души,
вечность мучений
и праведное мздовоздаяние за гробом.
Таким образом, под приточным богачем в тесном смысле нужно разуметь не просто человека богатого, по слабости злоупотребляющего богатством, но человека, который предается роскошной жизни по принципу - в полной уверенности, что со смертью окончится его бытие и что за гробом нет ни ада, ни рая. Некоторые из св. толкователей призвают этот приточный рассказ Спасителя за действительную историю и относят ее к семейству первосвященника Анны, к его пяти сыновьям (пять братьев в притче) и к его зятю Каиафе, которые были заражены саддукейским неверием в будущую жизнь и проводили епикурейский образ жизни


1. В этом мире.


а) Какова здесь жизнь неверующего богача?
Он имеет ненасытную жажду к удовольствиям:
"Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно" (ст.19);
ищет всевозможных чувственных наслаждений;
одевается в порфиру — одежду царскую, и виссон — род тонкой ткани, составляющей редкое украшение немногих;
живет блистательно, роскошно (λαμπρώς), находит в этом удовлетворение каждый день, считает временное единственным и высочайшим для себя благом.

Он не имеет ни малейшего сострадания к ближним:
"Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях
и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его
(ст.20–21);
бедных он презирает (ст.20),
ожесточается и отвращается при ежедневном взгляде на нищету других (ст.20),
не оказывает никакой помощи, ни крохи хлеба в горькой нужде (ст.21: "желал напитаться крошками"),
ни одной слезы к страшным страданиям ближнего ("в струпьях"),
ни никакого чувства стыда к собственному жестокосердию (ст.21: "псы, приходя, лизали струпья его").

б) Какова здесь жизнь праведного бедняка (ст.20–21)?
Он нищ телом и духом,
часто без средств жизни,
без сообщества друзей,
в страшных лишениях и нередко в жестоких болезнях.
Там пурпур, драгоценные одежды, здесь рубища;
там чаша изобилия, здесь крошки;
там веселые компании, здесь псы - нахлебники;
там наслаждения, ликования, здесь нужды, раны, горе, никакого крова — перед воротами, никакого присмотра — псы смилосердились над ним.

Какая противоположность! Но при всем том он не ропщет, не жалуется, переносит все с терпением, благодушием, верой и упованием на Бога. Бедный Лазарь, при всей своей бедности, был богат; он имел добрую совесть, которую ни за какие сокровища не уступил бы богачу.


2. Б будущем мире.


а) Какова там участь благочестивого бедняка?
"Умер нищий и отнесен был ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его" (ст.22)
Лазарь умер прежде, умер смертью праведника, Бог принимает его в свое царство, превращает его горе в блаженство, его скорби в утешение, его страдания в радость. Печальные дни для него миновали, настало время радости, от ворот богача он несется прямо на лоно Авраама. Тут уже не псы — его товарищи, но ангелы — его други, тут он не болен, но здоров, не без крова, но на небе, не в лохмотьях, но украшенный венцом правды. Какое различие между его участью здесь и там! Бедный теперь богат, но не ради своей бедности, а ради своего благочестия.

б) Какова там участь несчастного богача?
И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его
и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем."
(ст.23–24)
Там нет никакого лицеприятия:
Бог зрит на сердце.
Богач умер, покинутый своими сокровищами, неоплаканный людьми, оставленный самим собой, потому что с приближением смерти гордая самоуверенность исчезает, — умер и похоронили его. Со смертью настает страшное пробуждение! Богач приходит к полному сознанию суетности земных сокровищ и наслаждений (ст.23: "в аде, будучи в муках"); теперь только, хотя несовершенно, начинает он чувствовать сладость небесного блаженства, которое для него потеряно (ст.23: "увидел вдали"); теперь он видит, какое громадное различие между отношением его и презираемого им Лазаря к Богу (ст.23: "увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его"). Он терпит невыразимые мучения (ст.24–25) и теряет всякую надежду на лучшую участь (ст.26). Богатый становится теперь по истине бедным, но не из-за потери своего богатства, а из-за своего несчастья!

Поэтому будем остерегаться нечестия и мирских похотей:
"и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят (ст.26)
будем верить слову Божьему и поступать так, как оно повелевает нам:
"Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.
Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.
Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят. (ст.29–31).

Частные темы дневного Евангелия весьма разнообразны и могут быть развиваемы или в связи со всем текстом, или отдельно от него. Так:

Ст. 19 дает случай проповедывать:
“О пагубных следствиях роскошного образа жизни.
О нравственных опасностях богатства.
Об истинных удовольствиях жизни.
Каких добродетелей преимущественно требует Евангелие от людей богатых?
О роскоши в одежде.
Об опасностях чувственности.
При суждении о счастьи людей мы должны смотреть на его конец.”

Ст. 20 и 21, где изображается жизнь бедняка, заслуживающего нашего полного участия, дают повод беседовать:
“О бедных, заслуживающих нашего особенного сострадания и участия.
О нравственных опасностях бедности.
О высоких радостях, которыми могут наслаждаться в равной мере как богатые, так и бедные.”

Ст. 22: “Об участи богатых в этом мире и будущем.”

Ст. 23 и 24:
“Как ужасна вечность для людей, не помышляющих о ней во времени.
О том влиянии, какое нравственность нашей жизни имеет на окончательную участь нашего тела.”

Ст. 25: “О сознании проведенной нами земной жизни в вечности.”

Ст. 27 и 28: “О следах добра в нравственно-испорченном человеке, или о том, что односторонняя добродетель не делает еще счастливым” (богач любил своих братьев, но, однако, мучился в аде).

Ст. 26, 29–31: “Почему Бог не допускает явления душ умерших, чтобы они сообщали нам сведения о загробной жизни” и т. п.?

 “Некоторый человек был богат…
Был также некоторый нищий, именем Лазарь”
(ст.19-20)


1. Она уничтожает предрассудок, будто бы Бог любит только богатых, а бедных презирает.


Известно мнение древних об управлении судьбы в нравственных стремлениях людей и о том, что богатые пользуются ее особенным покровительством, а бедные — ее презрением. Даже Иудейский народ не был чужд мысли, что Бог награждает добрых богатством, а злых нищетой, как видно из многих мест Ветхого Завета.

Но Спаситель опровергает этот предрассудок, изобразив противоположность состояния богатого и бедного в другой жизни и показав ясно, что там награждается не богатство, а добродетель. Затем далее мы видим Авраама и Лазаря в одном лоне, хотя их внешняя участь на земле была не одинакова: один богатый, а другой нищий. Как важна эта истина и теперь еще для богатых и бедных!


2. Она предостерегает от роскоши и нередко соединенного с ней немилосердия к ближним.


Конечно было и есть много богатых, проникнутых истинно-христианской сострадательностью.

Но если с богатыми сокровищами соединяются непомерная роскошь и чревоугодие, тогда сердце человеческое легко закрывается для чужой нужды, частью потому, что эти пороки не знают других наслаждений, кроме наслаждений чувственных, — частью, наконец, и потому, что им вовсе неизвестен и непонятен голос нужды и горе других.

Как ясно эта истина высказана Спасителем в дневном Евангелии о богаче, не имеющем никакого сострадания к бедному Лазарю (ст.19–21)!


3. Она изображает настоящую и будущую жизнь в неразрывной связи.


Не одни Саддукеи времен Спасителя, но и наши современные Саддукеи отвергают продолжение духовно-нравственной жизни за гробом, и потому считают временное благо высшей целью жизни.

Такое убеждение, недостойное человека и отвергаемое даже разумом, окончательно уничтожается дневным Евангелием, которое неопровержимо доказывает действительность загробной жизни, хотя в другой форме, но в неразрывной связи с жизнью настоящей.


4. Она проливает ужасный и вместе отрадный свет на будущую жизнь.


Там начинается праведнейшее мздовоздаяние. Ужасна там участь неверующего сластолюбия (ст.23–25). Отрадна там участь благочестивой нищеты (ст.22).

Таким образом — не пустая мечта, если мы надеемся на вечность, которая уравняет все, что на земле оставалось не наказанным и не награжденным. Иисус Христос открыл нам в нынешнем Евангелии: что должно предостерегать нас от порока и что должно укреплять и одушевлять нас в стремлениях к добродетели.


5. Она предостерегает от пренебрежения Божественным Откровением.


Что Бог не только вещает нам в голосе ума и совести, но и дал еще для нашего наставления особенных, Богопросвещенных мужей, об этом ясно говорит Иисус Христос в дневном Евангелии, указывая на Моисея и пророков. Если бы богач со своими пятью братьями доверился такому руководству, то он не погрешил бы в истинной цели жизни.

Следовательно, вот какое высокое достоинство дает Иисус Христос учению Богодухновенных мужей и как, с другой стороны, грешат те, которые не только не слушают Моисея и пророков, но не внимают даже учению Христа?


6. Она доказывает неуместность явления умерших душ на землю (против спиритизма).


Такие явления невозможны сами по себе, потому что противоречат премудрому Божьему порядку; излишни при том руководстве жизни, какое мы уже имеем, и бесполезны, если бы они действительно были.

 “Некоторый человек был богат… Был также некоторый нищий, именем Лазарь” (ст.19-20)


Нынешнее Евангелие изображает нам поразительное неравенство в раздаянии земных жребиев: один обладает громадным богатством, другой, напротив, терпит крайнюю нищету…


1. Мрачная сторона.


а) Это неравное раздаяние очень велико.

Не говорим уже о той громадной разнице, с какой природа расточает свои дары земным обитателям, так что одни из них по этой причине живут в изобилии, а другие в нищете; даже и в тех местах, где природа более или менее богата или, по крайней мере, достаточна для пропитания людей, например, в благоустроенных странах, в благорастворенных климатах, — даже и там замечается огромное различие во внешнем благосостоянии (объяснение и примеры).

И так как это явление всеобщее, то кажется нам, что оно:

б) Как бы в высшей степени несправедливо.

О несправедливости здесь не было бы и речи, если бы Лазарь был грешник или преступник. Но притча представляет его нам невинным страдальцем.

Подобные явления встречаются нам на каждом шагу в жизни. Сколько отъявленных грешников наслаждаются невозмутимым здоровьем, между тем, как благороднейшие из людей терпят жесточайшие нужды и болезни!

Не должны ли мы назвать подобные явления несправедливыми, тем более, что такое неравное раздаяние земных благ часто также —

в) Весьма опасно для нравственности?

Доказательство этого представляет дневное Евангелие в лице богатого сластолюбца.

A в другом месте Спаситель прямо указывает на нравственную опасность богатства, когда говорит, что трудно войти богатым в Царство Небесное.

Но и противоположная участь, т. е. нищета доводит также до страшных пороков.


2. Светлая сторона.


а) Неравное раздаяние земных благ неизбежно.

Оно есть необходимое следствие нашей ограниченной природы. В разнообразии наших духовных способностей, в различных степенях нашего нравственного образования, нашей деятельности и предприимчивости, одним словом, в различном образе наших мыслей и поступков скрывается основание, почему мы не в одинаковой степени обладаем земными благами.

Если бы земные блага разделяемы были по самой строгой справедливости, то в мире все-таки были бы и бедные и богатые.

б) В отношении к истинному счастью вовсе не так значительно, как кажется.

Кто может отвергать, что истинное счастье состоит в спокойствии совести, в довольстве, в умеренности желаний, в благодарном наслаждении нашими скромными радостями?

И однако ж этими радостями наслаждаются богатые и знатные часто в меньшей степени, чем бедные и простые, потому что чувства богатых притуплены, их высшие стремления подавлены, их сердце гордо и напыщенно.

в) Весьма полезно для земли.

Как ни кажется странным, однако несомненно, что если бы все мы были одинаково богаты, то были бы все мы также и одинаково бедны. Такое однообразие не было бы полезно ни для нравственности, ни для нашего духовного развития. Через неравенство земных жребиев поддерживается теснейшая связь между людьми.

Посредством того, то, что другие должны работать и трудиться для пропитания себя и своих, пробуждаются дарования, развиваются способности, укрепляются силы. Давно уже замечено, что нужда — первый учитель.

г) Вечность уравняет все, что здесь во времени оставалось неравным.

Умер несчастный Лазарь и — отнесен был на лоно Авраама, умер немилосердый богач и — ввержен был в ад, где он желал одной каплей прохладить смертельную жажду, но ему на это отвечено: “вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей.”

Там объяснится все, что здесь казалось нам, необъяснимым. Там получат утешение, успокоение и удовлетворение те, которые невинно здесь страдали, жили в горькой нужде, терпели мучительные болезни. При таком утешительном взгляде должны ли мы еще роптать, что здесь не все уравнено и распределено по строгой справедливости?

Ныне чтенное Евангелие переносит нашу мысль по ту сторону жизни и изображает нам, с одной стороны, блаженство праведных, а с другой, — мучение грешных.

При руководстве дневного Евангелия бросим взгляд на счастливую и несчастную вечность.


а. Посмотрим сначала на несчастную вечность.


1. Что такое несчастная вечность?


а) Не какое-либо исправительное учреждение, назначенное для заключения осужденных преступников, и не какой-либо смирительный дом, откуда раскаявшиеся опять освобождаются, ибо покаяние там невозможно

"и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят" (ст.26)
"и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие" (Мат. 19:24)
"Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости" (Еккл. 9:10)

б) Не какая-либо мечта или призрак, выдуманный только для устрашения упорных грешников, или одно понятие, несоответствующее действительности.

в) Нынешнее Евангелие называет ее адом, мучением, пламенем, в других местах она называется геенной огненной, пламенем неугасающим, в сравнении с которым обыкновенный огонь — то же, что нарисованный на картине, “огнем без света”, по выражению святого Василия Великого
"но он пойдет к роду отцов своих, которые никогда не увидят света" (Псал. 48:20),
червем неусыпающим и т. д.

Таким образом, несчастная вечность есть такое состояние, в котором осужденные грешники находятся вечно:

а. в отчуждении от Бога и избранных Божьих

"и ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня" (Иуд. 1:6)

b. в лишении всякой радости, но в испытании всего, что только может назваться ужасным:

"и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем" (ст.24)
"За то преисподняя расширилась и без меры раскрыла пасть свою: и сойдет туда слава их и богатство их, и шум их и все, что веселит их" (Ис. 5:14)
"Как овец, заключат их в преисподнюю; смерть будет пасти их, и наутро праведники будут владычествовать над ними; сила их истощится; могила — жилище их" (Псал. 48:15)
"которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его" (2 Фес. 1:9)

с. в постоянных смертельных муках, без ослабления и прекращения:

"которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его" (ст.24–25)

d. подверженные еще большим мучениям с пришествием своих братий, которых они при жизни соблазнили:

"ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения" (ст.28)

2. Кого мы видим в этом месте страшных мучений
"Умер нищий и отнесен был ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его.
И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его"
(ст.22–23)
Что низвергло в ад богача и низвергает всех, подобных ему, нераскаянных грешников?

а) Беспечность и беззаботность о спасении души:

"Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно" (ст.19)

б) Пренебрежение к истинам слова Божим:

"Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего" (ст.27)

в) Злоупотребление богатством, когда оно употребляется для роскоши, тщеславия и плотоугодия:

"Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно" (ст.19)

г) Немилосердие к бедным:

"Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях
и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его" (ст.20–21)

д) Соблазн, посредством которого они привлекают других к участию в своих беззаконниях:

"ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения" (ст.28)

Б. Бросим теперь взгляд на счастливую вечность.


2. Что такое счастливая вечность?


а) Не какой-либо чувственный рай. Не какие-либо грезы и дремота душ.

б) Но состояние вечного мира и радости. Поэтому говорится, что избранные находятся на лоне Авраама
“в ограждении людей праведных, достигших после бурь небесной тишины” (Блаженный Феофилакт. in. h. 1. ср. Благовестник стр. 257 на обор)
"Умер нищий и отнесен был ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его" (ст.22),
— в раю:
"И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лук. 23:43),
в руке Божией:
"А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их"(Прем. 3:1)

в) Чем же они тут наслаждаются?

а. Утешением:
"Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь" (ст.25),
блаженным успокоением и отдохновением:

"Он отходит к миру; ходящие прямым путем будут покоиться на ложах своих" (Ис. 57:2)
"И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними" (Апок. 14:13)

b Невыразимой, никогда не прекращающеюся радостью и веселием:

"Ты укажешь мне путь жизни: полнота радостей пред лицем Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек" (Псал. 15:11)
"Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1 Кор. 2:9)

с. Освобождением от всякого притеснения и озлобления нечестивых:

"и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят" (ст.26)

2. Кого мы видим здесь?

Лазаря:
Умер нищий и отнесен был ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его (ст.22)
Нечестивый богач не назван в притче по имени, не был достоин именоваться от Бога, по слову пророка: “не помяну имен их устнама моима”; праведный же нищий именуется, потому что имена праведных записываются в книге живота (ст.23)
Чем он заслужил лоно Авраама?

а) Он был нищий (ст.20): но потому ли достиг блаженства?

б) Он получил злое на земле, был покрыт ранами (ст.20, 25): но это ли ввело его в Царство Небесное?

в) Ему не приписывается никаких великих подвигов, которые, по суду мира, считаются достойными небесной награды. Чем же он заслужил лоно Авраама?

а. Поскольку ангелы взяли душу его, по разлучении с телом, и принесли в это место блаженного успокоения: то у него должно было находиться все, что делает каждого блаженным, хотя об этом и не говорится прямо в тексте.

b. Несомненно, что несчастный страдалец, покрытый язвами, таявший от голода, переносил свои страдания с терпением и упованием на Бога, и очищал душу свою искренним покаянием.


Заключение.
Всем нам предстоит вечность: но блаженная или мучительная? Решение этого вопроса зависит от нас самих:

"Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает.
Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную.
Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем.
Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере" (Гал. 6:7-10)
"Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять" (Апок. 2:10)

 “Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно” (ст.19)


Каждый благоразумный человек считает своей обязанностью вовремя позаботиться о том, от чего зависит его будущее благо и счастье.

Но евангельский богач принадлежал, как видно, к числу таких людей, которые думают только о настоящем, не помышляя вовсе о будущем: “каждый день пиршествовал блистательно”. Как много есть людей, подобных ему!


1. В чем обнаруживается эта беспечность?


а) В том, что вовсе не думают о будущем по смерти.

Таковы, во-первых, люди неверующие, которые отвергают будущую жизнь, не хотят ничего знать о ней, следовательно, никогда не обращают на нее внимания при своих поступках и делах. Со смертью человека, думают они, все кончено, поэтому нет причины заботиться о какой-то будущности после смерти. Богач в тексте.

Таковы, во-вторых, люди легкомысленные, которые хотя и не отказываются совершенно от надежды на будущую жизнь, но однако ж не думают о ней и не приготовляются к ней.

Они живут и заботятся только о настоящем, к которому направлены все их желания и стремления. Каждая серьезная мысль о будущем по смерти, каждое напоминание об их призвании к жизни для другого мира, каждое впечатление, указывающее на смерть и вечность, — им противно, потому что нарушает их греховный покой и препятствует им беззаботно предаваться удовольствиям жизни.

б) В том, что не готовятся надлежащим образом к будущей жизни.

Если есть будущая жизнь, то она находится в тесной связи с жизнью настоящей, составляет продолжение последней. Поэтому, значит, и следы нашей деятельности здесь должны отражаться там.

“И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними” (Ап. 14:13)
"Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную" (Гал. 6:7–8)
"ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2 Кор. 5:10)

Не обязаны ли мы, следовательно, во всех своих делах обращать внимание на будущую жизнь, тщательно к ней готовится и всегда жить так, чтобы каждую минуту были готовы оставить этот мир и предстать перед Богом, всеведущим Судьей?

Но люди беспечные пренебрегают таким приготовлением. Земные заботы, планы об увеличении имущества и о приобретении почестей до такой степени поглощают деятельность их души, мирские развлечения и удовольствия так сильно занимают их сердце, что они совершенно теряют из виду свое назначение к будущей жизни.

Они полагают, что у них довольно еще времени для подавления греховных привычек и страстей.

Они надеются, что успеют еще в старости, или на смертном одре, принести покаяние и исправление.

Они полагаются на доброту и милосердие Божье, на заслуги Иисуса Христа, но не стараются заслужить этой благодати своим благочестием.

Какое ослепление и самообольщение соединено с беспечностью о будущем после смерти!


2. Как опасна эта беспечность?


а) Она бесчестит и унижает человеческое достоинство.

Преимущества, которыми вседобрейший Творец одарил нас перед всеми прочими тварями, заключаются главным образом в нашей духовной природе. В ней скрывается залог к совершенству, какого не может достигать никакое земное творение, кроме человека. В ней заключается способность познавать истину, желать и делать добро, поступать согласно с волей Божьей, содействовать ее святым и добрым целям.

Это достоинство вселяет в нас надежду на другой мир, где возможно будет высочайшее совершенство.

Но кто вовсе не заботится о будущей жизни, не готовится к тому совершеннейшему состоянию и живет так, как бы он, подобно неразумным тварям, предназначен был только для земли, тот бесчестит свое достоинство и унижает себя. Он должен возноситься горе, а между тем он стремится только долу; должен заботиться о совершенстве своего духа, а помышляет только об удовлетворении своих животных пожеланий.

“слава их — в сраме, они мыслят о земном” (Фил. 3:19)

б) Она пагубна для нравственного образования.

Высшей цели наших стремлений к добродетели мы ищем в вечности. Там, подобно совершеннейшим духам небесным, мы должны восходить к высочайшему совершенству.

Там обещана Спасителем славная награда тем, которые постоянно и неуклонно стремятся к этой цели.

Сколько поощрения и силы к святости и добродетели заключается в надежде на будущую жизнь!

Но это поощрение и эта сила совершенно теряются вследствие беспечности, потому что при непрерывных мирских развлечениях и житейских занятиях дух человека засыпает, а низшие пожелания возрастают и укрепляются.

Беспечные люди проживают целые годы, не исправляя своих привычек и жизни, не посвящая ни одного дня для приготовления к вечности.

С каждым днем становятся они ближе к вечности, но не делают и шага вперед на пути исправления и добродетели.

Будут ли они способны к будущей жизни, куда “не войдет … ничто нечистое” (Апок. 21:27)?

в) Она гибельна для нашего блага и счастья.

В основании порока беспечности о будущем после смерти скрывается опасное заблуждение, будто счастье настоящей жизни состоит в обладании и наслаждении богатством, честью и чувственными удовольствиями.

Кто поставил эти стремления целью жизни, тот страшится узнавать, исполнять и претерпевать то, что делает его способным к вечности, потому что это препятствует ему предаваться чувственным похотям.

Но истинное счастье состоит в счастье души, которое только при добросовестной заботливости о будущем после смерти может возрастать и умножаться.

Если вы, побуждаемые миролюбием и привязанностью к земному, стараетесь усыпить всякую заботу о будущей жизни, то вы становитесь несчастными и жалкими уже в этой жизни! Эта беспечность похищает у вас истинные радости жизни, — похищает все, что может осчастливить ваше сердце и утешить вас в минуты скорбей.

Среди веселых пиршеств и развлечений вас будет пугать мысль о смерти, потому что вы страшитесь вечного Судьи и отчета перед Ним.

Горе тому, кто беззаботно “каждый день пиршествовал блистательно”, не думая о вечности! “Их конец — погибель” (Фил. 3:19).

 “Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь” (ст.25)


Наш разум требует, чтобы добро было награждено, а зло наказано, чтобы человек добродетельный наслаждался счастьем, а порочный терпел горе и бедствия.

Но это не всегда бывает в настоящей жизни. Порок нередко здесь торжествует, а добродетель страдает :

"Не будь слишком строг, и не выставляй себя слишком мудрым; зачем тебе губить себя" (Еккл. 7:16)
"Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это — суета" (Еккл. 8:14)
"А я — едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои, — я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых, ибо им нет страданий до смерти их, и крепки силы их" (Псал. 72:2–4)
"выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце" (Псал. 72:7)

Неужели так будет всегда? Нет. Спаситель учит нас в нынешней притче, что в будущем мире настанет полное возмездие добра и зла, содеянного на земле: “помяни, яко восприял еси благая” и т. д.:

"Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает.
Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную" (Гал. 6:7-8)
"Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия" (Иоан. 5:28)
"Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную" (Рим. 2:6–7)
"Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина" (Рим. 2:9)
"ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2 Кор. 5:10)
"Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его" (Апок. 22:12)

К чему должна побуждать истина о возмездии добра и зла этой жизни в мире будущем?


1. К предостережению нераскаянных.


Есть довольно людей, которые легкомысленно и беспечно проводят жизнь, никогда серьезно не стремятся к нравственному совершенству, не помышляя ни о следствиях такой жизни, ни о том времени, когда они должны будут дать отчет во всех своих делах.

Есть люди, которые заботятся только об удовлетворении своих похотей и пожеланий, и думают только о том, чтобы пожить в свое удовольствие, “и каждый день пиршествуя блистательно”.

Есть отъявленные грешники, немилосердые гонители правды и добродетели, которые попрали стыд и совесть и заглушили в себе мысль о бессмертии и будущем мздовоздаянии, чтобы невозмутимо предаваться грехам.

Но не обманывайтесь вы, легкомысленные и порочные! “Бог поругаем не бывает” (Гал. 6:7). Он правосуден.

Напрасно утешаетесь вы, что дела ваших неправд и беззаконий не были здесь наказаны. Напрасно стараетесь вы скрыть ваши преступления в ночном мраке. Бог всеведущий приведет во свет все ваши дела, совершенные втайне, и воздаст вам явно. Подумайте серьезно, что пожнете вы от своих дел, какие представите оправдания, как вы будете поражены, если услышите от нелицеприятного Судьи: “вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей!”

Мысль о мздовоздаянии добра и зла да послужит для вас предостережением от легкомыслия и неверия, от служения чувственным похотям и от замедления покаянием и исправлением!


2. К поощрению малодушных.


Если мы только в этой жизни ожидаем справедливого возмездия за свою добродетель, то мы часто обманываемся. Мы утомляемся в исполнении наших обязанностей, унываем и падаем духом при осуществлении добрых предприятий, требующих от нас труда и жертв, без надежды на их вознаграждение в этой жизни Но как оживляется наша ревность к добру, как укрепляется любовь к обязанностям и добродетели при вере в праведное мздовоздаяние в мире будущем!

Тогда мы твердо убеждены, что мы не напрасно трудились над нашим исправлением и усовершенствованием: наше усердие к распространению истины и добродетели, наши дела любви не останутся без благословения для нас и для других. Все лишения, усилия, жертвы ради долга и добродетели некогда вознаградятся сторицей. Проникнутые этим убеждением, мы стремимся тогда неутомимо к нетленной цели самоусовершенствования и осчастливления других людей, по предписанию Евангелия. Что мы сеем здесь, пожнем там, поэтому не будем здесь предаваться унынию, делая добро:

“делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем” (Гал. 6:9)

3. К утешению и успокоению невинно-страждущих.


Есть везде люди бедные и несчастные, которые при своей правде и благочестии должны бороться с горем и нуждой, — невинные, которые подвергаются гонениям и преследованиям, — честные, которых заслуги не признаны, которые жалуются на несправедливость. И к этим несчастным не является ни один спаситель, который улучшил бы их горькую долю, вознаградил бы их за труды и жертвы.

Но благо вам всем, несчастные, если вы только невинно страдаете, если только вы не заслужили гнетущей вас участи! Вы можете утешаться надеждой на будущую жизнь, где настанет для вас полное возмездие.

“Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах” (Мф. 5:11–12)

Отец Небесный, который знает ваши страдания, правосуден и некогда превратит ваши скорби в вечные радости. Будьте только верны Его воле! Переносите только скорби с терпением и упованием, — и вы пожнете с радостью то, что сеяли со слезами:

"Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его" (Апок. 22:12)

 “Был также некоторый нищий, именем Лазарь… и желал напитаться крошками, падающими со стола богача” (ст. 20-21)


"Не ешь с нею квасного; семь дней ешь с нею опресноки, хлебы бедствия, ибо ты с поспешностью вышел из земли Египетской, дабы ты помнил день исшествия своего из земли Египетской во все дни жизни твоей" (Втор. 16:3)
"и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека" (Псал. 103:15)

1. Он горек на вкус.


а) Противен нашей природе:

"И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты" (Мф. 26:39)
"дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить" (Мф. 27:34)

б) Если видят других за лучшим столом:

"Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью;
преисполнимся дорогим вином и благовониями, и да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни" (Прем. 2:6–7)
"И вот, эти нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство" (Псал. 72:12)
"Я ем пепел, как хлеб, и питье мое растворяю слезами" (Псал. 101:10)

в) Если он бывает наградой нашего благочестия:

"[И я сказал: ] так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои" (Псал. 72:13)
"и скажите: так говорит царь: посадите этого в темницу и кормите его скудно хлебом и скудно водою, доколе я не возвращусь в мире" (3 Цар. 22:27)

г) Если принимают его из рук человеческих:

"И сказал Давид Гаду: тяжело мне очень; но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне. И избрал себе Давид моровую язву во время жатвы пшеницы." (2 Цар. 24:14)

2. Но весьма питателен:


а) Он возбуждает желание благодати:

"Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5:6)
"напитает его хлебом разума, и водою мудрости напоит его" (Сир. 15:3)

б) Поддерживает духовную жизнь:

"И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение" (Рим. 5:3)
"Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется" (2 Кор. 4:16)
"Ты исполнил сердце мое веселием с того времени, как у них хлеб и вино <и елей> умножились" (Псал. 4:8)

в) Смерть и небо после него кажутся еще лучше:

"О, смерть! отраден твой приговор для человека, нуждающегося и изнемогающего в силах,
для престарелого и обремененного заботами обо всем, для не имеющего надежды и потерявшего терпение" (Сир. 41:3–4)
"А я в правде буду взирать на лице Твое; пробудившись, буду насыщаться образом Твоим" (Псал. 16:15)
"Услышав это, некто из возлежащих с Ним сказал Ему: блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием" (Лук. 14:15)

 “Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно” (ст. 19)


Завидным, на первый взгляд, было счастье этого сластолюбивого богача:

"я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых" (Псал. 72:3)
"И вот, эти нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство" (Псалю 72:12)
"Оттого гордость, как ожерелье, обложила их, и дерзость, как наряд, одевает их; выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце" (Псал. 6–7)
"И думал я, как бы уразуметь это, но это трудно было в глазах моих" (Псал. 6-16)
" [И я сказал: ] так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои, и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро" (Псал. 13–14)

Но посмотрим на его конец:

"Так! на скользких путях поставил Ты их и низвергаешь их в пропасти. Как нечаянно пришли они в разорение, исчезли, погибли от ужасов" (Псал. 72:18–19)
"Их конец — погибель, их бог — чрево, и слава их — в сраме, они мыслят о земном" (Фил. 3:19)
"И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал:
отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем" (ст. 23–24)

1. Характер и свойства таких людей.


а) Они пристращаются к суете мира.

Имеют собственный образ мыслей.

Христианин высоко ценит земные блага и довольствуется ими:
"Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением" (1 Тим. 4:4) "Всякая плоть соединяется по роду своему, и человек прилепляется к подобному себе" (Сир. 13:20) но он не злоупотребляет ими:
"и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего" (1 Кор. 7:31) не привязывается к ним сердцем:
"Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего" (1 Иоан. 2:16)

Ведут чувственную жизнь: роскошь в одежде, в пище и питии

"Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью" (Прем. 2:6)
"и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная" (Рим. 12:2)

б) При пристрастии к миру они опускают из виду высшую цель жизни и святейшие обязанности.

Не обращают внимания на несчастья других, не знают мира, как юдоли плача:
"Много трудов предназначено каждому человеку, и тяжело иго на сынах Адама со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех" (Сир. 40:1),
не имеют сострадания:
"И [вскочил] Навал, [и] отвечал слугам Давидовым, и сказал: кто такой Давид, и кто такой сын Иессеев?
ныне стало много рабов, бегающих от господ своих; неужели мне взять хлебы мои и воду мою, [и вино мое] и мясо, приготовленное мною для стригущих овец у меня, и отдать людям, о которых не знаю, откуда они"
(1 Цар. 25:10–11)

Презирают внушениями совести"

"Восклицают под голос тимпана и цитры и веселятся при звуках свирели; проводят дни свои в счастьи и мгновенно нисходят в преисподнюю" (Иов. 21:12–13)

2. Их печальный конец.


а) Он постигает их уже при жизни. Карающий суд Божий:

"Накажет тебя нечестие твое, и отступничество твое обличит тебя; итак познай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа Бога твоего и страха Моего нет в тебе, говорит Господь Бог Саваоф" (Иер. 2:19)
"Видел я нечестивца грозного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветвистому дереву; но он прошел, и вот нет его; ищу его и не нахожу" (Псал. 36:35–36)
"Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него — как у птицы" (Дан. 4:30)
"и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему" (Лук. 15:16)

б) Еще ужаснее конец смерти.
Мгновенная смерть:

"Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино.
Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его…
В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит" (Дан. 5:1–2, 30)
"Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил" (Лук. 12:20)

Насильственная смерть:

"и, сбросив с постели тело его, взяла со столбов занавес. Спустя немного она вышла и отдала служанке своей голову Олоферна" (Иудиф. 13:9)

Самоубийство:

"И того, который незадолго перед тем мечтал касаться звезд небесных, никто не мог носить по причине невыносимого зловония.
Теперь-то, будучи сокрушен, начал он оставлять свое великое высокомерие и приходить в познание, когда по наказанию Божию страдания его усиливались с каждою минутою" (2 Макк. 9:10–11)

Оставляют прекрасный мир:

"О, смерть! как горько воспоминание о тебе для человека, который спокойно живет в своих владениях…
для человека, который ничем не озабочен и во всем счастлив и еще в силах принимать пищу" (Сир. 41:1–2)

в) Наконец, настает страшная вечность: ад, мучения

"Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 22:13)

 “И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал:
отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем”
(ст. 23-24)


Ужасны мучения немилосердого богача, низвергнутого во ад!

И однако есть много людей, не боящихся адских мук:

"проводят дни свои в счастьи и мгновенно нисходят в преисподнюю" (Иов. 21:13)

Есть достаточно христиан, которым ад действительно не страшен, и которые смело могут сказать: “смерть, где твое жало? ад, где твоя победа” (1 Кор. 15:55)

Люди, которых не устрашают адские муки.


1. Закоренелые грешники.


а) Одни из них не верят в существование ада. Саддукеи нашего времени:

"Случайно мы рождены и после будем как небывшие: дыхание в ноздрях наших — дым, и слово — искра в движении нашего сердца" (Прем. 2:2)
"Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем" (Еккл. 2:22)

Они насильно заставляют свой разум не признавать ада. И если они допускают какие-либо будущие мучения, то не верят однако, чтобы эти мучения были очень сильны.

б) Другие не думают о нем. Они допускают вечность мучений:

"Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф. 25:41)

 , но к себе этого не относят, живут “каждый день пиршествовал блистательно”

"Человек несмысленный не знает, и невежда не разумеет того" (Псал. 91:7)
"И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя" (Деян. 24:25)

в) Иные, если и думают об аде, то считают себя, однако, далекими от него. Мы, говорят они, сделали также некоторое добро, и если настанет отчет, то мы все-таки не хуже других.

Кроме того, Отец милосерд и не желает нашей гибели: поэтому зачем нам страшиться ада:

"Не говори: «я грешил, и что мне было?», ибо Господь долготерпелив.
При мысли об умилостивлении не будь бесстрашен, чтобы прилагать грех ко грехам и не говори: «милосердие Его велико, Он простит множество грехов моих»;
ибо милосердие и гнев у Него, и на грешниках пребывает ярость Его.
Не медли обратиться к Господу и не откладывай со дня на день: ибо внезапно найдет гнев Господа, и ты погибнешь во время отмщения.
Не полагайся на имущества неправедные, ибо они не принесут тебе пользы в день посещения" (Сир. 5:4-10)
"но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней" (Прит. 5:4–5)

2. Благочестивые праведники:


"Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте" (Иоан. 14:1)

а) Они не потому не страшатся ада, что привыкли к страданиям:

"ибо душа моя насытилась бедствиями, и жизнь моя приблизилась к преисподней" (Псал. 87:4)
"о, если бы верно взвешены были вопли мои, и вместе с ними положили на весы страдание мое" (Иов. 6:2)

Что значат все временные страдания в сравнении с вечными муками:

"Неправо умствующие говорили сами в себе: «коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада" (Прем. 2:1)

б) Но потому, что имеют добрую совесть. Грехи также:

"приносите жертвы правды и уповайте на Господа" (Псал. 6:4)

Но они примирены с Богом"

"От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Раскаяния в том не будет у Меня" (Осии 13:14)
"Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас" (Рим. 8:34)

в) И потому уверены в своем блаженстве. Иисус Христос — их порука:

"По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (2 Тим. 1:12)
"Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу" (Рим. 8:1)

 “Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно” (ст. 19)


Потому что такая жизнь:


1) имеет непременным следствием скуку и омерзение;

2) разрушает здоровье и телесные силы;

3) унижает человека перед самим собой;

4) делает его неспособным к полезной деятельности и

5) ведет к неизбежной погибели души.

 “Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно” (ст. 19)


Оно, как видно из дневного Евангелия, приводит:


1) к роскоши и сластолюбию;

2) к немилосердию и бесчувствию к страданиям других;

3) к забвению Бога и к неверию в Его слово.

 “Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях” (ст. 20)


Это:


1) те, которые с величайшим трудом добывают себе кусок хлеба;

2) те, которые кроме бедности страдают болезнями;

3) те, которые находятся в презрении у людей высокомерных и жестокосердых.

 “Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях” (ст. 20)


1) Какие это опасности и

2) Как мы можем их избежать?

 “Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего…
Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят”
(ст. 27-31)


Такие явления:

1) излишни, потому что мы имеем довольно свидетельств о будущей жизни:

"Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их" (ст.29)

2) невозможны, потому что противоречат премудрому Божьему порядку:

"и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят" (ст.26)

3) бесполезны, потому что не достигали бы той цели, которая ожидается от явления умерших:

"Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.
Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят" (ст.30–31)

Он учится в вечности:

1. Видеть то, чего прежде никогда не видел.

2. Желать того, чего прежде никогда не желал.

3. Почитать то, чего прежде никогда не почитал.

4. Просить о том, чего прежде никогда не просил

5. Слышать то, чего прежде никогда не слышал.

6. Веровать в то, во что прежде никогда не веровал.

7. Думать о том, о чем прежде никогда не думал.

8. Говорить так, как прежде никогда не говорил.

Проповеди

     Во имя Отца и Сына и Святого Духа
     Я хочу обратить ваше внимание на два момента в сегодняшнем евангельском чтении. Во-первых, на заключительные слова Спасителя: если мы не сумели послушать Моисея и пророков, то есть того множества свидетелей, которые от начала времен нам говорили о Боге и о Его правде, то и Воскресший не убедит нас ни в чем... Тем, кто тогда его слушал, это слово казалось таким непонятным, – но разве теперь эти слова не ясны для нас? Воскрес Христос, явился в славе Своего Божества и во всей красоте и величии Своего человечества – и все равно мы, христиане, слышим Его слова, дивимся Его учению, поклоняемся Ему, и так далеки остаемся от того, чему Он нас учил. Разве кто-то может в нас узнать учеников Христовых так, как можно было их узнать в лице ранних Его учеников и апостолов? Тогда печатью апостольства, печатью христианства была непостижимая для земли любовь христиан одного к другому и любовь их крестная, жертвенная ко всему миру; они были готовы свою жизнь отдать для того, чтобы другой человек, им чужой, порой их ненавидящий, мог поверить в благовестие Христово и ожить новой жизнью. Как далеко от этого то, что люди могут видеть в нас!
     И это приводит меня ко второму, что я хотел сказать. Кто-то из древних сказал:
"Нет более страшного места отлучения, чем то место, где будут неверные христиане..."
     Когда мы читаем эту притчу, мы всегда думаем о Лазаре и о богаче, думаем о других: но что если эта притча обращена к нам? Разве мы не похожи на этого богатого человека? Какое несметное богатство у нас есть духовного ведения!
Мы знаем Бога;
мы познали Христа: нам открылось Его учение;
нам даны Его таинства: в нас обитает Его благодать, веет в Церкви Святой Дух
– а мы все равно остаемся самодостаточны, замкнуты и стараемся жить привольно, обеспеченно этим богатством, которое Господь нам дает. Рядом с нами тысячи и тысячи людей изголодались, готовы бы покормиться крупицами, которые падают постоянно с нашего стола, – но мы им не даем: Православие принадлежит нам, вера принадлежит нам, все принадлежит нам!.. А другие люди у нашего порога, под лестницей нашей, у нашей двери голодают, умирают с голода, и не получают порой ни одного из тех животворящих слов, которым они могли бы ожить...
     Мы знаем слишком много, мы слишком богаты; древние святые „невежды”, не имевшие доступа к тому множеству книг, которые мы можем читать, иногда слышали одно евангельское слово и на нем строили святость целой жизни. А мы читаем, читаем, слушаем, молимся – и святость не вырастает среди нас, потому что мы скупы, как тот богач, который хотел все себе сохранить, которому не жалко было другого человека.
     И вот Евангелие говорит нам, что умер бедный – может быть, просто изголодавшись у двери богатого, – и ангелы унесли его в лоно авраамово, в рай Божий. Умер и богатый – но ни один из ангелов не подошел к нему: схоронили его подобные ему жадные и богатые, схоронили его в сердце земли; умер он, и оказался перед лицом суда. И не потому, что он был богат, а Лазарь беден, не потому просто, что ему досталось в жизни светлое, а тому только горькое: потому что все светлое, что у него было, он жадно сохранил и ничем не поделился: теперь и бедняк – такой теперь богатый в вечности – не может поделиться с ним ничем...
     Подумаем о нашем Православии, подумаем о богатстве нашем, подумаем о том голоде, который вокруг, среди инославных, среди неверующих, среди безбожных, среди ищущих и не ищущих – и не останемся подобными этому богачу, чтобы и над нами не произнес Господь Свой суд:
Я воскрес – и Мне вы не поверили!..
     Но какая радость будет у Спасителя, и у ангелов Божиих, и у Отца нашего небесного, и у Матери нашей, Богородицы, и у святых, и у грешников, если мы окажемся простодушными и щедрыми, и если все наше богатство мы будем давать: давать, не стараясь ничего сохранить – потому что человек только тем богат, что он отдал по любви. И тогда и среди нас, и в наших душах откроется Царство Божие, Царство торжествующей, ликующей, все победившей любви.
Аминь.

Обличая сребролюбивых фарисеев, Иисус Христос сказал притчу о богатом и Лазаре: Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно (Лк. 16:19-20). Перед такими людьми заискивают, их считают великими, им завидуют, хотят и сами одеваться как можно более пышно и красиво и пировать каждый день, не понимая, как это вредно и как мерзко в очах Божиих, ибо Христос сказал:

"Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом" (Лк. 16:15)

Нет, богатым не надо завидовать. Их стоит или пожалеть, как подобает христианам, или презирать, как это делают бедняки.
Жалеть за то, что их роскошь, пышные одежды и блистательные пиршества губят их души. Ведь мы знаем, что дети богачей, утопающих в золоте, — нравственные выродки, непохожие на людей. На них исполняется сказанное святым апостолом Павлом о богатстве и о сребролюбии:
"Имея пропитание и одежду, будем довольны тем.
А желающие обогащаться впадают в искушения, в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствия и пагубу"
(1Тим. 6:8-9).
Сколько же бедствий испытывают эти несчастные, живущие в пресыщении: они мучаются болезнями желудка и кишечника, страдают от подагры, сердце их обрастает жиром и становится неспособным работать.

Нет, не нам, христианам, идти по их следам, не нам объедаться и упиваться вином. Мы должны быть довольными тем, что имеем пропитание и одежду, ведь корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (1Тим. 6:10).

Из евангельской притчи мы узнаем, что был нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача; и псы, приходя, лизали струпья его (Лк. 16:20-21). Богач не знал жалости. Он заботился только о том, чтобы напитать утробу своих ненасытных гостей, а для бедного человека Божия у него ничего не нашлось. Несчастного Лазаря жалели и утешали лишь псы. Господь показывает нам столь разительный контраст не только потому, что видел его во дни Своей земной жизни. Он знал, что эта несправедливость гораздо сильнее будет терзать всякого человека, любящего добро, стремящегося к правде, и в наше время. Если так противоположны были богач и бедняк Лазарь в древности, то еще гораздо более велика пропасть между нищими и людьми, живущими в роскоши, сегодня. Теперь речь идет не о единицах, но о целых группах людей.

Мы знаем, что в центре богатейших, огромнейших городов Америки и Англии живут миллионеры, подобные евангельскому богачу. А вокруг — бесконечные трущобы, заселенные бедняками, больными, погибающими в нищете. Как относился нищий Лазарь к своему положению? Он не роптал на Бога, не призывал на богача громы небесные, но страдал и терпел безропотно, неся свой тяжкий крест. Так ли настроены нынешние безработные? Нет, они озлоблены, их сердца полны ненависти и вражды против несправедливости. Они совершают преступления, грабят богатых, восстают против них. Господь Иисус Христос предвидел этот ужасный контраст между нищетой одних и безмерным богатством других, когда говорил притчу о Лазаре.

Умер богач, и похоронили его пышно, с почестями. Умер и нищий, которого люди презирали, и его закопали без всякого почета. Но так происходит у людей, у Бога же все наоборот, — Ангелы похоронили его и перенесли его из юдоли горя в вечную радость. А что стало с богачом? Он попал в ад и там претерпевал несказанные мучения. Страдая, он поднял глаза, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и воскликнул:
«Отче Аврааме, умилосердись надо мной и пошли Лазаря, чтобы он омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем» (Лк. 16:24)
Вот когда вспомнил он о Лазаре и понял, как тот велик в очах Божиих. Теперь он мечтает только о том, чтобы Лазарь омочил конец своего пальца в воде и прохладил его язык. Но поздно, слишком поздно! И Авраам сказал:
«Чадо, вспомни, что ты получил уже доброе в жизни твоей, а Лазарь — злое. Ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16:25)
Разве это не справедливо? Разве это не великое правосудие Божие? Разве не должны мы получить воздаяние от Бога в жизни вечной? Разве люди, стремящиеся к добру, возлюбившие Христа, пошедшие за Ним по пути страшных страданий, не заслужили вечного покоя? Вечная святая правда заключается в Божием Суде.

И сверх того между вами и нами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, а также и оттуда к нам не переходят (Лк. 16:26). Теперь мы вправе сказать, что непроходимая пропасть лежит между Серафимом Саровским и бандитами, убивающими малых детей, истребляющими целые семьи. Если уже в этой жизни видим мы такую бездну, то еще больше она будет утверждена Богом в жизни вечной, когда Судия мира поставит одних одесную (справа) и скажет им:
"Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (Мф. 25:34)
А другие, несчастные, поставленные ошуюю (слева), услышат от Него:
"Идите от Меня, проклятые, в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф. 25:41)

Далее в притче о Лазаре богач сказал:
"Так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев.
Пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения
(Лк. 16:27—28)
Значит, адские уже несколько исправили сердце этого человека: он уже беспокоится не только о себе, а проявляет заботу о своих братьях, хочет спасти их от ада, который постиг его. Авраам ему ответил:
"У них есть Моисей и пророки. Пусть слушают их" (Лк. 16:29)
Тот же возразил:
"Нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются" (Лк. 16:30)
Но Авраам проговорил:
"Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят" (Лк. 16:31)

Проникнитесь пониманием великой жизненной правды ответа Авраама. Она заключается в том, что люди, превозносящиеся умом, веруют только в то, что соответствует их желаниям и похотям. Пусть услышанное ими будет совершенной басней, но если она соответствует их душевному устроению, они непременно поверят. Ведь такие люди ищут не правды, а того, что льстит им. Отвергающие существование духовного, не признают ничего, что свидетельствует о духе. Все чудеса им противны: какими бы явными ни были чудеса, люди не приемлют их в свой ум, в душу. Какие бы проявления высшей духовности ни видели бы они своими глазами, все равно не поверят, потому что не хотят верить, заранее все отвергнув. Так, если даже мертвые воскреснут, и придут, и расскажут что-нибудь, — никому не поверят, прогонят прочь, чтобы не слышать то, что для них неприятно.

А все вы, имеющие искреннюю веру, глубокую любовь ко Господу, ко Святой Троице, разве нуждаетесь в том, чтобы воскресли мертвые явились засвидетельствовать верность слов Христовых? Нет, вам довольно того, что вы слышали их от Него Самого. Из этой притчи мы выносим веру в то, что существует загробная жизнь, ибо Сам Христос рассказал о ней, проповедуя о том, как наказан бессердечный богач и как утешен несчастный Лазарь.

Господь указал нам христианский путь, узкий и тернистый, который один лишь ведет в царствие Божие. Если постигнут вас горе и нужда, до некоторой степени подобные бедам нищего Лазаря, несите их кротко и смиренно, как нес Лазарь. Не завидуйте богатым, будьте довольны тем, что имеете. И если так будете жить, презирая сребролюбие, золото, если решитесь пойти тяжелым путем, то поможет вам Господь Иисус Христос, ибо Он любит и жалеет нас, Он поддерживает крест тех, кто несет его терпеливо, с покорностью Богу.

Аминь.

Божественная Литургия 5 ноября 2017 года

Евангелие от Луки 16:19-31 (зачало 83). Притча о богаче и Лазаре

Евангелие от Луки
В ходе Божественной Литургии Евангелие читается на церковнославянском языке. Кому пока еще трудно читать тексты, написанные церковнославянским шрифтом, размещаем их транслитерацию (написание гражданским шрифтом), а также синодальный перевод. Церковнославянский язык является священным богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним.
словарь малопонятных слов, встречающихся при чтении Псалтири и молитв


Стих 16:19

Человѣ́къ же нѣ́кiй бѣ́ богáтъ, и облачáшеся въ порфи́ру и ви́ссонъ, веселя́ся на вся́ дни́ свѣ́тло.
Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно.
Человёкъ же нёкій бЁ богaтъ, и3 њблачaшесz въ порфv1ру и3 вmссо1нъ, веселsсz на вс‰ дни6 свётлw.

Порфира - это шерстяная ткань, окрашенная в дорогую пурпурную краску, употреблявшаяся для приготовления верхней одежды (красного цвета).
Виссон - тончайшая белая ткань, приготовлявшаяся из хлопка (след., не льняная) и употреблявшаяся на приготовление нижней одежды.
"Каждый день пиршествовал блистательно". Отсюда ясно, что у богача не было никаких забот ни об общественных делах и нуждах ближних, ни о спасении своей собственной души. Он не был насильником, притеснителем бедных, не совершал и других каких-либо преступлений, но это уже одно постоянное беспечное пирование было большим грехом пред Богом.
     Итак, мы кратко просмотрим смысл аллегорический, дабы скорее перейти к обширности нравственного. Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Кого, возлюбленнейшая братия, кого изображает этот богач, одевавшийся в порфиру и виссон и роскошно пировавший всякий день, если не народ иудейский, который имел внешнее устройство жизни, который совершал празднества принятого им Закона для блеска, а не для пользы.
     Можно понимать притчу сию и в переносном смысле, например, так, что лицом богача обозначается народ еврейский. Он прежде был именно богат, обогащен всяким знанием и мудростью, и речениями Божиими, которые честнее злата и камений многоценных (Притч. 3:14-15). Он одевался в порфиру и виссон, имея царство и священство и сам будучи царским священством Богу (Исх. 19:6). Порфира намекает на царство, а виссон на священство. Ибо левиты при священнодействиях употребляли облачения из виссона. Он и веселился на все дни блистательно, ибо всякий день утром и вечером приносил жертвы, которые носили и название бесконечности, то есть непрерывности.
(Порфира это сирская верхняя одежда из дорогой материи красного цвета, а виссон – белая, тонкая нежная материя из египетского льна.)
     А где имя богача? Нигде, он без имени. Сколько богатства, - а у самого нет и имени! Какое же это богатство? Это - дерево, красующееся листьями, но не имеющее плода; дуб, распростершийся в высоту, но дающий желуди в пищу бессловесным; человек, не имеющий плода человеческого.

Стих 16:20

Ни́щь же бѣ́ нѣ́кто, и́менемъ лáзарь, и́же лежáше предъ враты́ егó гнóенъ
Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях
Ни1щь же бЁ нёкто, и4менемъ лaзарь, и4же лежaше пред8 враты2 є3гw2 гно1енъ

     Но почему бедняка Господь называет по имени, а богатого выставил безыменно? Потому, можно сказать, что имя нищего сего, по евангельскому выражению, вписано на небесах (Лк. 10:20), а богатого и память вместе с именем изглажена оттуда и погибла (Пс. 9:6) (Пс. 33:17). Ибо и псалмопевец говорит о таковых: "не помяну имен их устами моими" (Пс. 15:4). Поелику же и из богатых каждый может к себе применить притчу и считая себя оным себе получить возбуждение к покаянию, то и поэтому богатый выставлен без имени, так что таким образом речь относится к каждому богачу; а из бедных каждый считать себя Лазарем не может, хотя бы страдал подобно ему. Потому что со смирением надлежит переносить волю Владыки. И поэтому-то еще бедный назван по имени.
     (Аллегорически) И кого образно выражает нищий Лазарь, покрытый струпьями, если не народ языческий? Сей, обратившись к Богу, не устыдился исповедовать грехи свои, у него была рана на коже. Потому что накожной раной вытягивается вредный сок из внутренности и выходит вон. А что значит исповедание грехов, если не некоторое вскрытие ран? Потому что яд греха, гибельно скрывавшийся в душе, спасительно обнаруживается в исповедании. Ибо накожные раны вытягивают на поверхность влагу гнилости. И исповеданием грехов что другое мы делаем, если не открываем зло, которое таилось в нас?      (Нравственно) Но особенно нам должно заметить, какой в устах Истины порядок повествования о гордом богаче и смиренном бедняке. Ибо вот говорится: человек некий был богат, и тотчас присовокупляется: был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях. Известно, что в народе обыкновенно более известны имена богатых, нежели бедных. Что же это такое, что Господь, говоря о бедняке, произносит имя бедняка, а об имени богача не говорит, если не то, что Бог смиренных знает и одобряет, а гордых не знает? Поэтому-то Он некоторым, гордящимся силой чудес, наконец скажет:
"Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие. (Мф. 7:23).      Напротив, Моисею говорится:
"вем тя паче всех" (Исх. 33:12).
     Итак, о богаче Он говорит: человек некий. Но о бедняке говорит: нищий, именем Лазарь. Ясно Он как бы так говорит:
     "Смиренного нищего Я знаю, а гордого богача не знаю. Того, как знакомого, одобряю, а этого, по суду неодобрения, не знаю".
Лазарь - имя сокращенное из "Елеазар": Бог помощь. Можно согласиться с некоторыми толкователями, что имя нищего Христос упоминает с тою целью, чтобы показать, что у нищего была только надежда на помощь Божию: люди его бросили у ворот богача (ebebleito = был выброшен, по русск. переводу: лежал).
- У ворот: у входа, который из переднего двора вел в дом ср. (Мф. 26:71).

Стих 16:21

и желáше насы́титися от крупи́цъ пáдающихъ от трапéзы богáтаго: но и пси́ приходя́ще облизáху гнóй егó.
и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его.
и3 желaше насы1титисz t крупи1цъ пaдающихъ t трапе1зы богaтагw: но и3 пси2 приходsще њблизaху гно1й є3гw2.

     Если бы он так страдал и был пренебрежен, лежа в пустыне и месте необитаемом, ему было бы не так больно: ибо то самое, что никого нет, невольно заставляет переносить приключающееся; но лежать посреди столь многих упивающихся и благоденствующих и ни от кого не получать ни малейшего сострадания, это еще более усиливало в нем чувство скорби и еще более производило уныние. Мы, обыкновенно, страдаем в несчастиях, не столько тогда, когда нет помощников, сколько тогда, когда и есть они, но не хотят подать руку помощи, отчего тогда и он страдал. Не было никого, кто бы или словом успокоил, или делом утешил его: ни друга, ни соседа, ни сродника, никого из видевших его: потому что развращен был весь дом богатого.
     Видите совершенную безучастность богатого сего к нищему Лазарю? Он каждый день пресыщался, так как стол его полон был всяческих снедей и дорогих лакомых блюд; а Лазарь желал насытиться от самых простых, как никогда не накормленный. Тот блистал, облачаясь в порфиру и виссон, и здоровьем телесным пользуясь для нарядов; а Лазарь и покрывавшие его лохмотья имел разорванные, испачканные и смрадные, кишел струпьями и обиловал гнойными потоками. Тот восседал на возвышении, окружаемый толпою прислужников; а Лазарь, поверженный на землю, лежал у ворот, даже не имея кто бы отгонял псов..
     "Крошками, падающими со стола богача". В восточных городах обыкновенно все объедки выбрасываются прямо на улицу, где их и подбирают бродящие во множестве по улицам собаки. В настоящем случае больному Лазарю приходилось делить эти объедки с собаками. Собаки, грязные, нечистые с точки зрения еврея, животные, лизали его струпья - они обращались с несчастным, который не в силах был их отогнать, как с себе подобным. Намека на жалость, какую будто бы они проявляли этим к нищему, здесь не заключается...

Перед нами страшная картина земного неравенства. Но, подождите, позднее мы увидим еще более страшную картину неравенства небесного.

Какая противоположность:
с одной стороны — богач, одетый в порфиру и виссон, с другой — нищий, одетый в струпья и гной!
С одной стороны — человек, окруженный подобными ему людьми: богатыми, сытыми, разряженными, веселыми; с другой — человек, которого окружают лишь псы!
С одной стороны — богатство, здоровье и сытость до пресыщения; с другой — горькая нищета, болезнь и голод!
С одной стороны — оглушительные песни, пляски и смех; с другой — молчаливое ожидание крошек хлеба, и молчаливый взгляд на гной, текущий из собственного тела, и молчаливое ожидание смерти!

Молчаливое и терпеливое — потому что не говорится, что Лазарь просил о помощи или кричал, как другие нищие. Испытывая голод, он лишь желал напитаться крошками со стола богача и молчал. Сердцем он беседовал с Неким, но языком — ни с кем. Но к чему было и говорить ему о своей беде языком, когда тело его, окруженное псами, говорило о ней яснее всех языков мира?

Обратите, однако, внимание на очень важную вещь: Господь не упоминает имя богача, но упоминает имя убогого. И на протяжении всей притчи имя богача остается неназванным, в то время как имя Лазаря упоминается и на земле, и на небесах. Что это значит? Разве это не совершенно противно человеческому обычаю помнить и упоминать имена богачей, а имена бедняков или не помнить, или, если они и известны, не упоминать их? Как безымянные тени нищие идут или ползут по земле между людьми, все под одним общим именем — нищий, в то время как имена богачей звучат во дворцах, воспеваются в стихах, пишутся в учебниках истории и в газетах, вырезаются на памятниках.

Именно поэтому Господь не упоминает имени богача, чтобы не оказывать лишней чести тому, кого люди и так чрезмерно чествовали,
и чтобы показать, что суды Божии — иные, чем суды человеческие, и часто совершено им противоположны.
Он пришел на землю не для того, чтобы поступать с людьми так, как они поступают друг с другом, но чтобы показать, как Небо поступит с людьми. И уже самим этим пропуском имени богача Он открывает одну из небесных тайн. Имена подобных богачей на небесах как бы и вовсе не будут известны; их не вспомнят ни среди ангелов, ни среди святых. Они будут стерты из Книги Жизни. Безусловно, Господь знал имя богача, как знал Он и имя бедняка. Но Он намеренно не хотел произносить его Своими животворными устами, чтобы не обновлять и не оживлять его — ибо оно уже было стерто из Книги Жизни. Обратите внимание, что Господь как бы нарочно избегает произносить Своими устами имена Ирода, Пилата, Каиафы.
"Пойдите, скажите этой лисице" (Лк. 13:32)!
— говорит Он об Ироде, не называя его по имени.
Еще раньше Бог сказал:
"ни помяну же имен их устнама Моима" (Пс. 15:4)
Праведникам же Господь наш Иисус Христос сказал:
"радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах" (Лк. 10:20);
и это радование Он им заповедует прежде всякого другого, даже прежде радования о том, что бесы им повинуются.

Но какое зло совершил этот богач, что Господь не хочет даже произносить его имя? Посмотрите: Господь не обвиняет его ни в краже, ни во лжи, ни в блуде, ни в убийстве, ни в неверии в Бога, ни даже в нечестным путем добытом богатстве. Ведь похоже, что сам он не добывал этого богатства ни честным, ни нечестным путем, а унаследовал его, поскольку говорится: был богат, а не «стал богатым» или «разбогател». Но к чему было Господу обвинять его, когда у ворот его лежало живое обвинение, написанное против него не чернилами на бумаге, но струпьями и гноем на коже живого человека? Несомненно, богач имел все те пороки, которые богатство неизбежно приносит с собой всякому легкомысленному человеку. Ибо тот, кто каждый день
роскошно одевался, роскошно ел и пил и весело проводил время,
не мог иметь в себе страха Божия,
не мог удержать язык свой от многоглаголания,
чрево — от объедения,
сердце — от гордости и тщеславия,
от презрения к другим людям,
от насмешек над святыней Божией.
Все же это неизбежно и неудержимо толкает человека и на блуд, и на обман, и на месть, на убийство, на богоотступничество. Но все эти грехи и пороки богача Господь не перечисляет. Из Его притчи становится очевидной лишь одна вина богача, а именно: крайнее презрение к человеку Лазарю, и не из-за чего иного, как только из-за его бедности и болезни. Если бы Лазарь появился у ворот здоровый и одетый в виссон, богач, несомненно, обратился бы к нему с приглашением на свою трапезу — обратился бы как к человеку и признал бы в нем человека. Однако в бедном и покрытом струпьями Лазаре он человека не видел и не признавал.
Он презрел создание Божие, как будто его и не существовало.
Он отворачивался от него, чтобы не замарать свой взгляд. Он полагал, что принадлежит сам себе, а свое богатство считал не ссудой Божией, а исключительно своей собственностью. Талант, данный от Бога, он закопал в землю своего тела и не дал пользоваться им тем, кто в этом нуждался. Сердце его отягчилось объядением и пьянством (Лк. 21:34) и стало совершенно слепым к духовному миру и духовным ценностям. Он смотрел только плотскими глазами, слушал плотскими ушами, жил плотской жизнью. Его душа была в таких же струпьях, как тело Лазаря. Его душа была настоящим отражением тела Лазаря, и тело Лазаря было настоящим отражением его души. Таким образом, Бог поместил на земле двух человек, чтобы они были зеркалами друг другу: одного за воротами, другого у ворот. Внешний блеск богача был зеркалом души Лазаря, а внешние струпья Лазаря — зеркалом внутреннего мира богача. К чему было Господу перечислять все грехи богача? Все они раскрыты одним штрихом, все до единого. Жестокосердие к Лазарю сорвало завесу с гноища души богача, и мгновенно стала явной вся мерзость этого гноища — и для очей, и для ушей, и для носа, и для языка.

Вот изображение двух неравных на земле людей: одного, имя которого было очень хорошо известно людям и охотно произносилось ими, и другого, имя которого люди знать не хотели.

Стих 16:22

Бы́сть же умрéти ни́щему, и несéну бы́ти áнгелы на лóно Авраáмле: ýмре же и богáтый, и погребóша егó.
Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его.
Бы1сть же ўмре1ти ни1щему и3 несе1ну бы1ти ѓгг7лы на ло1но ґвраaмле: ќмре же и3 богaтый, и3 погребо1ша є3го2:

     Настоящее - театр; здешние предметы - обманчивая внешность, и богатство, и бедность, и власть, и подвластность, и тому подобное; а когда окончится этот день и наступит та страшная ночь, или лучше - день: ночь для грешников, а день для праведников; когда закроется театр; когда обманчивые виды будут отброшены; когда будет судим каждый со своими делами, не с богатством своим, не с властью своею, не с почестями и могуществом своим, но каждый с делами своими - и начальник, и царь, и женщина, и мужчина; когда (Судия) спросит нас о жизни и добрых делах, а не о важности званий, не о низком состоянии бедности, не о высоком состоянии надменности, (и скажет): подай Мне дела, хотя ты был раб, лучшие, чем у свободного, хотя ты была женщина, более мужественные, чем у мужчины; когда отброшены будут обманчивые внешности: тогда обнаружится и богатый и бедный. И как здесь, по окончании театра, иной из сидевших вверху, увидев в театральном философе медника говорит: э, не был ли этот в театре философом? - а теперь вижу его медником; этот не был ли там царем? - а здесь вижу в нем какого-то низкого человека; этот не был там богачом? - а здесь вижу его бедным; так будет и там.
     "Умер нищий, и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово".
С премирными почестями, как ратоборец, препровождается нищий для получения венцов. Господь же, выставив богача не спасающегося, тотчас указывает нам и спасенного богача; а таков Авраам. Но не называет его богатым, потому что имел нечто лучшее богатства, добродетель, так как всем оказывал любовь отеческую и благорасположенность. Посему и именуется от того лучшего, что имел, то есть от добродетели; потому что слово Авраам в переводе значит "отец множества". А тот богач не обладал ничем лучшим кроме земного и преходящего богатства; потому и назван по нему. Но не из-за богатства не достиг спасения, а из-за любви к наслаждениям и бессердечия. Потому что и Авраам был богат; но чрез боголюбие, милосердие и странноприимство не только сам получил спасение, но сделался и местом спасаемых. Посему и Лазарь умерший препровожден был ангелами (ибо они, по выражению Павла ап., посылаются на служение для имеющих наследовать спасение - (Евр. 1:14)), - препровожден же был ими на лоно Авраамово. А лоно Авраамово есть страна живых, жилище вечно веселящихся, обилие вечных благ.
     "Умер и богач, и похоронили его".
Может быть Лазарь по смерти и не был похоронен прилично, так как и не имел кто бы позаботился о том. Посему в речи о нем нисколько не упомянул о погребении, а здесь присовокупляется, что умерший богач и похоронен был, - а вместе и для того упомянуто об этом, чтобы указать на блеск и роскошь при самом погребении богачей. Ибо, говорится, похоронили богатого...
.
     "Отнесен был Ангелами."
Конечно, отнесена была душа нищего Ангелами, которые, по иудейскому представлению, относят в рай души праведных.
     "Лоно Авраамово."
Так у евреев обозначалось райское блаженство праведных. Праведники пребывают по смерти в теснейшем общении с патриархом Авраамом, покоясь головою на груди его. Однако лоно Авраамово не тоже, что рай - это, так сказать, избранное и лучшее положение, какое в раю занял нищий Лазарь, нашедший здесь себе тихое убежище в объятиях своего предка (образ здесь взят не от вечери или трапезы, о которой, напр., упоминается у (Мф. 8:11) и у (Лк. 13:29-30), а от обычая родителей согревать в своих объятиях детей; ср. (Ин. 1:18). Конечно, рай здесь берется не в смысле царства славы (как во 2 Кор. 12:2 и сл.), а только как обозначение беспечального состояния праведников, отшедших из земной жизни. Это состояние - временное, в котором праведники будут находиться до второго пришествия Христова.

Умирают богатые, так же, как умирают бедные. Никто не рождается на этот свет, чтобы жить в нем вечно, ибо этот свет и сам смертен и ждет своего конца. Богачи умирают, вздыхая об этом свете, а бедняки — вздыхая о том. Оставив этот мир, богач оставил блеск, роскошь и наслаждения; а Лазарь, оставив этот мир, оставил голод, струпья и псов. Но взгляните теперь на жатву Божию! Когда умер бедняк, ангелы взяли душу его и отнесли в рай; а когда умер богач, ангелы вернулись от его смертного одра с пустыми руками. На одном, снаружи гнилом, дереве ангелы нашли и собрали дивные и спелые плоды; а на другом, снаружи густолиственном и зеленом, не нашли никаких плодов. А всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Лк. 3:9). Эти пророческие слова буквально сбылись на немилосердном богаче. И тело его, и душа были срублены; тело брошено в могилу — гореть в земле, а душа в ад — гореть в пекле. Ангелы даже не приближались к его смертному одру, ибо знали, что для них там ничего нет; к нему приблизились бесы и люди. И те, и другие желали его похоронить: и бесы похоронили его душу в аду, а люди — тело в земле. Конечно, люди и к мертвым телам богача и Лазаря относились различно, как различно относились к ним живым. Весть о смерти богача разнеслась во все концы, и весь город взволновался и пришел на его похороны. Холодное тело (которое, должно быть, после смерти впервые, с тех пор как родилось, выглядело серьезно) было снова одето в новую порфиру и новый виссон, помещено в гроб, сделанный из редкого дерева и редкого металла, и провезено по городу в позлащенной колеснице конями, покрытыми черными попонами, — такими утомленными, словно и они облеклись в траур по тому, кто своей жизнью проиграл милость Неба. За колесницей шли толпы друзей, родственников и слуг в траурных одеяниях. По кому же был этот траур? По тому, кто не хотел даже объедков со своего стола дать голодному нищему. Весь город собрался у его могилы, чтобы послушать речи о его достоинствах и заслугах перед городом, народом и человечеством — красивые, как порфира, и гладкие, как виссон на теле мертвеца, которому уже не были нужны даже крошки с трапезы этой жизни; речи лживые, как и вся жизнь этого человека; речи пустые, как и душа его была пуста от добрых дел. Наконец тело с порфирой и виссоном положено в землю — чтобы его не лизали псы, но ели черви. На могилу водрузили венки из зелени и цветов — тому, кто потерял венец небесной славы. И воздвигли ему выше человеческого роста дорогой памятник с золотом написанным именем, которое не оказалось в Книге Жизни. Но ни одному из тысяч, собравшихся на этот бесполезный парад, не приходило в голову, что в это самое время душа богача была в аду.

А как похоронили бедняка Лазаря? Как найденную на улице дохлую собаку. Кто-нибудь, вероятно, сообщил городским властям, что на улице лежит труп какого-то нищего. Так что властям пришлось потрудиться похоронить его, по многим причинам, но прежде всего по двум: первая — чтобы его псы не разорвали и не растащили по городу; а вторая — чтобы он, разлагаясь, не распространял в городе заразу. Кроме того, нужно его как можно скорее вытащить из города и закопать еще и потому, что мертвое тело, скорченное, покрытое струпьями и одетое в лохмотья, оскорбляет взоры прохожих. Итак, ни одна из причин не была ради Лазаря, а все ради самих горожан. Он, бедняк, досаждал людям своей жизнью, Досадил и смертью. Власти, должно быть, морщились, услышав эту неприятную новость, и искали людей, которые бы выполнили эту неприятную работу, и беспокоились, как оплатить этим людям их работу! И из уст в уста передавали: какой-то нищий умер! Кто будет хоронить нищего? Где, и за чей счет? «Кто этот нищий?» — может быть, спрашивали любознательные дети. Смешной вопрос. Кто же станет узнавать и помнить имена нищих!

Вот какая огромная разница была между этими двумя людьми в оценивающих глазах человеческих! Но на небесах не слишком полагаются на человеческие оценки: ни на их похвалы, ни на плевки, ни на ордена, ни на осуждения. Человеческие оценки простираются лишь до могилы, а затем Небо принимает души умерших и дает оценки Само. И по небесной оценке облаченный в виссон богач сошел в ад, а покрытый струпьями Лазарь поднялся в рай.

Стих 16:23

И во áдѣ возвѣ́дъ óчи свои́, сы́й въ мýкахъ, узрѣ́ Авраáма издалéча, и лáзаря на лóнѣ егó:
И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его
и3 во ѓдэ возвёдъ џчи свои2, сы1й въ мyкахъ, ўзрЁ ґвраaма и3здале1ча, и3 лaзарz на ло1нэ є3гw2:

     Внизу некогда у ворот поверженного на мучение от голода и валявшегося в пыли земной, не бывшего в состоянии и двигаться, Лазаря богач видел и не обращал внимания; а теперь сам находясь внизу и испытывая муки, и не будучи в состоянии избежать мук, поднял очи и видит Лазаря вверху, пребывающего в обителях покоя (Мф. 11:29) со многою отрадою (2 Фес. 1:7), и живущего в недрах Авраамовых...
     Видишь ли, что значит бедствие? Когда Лазарь был близко, он пробегал мимо его; а теперь, когда тот далеко, зовет его; на кого часто, и, входя и выходя, не смотрел, на того издали смотрит пристально. А для чего смотрит на него? Много раз, может быть, говаривал этот богач:
"какая мне нужда в благочестии и добродетели? Все течет ко мне, как из источников; я наслаждаюсь великим богатством, великим благоденствием, не терплю никакой неприятности; для чего мне заботиться о добродетели? Этот нищий, живя в правде и благочестии, терпит бесчисленные бедствия".
      Это же многие и ныне часто говорят. Чтобы вырваны были с корнем подобные злые мысли, богач видит, что и пороку уготована казнь, и подвигам благочестия - слава и венец. Но не для этого только богач смотрел на Лазаря, но и для того, чтобы ему потерпеть теперь в большей мере то, что терпел бедный; как у того усиливалось страдание тем, что он лежал в воротах богатого и видел чужое благоденствие; так и у этого наказание отягчалось теперь тем, что он лежал в геенне и видел блаженство Лазаря, так что его мучение было невыносимее не только по свойству наказаний, но и по сравнению с почестью бедного. Как, изгнавши Адама из рая, Бог поселил его напротив рая (Быт. 3:24) для того, чтобы постоянное воззрение на рай - возобновляя скорбь, пробуждало в нем живейшее чувство потери благ, так и этого богача Он поместил прямо против Лазаря для того, чтобы он увидел, чего лишил себя. Я послал, говорит Он, к тебе в ворота нищего Лазаря, чтобы он был для тебя наставником добродетели и предметом человеколюбия; ты пренебрег этим благом и не хотел надлежащим образом пользоваться этим средством ко спасению; прими же его, как средство к большему наказанию и мучению. Из этого мы познаем, что все, нами оскорбляемые и обижаемые, предстанут тогда пред лицем нашим. Хотя Лазарь ни в чем не был обижен богатым, так как богатый не брал его денег, и только не давал ему своих. Если же не уделявший своего имеет обвинителем того, кому не оказал милости, то похитивший чужое, какое получит прощение, когда со всех сторон окружат его обиженные? Там не нужны ни свидетели, ни обвинители, ни доказательства, ни подтверждения: но самые дела явятся пред очами нашими в том виде, как мы их совершили. Вот человек, сказано будет, и дела его!
     "В аде".
      Еврейское слово "шеол", переведенное здесь выражением "ад", как и у 70-ти толковников, обозначает общее местопребывание отшедших душ до воскресения и разделяется на рай для благочестивых (ст. 23, 43) и на геенну - для нечестивых. Кроме того, талмуд говорит, что рай и геенна так расположены, что из одного места можно видеть, что делается в другом. Но выводить отсюда и из следующей беседы богача с Авраамом какие-либо догматические мысли о загробной жизни вряд ли основательно, потому что, несомненно, мы в этом отделе притчи имеем пред собою чисто поэтическое изображение известной, развиваемой в притче мысли, подобное тому, какое находится, напр., в (3 Цар. 22), где пророк Михей описывает под форму видения бывшее ему откровение о судьбе войска Ахава. Разве можно, напр., в самом деле буквально понимать то, что богач говорит о мучащей его жажде? Ведь он в аду тела не имеет...
     "Увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его."
     Это, конечно, еще больше увеличило его муки, так как ему было чрезвычайно досадно, что презренный нищий пользуется такою близостью к патриарху.

И в аду, в муках великих, поднял богач глаза свои и увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его. Вероятно, первый раз за все время своего существования богач теперь поднимает глаза горе. На земле он смотрел только на себя и на мир вокруг себя, и его взгляд, не омраченный никаким страданием, никогда не устремлялся вверх.

Так и сегодня происходит со многими из нас, отчего и возникла пословица: «Как тревога, так до Бога»! Да будут же тысячу раз благословенны страдания, которые встречаются нам в этой жизни и принуждают нас возводить очи свои и сердце свое ко Господу! Если бы этот несчастный богач не проклинал земных мучений, не бежал от них, ища только смеха и веселья, он бы еще на земле поднял свои глаза к небесам и, вероятно, избежал бы мук ада, откуда бесполезно поднимать глаза ввысь. Еще премудрый царь сказал:
"Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше" (Еккл. 7:3)

Этот богач смеялся и веселился всю жизнь, и смех и веселье полностью изгнали из его сердца страх Божий. Итак, когда он посмотрел из ада горе, то увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его.
Сказано вдали, чтобы этим показать, как ад удален от райских обителей праведников.
Авраам является праотцем народа еврейского по плоти, но по своему благочестию он праотец всех праведников, кои верой, послушанием и смирением угодили Богу, исполнив Его волю. И Лазарь был на лоне Авраамовом.
Что есть лоно Авраамово?
Оно есть тихое пристанище всех праведных, упокоенных Богом после бурь житейских на земле. До пришествия Спасителя евреи считали Авраама первым между праведниками, а Господь говорил эту притчу евреям. Конечно, с приходом Христа в мир многие стали и больше Авраама в Царствии Божием. Не Аврааму, но апостолам Своим Господь обещал, что они сядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен израилевых. Но из племени Симова Авраам первый сподобился Царствия Божия (Лк. 13:28), в котором, кроме него, суть и все остальные праведники, измученные и избитые пророки, благочестивые цари и другие угодники Божии. В эти обители величайших праведников, в обители Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа, пророков Илии и Елисея, праведного Иова и славного Давида, вошел и Лазарь, этот жалкий бедняк, который в земной жизни терпеливо переносил и голод, и наготу, и презрение, и болезнь, и струпья. Никто из них не удостоился прийти в это место света, мира и неизреченной радости за свое земное богатство и веселье, за свою ученость и власть, за свою Царскую корону и могущество; но за свою твердую веру и упование на Господа, за свою покорность воле Божией или за свое терпение и благовременное покаяние. Ибо не смотрит Бог на место человека на земле, но смотрит на его сердце.

В Царствие Его войдут обладатели не царской короны, но царской души;
и войдут богатые милосердием и верой, а не деньгами и землями;
и войдут ученые, коих научили не мир и плоть, но премудрость Божия;
и войдут радующиеся и веселящиеся, но не те, чье сердце веселили лишь музыканты и плясуны, а те, кто наполнил его радостью и весельем о Господе, как говорит псалмопевец:
"сердце мое и плоть моя возрадовастася о Бозе живе" (Пс. 83:3)!

Стих 16:24

и тóй возглáшь речé: óтче Авраáме, поми́луй мя́, и посли́ лáзаря, да омóчитъ конéцъ пéрста своегó въ водѣ́ и устуди́тъ язы́къ мóй: я́ко стрáжду во плáмени сéмъ.
и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.
и3 то1й возглaшь рече2: џтче ґвраaме, поми1луй мS и3 посли2 лaзарz, да њмо1читъ коне1цъ пе1рста своегw2 въ водЁ и3 ўстуди1тъ љзы1къ мо1й, ћкw страждY во плaмени се1мъ.

     (Аллегорически) Неверный народ в устах содержал слова того закона, которого не хотел исполнять на деле. Следовательно, преимущественно горячо ему будет там, где он показывает, что знал то, чего не хотел исполнять. Поэтому об ученых и нерадящих через Соломона хорошо говорится:
"все труды человека - для рта его, а душа его не насыщается" (Еккл. 6:7)
     потому что кто старается только о том, чтобы знать то, о чем должно говорить, тот пустым умом воздерживается от самого выражения на деле своего знания. (Богач) желает, чтобы к нему прикоснулись концом перста, потому что, преданный вечным мучениям, желает при содействии праведников быть в числе их, хотя бы последним; потому что всю свою радость признал преходящим счастьем.

     (Нравственно) Этот именно богач, находясь уже в своем мучении, ищет покровительства у того, кому в этой жизни не хотел оказывать милости. О, какая тонкость в судьбах Божиих! О, как точно совершается воздаяние за добрые дела и злые! Выше ясно было сказано, что в этой жизни Лазарь желал крошек, падающих с трапезы богатого, и никто не давал ему; теперь о наказании богатого говорится, что он желает капли воды в уста свои с конца перста Лазарева. Отсюда, братие, отсюда заключайте, какая точность в правосудии Божием. Ибо тот богач, который не хотел давать больному бедняку со стола своего даже самой малости; будучи в муках, доведен был до желания самой малости. Ибо капли воды просил тот, кто отказывал в крошках хлеба. Но весьма замечательно, что богач, находясь в муках, желает прохладить язык свой. Ибо Св. Писание обыкновенно иногда одно говорит, а другое дает разуметь из того же самого изречения. Но выше Господь не говорил об этом гордом богаче, чтобы он был болтлив, а только сказал, что он пировал роскошно. Не сказал, что он грешил празднословием, но заметил, что он грешил гордостью и обжорством. Но поскольку на пирах обыкновенно изобилует говорливость, то, о ком говорится, что он здесь роскошно пировал, о том упоминается, что в аде преимущественно горит у него язык. Ибо первой виной для роскошно пирующих служит говорливость, а за говорливостью следует легкомыслие играть. Ибо о том, что за ядением следует игра, свидетельствует Св. Писание, которое говорит:
"и сел народ есть и пить, а после встал играть" (Исх. 32:6).
     Но прежде нежели двинется тело к игре, движется язык к шуткам и праздным словам. Итак, о чем дается знать тем, что богач, находясь в муках, желает прохладить язык свой, если не о том, что кто на пиршествах более грешил говорливостью, у того по правде воздаяния сильнее пламенел язык?
     До крайней незначительности ограничил мольбу свою, не смея просить чего больше, имея совесть самоосужденную (Тит. 3:11). Возопил же, потому что было великое расстояние. И предварительно назвал Авраама отцом, так что мы узнаем, что он принадлежал к роду людей почитающих Бога, и не должны думать, будто тот богач мучится как нечестивый. Ибо как немилостивый и сластолюбивый, он объят неугасимым пламенем огня, хотя по крови был в родстве с Авраамом. Говорит же:
«умилосердись надо мною, потому что я мучусь, и пошли Лазаря»,
— того, кому сам не оказал милосердие, когда тот страдал у ворот его. Поэтому и не к нему обратился с просьбою.
.
     Почему богатый обращает просьбу свою не к Лазарю, а к Аврааму? Может быть, он стыдился, а может быть, думал, что Лазарь помнит его зло, и по своим делам заключал и о Лазаре. Если я (мог он думать), наслаждаясь таким счастьем, презирал его, угнетаемого таким несчастьем, и не уделял ему даже крошек, то тем более он, презренный мной, вспомнит зло и не согласится оказать мне милость. Поэтому-то он обращается со своими словами к Аврааму, думая, вероятно, что патриарх не знает, как было дело.

Что же говорит грешный богач, смотря на этот сияющий чертог над собою и видя рядом с Авраамом и Лазаря, того самого Лазаря, чьим именем он не хотел на земле пачкать уст своих?

И, возопив, сказал:
"отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем."

Воистину, нет слов, которые могли бы лучше выразить весь ужас мук грешников в аду! Если кто-то слегка проголодался, он просит мяса и рыбы, чтобы ублажить свое чрево; если кто-то сильно голоден, он просит и о корке черствого хлеба, чтобы насытиться; но если человек умирает от голода, он радуется, получив и горсть желудей для спасения своей жизни. Как неописуемо страшно адское пламя, в котором горел этот богач, ясно видно из того, что он не просит ни о куске льда, ни о ведре воды, ни даже о чаше воды, но лишь о влажном конце одного перста! О том, чтоб лишь одна капля воды на конце перста опустилась на его пылающий язык!

О, братия мои, если бы люди веровали, что Господь наш Иисус Христос пришел на землю не для того, чтобы увеличивать царство неправды еще одной неправдой; и что Он вообще не мог изречь неправду или же что-либо преувеличить; тогда, воистину, одной только этой Евангельской притчи хватило бы, чтобы спасти всех живущих на земле людей. Взгляните, как этот человек, не знавший в земной жизни о милости, вопиет о милости из пламени адского! А затем взгляните на себя, вы, не только не оказывающие милости, но и творящие немилость более несчастным и более бедным, чем вы сами! В скором времени можете и вы, как этот бывший богач, возопить о милости из того места, в которое в вечности лучи милости не проникают.

Стих 16:25

Речé же Авраáмъ: чáдо, помяни́, я́ко воспрiя́лъ еси́ благáя твоя́ въ животѣ́ твоéмъ, и лáзарь тáкожде злáя: ны́нѣ же здѣ́ утѣшáется, ты́ же стрáждеши:
Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь;
Рече1 же ґвраaмъ: чaдо, помzни2, ћкw воспріsлъ є3си2 благ†z тво‰ въ животЁ твое1мъ, и3 лaзарь тaкожде ѕл†z: нн7э же здЁ ўтэшaетсz, ты1 же стрaждеши:

     Ему отвечают, что он восприял благая в жизни сей, потому что всю свою радость полагал в преходящем счастье. Ибо здесь и праведники могут иметь благая, но не принимать их за воздаяние, потому что когда они желают лучших благ, т. е. вечных, тогда на суде их, какие бы ни были блага, перед пламенными святыми желаниями не кажутся благами. Поэтому Пророк Давид, который славился богатством царства и множеством послушных слуг, хотя и это считал необходимыми благами, однако же преимущественно стремился к единственному благу, говоря: мне благо приближаться к Богу (Пс. 72:28). Но между тем надобно заметить, что ему (богачу) говорится: чадо, помяни. Ибо вот Авраам называет чадом того, кого, впрочем, не освобождает от мучения, потому что прежде бывшие верные отцы сего неверного народа, видя многих уклонившихся от их веры, не избавляют их от мучений по состраданию, хотя по плоти и признают их чадами.
     "Чадо"! Смотри на сострадательную и святую душу. Мудрец какой-то говорит: смиренную душу не возмущай. Поэтому и Авраам говорит: "чадо", давая чрез сие знать ему, что именовать его так милостиво даже теперь в его власти, но и только, а что более сего он ничего не властен сделать для него. Что могу, то уделю тебе, то есть голос сострадания. Но чтобы перейти отсюда туда, это не в нашей воле, ибо все заключено.
"Ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь - злое".
     Почему Авраам не сказал богачу: ты приял, но получил? Слово "получить обратно" мы обыкновенно употребляем о тех, кои получают то, чем им должны были. Чему же мы научаемся? Тому, что хотя некоторые осквернили себя злодеяниями, хотя дошли до крайней степени злобы, но когда-нибудь сделали же они одно или два добрых дела. Поэтому и богач имел какие-нибудь добрые дела, и так как он в благоденствии здешней жизни получил воздаяние, то и говорится, что он "получил доброе" свое. "А Лазарь - злое". Может быть, и он совершил одно или два злых дела и в скорби, которую здесь претерпел, получил за них должное воздаяние. Поэтому он утешается, а ты страждешь.
     Тяжки эти слова и много содержат в себе прискорбного для нас. Если бы это там сказано было нам, как и богачу, то поистине надлежало бы плакать, скорбеть и сетовать о том, что нам уже не осталось времени на покаяние; но так как мы слышим это здесь, где возможно и покаяться, и омыть грехи, и приобрести великое дерзновение, и исправиться, убоявшись несчастия, случившегося с другими; то будем благодарить человеколюбивого Бога, наказанием других избавляющего нас от беспечности и пробуждающего нас от сна. Для того и сказано это упреждающе, чтобы нам не потерпеть того же. Если бы (Бог) хотел наказать нас, то не сказал бы этого предупреждения; но так как Он не хочет подвергнуть нас мучению, то наперед говорит об нем, чтобы мы, вразумившись этим предостережением, не испытали мучения на самом деле. Но почему не сказал (Авраам): приял еси благая твоя, а - восприял? Вы, конечно, помните сказанное мною, что здесь открывается нам великая и неизмеримая бездна мыслей. Словом: восприял показывается и раскрывается некоторый долг; ибо воспринимают должное. Если же этот богач был нечестив и преступен, и жесток и бесчеловечен; то почему Авраам не сказал ему: приял еси благая твоя, а - восприял, как бы по праву принадлежащее ему и должное? Чему научаемся мы отсюда? Тому, что, хотя некоторые и нечестивы и дошли до крайности во зле, но иногда и они делали хотя бы одно, или два, или три добрых дела.
     Поэтому, так как вероятно, что и богач, хотя дошел до крайнего нечестия, делал что-нибудь доброе, и Лазарь, хотя достиг верха добродетели, погрешал в чем-нибудь неважном, то посмотри, как на то и другое указал патриарх словами: восприял еси благая твоя, и Лазарь такожде злая. Смысл слов такой: если ты сделал что-нибудь доброе и тебе за это следовала награда, то ты все уже восприял в том мире, живя в веселии и в богатстве, наслаждаясь великим благоденствием и благополучием; и Лазарь, если сделал что-нибудь худое, то восприял все, пострадав от бедности, голода и крайних бедствий; и каждый из вас пришел сюда обнаженным - он от грехов, а ты от дел правды; поэтому здесь он имеет чистое утешение, а ты терпишь безотрадную муку. Подлинно, если добрые дела наши малочисленны и незначительны, а грехов великое и невыразимое бремя, и при этом еще будем здесь наслаждаться благополучием и не потерпим никакого бедствия, то отойдем отсюда совершенно обнаженными и отчужденными от награды и за добрые дела, как уже восприявшие все здесь; равно как, если наши добродетели велики и многочисленны, а грехи малочисленны и незначительны, между тем мы потерпим какое-либо бедствие, то, сложив с себя здесь и эти немногие грехи, мы там получим чистое и совершенное воздаяние за добрые дела.
     Итак, когда ты увидишь, что кто-либо, провождая жизнь в нечестии, не терпит здесь никакого бедствия, не ублажай его, но плачь и сожалей о нем, как о человеке, который там подвергнется всем бедствиям, как и этот богач. Напротив, когда увидишь, что кто-либо печется о добродетели и терпит бесчисленные искушения, ублажи его и подражай ему; потому что ему и здесь разрешаются все грехи, и там уготовляются многие награды за терпение, как было и с этим Лазарем.

Стих 16:26

и надъ всѣ́ми си́ми междý нáми и вáми прóпасть вели́ка утверди́ся, я́ко да хотя́щiи прейти́ отсю́ду къ вáмъ не возмóгутъ, ни и́же оттýду, къ нáмъ прехóдятъ.
и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят.
и3 над8 всёми си1ми междY нaми и3 вaми про1пасть вели1ка ўтверди1сz, ћкw да хотsщіи прейти2 tсю1ду къ вaмъ не возмо1гутъ, ни и5же tтyду, къ нaмъ прехо1дzтъ.

     Ему говорит Авраам: так как ты усладительную, распущенную и рассеянную жизнь предпочел воздержанной, то по справедливости ныне постигли тебя горе, скорбь и теснота (Рим. 2:9); а так как и с бедными не имел никакой общительности посредством подаяния (Евр. 13:16), и «не приобрел друзей богатством неправедным» (Лк. 16:9), и не «дал своего избытка в восполнение их недостатка» (2 Кор. 8:14), но совершенно пребыл необщительным со святыми (Рим. 15:26), отделяясь от них как злоба отделяется от добродетели, то посему теперь между нами, прожившими добродетельно, и вами, проводившими жизнь во зле, утверждена великая и непроходимая пропасть, так что никогда невозможно переходить одним к другим. Доказывает же чрез сие нескончаемость и неизменяемость как мучения грешников, так и блаженства праведников..
     "Пропасть" означает расстояние и различие между праведными и грешниками. Ибо как произволения их были различны, так и обители их имеют большую разность, когда каждый получает воздаяние соответственно произволению и жизни. Приметь здесь и возражение против оригенистов. Они говорят, что придет время, когда муки окончатся и грешники соединятся с праведниками и с Богом, и таким образом Бог будет все во всех. Но вот, мы слышим, Авраам говорит, что хотящие перейти отсюда к вам или оттуда к нам не могут сего сделать. Поэтому как из участи праведников невозможно кому-нибудь перейти в место грешников, так невозможно, учит нас Авраам, перейти из места мучения в место праведников. И Авраам, без сомнения, более достоин веры, чем Ориген.
     Итак справедливо сказал Давид, что
"человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него" (Пс. 48:8)
     ибо невозможно это, хотя бы то был брат, хотя бы отец, хотя бы сын. Посмотри: Авраам назвал богача чадом, но ничего отеческого оказать ему не мог, богач назвал Авраама отцом, но отеческим благоволением, каким обыкновенно пользуется сын, воспользоваться не мог, дабы ты знал, что ни родство, ни дружба, ни сострадание, ни другое что-либо не может принести пользы тому, кто ранее предал себя собственной жизнью.
     Говорю это потому, что многие часто, когда мы убеждаем их быть внимательными к себе и бодрствовать, остаются беспечными, обращают увещание в смех и говорят: ты заступишься за меня в тот день, и - я ободряюсь и не боюсь. А другой говорит: у меня отец - мученик; а иной: у меня дед - епископ; другие еще указывают на всех домашних своих. Но все это пустые слова; ибо тогда не может принести нами пользы добродетель других. Вспомни о тех девах, которые не уделили елея пяти девам: сами они вошли в брачный чертог, а те остались за дверями. Великое благо иметь надежду спасения в собственных добрых делах; а никакой друг никогда не защитит там. Если и здесь, где от нас зависит перемена, Господь говорит Иеремии:
"ты же не проси за этот народ и не возноси за них молитвы и прошения" (Иер. 7:16)
     то тем более там. Что говоришь ты? У тебя отец - мученик? Это самое особенно и может послужить большему твоему осуждению, когда ты, имея дома примеры добродетели, окажешь себя недостойным добродетели предков. Но ты имеешь доблестного и дивного друга? И он тебе не поможет тогда. Как же говорит Христос:
"приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители" (Лк. 16:9)? Не дружба здесь является защитою, а милостыня. Если бы одна дружба защищала, то надлежало бы сказать просто: "приобретайте себе друзей"; между тем, желая показать, что не дружба одна защищает, Он присовокупил: "богатством неправедным". Может быть, кто-нибудь скажет: я могу без богатства приобрести себе друга, и гораздо лучшего, нежели при помощи богатства. Но чтобы ты знал, что милостыня служит защитою для тебя, твое собственное дело и твоя добродетель, для этого Он повелел тебе полагаться не просто на дружество святых, но на дружество, приобретаемое через богатство.
     Итак, зная все это, возлюбленные, будем внимательны к самим себе со всем тщанием; наказываемся ли мы, будем благодарить; наслаждаемся ли благоденствием, будем беречь себя, и, вразумляясь бедствиями других, будем изъявлять благодарность покаянием и сокрушением и непрестанным исповеданием; и, если мы предались какому-либо греху в настоящей жизни, то, отвергнув его и с великим усердием очистив душу свою от всякой скверны, будем молить Бога, чтобы Он удостоил всех нас, по отшествии отсюда придти туда так, чтобы нам не с богачом, а с Лазарем успокоиться в лоне патриарха и наслаждаться вечными благами, которых да сподобимся все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, вместе со Святым Духом, слава во веки веков.
Аминь

Авраам обращается к горящему в аду грешнику с ласковым словом: "чадо", — что показывает полное отсутствие всякой злобы у праведников в Царстве блаженства. Кроме того, таким обращением праотец Авраам хочет напомнить своему потомку, что тот из его племени, что он имел перед собой такие высокие образцы, как Авраам и другие праведники, и вовремя мог избавить себя от адских мук. Но он не может выполнить мольбу грешника по двум причинам.

Во-первых, потому что данным положением вещей удовлетворена небесная справедливость;
и, во-вторых, потому что между обителями праведников и местом мучения грешников на том свете нет ни моста, ни дороги для людей.

Сможет ли все же кто-нибудь из грешников по молитвам земной Церкви быть переведен Богом из ада в рай прежде Страшного Суда — это тайна Божия, в которую Авраам не входит. Он только напоминает бывшему богачу, который теперь беднее всех нищих на свете, что тот получил во временной жизни все, им желаемое. А так как он на земле никогда не желал небесных благ, не пожертвовал ради них ни одной крошкой хлеба и не пролил ни единой слезы, то он уже принял всю свою плату сполна в жизни земной. Лазарь же в этой временной жизни принял лишь муку, боль, презрение и слезы, желая благ небесных, и вот, он и достиг этих благ. Как и сказал Господь:
'Блаженны плачущие, ибо они утешатся" (Мф. 5:4);
и еще:
"вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет" (Ин. 16:20);
и еще:
"Горе вам, смеющиеся ныне! Ибо восплачете и возрыдаете" (Лк. 6:25)!

Стих 16:27

Речé же: молю́ тя ýбо, óтче, да пóслеши егó въ дóмъ отцá моегó:
Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего,
Рече1 же: молю1 тz ў2бо, џтче, да по1слеши є3го2 въ до1мъ nтцA моегw2:

     Несчастный богач, не получив облегчения своей участи, прилагает просьбу о других. Смотри, как он чрез наказание пришел к сочувствию другим, и тогда как прежде презирал Лазаря, у ног его лежащего, теперь заботятся о других, кои не находятся при нем, и умоляет послать в дом отца своего Лазаря из мертвых, не просто кого-нибудь из мертвых, но Лазаря, чтобы видевшие его прежде больным и бесчестным увидели теперь увенчанным славой и здоровым, и бывшие свидетелями его убожества сами сделались созерцателями его славы. Ибо очевидно, он имел бы явиться им во славе, если бы нужно было быть ему проповедником, достойным вероятия.

Стих 16:28

и́мамъ бо пя́ть брáтiй: я́ко да засвидѣ́телствуетъ и́мъ, да не и тíи прiи́дутъ на мѣ́сто сié мучéнiя.
ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения.
и4мамъ бо пsть брaтій: ћкw да засвидётельствуетъ и5мъ, да не и3 тjи пріи1дутъ на мёсто сіе2 муче1ніz.

      (Аллегорически) Но будучи в муках, богач говорит, что у него пять братьев, потому что этот гордый иудейский народ, который большей частью уже осужден, знал о своих последователях, оставленных на земле, приверженных к пяти чувствам телесным. Итак, (богач) указывает на братьев, оставленных им, пятиричным числом; потому что, находясь в аде, жалеет, что они не воспрянут к духовному разумению, и просит, чтобы к ним был послан Лазарь.
     (Нравственно) Но после того, как у находящегося в пламени богача отнимается надежда за себя, душа его вспоминает о родственниках, которых оставила; потому что иногда душу нечестивых без пользы научает любви наказание их, так что уже тогда начинают духовно любить своих те, которые здесь, когда любили грехи, не любили даже самих себя. Поэтому теперь присовокупляется: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. В этом обстоятельстве надобно заметить, до какой степени умножаются мучения богача, находящегося в пламени. Ибо в наказании его сохраняется у него и сознание, и память. Потому что он узнает Лазаря, которого презирал, и вспоминает о своих братьях, которых оставил. Поскольку отмщение ему за бедняка было бы не полное, если бы он не узнавал его в воздаянии. И наказание в огне не было бы полным, если бы он не страшился и за родных того же, что сам терпит. Итак, для того, чтобы грешники терпели в аде большее наказание, они и славу тех, которых презирали, видят, и опасаются наказания тем, которых безполезно любили. Но надобно думать, что прежде воздаяния на последнем суде нечестивые видят некоторых праведников в покое для того, чтобы, видя их в радости, мучились не только от своего наказания, но и от их блаженства. А праведники всегда видят неправедных в мучениях для того, чтобы отселе увеличивалась их радость, потому что они видят то бедствие, которого по милосердию избегли; и тем большую воссылают благодарность своему Искупителю, чем яснее видят в других то, что могли терпеть сами, если бы оставлены были. Впрочем, видимое наказание нечестивых отнюдь не помрачает в душе праведников светлости столь великого блаженства, потому что, где уже не будет сострадания к бедствию, там, без всякого сомнения, оно не будет иметь силы к уменьшению радости блаженствующих.
     Что же удивительного, если праведники, смотря на мучения неправедных, умножают тем свои радости, когда и в живописи черный цвет полагается в основание, дабы яснее был видим белый или красный? Ибо, как сказано, радости для добрых тем более увеличиваются, чем яснее они видят своими глазами те несчастья осужденных, которых избегли. И хотя им для полного наслаждения достаточно и своих радостей, однако же они, без сомнения, всегда видят бедствия нечестивых, потому что те, которые видят славу Своего Создателя, не могут не видеть того, что совершается в создании.

Откуда у него внезапно взялось такое милосердие к другим людям и такая забота о спасении других?
Нет, это не милосердие, но еще один влажный перст, о котором он просит, чтобы его прикосновением облегчить свои муки. Этим он открывает особый свой грех: соблазнение других.

Итак, он попал в пекло не потому только, что был жестокосерд к Лазарю, но и потому, что легкомысленной жизнью подал пример своим братьям, и тем и их погубил, проложив им дорогу в ад. А соблазн есть страшный грех: поскользнуться самому и увлечь за собой других значит заслужить несравненно более тяжкое осуждение, чем человек, который лишь сам поскользнулся. Послушайте, какие страшные слова сказал Сам Господь о том, через кого приходят соблазны:
"Лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море,
нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих"
(Лк. 17:1-2).

А, судя по всему, братья этого богача были младше его. Поэтому он прежде всего хотел бы, чтобы Лазарь пришел к нему и простил его; а затем — искупить свой грех перед своими братьями. Тогда бы пламя его утихло и муки уменьшились. Таким образом, он обращается с этой просьбой к Аврааму не столько ради своих братьев, сколько ради себя самого.

Стих 16:29

Глагóла емý Авраáмъ: и́мутъ Моисéа и прорóки: да послýшаютъ и́хъ.
Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.
Глаго1ла є3мY ґвраaмъ: и4мутъ мwmсе1а и3 прbро1ки: да послyшаютъ и5хъ.

     Ибо Моисей от лица Божия говорит в песни:
«Огонь возгорится от ярости Моей, разжется до ада преисподняго» (Втор. 32:22)
     а Исаия согласно с другими пророками говорит:
«Будут гореть беззаконники и грешники вместе, и не будет угашающаго» (Ис. 1:31).

Стих 16:30

О́нъ же речé: ни́, óтче Авраáме: но áще ктó от мéртвыхъ и́детъ къ ни́мъ, покáются.
Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.
Џнъ же рече2: ни2, џтче ґвраaме: но ѓще кто2 t ме1ртвыхъ и4детъ къ ни6мъ, покaютсz.

     Это - слова народной толпы. Где теперь те, которые говорят: кто приходил оттуда? Кто воскресал из мертвых? Кто сказал о том, что в аде? Сколько такого и тому подобного говорил самому себе богач, когда веселился. Не без причины он просил, чтобы восстал кто-либо из мертвых, но потому, что сам, слушая Писания, пренебрегал ими, насмехался и считал сказанное в них баснями; и как сам относился к ним, так думал и о братиях. И они, говорит он, рассуждают так же: но, если кто из мертвых придет, они не будут не веровать ему, не станут насмехаться, но скорее внемлют словам его.

Стих 16:31

Речé же емý: áще Моисéа и прорóковъ не послýшаютъ, и áще ктó от мéртвыхъ воскрéснетъ, не и́мутъ вѣ́ры.
Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.
Рече1 же є3мY: ѓще мwmсе1а и3 прbро1кwвъ не послyшаютъ, и3 ѓще кто2 t ме1ртвыхъ воскре1снетъ, не и4мутъ вёры.

     Но чтобы тебе и другим образом убедиться, что учение пророков достовернее сказания умерших, прими во внимание то, что каждый из умерших есть раб, а то, о чем говорят Писания, изрек Владыка; поэтому, хотя бы мертвый воскрес, хотя бы ангел сошел с неба, Писания достовернее всех, потому что их дал в виде закона Владыка ангелов, Господь мертвых и живых.
     А что желающие, чтобы мертвые пришли оттуда, требуют излишнего, это, кроме сказанного, можно доказать и примером нынешних судилищ. Геенна невидима для неверующих: для верующих она очевидна и ясна, а для неверующих невидима; но судилища видимы, и каждый день мы слышим, что такой-то наказан, имущество такого-то описано, иной работает в рудниках, другой сожжен на огне, иной погиб другим родом казни и мучения. Однако, слыша это, порочные, злодеи и обманщики не вразумляются. Но что я говорю: не вразумляются никогда не подвергавшиеся этим наказаниям? Многие даже из осужденных, избежав наказания, подкопав темницу и убежав из неё, нередко обращались к тем же преступлениям и совершали гораздо тягчайшие дела. Итак, не будем стараться услышать от мертвых то, чему гораздо яснее каждый день учат нас Писания.
      Если бы Бог признавал, что воскресшие из мертвых могут принести пользу живым; то Он, устрояющий все на пользу нашу, не оставил бы и не опустил бы столь полезного средства. Кроме того, если бы мертвые постоянно воскресали и извещали нас о всем тамошнем, то и это опять с течением времени было бы пренебрежено; а притом и диавол весьма удобно вводил бы нечестивое учение. Он часто мог бы показывать призраки, или, показывая некоторых притворно умерших и погребенных как бы воскресшими из мертвых, чрез них уверять умы обольщаемых во всем, в чем бы ни захотел. Если теперь, когда нет ничего такого, не редко обманывают и обольщают многих ночные призраки, представляющиеся в образе умерших, то гораздо более тогда, если бы это было на самом деле и утвердилось в умах людей, т. е., будто многие из умерших опять приходили сюда, нечистый демон строил бы бесчисленные козни и вводил бы в жизнь великое обольщение. Посему Бог заключил двери (вечности), и не попускает никому из отшедших возвращаться и возвещать о тамошней жизни, чтобы диавол, воспользовавшись этим, не ввел чего-либо от собственного (измышления).
     Так, когда были пророки, он воздвигал лжепророков;
когда были апостолы, - лжеапостолов;
когда явился Христос, - лжехристов;
когда введены были здравые догматы, он ввел нездравые, повсюду рассеивая плевелы.
     Таким образом, если бы и то случилось, он и под это постарался бы подделаться чрез свои орудия, не на самом деле воскрешая мертвых, но, обольщая зрителей какими-нибудь призраками и обманами, или, как я прежде сказал: представляя некоторых притворно умершими, и все превратил бы вверх дном и привел в беспорядок. Но Бог, предвидя все это, преградил ему путь к таким козням, и, щадя нас, не попустил, чтобы кто-либо приходил оттуда возвещать живущим о тамошнем, научая нас признавать божественные Писания достовернейшими всех. Он явил нам такие дела, которые разительнее явления мертвых: обратил (к вере) всю вселенную, рассеял заблуждение, ввел истину; совершил все это чрез рыбарей и простых людей, и повсюду представил нам достаточные доказательства Своего промышления. Не будем же думать, что дела наши ограничиваются пределами настоящей жизни, но будем веровать, что непременно настанет суд и воздаяние за все, здесь нами сделанное. Это так ясно и очевидно для всех, что и иудеи, и язычники, и еретики, и все вообще люди согласны в этом. Хотя не все мыслят, как должно, о воскресении, но касательно суда, наказания и тамошних судилищ все согласны в том, что есть там воздаяние за здешние дела; ибо, если бы этого не было, то для чего Бог распростер столь великое небо, распространил землю, расширил море, разлил воздух, явил такое промышление, - (для чего все это), если бы Он не хотел до конца иметь о нас попечение?
     Братья, богач оный, имея Моисея и пророков, из которых никто не восстал из мертвых, полагал, конечно, что имеет себе некоторое извинение; а мы вместе с ними слышим и Восставшего ради нас из мертвых, Который говорит:
«Не собирайте себе сокровищ на земле, а собирайте себе сокровища на небе» (Мф. 6:19-20)
«Просящему у тебя дай, и от хотящаго занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5:42)
«Подавайте милостыню из того, что у вас есть, и все будет у вас чисто» (Лк. 11:41)
А если кто начнет есть и пить с пьяницами, будет жесток к бедным и скуп, то придет, говорится, Господь в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его и подвергнет его одной участи с неверными (Мф. 24:49-51).
     И так как не остается нам никакого извинения, то поелику жизнь человека не зависит от изобилия его имения (Лк. 12:15), пусть имеющий нечто излишнее подает неимущим, чрез это включив себя в сонм спасаемых отца Авраама; а нуждающиеся пусть подражают мужеству Лазаря, терпением своим спасая души свои (Лк. 21:19) и в смирении напоминая себе о тех недрах Авраамовых, от которых удалены всякая болезнь, печаль и воздыхание (Откр. 21:4), а пребывают в них радость и веселье и мир божественный и нескончаемый. Ибо для того Христос открыл нам чрез эту притчу о тамошнем состоянии, чтобы нас, улучшенных покаянием, избавить от уготованных наказаний и удостоить вечных радостей. Если же мы не соделаем себя лучшими чрез покаяние, то весьма нужно опасаться, не умножим ли себе и мучений. Ибо, говорит,
«раб, который знал волю господина своего и не делал по воле его, бит будет много» (Лк. 12:47).
     Ему тотчас сообщается истинная мысль: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят, именно потому, что пренебрегающие словами Закона, тем труднее будут исполнять заповеди Искупителя, воскресшего из мертвых, чем он выше. Ибо менее трудно поведываемое Законом (Втор. 12) нежели заповедываемое Господом. Ибо тот заповедует давать десятины, а Искупитель наш повелевает все оставлять тем, которые стремятся к совершенству. Тот запрещает плотские грехи, а Искупитель наш осуждает даже помыслы недозволенные (Лк. 14).
     Итак, если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят, потому что могут ли когда-либо исполнять высокие заповеди Спасителя нашего те, которые пренебрегают исполнением менее трудных заповедей Закона? И решительно известно, что всегда отказываются веровать в Того, от исполнения заповедей Которого отказываются. Довольно для нас того, что мы сказали, размышляя о событии.
     Есть и ныне подобные люди, кои говорят: кто видел, что делается в аде? Кто пришел оттуда и возвестил нам? Пусть же они послушают Авраама, который говорит, что если мы не слушаем Писаний, то не поверим и тем, кто пришел бы к нам из ада. Это очевидно из примера иудеев. Они, так как не слушали Писаний, не поверили и тогда, когда видели мертвых воскресшими, даже помышляли и убить Лазаря (Ин. 12:10). Равным образом и после того, как при Распятии Господа воскресли многие усопшие (Мф. 27:52), иудеи дышали на апостолов еще большим убийством. Притом, если б это воскрешение мертвых было полезно для нашей веры, Господь творил бы оное часто. Но ныне ничто так не полезно, как тщательное исследование Писаний (Ин. 5:39).
     Воскрешать мертвых (хотя) призрачно умудрился бы и диавол, и поэтому ввел бы неразумных в заблуждение, всеяв между ними учение об аде, достойное своей злобы. А при здравом нашем исследовании Писаний, диавол не может ничего такого выдумать. Ибо они (Писания) суть светильник и свет (2 Пет. 1:19), при сиянии которого вор обнаруживается и открывается. Итак, нужно Писаниям веровать, а не требовать воскрешения мертвых.
     Не поверят. Когда евангелист писал это, его уму могло преподноситься то неверие, с каким иудеи встретили воскрешение Лазаря (Ин. 12:10) и воскресение Самого Христа. Кроме того, Христос и апостолы совершали уже давно воскрешение мертвых, а подействовало ли это на неверующих фарисеев? Конечно, они постарались объяснить эти чудеса какими-либо естественными причинами или же, как действительно они объясняли, помощью темной силы. [Из ответа Авраама богачу можно заключать о ложности учения спиритизма, признающего возможность явлений умерших для убеждения кого-либо в какой-либо высокой истине: у нас есть руководительница в жизни - Св. Церковь, и иных средств нам не нужно...
     Некоторые толкователи, помимо прямого смысла, указанного выше, усматривают в этой притче еще смысл аллегорический и пророческий. Богач, по их разумению, во всем своем поведении и судьбе изображает собою иудейство, жившее беспечно в надежде на свои права на Небесное Царство, и потом, по пришествии Христа, внезапно очутившееся за порогом этого царства, а нищий - язычество, которое было отчуждено от общества Израильского и жило в нищете духовной, а потом вдруг было принято в лоно Христовой Церкви. ]

Итак, и другую просьбу богача Авраам также не может исполнить. Он приводит веские и убедительные доводы, почему. Зачем посылать Лазаря на землю с напоминанием людям, что их ждет после смерти, когда через Моисея и пророков им ясно сказано, что нужно делать для спасения? Многие тысячи других людей спаслись не свидетельством мертвых, но свидетельством живых. И раз столькие тысячи смогли спастись, слушая Моисея и пророков, смогут и твои братья. Напрасно грешный богач настаивает, подкрепляя свою просьбу тем, что если кто из мертвых придет к ним, покаются. Авраам снова, приводя веский довод, окончательно отказывается выполнить его просьбу. Чем поможет им свидетельство Лазаря, если они не слушают Моисея и пророков? Разве Моисей, Исаия и Илия не видели Бога, и разве они не от имени Божия говорили то, что говорили? И если им не верят, то как поверят Лазарю, если он явится к ним, воскреснув из мертвых?

Прежде всего, кто такой Лазарь? Разве они когда-нибудь заглядывали в его покрытое струпьями лицо, чтобы узнать его, если теперь он явится к ним во славе, светлый, как ангел? Разве они когда-нибудь слушали его голос, чтобы узнать его по голосу? Разве они когда-нибудь спрашивали о его горькой жизни, чтобы узнать его по его истории? Не скажут ли они: это привидение? Или какой-то призрак? Или самообман? Какую пользу принесло Саулу явление Самуила из мертвых (1Цар. 28)?

Ответ Авраама ничем не помог горящему в аду грешнику, но зато он может помочь многим, которые сегодня вызывают духов умерших, чтобы узнать небесные тайны и якобы укрепиться в вере. Воистину, нет более легкого пути сойти с ума и пасть в бездну! Спиритизм есть побег из света во тьму и поиск света во тьме. Вызывающие духов для познания истины доказывают этим, что не веруют Господу Иисусу Христу. Но как могут разумные люди верить духам своих теток и соседей, когда есть еще вопрос, действительно ли это духи тех, под чьими именами они являются, но при этом не верить Вседержителю истины? Чем могут тетки и соседи, и медиумы, и предсказатели засвидетельствовать свои слова? А Христос засвидетельствовал Свои слова Своей кровью и кровью тысяч и тысяч верующих в Него, живот свой положивших за эти слова. Впрочем, евреи видели не только дух, но и дух, и тело воскрешенного Лазаря, а все же не только не поверили, но и хотели убить Лазаря (Ин. 12:10—11), чтобы он не свидетельствовал об истине. А еще евреи видели возвращенную из мертвых дочь Иаира, и сына Наинской вдовы — почему же не верили?

И они видели многих мертвых, восставших из гробов, когда Иисус испустил дух, — почему же не верили? И, наконец, они достоверно узнали о Воскресшем Господе Иисусе — но, вместо того, чтобы уверовать, они подкупили стражников отрицать истину и провозглашать ложь. Если же и всего этого нам не достаточно, чтобы поверить, но требуются еще свидетельства мертвых, вот они нам: вот Авраам, вот Лазарь, вот грешный богач! Вот свидетели и рая, и ада, и это свидетели, проверенные никем иным, как Самим Господом Иисусом Христом. Хотя бы кто из нас своими глазами ясно увидел Рай и ад и услышал бы этот разговор между Авраамом и грешником, он не мог бы и в самой малой степени верить себе, своему зрению, своему слуху настолько, насколько он может веровать свидетельству Тайновидца Иисуса Христа. Господь видел и слышал все то, о чем сообщил нам в этой притче, и теперь мы знаем истину. Если бы мы видели это сами, мы бы сомневались, говоря: может быть, это какое-то привидение, или сон, или галлюцинация. Но Он видел и слышал, Он, который не мог обмануться и, тем более, кого бы то ни было обмануть.

О, братия, если бы мы веровали Ему больше, чем себе! Он этого и требует от нас; и это есть главное требование Его Евангелия — да веруем Ему больше, чем себе, и больше, чем всем живым и всем мертвым. Не так ли, впрочем, в случае со всяким истинным путеводителем и путниками, которых он ведет? Не требует ли он, чтобы путники следовали за ним, и не искали пути своими неопытными глазами, и не шли за ложными путеводителями, которые из неких своих расчетов говорят, что знают более короткий и легкий путь?

Господь наш Иисус Христос есть наш Путеводитель в Его Царствие, которое никто не может знать лучше Его Самого. Мы обязаны верить Христу больше, чем своим легко поддающимся лжи ушам и глазам и своим ничтожным умствованиям. Чтобы мы не были обмануты разными сомнительными духами и приведениями, Он в Своем присутствии отверз нам рай и ад и позволил мертвым возвестить нам необходимое для нашего спасения. В Своем присутствии — чтобы мы узнали истинную правду о загробном мире — и ровно столько этой правды, сколько нам нужно знать, чтобы не иметь жестокосердия богача и иметь терпение Лазаря, его веру и его надежду.
И чтобы мы ничего в этом мире не считали своей собственностью, но все, что мы имеем, — Божией ссудой, данной нам для спасения нашего и наших ближних.
Господу же Иисусу Христу о сем подобает честь и слава, со Отцем и Святым Духом — Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков.

Аминь.

Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru