Неделя тридцать вторая по Пятидесятнице,
неделя о Закхее

В начало

Дата:
Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:

     Братия и сестры, важнейшим моментом в ходе Божественной Литургии является чтение Евангелия. Чтобы помочь Вам подготовится к воскресной литургии, мы за несколько дней до службы публикуем тексты евангельских чтений с толкованиями Святых Отцов и учителей православной Церкви. Тексты будут размещены в синодальном переводе и на церковнославянском языке (исходный текст и транслитерация).

     В "Воскресном листке" на одной странице указаны праздники, отмечаемый Русской Православной Церковью в это воскресенье, а также приведен текст апостольского чтения. На другой странице размещен текст евангельского чтения дня.
Советуем Вам распечатать "Воскресный листок", предварительно ознакомиться с ним и взять его с собой на службу.

скачать 1-ю страницу jpg скачать 1-ю страницу pdf скачать 2-ю страницу jpg скачать 2-ю страницу pdf
неделя о Закхее

     Неде́ля о Закхе́е (греч. Κυριακή του Ζακχαῖου) — последнее воскресенье перед подготовкой к Великому посту в Православных церквях. Следующее воскресенье после Недели о Закхее это Неделя о мытаре и фарисее — начало богослужений с использованием Постной Триоди.

     Когда человек готовится отправиться в путь, он должен знать цель своего путешествия. Так бывает и с Постом. Великий Пост - это главным образом духовное путешествие, а цель его - Пасха, "Праздник из Праздников".

     Задолго до начала самого Великого Поста Церковь возвещает нам о нем и зовет нас вступить в приготовительный период. К каждому из важных событий церковного годового круга, к главным праздникам, Великому Посту, Церковь готовит нас - предпразднествами или приготовительными неделями к Великому Посту; это характерная черта православной литургической традиции. Почему? Потому что y Церкви глубокое психологическое прозрение человеческой природы. Зная недостаточную сосредоточенность и ужасное "омирщвление" нашей жизни, Церковь знает нашу неспособность быстро изменяться, перейти от одного духовного переживания к другому. Поэтому задолго до начала настоящего подвига Великого Поста Церковь обращает наше внимание на его важность и призывает к размышлению о его значении. До начала действительного подвига Великого Поста нам объясняется его значение. Это приготовление продолжается в течение пяти недель, предшествующих Великому Посту, каждое из воскресных евангельских чтений посвящено одной из основных сторон покаяния. Первое возвещение Великого Поста мы слышим в Воскресном Евангелии о Закхее.

     Это история человека, который был слишком мал ростом, чтобы видеть Иисуса, но так сильно было его желание Его увидеть, что он влез для этого на дерево. Иисус ответил на его желание и вошел в дом его. Такова первая тема, говорящая о желании. Человек следует своему желанию.

     "Где сокровище ваше, - говорит Христос, - там и сердце ваше будет" (Лк, 12,34)

     Сильное желание побеждает природную ограниченность человека. Когда он страстно чего-нибудь желает, он делает вещи, на которые "нормально" он не способен. Будучи "мал ростом", Закхей сам себя возвышает. Поэтому единственный вопрос заключается в том, правильно ли желание человека, направлено ли оно к хорошей цели, или, по словам атеиста Жана Поля Сартра, человек - "бесполезная страсть".

     Желание Закхея - правильное, хорошее; он хочет увидать Христа, приблизиться к Ему. В Закхее мы видим первый символ раскаяния, так как раскаяние начинается с того, что человек вновь сознает глубину всякого желания: жажда, чаяние, желание Бога, Его справедливости, желание настоящей жизни. Закхей - "мал", мелок, грешен и ограничен; и вот его желание превосходит и побеждает все это. Он усилием привлекает внимание Христа, приводит Его в свой дом.

     Вот каков первый призыв Церкви: мы должны желать того настоящего, заложенного в самой глубине нашей души, признать жажду Абсолютного, которое в нас есть, - сознаем ли мы это или нет, и которое, если мы отворачиваемся и отвращаем наше желание от Него, превращает нас действительно в "бесполезную страсть". И если мы достаточно глубоко, сильно желаем, Христос нам ответит "ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме".

Особенности богослужения

     В Православной церкви на каждой литургии положено рядовое или дневное чтение из Апостола и Евангелия. Для этой цели тексты Апостола и Евангелия разделены на зачала. Чтения начинаются на литургии Пасхи. Расписание рядовых чтений помещены в самих служебных Апостоле и Евангелии (какое зачало в какой день, какой седмицы года нужно читать на литургии). Это расписание состоит из двух частей, которые носят названия в Евангелии:
«Сказание еже како на всяк день должно есть чести в седмицах всего лета»
и
«Сказание субботам и неделям святаго великаго поста»

     Расписание первой части рассчитано на 44 недели и 43 седмицы, на 302 дня; а расписание второй части рассчитано на 7 седмиц и на 6 недель, на 48 дней. Общее количество недель и седмиц это 50 недель и седмиц, 350 дней. Между двумя Пасхами «расстояние» (количество недель и седмиц) различное. Оно может быть как меньше, так и больше 350 дней. Согласно Типикону в последнее воскресение перед началом Постной Триоди должно читаться 94 зачало Евангелия от Луки. Для этой цели каждый год согласно уставу совершается преступка или отступка евангельских чтений.
Если «расстояние» между Пасхами меньше 350 дней, то совершается "преступка" — часть евангельских чтений пропускается (преступается).
Если «расстояние» между Пасхами больше 350 дней, то совершается "отступка" — часть евангельских чтений повторяется.

     Всё это сделано для того, чтобы в последнее воскресение перед началом Триоди на литургии читалось 94 зачало : (Лк. 19:1-10)

Божественная Литургия 29 января 2017 года

Евангелие от Луки, 19:1-10 (зачало 94)



Стих 19:1

Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него.
И вшéдъ прохождáше иерихóнъ.
И# вше1дъ прохождaше їеріхHнъ.

     История мытаря Закхея составляет особенность Евангелия Луки, у других евангелистов она не сообщается. Когда Господь, направляясь в Иерусалим, проходил через Иерихон (об Иерихоне см. комментарии к (Мф. 20:29))
     «Во время оно вшед Иисус, прохождаше Иерихон». В какое это «оное время»? — Тогда, когда Он очистил [3] прокаженных, когда просветил слепцов [4], когда, в результате их рассказа, со множеством других Он и Закхея привлек к желанию Его увидеть.
     Итак, «Вшед Иисус, прохождаше Иерихон»; — не только Иерихон, но Иудею и Галилею, и вообще — всю землю Он проходил: потому что Он не пришел для того, чтобы здесь оставаться телесно, хотя, как Он соблаговолил, ради нас Он восприял наше тело, — но чтобы пройти (нашу землю) и взойти на небо, откуда Он и сошел, совознося с Собою наше смешение [5] и поставляя его выше всякого начала и власти; но и для пользы учения Он, обходя, проходил все места Палестины. Потому что, как в начале мира, весь дневной свет собрав в один диск и поставив солнце быть царем дня, Он не допустил ему стоять на месте, но сделал так, чтобы оно обходило мир, так полноту Божества собрав в теле и Самого Себя явив Царем всего мира, — Царем воистину земным и небесным, видимым и невидимым, страшным и присносущным, Он не допустил Себе оставаться на одном месте, но благоволил обходить землю, пока не совершит спасение — незыблемое и неразрушимое — посреди земли, как это предвозвестил Давид, говоря:
«Бог Царь наш прежде века: содела спасение посреде земли» (Пс. 73:12)
потому что, обходя ее, Господь соделал спасение. Поскольку же солнце не вообще обтекает все небо, но лишь самую центральную часть оси [6], так и Солнце Правды Христос (Мал. 4:2), обходя центральную часть вселенной — насколько это было необходимо — проходил эти места сей зоны, и таким образом, входя, проходил Иерихон.
3 Т.е. исцелил.
4 Т.е. даровал прозрение.
5 «Смешение» или «состав» — т.е. наше человеческое тело, которое Богочеловек приял в Воплощении
6 Ориг. — «зодиака».

Стих 19:2

И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый,
И сé мýжъ нарицáемый закхéй, и сéй бѣ́ стáрѣй мытарéмъ, и тóй бѣ́ богáтъ:
И# се2, мyжъ нарицaемый закхе1й, и3 се1й бЁ стaрэй мытарє1мъ, и3 то1й бЁ богaтъ:

     И не только мал был, но и далек был от Иисуса: потому что если бы он приблизился, то хотя и был невысокого роста, все же не лишился бы лицезрения Христа. Я же думаю, что Божественная сила Иисусова неизреченным образом его манила и побуждала следовать: потому что он тяготел (ко Христу), поскольку имел добрый нрав и душу восприимчивую к добродетели, и поэтому горячо желал и стремился увидеть Иисуса, но был не допускаем к этому Божественной силой, как человек предавший себя вещам противоположным Христову образу жизни, именно — мытарству и богатству, что, думаю, и Евангелист в кратких словах дает понять разумевающим, как бы выражая некоторое удивление в отношении его, сказав. «Вот — некто по имени Закхей», словно держимого в сетях зла представил его. —«И он был начальник мытарей и человек богатый». Потому что это выражение: «Се — муж», говорится в отношении людей достойных упоминания и исключительных [1]. И, то, что при этом упоминается имя этого человека, говорит в пользу такого толкования: потому что он не принадлежал к числу таких людей, о которых говорит Давид: «Не помяну имен их устнама моима» (Пс. 15:4). То, что Евангелист свидетельствует, что тот не только был мытарем, но и — начальником мытарей и поэтому человеком богатым, этим он показал, что он был весьма выдающимся человеком в отношении зла.
     Но воззрите все на Закхея: как он возлюбил и взыскал Христа, и как, в свою очередь, стал возлюблен Господом и призван и близок Христу. Поэтому, если кто — мытарь или начальник мытарей, на основании же сего злостным образом разбогатевший и неправедным образом собирающий (богатство), пусть таковой подражает путю ко спасению, которым прошел сей начальник мытарей (Закхей), и благородным образом пусть воздаст (обидимым) и расточит то, что злостным образом собрал. Если кто потерпел разграбление своего имущества или так или иначе бедствует, пусть, радуясь, благодарит: потому что он — богат спасительной нищетой; лучше же сказать: пусть сам сделает ее спасительной тем, что благодарит Бога за свою нищету, к которой и богатый мытарь прибегши, радостно спасся, как ныне вы о нем слышали. На этом кончается сия евангельская история.
     Переводя же мысль к дальнейшему смыслу, напрягите ваше внимание к последующему. — Поскольку Закхей в перевод означает «оправданный», то мне на этом основании представляются объявляющие себя праведниками Фарисеи, которые, в действительности, вели себя как мытари, как говорит Господь в Евангелиях,
«поедая дома вдов и лицемерно долго молясь» (Мф. 23:14)
     Итак, когда из таковых людей кто пожелает познать истину, он взыскует увидеть и познать (ее), как и Закхей искал Иисуса: потому что Он есть Истина...
1 Ориг.: «не к числу многих причисляемых».
     ... Ибо смотри, как Он не только мытарей сделал Своими учениками, но и старшего между мытарями Закхея пленяет во спасение. А что мытарь существо низкое, а старший между мытарями, как начальствующий в злобе, еще более гнусен, в том никто не сомневается. Ибо средства к жизни мытари приобретают не иначе, как от слез бедных. Однако ж этот старший между мытарями не оставляется в презрении, но оказывает гостеприимство и в воздаяние получает спасение.

Стих 19:3

искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом
и искáше ви́дѣти Иисýса, ктó éсть, и не можáше от нарóда, я́ко вóзрастомъ мáлъ бѣ́:
и3 и3скaше ви1дэти ї}са, кто2 є4сть, и3 не можaше t наро1да, ћкw во1зрастомъ мaлъ бЁ:

     "Кто Он", - т. е. кто из проходящих именно Иисус. Но это ему не удавалось, потому что он был мал ростом.
     Те, которые любят прекрасное, ничем не отличаются от жаждущих, возлюбленные. Поскольку они не обретают искомого, постольку возгораются жаждой к желаемому; и ночью, как жаждущие, они представляют себе желанные источники; днем, переходя с места на место, часто оглядываясь кругом себя, они ищут желанного для своего сердца. И как путники проходят безводную землю в час зноя, кругом себя смотрят, (нет ли) источников, угнетаясь жаждой, часто поднимаются на возвышенности, (ища), где источник, и как только увидят его издали, радуются и поспешно усиливают свой путь к нему, потом же, придя к источнику, утоляют жажду, так (бывает) и с христолюбивыми мужами. Днем они отыскивают желанного им Христа добрыми делами, ночью беседуют с Ним в молитвах и во сне представляют себе, что шествуют с Ним; если в видениях они усмотрят Его издали, то радуются и веселятся, как жаждущие, когда найдут желанные источники; пробудившись, снова желают заснуть, чтобы во сне обрести тоже самое зрелище.
     Таковым был и Закхей, о котором сейчас только прочитали вам из евангелиста. Смотри: он и спешит, и пылает божественным желанием, и на дерево восходит, и Иисуса смотрит, чтобы увидеть живоносный источник. Увидев Господа, Закхей утолил свое зрение, но еще больше возжег в своем сердце желание.

Стих 19:4

и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее.
и предитéкъ, возлѣ́зе на я́годичину, да ви́дитъ, я́ко хотя́ше ми́мо ея́ проити́.
и3 предите1къ, возлёзе на ћгодичину, да ви1дитъ, ћкw хотsше ми1мw є3S проити2.

     "Забежав вперед", - т. е. в ту улицу, которую еще Христос не прошел, но должен был пройти.
     "Взлез на смоковницу" - дерево это, очевидно, было довольно высокое.
     "Мимо нее". В греч. тексте стоит слово di ekeinhj, но предлог dia здесь лишний: его нет в лучших кодексах.
     Закхей умом своим оставил праведный закон (Ветхий Завет) и влез на бесчувственную смоковницу, которая обозначала глухоту его слуха; но как только влез, смоковница сделалась образом его спасения. Ибо оставил земные помышления, и, влезши (на смоковницу), как бы вознесся ввысь, чтобы узреть вышнее Божество.

Стих 19:5

Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.
И я́ко прiи́де на мѣ́сто, воззрѣ́въ Иисýсъ ви́дѣ егó, и речé къ немý: закхéе, потщáвся слѣ́зи: днéсь бо въ домý твоéмъ подобáетъ ми́ бы́ти.
И# ћкw пріи1де на мёсто, воззрёвъ ї}съ ви1дэ є3го2 и3 рече2 къ немY: закхе1е, потщaвсz слёзи: дне1сь бо въ домY твое1мъ подобaетъ ми2 бы1ти.

      Знал ли Господь Закхея раньше - неизвестно. Он мог услышать имя мытаря от окружавших Его, которые знали Закхея и назвали его по имени, увидев его в странном положении на дереве.
     "Сегодня надобно быть Мне..." Господь указывает Закхею на особенную важность для него нынешнего дня: Христос, согласно высшему определению (ср. (Лк. 19:10)), должен остановиться у Закхея на ночлег (ср. выражение meinai = быть с (Ин. 1:39)).
     ...но Господь, усмотрев нечто таинственней, говорил: «Сойди!» («слези») Я знаю твою душу, знаю твою благочестивую любовь. Сойди! Вспомни, что укрылся под смоковницей обнаженный Адам, и ты, желая спасения своего, не спеши на смоковницу. Мне нужно эту смоковницу иссушить и насадить иную — крест. Он полезное дерево; на него спеши душой; отсюда с готовностью стремись на небо. (А) на этом дереве змей в листьях вьется, на этом он скрывается, на этом он гнездится. Поспеши сойти прежде, чем он станет шептать душе твоей, как было с Евой, которую убедил вкусить сладкого удовольствия. Поспеши сойти; пока Я стою, сойди; когда Я смотрю на него, он обуздывается. Поспеши сойти; не желаю оставить тебя на смоковнице, не желаю твоей погибели; ты Моя овца, ко Мне ты прибег. Поспеши сойти, и предупреди Меня в доме своем; Мне нужен там отдых. Где вера, там почиваю; где любовь, туда прихожу. Знаю, что ты думаешь делать; знаю, что все свое имущество думаешь отдать бедным, и прежде всего возвратить вчетверо тем, кого ты оклеветал. У таких Я с охотой пребываю».
     Мне кажется, что Иисуса, скромно шествующего и ничем не выделяющегося из множества (окружающих Его), не легко было и узнать среди толпы для тех, которые Его раньше никогда не видели; но даже и с возвышения трудно было увидеть Его в лицо, поскольку Он привлекал к Себе множество людей (толпившихся вокруг Него). Посему Видящий людские сердца и знающий сердечное желание Закхея, взирает на верх и обращается и по имени зовет его, того, которого Он раньше никогда не видел телесными глазами, — дабы человеколюбиво представить Себя его лицезрению и ласково дать Себя познать ему и явить, что он не только любящий, но и любимый (Им). Еще же велит ему поспешить идти домой, чтобы и исполнить и приять результаты своего боголюбия от Дарующего сверх-обильно то, что мы просим или имеем в уме.
     (Аллегорически)...Видя же его (иудея) добрую цель и любовь его к истине, Господь, как бы проходя тогда по пути предписанного Законом образа жизни, открывает Себя ему и обращается к нему с призывом и велит ему слезть со смоковницы, т.е. оставить Закон, не приносящий никакого большего плода, и проявить тщание в отношении благодати и образа жизни, указанного в Евангелии, благодаря чему возможно принять в себе Бога и стяжать спасение. Итак, оказавший послушание Слову, учащему и призывающему, как напр. Апостол Нафанаил (потому что и его первый увидел Христос, бывшего под тенью смоковницы (Ин. 1:49)), т.е. живущего под тенью Закона или великий Павел (потому что и его, «по правде законней», как сам он пишет, «бывша непорочна» (Флп. 3:6), Христос первый провидел и призвал... Итак, если кто таким образом окажет послушание Слову, призывающему и учащему, тот в прямом смысле слова становится Закхеем, и половину раньше принадлежащих ему учений Закона оставляет нищим Иудеям, как то: образ мышления, обрезание, субботствование, погружения, кровавые жертвы и, одним словом, все присущее низменной букве.

Стих 19:6

И он поспешно сошел и принял Его с радостью.
И потщáвся слѣ́зе, и прiя́тъ егó рáдуяся.
И# потщaвсz слёзе и3 пріsтъ є3го2 рaдуzсz.

     Закхей не умедлил, ибо не должно уклоняться, когда повелевает что-нибудь Христос, но слез и принял с радостью.
     И смотри, что делает. Не нужно думать, что слово Христово было принудительно для Закхея, слово Христово подействовало на Закхея без всякого принуждения; но что вообще слово Божие есть как бы охотник, об этом говорит блаженный Захария:
«видение открыл мне Господь Бог: вот корзина со спелыми плодами. И сказал Он»: не пройду мимо народа Моего, пока не уловлю Его (не Захария, а (Ам. 8:1—2))
     Таким образом, засвидетельствована истина, что слово Божие есть сеть: любовью как сетью оплетает оно души. И как эта сеть не может уже отпустить добычу из рук охотника, так и души, вошедшие в общение со Спасителем, уже не могут отстать от Него. Уловленный таким способом прекрасный птенец Давид говорит:
«к Тебе прилепилась душа моя» (Пс. 62:9)
а Павел со своей стороны свидетельствует:
«соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1 Кор. 6:17)
     Уловляет Господь Закхея, сводит его с дерева и входит с ним в его дом, который до сих пор омрачен был грехами своего обитателя, а сегодня озарен Светилом благочестия. Мытарь с радостью принял вошедшего в его дом Спасителя. О великая благость Владыки! Безгрешный приходит к грешникам, источник правды входит в самую твердыню неправды; твердыня неправды, конечно, корыстолюбие. Входит в дом мытаря, не подчиняясь мраку царившего там корыстолюбия, но уничтожая корыстолюбие силою света правды.
     Потому что если прежде чем увидел Христа, он бежал, чтобы увидеть Его и все сделал, чтобы добиться этого, то ужели, после того, как он увидел и лично услышал и к тому же получил такое (милостивое) обещание, он не проявил бы поспешность и тщание? Итак, поелику, он увидел, что обещание (данное ему Спасителем) исполнено на деле, то он возрадовался, становясь единым с Любимым и (сам) становясь уже источником великих милостей...

Стих 19:7

И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку;
И ви́дѣвше вси́ роптáху, глагóлюще, я́ко ко грѣ́шну мýжу вни́де витáти.
И# ви1дэвше вси2 роптaху, глаго1люще, ћкw ко грёшну мyжу вни1де витaти.

      "Все" - гиперболическое выражение. Речь идет об иудеях, которые сопровождали Христа до дома Закхея и видели, как Закхей встретил Господа при входе.
     "Зашел" - точнее вошел для того, чтобы здесь остановиться.

Стих 19:8

Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.
Стáвъ же закхéй речé ко Гóсподу: сé пóлъ имѣ́нiя моегó, Гóсподи, дáмъ ни́щымъ: и áще когó чи́мъ оби́дѣхъ, возвращý четвери́цею.
Стaвъ же закхе1й рече2 ко гDу: се2, по1лъ и3мёніz моегw2, гDи, дaмъ ни1щымъ: и3 ѓще кого2 чи1мъ њби1дэхъ, возвращY четвери1цею.

     Вероятно, беседа, какую имел Христос с Закхеем, придя к нему, произвела огромное впечатление на душу мытаря. Давая обет расплатиться с нищими и обиженными им, он выражает этим сознание своего недостоинства пред таким великим счастьем, какого он удостоился теперь: к нему пришел Сам Мессия.
     "Обидел" - т. е., если я кому повредил в материальном отношении своими доносами. Закхей мог, действительно, как глава мытарей, иметь большое значение в деле оштрафования торговцев, не внесших узаконенную пошлину за товар.
     "Вчетверо". Он рассматривает свой поступок как воровство: за воровство, по закону Моисееву, полагалось уплачивать вчетверо или даже впятеро стоимости украденного (Исх. 22:1).
     И удивительная вещь: тотчас Закхей, став перед дверьми дома, говорит: «половину имения моего я отдам нищим»! Ты еще не научен, и повинуешься? Еще не наставлен, и исполняешь? Ничего не сказал Спаситель, ничему не учил тогда, ни о милостыне не беседовал, ни нищелюбия не внушал, но молчал и спокойно светил. Как солнце, когда лучи его проникают в дом, просвещает не словом, но самым действием лучей, так и Спаситель, войдя в дом грешника, лучами правды Своей пресек течение неправды.
«Свет во тьме светит», как говорит евангелист (Ин. 1:5)
     «Половину имения моего я отдам нищим». Хорошо он делит корыстолюбие, рассекает неправду. «Половину имения моего». Все в целом сильно, а разделенное обессиливается. «Половину имения моего». Прекрасные слова, побеждающие природу, вернее — привычку, потому что привычка — вторая природа. От отбросил жадность, признав истину. «Половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел», или кому повредил ложным доносом, «воздам вчетверо». Здесь нужно заметить, что богатство Закхея не исключительно неправде было обязано своим существованием, но часть его была наследственного происхождения; ведь если бы все оно было приобретено неправдою, то как бы мог он возвратить вчетверо против того, что взял? Почему говорит он: «если кого чем обидел, воздам вчетверо».
«Если кто, — гласит закон, — «украдет... овцу» и будет уличен, «то... заплатит... четыре овцы за овцу» (Исх. 22:1)
     Учетверяет Бог возмездие, или — лучше — наказание, чтобы, если кого не устрашит закон, того по крайней мере удержало бы наказание, потому что многие закона нередко не уважают, а наказания страшатся. Итак, Закхей осуждает сам себя, не ожидая приговора по закону, но сам для себя являясь законом, — потому что «закон положен не для праведника» (1 Тим. 1:9). В ответ на заявление мытаря Христос сказал: «ныне пришло спасение дому сему». Сам себя оправдал Закхей, не тем, конечно, что просто увидел Христа, но тем, что исполнил закон Христов.
     Но Мытарь, соревнуясь с Тем, Кто не только плотию сошел до нас, но, по неизреченному Своему человеколюбию, и наше поношение отъял, «став, рече Иисусу». Это выражение «стал» является показанием утвержденной воли, решительной и вместе смиренной; итак, став и благодерзновенно заставляя умолкнуть порицающих его, «рече Иисусу: се пол имения моего, Господи, дам нищим: и аще кого чим обидех, возвращу четверицею», и таким образом явив себя справедливым (или: праведным), он этим свел на нет порицание роптавших на Господа и говоривших, что Он зашел к грешному человеку; потому что, воздав вчетверо то, что полагалось обидимым, как это требовал Закон (Исх. 22:1), он этим «уклонился от зла», раздав же половину своего имущества нищим, он этим «сотворил благо» (Пс. 33:15) и во всем явил себя очищенным. Поэтому Господь сказал Фарисеям:
«Обаче от сущих дадите милостыню: и вся чиста вам будут» (Лк. 11:41)
     ...На основании же слов Закона, а также и возвещений, представляя и доказывая, что Иисус есть Христос, Единородный Сын Божий, и если кого когда-либо из верных обидел, называя его неверным, или как таковому безбоязненно сделал зло, он многократно возмещает, служа множеству верных, а множество неверных приводя к вере во Христа. Вот, вкратце мы представили и аллегорию.
     Но поскольку Закхей раньше, как говорит Евангельское повествование, был сребролюбивым (потому что он и собрал золото на основании мытарства и, богатея, удерживал его у себя), а затем стал нищелюбивым; лучше же сказать: сам стал добровольно нищим и бедняком: одно раздав, другое возместив, то будем ли хвалить добродетель или же порицать зло? — Потому что размер беседы не позволяет нам сделать и то и другое. Но поскольку слово — ради нас здесь присутствующих, а из них я не знаю, кто был бы добровольным обладателем бедности, в то время как почти все мы подвержены сребролюбию, то, давайте, кратко и соразмерно времени говоря о сребролюбии, обнажим тот вред, который бывает от него; вас, что касается и нас, освобождая от сего. Сребролюбие является причиной всех зол, корыстолюбия, скупости, скаредности, черствости, неверия (или: вероломства), человеконенавистничества, грабежа (или: агрессивной алчности), неправды, жадности, ростовщичества, обмана, лжи, клятвопреступления и всего сходного с этими пороками; по причине сребролюбия происходят грабежи храмов, грабежи на дорогах и, можно сказать, всякий вид воровства: по причине сребролюбия существуют не только грабители при дорогах и разбойники и пираты, но и в городской среде — жульнические гири и жульнические весы и двусмысленные меры и чрезмерное опиливание серебра и фальшивомонетчество, нарушения рубежей, злые соперничества между соседями; оно на классы разбило народ и разлучило друзей, и разрушило всякую родственность; по причине сребролюбия случалось, что люди и свое отечество предавали и изменяли своему войску; неправедный судья предавал закон; свидетель — истину; и прежде всего, каждый из них предал свою душу. Таким образом, по слову божественного Апостола:
«Сребролюбие есть матерь и корень всех зол..., которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1 Тим. 6:10)
     Но задумайтесь с вниманием над словами Апостола: не говорит он, что «богатые» уклонились от веры, но — «предавшиеся сребролюбию»; как и в ином месте он говорит, что
«Желающие обогащаться впадают в искушения и в диавольскую сеть» (1 Тим. 6:9)
     Итак, не говорите: «Мы, в большинстве — бедные люди; и зачем ты говоришь против сребролюбия нам, у которых почти и нет денег?» — Я это говорю по той причине, что вследствие вожделения (денег), мы имеем в душе недуг и нуждаемся в излечении его. Если же ты говоришь, что ты не болен этим недугом, то докажи это на деле, не ища освободиться от бедности, но ставя ее желаннее и выше богатства, но радуясь ей и благодаря Бога, как соделывающего тебе более легкий путь ко спасению. Если же кто — богатый, пусть услышит он, что трудно богатому войти в царство небесное (Мк. 10:23), но пусть знает, что и Авраам был богатым, но спасся (потому что он был гостеприимным и нищелюбивым, но не — сребролюбивым); и Иов, испытанный и богатством и нищетою, некогда был богатым и при этом говорил о себе:
«Аще вчиних злато в крепость мою», «аще же и возвеселихся, многу ми богатству сущу?» (Иов. 31:24-25)
     Следовательно страсть к богатству является злом, чем, если не внемлет себе, безрассудно страждет и бедный и богатый. Поскольку же случается, что дурное богатство идет в паре с еще более дурным спутником: — высокомерием и надеянием на богатство, то посему в Послании к Тимофею божественный Павел говорит:
«Богатым в нынешнем веце запрещай не высокомудрствовати, ниже уповати на богатство погибающее, но на Бога» (1 Тим. 6:17)
потому что смирение в людях свидетельствует о познании истины; гордящийся же на основании богатства, которое более чем все иное у нас, является поистине земным делом, и надеющийся на него, воистину является безрассудным человеком и отнюдь не неподобным тем богачам, которых Господь представил для сравнения: из которых один, имея у своих внешних ворот лежащего Лазаря, из надменности даже не взглянул на него; другой же, беседуя со своею душою относительно тех благ, которые еще весьма прибавились к тем, которые он уже собрал, всю свою надежду полагал на свое богатство; поэтому первого восприял неугасающий огонь; от второго же неумолимо потребовали его душу. Видите ли конец тех, которые привержены богатству? Поэтому Давид говорит:
«Богатство аще течет, не прилагайте сердца» (Пс. 61:11)
а Соломон говорит:
«Надеяйся на богатство свое, сей падет» (Притч. 11:28)
а в другом месте опять он же сравнивает с адом и гибелью жажду наживы, говоря:
«Ад и погибель не насыщаются: такожде и очи неразумных» (Притч. 27:20)
Господь же говорит:
«Горе вам богатящимся! Горе вам насыщенным» (Лк. 6:24)
     Но мы, братие, будем богатеть в добрых делах; из того имущества, которое имеем, насытим чрева бедняков, дабы нам удостоиться и обещанного возвещения и благословения, и наследовать царство небесное, которое да будет всем нам получить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава, держава, величие же и великолепие со Безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков.
Аминь.

Стих 19:9

Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама,
Речé же къ немý Иисýсъ: я́ко днéсь спасéнiе дóму семý бы́сть, занé и сéй сы́нъ Авраáмль éсть:
Рече1 же къ немY ї}съ, ћкw дне1сь спcніе до1му семY бы1сть, зане2 и3 се1й сы1нъ ґвраaмль є4сть:

     "Сказал ему" - правильнее: в отношении к нему, Закхею, обращаясь при этом к ученикам Своим и к бывшим в доме гостям.
     "Дому сему", - т. е. всей семье Закхея.
     "И он сын Авраама", - т. е. несмотря на свое презираемое всеми иудеями занятие, и Закхей имеет известные теократические права на спасение через Мессию. О нравственном его достоинстве здесь речи нет, и следующий стих подтверждает ту мысль, что Закхей, действительно, принадлежал к людям, которых не напрасно называли "погибшими".
     ... всякий, чрез покаяние переходящий на путь, противный прежней злобе, четырьмя добродетелями врачует все прежние грехи и таким образом получает спасение. Называется он "сыном Авраамовым", так как, подобно Аврааму он вышел из своей земли и от сродства прежней злобы, поселился вне дома отца своего, то есть вне себя, и отвергся самого себя (ибо он был домом отца своего диавола (Ин. 8:44), и таким образом, став вне себя и отчуждившись, получает спасение.
     И мы, братья, если мы христиане и именуемся христианами, то должны помнить, что ничто так не показывает нас христианами, как дела истины. Итак, не будем унижать делами своего имени, но украсим ими свою веру. Мы называемся сынами Авраама по вере, постараемся же заслужить это название и своими делами. Я уже сказал раньше, что для этого не благородство тела требуется, но последование нраву. Потому-то Авраам, Исаак, Иаков и все патриархи и отреклись от синагоги, что принадлежавшие к ней не унаследовали веры отцов: отказался Авраам от своих чад, потому что они не последовали его вере; отказался от них Исаак и Иаков и все патриархи, потому что кто от Бога отрекся, от того и вся природа отрекается. Но чем подтвердить, что Авраам отрекся от иудеев, — чтобы не показалось, что мы только по вражде к ним говорим такую дерзость, а не с тем, чтобы действительно обличить согрешивших? Блаженный Иеремия говорит от лица народа: Господи, помилуй нас; гора и город, который благословили отцы наши, огнем пожжен; Ты же, Господи, помилуй нас,
«Авраам не узнаёт нас, и Израиль не признаёт нас своими; Ты, Господи, Отец наш» (не Иеремия, а (Ис. 63:16)).
Так как, — говорят Иудеи, — те, которыми мы величались, отчуждились от нас и отвергли род наш, то помилуй нас Ты, всех побеждающий Своим человеколюбием. Помилуй нас, «ибо Авраам не узнает нас». Отказывается Авраам от чуждых ему по нраву, а усвояет себе, как я сказал, тех, которые чужды ему по племени, но родственны по благочестию. Соответственно этому и Писание, желая показать иудеям, что чьих кто держится нравов, того и имя принимает, говорит:
«отец твой Аморрей, и мать твоя Хеттеянка, ...сестра твоя ...есть Содома» (Иез. 16:3, 46)
Смотри, как родство определяется нравами. Так как ты держалась содомских мыслей, то услышала названия: сестра содомлян, дочь хананеев; этим Бог сказал, что не род оправдывает, но вся честь воздается нраву. Но я думаю, что и хананей и аморрей отказались бы от такого родства; при виде богоборцев, чуждых благочестия, и они отреклись бы от них, и хананей не счел бы честью для себя называться отцом нечестивых. Почему так? Если в присутствии хананея ты сказал бы иудею: отец твой — хананей, он мог бы ответить тебе: я не неверный, хотя и хананей; свидетельницей моей веры является хананеянка, взывавшая:
«помилуй меня, Господи, сын Давидов» (Мф. 15:22)
Пусть же не называются сынами хананеян те, которые не сохранили веру хананеянки! Остается назвать сынами камня и дерева тех, которые говорят камню:
«ты родил меня», и дереву: «ты мой отец» (Иер. 2:27)
Но я думаю, что и камень отказался бы и дерево отреклось бы от свойства с неверными. Может ведь и камень отказаться и сказать: не мое дитя — сын нечестия, не мое рождение — сын неправды; я хоть и камень, но знаю, что в Писании сказано:
«Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3:9)
И то сказать, не олицетворяются ли сами камни и не говорят ли они? Послушай, что говорит пророк:
«Камни из стен возопиют и перекладины из дерева будут отвечать» (Авв. 2:11)
Если вы замолчите, камни возопиют (Лк. 19:40). Как же назвать род неверных, если они не сыны Авраама, ни хананеи, — потому что хананеянка посрамляет их неверие блеском своей веры, — ни сыны камней? Ведь и камни отрицаются от родства с ними. Какое же имя остается неверным? Иеремия дал им такое имя.
«Отверженным серебром, — говорит он, — назовут их, ибо Господь отверг их» (Иер. 6:30)
Убоимся же и мы, братья! Ты украшаешься родством со Христом? Пусть же внушает тебе страх правый суд Христов.

Стих 19:10

ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.
прiи́де бо Сы́нъ человѣ́чь взыскáти и спасти́ поги́бшаго.
пріи1де бо сн7ъ чlвёчь взыскaти и3 спcти2 поги1бшаго.

     Здесь Господь подтверждает истинность сказанного Им в 9-м ст. Действительно, семье Закхея пришло спасение, потому что пришел Мессия, чтобы отыскивать и спасать подпавших вечной погибели (ср. (Мф. 18:11)).
     Поскольку же некоторые роптали на то, что Господь пошел в дом к грешному мужу, то, чтобы заградить им уста, Он говорит: "Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее". Таков буквальный смысл.
     Но удобно можно изъяснять это и иначе, в пользу нравственности. Всяк, кто старше многих в злобе, мал духовным ростом, ибо плоть и дух противоположны между собой, и потому не может увидеть Иисуса за народом; то есть, смущаемый страстями и житейскими делами, не может видеть Иисуса действующего, движущегося и ходящего. Ибо таковой не ощущает никакого действия, приличного христианину. А хождение Иисуса то и означает, когда Христос нечто действует в нас. Такой человек, никогда не видавший Иисуса ходящего и не испытавший никакого действия, приличного Христу, часто от раскаяния приходит в сознание и взлезает на смоковницу, то есть презирает и попирает всякое удовольствие и приятность, которые означаются смоковницей, и таким образом, возвысившись над собой и полагая восхождение в сердце, усматривается Иисусом, и сам усматривает Его. Тогда Господь говорит ему: "сойди скорее", то есть чрез покаяние ты пришел на высшую жизнь, сойди же чрез смирение вниз, чтобы высокомерие не обмануло тебя. Смирись скорее, ибо если ты смиришься, то Мне надобно быть у тебя в доме. Мне, - говорит, - необходимо быть в дому смиренного. Ибо
"на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим" (Ис. 66:2)
Такой человек половину имения отдает нищим, то есть бесам. Имение у нас двоякого рода, то есть телесное и душевное. Все телесное праведник уступает бесам, поистине нищим и лишенным всякого блага, но от душевного имения не отступается. Как известно, и Господь говорит об Иове:
"только душу его сбереги" (Иов. 2:6)
Если таковой обидел кого чем, он уплачивает вчетверо. Сим намекается на то, что всякий, чрез покаяние переходящий на путь, противный прежней злобе, четырьмя добродетелями врачует все прежние грехи и таким образом получает спасение. Называется он "сыном Авраамовым", так как, подобно Аврааму, он вышел из своей земли и от сродства прежней злобы, поселился вне дома отца своего, то есть вне себя, и отвергся самого себя (ибо он был домом отца своего диавола (Ин. 8:44), и таким образом, став вне себя и отчуждившись, получает спасение.
     ...напрямик говоря ропчущим на Него: Я вошел отдохнуть у грешника, но (сделал Я это для того) чтобы изменить его и спасти,
явив его вместо сребролюбца — боголюбцем,
вместо неправедникаправедником,
вместо негостеприимногостраннолюбивым,
вместо бесчувственногомилостивым,
— что видите: уже и произошло.


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

     Сегодня читалось замечательное зачало из Евангелия от Луки, в котором говорится об обращении Закхея (Лк. 19:1-10). Закхей — мытарь, то есть сборщик податей, говоря современным языком, налоговый инспектор. Народ не любил сборщиков податей, потому что они собирали подать не для своего народа, а для римских оккупантов, причем не обижали и себя, нередко забирая у людей больше, чем требовала римская власть. Потому в глазах народа мытари были предателями, отступниками, а, значит, и богохульниками, великими грешниками, которые грехи, связанные со своей работой, усугубляли еще и грехом корыстолюбия, обижая свой народ. Наверное, никто в иудейском обществе того времени не был столь презираем и ненавидим, как мытари.
     И вот Господь посещает Иерихон. Его окружает огромная толпа людей, и вдруг на дерево взбирается мытарь по имени Закхей. Из-за своего малого роста он не может увидеть Спасителя и взбирается для того, чтобы посмотреть на Него. Можно ли представить, чтобы сейчас на дерево влез какой-нибудь государственный чиновник? Сказали бы, что он с ума сошел. Наверное, так на Закхея и посмотрели, ведь он важный человек, сборщик податей, представитель римской власти, и вдруг забирается на дерево, чтобы увидеть Спасителя.
     Если бы это было простое любопытство, мы бы сегодня о Закхее не говорили, мы просто не знали бы его имени. Но в его деянии было нечто великое: Закхей уничижил себя, смирил себя перед людьми, чтобы увидеть Спасителя. Вот такой была внезапная внутренняя потребность, такой невероятной силы тяготение к чистоте и святости, которые Христос являл людям. Закхей взобрался, и Господь подошел к нему и сказал:
«Закхей, спускайся, Я сегодня буду в твоем доме» (Лк. 19:5)
Это был уже абсолютный вызов всем: пойти в дом к предателю, разбойнику, вору, к тому, кто наживался на благополучии других людей. И одно только слово Спасителя преобразует Закхея. Он вдруг осознает всю бездну своего падения, всю глубину своего заблуждения, и говорит:
«Господи, если кого я обидел, я вчетверо ему воздам» (Лк. 19:8)
Это были не простые слова: наверное, нужно было отдать почти все, что имел Закхей, чтобы вернуть людям несправедливо взятое у них. Но он во мгновенье решается на этот поступок, и Господь говорит, что ныне пришло избавление и дому Закхея (Лк. 19:9-10).
     Это событие очень многому нас учит. Каждый из нас совершает грехи. Чем выше человек по своему положению, тем чаще его грех влияет на других людей. Грехами мы всегда обижаем других, будь то коллеги по работе или наша семья, наши родители или наши дети, наши мужья или наши жены. Грех всегда несет людям горе, хотя иногда нам кажется, что он так глубоко внутри нас, что никто его и разглядеть не может. Это неправда — грех всегда разит других; грех разрушает самого человека, но несет несчастье и другим людям.
     Пример Закхея учит нас, что, каким бы грешником каждый из нас ни был, какая бы тяжесть ни лежала на нашем сердце, у нас есть возможность привлечь к себе Божию любовь и Божию милость. И нам не нужно забираться на деревья — нам следует просто обрести решимость, которую обрел Закхей, и исповедовать пред Богом эту решимость простить других людей, вернуть то, что мы несправедливо у них взяли, будь то материальные ценности или нечто иное, разделить с людьми свою жизнь, отдать им часть самого себя. И тогда мы услышим замечательные слова, которые Господь сказал Закхею, о том, что и на нас распространяется принесенное Христом спасение людей.
     Если мы сумеем в предстоящие дни Великого поста поработать над собой, проанализировать свою жизнь, свои поступки, свои мысли, попытаемся их исправить, то даже небольшие наши усилия приведут к тому, что мы станем лучше. Ведь человек в своей жизни никогда не стоит на одном месте; а если стоит, значит, он деградирует, становится хуже. Только движение вперед означает развитие и умственное (это хорошо знают те, кто учится), и нравственное, и духовное, и материальное; только движение вперед возвышает человека. Вот нам и даются такие дни, как дни Великого поста, чтобы мы могли пред Богом, принеся покаяние, взять под контроль свои мысли и поступки и двигаться вперед, навстречу Господу.
     Замечательно, что сегодня происходит возрождение веры среди народов, которые прошли через суровое время государственного атеизма. Именно эти народы, как никакие другие в мире, осознают, что такое жизнь безБога. Жизнь без Бога — это жизнь без нравственного мерила. Если Бога нет, то все дозволено, как сказал великий Достоевский. Если мы отрицаем Бога, то кто будет судить наши поступки? Конечно, если нарушим закон, нас ждет суд. А если закон будем соблюдать, а внутри творить грех и неправду, кто нас будет судить? Но если мы верим в Бога, если мы понимаем, что Бог наш судья, то осознание этого важнее всякого страха перед судом и наказанием человеческим.
     Страх Божий есть великая нравственная сила, которая ориентирует человека и помогает двигаться вперед, преодолевая разрушительное тяготение греха. Наверное, именно поэтому мы, пройдя через годы государственного атеизма, и строим сегодня храмы Божии.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Из проповеди после совершения чина великого освящения Успенского кафедрального собора города Астаны и Божественной литургии 17 января 2010 года
Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru