"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 15 (2) марта

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Священномученик Феодот, епископ Киринейский.

     [Киринея расположена] на Кипре. За свою мудрость и добродетели Феодотбыл избран в епископы и управлял Божией Церковью с любовью и ревностью. Но когда в правление жестокого царя Ликиния было поднято гонение на христиан, сей Божий человек был приведен на судилище и подвергнут многим истязаниям. Когда мучитель Савин советовал ему отречься от Христа и поклониться языческим идолам, Феодот ему возразил:
«Если бы знал ты благость Бога моего, на Которого я уповаю, что за эти кратковременные муки удостоит [Он] меня вечной жизни, то и сам восхотел бы пострадать так же, как и я».

     В его тело забивали гвозди, а он молился Богу с благодарением. Полагая, что близок его конец, [святой Феодот] учил и наставлял окружавших его христиан. Но, по Божему Промыслу, в это время император Константин объявил христианам свободу, приказав отпустить всех, кто был под судом ради Христа. Тогда и сей святитель был освобожден, весь измученный вернулся на свою кафедру в Киринее и прожил еще два года. После этого упокоился он в Господе, Которому верно служил и за Которого много пострадал. Скончал он свою земную жизнь около 326 года и переселился во дворы Господни.

2. Мученик Троадий.

     Пострадал за Христа в юношеском возрасте. Святитель Григорий Неокесарийский лицезрел его в видении, мужественно претерпевавшим мучения за Христа, пока его окончательно не лишили жизни. Видел он и его душу, расставшуюся с телом и радостно устремившуюся к небу. Пострадал и прославился святой Троадий в III веке.

3. Четыреста сорок мучеников, убиенных лангобардами в Италии около 579 года.

в РПЦ святые именуются: 440 Италийских мучеников

     О них пишет святитель Григорий Двоеслов. В одном месте было их обезглавлено 40, а в другом - 400. Все они пострадали за то, что не захотели вкушать от идольских жертв, а сии последние 400 еще и за то, что не стали, по обычаю язычников-лангобардов, плясать вокруг козьей головы, предварительно принесенной последними в жертву демонам.

4. Преподобный Агафон, великий египетский подвижник V века.

в РПЦ святой именуется: преподобный Агафон Египетский

     Великий мисирийский подвижник V века. Современник св. Макария и ученик св. Лота. Старался исполнить все заповеди Божии. Одному из братьев понравился нож, которым он нарезал прутья для корзин. Услышав о том, святой с радостью протянул тому брату нож в дар. Ещё говорил св. Агафон:
«Я бы с радостью, если бы это было возможно, взял бы себе тело некоего грешника, отдав взамен ему своё».
Не это ли совершенная любовь?

(Прим. - Ред.) Господь чудесным образом испытал и прославил человеколюбие Агафона. Как-то раз святой шел на рынок продавать глиняные сосуды и встретил прокаженного, лежащего на дороге, к-рый попросил донести его до города и положить рядом с собой на рынке. Агафон исполнил эту просьбу. Через нек-рое время прокаженный потребовал купить ему пирог на деньги, вырученные за только что проданный сосуд. Так повторялось неск. раз, пока святой не продал все сосуды и прокаженный не попросил вернуть его на прежнее место. Когда святой исполнил и это, прокаженный сказал: «Благословен ты, Агафон, от Господа на небе и на земле!» - и после этого исчез. То был ангел, посланный для испытания святого.

5. Мученица Евфалия.

     Сия святая девица Евфалия была родом с Сицилии. Ее мать носила то же имя. И был у нее брат Сермилиан. Все они были некрещеными язычниками. Старая Евфалия страдала кровотечением. Явились ей во сне святые мученики Алфий, Филадельф и Киприан (память их 10 мая) и сообщили, что выздоровеет она только в том случае, если крестится во имя Господа Иисуса Христа. Евфалия уверовала во Христа, крестилась и, действительно, получила здоровье. Увидев такое чудо, крестилась и ее дочь. Сермилиан же стал насмехаться над матерью и сестрой за их веру во Христа, а потом перешел и к угрозам. Мать испугалась и убежала из дома. Тогда брат начал преследовать сестру. Но сестра не устрашилась, потому что Христос был ей дороже брата, и сказала Сермилиану:
«Я христианка и не боюсь умереть».

     Жестокий брат подослал к ней одного из слуг, чтобы тот ее осквернил. Но когда слуга напал на святую Евфалию, [тут же] потерял зрение. Злой брат увидел это чудо, но его сердце осталось черствым. Он кинулся за сестрой, схватил ее и отрубил ей голову, совершив грех Каина. Так святая девица Евфалия сподобилась венца вечной славы. Так и в сем случае сбылось слово Владыки Христа, [сказавшего] что внес Он меч в среду людей, разделяющий родных по крови, но не родных по вере (Мф. 10:34-35).

6. Стихотворение

Молчальник Агафон безмолвствовал три года:
Сей тяжкий камень он под языком носил,
Чтоб не смутить грехом слух верного народа;
Слова же утешенья тем временем копил.
И вот однажды старец отверз свои уста
И начал славить Бога, Спасителя Христа.
О гневе он сказал: «Тот, кем владеет гнев,
Не будет верен Богу ни ныне, ни вовек.
Дана нам сила свыше мертвых воскрешать,
Но от гневливого не будет Бог жертвы принимать»
.
Когда же смерть приблизилась ко старцу Агафону,
Собралася вся братия, слышны и плач и стоны.
А он — молитву шепчет со трепетом немалым,
И слабое дыханье вдруг учащенным стало.
«Ужель и ты боишься? — монахи вопрошают. —
Тебя, предобрый отче, Господь уж точно знает!
Был ты благ и кроток, да и премудр тоже,
Средь людского камня — золота дороже!»
Просветилося лице старца в этот час,
Услыхала братия его тихий глас:
— Вот стою я пред судом Божиим сейчас!
Вздохнул старец глубоко, лицо стало строже,
Суд людской — это одно, а другое — Божий.

7. Рассуждение

святитель Николай Сербский проповедь

     Если кто-то потеряет веру в Бога, вместо этого ему [по]дается глупость. А из всех глупостей вряд ли есть большая той, как если кто-то, нарицаясь христианином, скитается и собирает скудные доказательства Бога и бессмертной жизни по другим верам и философиям.

     Если кто-то не отыщет золота у богача, как сможет он найти его у бедняка? Откровения бессмертной жизни, факты, доказательства, свидетельства, реальные проявления духовного мира — всё это не только составляет основание христианской веры, но образует и ее стены, и этажи, и декорации, и всю мебель, и кровлю, и купола. Через каждое евангельское слово просвечивает по одному лучу из оного духовного мира, не говоря уже о чудесных событиях — как евангельских, так и имевших место впоследствии, на протяжении всей истории Церкви за 2000 лет. Христианство столь широко распахнуло врата оного мира, фактически — настежь, что его, по существу, следовало бы называть не религией — во избежание недоразумения и риска смешать его с прочими верованиями и исповеданиями, — а Откровением, Откровением Божиим.

8. Созерцание

Тайная вечеря

икона "Тайная вечеря" из праздничного чина; школа Андрея Рублева; 1425–1427 гг.; Троицкий собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Сергиев Посад, Россия

     Да созерцаю Господа Иисуса на Тайной Вечери, а именно:
1) как должен был сказать Он Своим ученикам, что один из них предаст Его;
2) как и после всего того, что сделал Он для Иуды и после омытия ног и предуведомления о том, что Он знает его предательские намерения, Иуда пребыл непреклонным в своих помыслах о продаже за серебро и своего Учителя, и своей души;
3) как сожалел [и сожалеет] Господь о погибели Иуды, равно как и о погибели других Своих предателей и Своей Церкви во все времена до скончания века, что [во] все[й полноте] провидел [и провидит] Он Своим всевидящим духом.

(Прим. - Ред.) Иконография Правая рука Христа, сложенная именословно, изящным жестом поднята на уровень груди, в левой - он держит, опираясь на колено, белый свиток. С колена ниспадает на стол острый конец его гиматия, четко выделяющийся на желтовато-розоватом фоне стола. Его четкий силуэт дает начало круговому движению понизу, тогда как вверху движение по кругу начинается склонением Христа вправо. Гибким круглящимся линиям ложа вторят линии фигуры Христа. Таким образом, начало движения по кругу сверху вниз и снизу вверх вправо исходит от возлежащего Христа. Издревле в византийском искусстве сюжет «Тайной вечери» давал художникам возможность изобразить момент открытия предателя, тогда как установлению таинства эвхаристии посвящалась особая символическая композиция под названием «Раздаяния хлеба» и «Раздаяния вина», которая и занимает центральное место в ряду праздников троицкого иконостаса.
На грудь Христа склоняется юный Иоанн, руки его с жестом моления расположены у его лица, он спрашивает у Спасителя, кто предатель. Он как бы приникает к учителю, ища спасения и прибежища.
Христос, склоняясь над Иоанном, обращается к повернувшемуся к нему апостолу Петру, сидящему рядом. Духовная близость этих трех людей передана превосходно и с большой теплотой («Иисус возмутился духом и засвидетельствовал и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст меня. Один же из учеников его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит. Он, припадши к груди Иисуса, сказал ему: Господи! Кто это?» - Ев. от Иоанна, гл. 14, ст. 21, 23-25). Петр, обращаясь к Христу, держит правую руку с открытой ладонью перед собой.
За спиною Петра сидит апостол Матфей в темно-зеленом хитоне с фрагментами голубых пробелов и в светло-зеленом гиматии с белыми пробелами. Он так же, как и Петр, светловолос, с подчеркнутой грацией палеологовского искусства он сильно склонил голову к левому плечу. С кроткой задумчивостью он смотрит на зрителя. Это уже сложившийся тип Матфея рублевской школы.
Перед апостолом Матфеем низко склонился над столом юный Иуда. У него редкостно прекрасное лицо. Зловещим, стремительным жестом правой руки он обмакивает хлеб в чашу, а правой опирается на стол («И вот рука предающего меня со мною за столом.» - Ев. от Луки, гл. 22, ст. 21: «Тогда ученики озирались друг на друга; недоумевая, о ком он говорит».- Ев. от Иоанна, гл. 14, ст. 22). Он не сидит, а стоит за столом. Линия его сильно согбенной спины в точности повторяет линию согбенной же фигуры Иоанна, что ритмически связывает их друг с другом и с Христом, с которым Иоанн ведет о нем речь. Иуда облачен в темно-синий хитон, рукав которого резко выделяется на розовом фоне стола, на нем также темный зеленого мрачного жесткого топа гиматий со светло-зелеными пробелами. Его фигура выглядит как темная стремительная масса. Юное лицо с прямым носом и энергичным подбородком красиво, но лишено мягкости и дано на темном фоне. Нельзя не восхититься умению и гуманности древнерусского художника, который, сохранив всю красоту человеческого облика предателя, с необыкновенной силой выразил зловещую силу страсти стяжательства. Жест Иуды выразительно передает жадную хищность, как бы стремящуюся схватить свою жертву. Евхаристическая чаша, таким образом, делается символическим центром евангельской трагедии, но осужденной художником оказалась страсть, а не человек. Темная масса фигуры Иуды кажется преувеличенной в своих размерах оттого, что сидящие рядом с ним апостолы одеты также в темное, особенно тот, что сидит по левую его руку.
За Иудой и этим апостолом высится здание базиликального типа, точка зрения на которое дана сверху. Его фасад дан интенсивным холодным светло-желтым тоном, на фоне которого контрастно выступает, как бы нависая над Иудой, высокий портал с темной полукруглой аркой (точка зрения на которую дана снизу) с зелено-синей крышей и с коричневым с позолотой потолком. Портал обрамляет черную бездну дверного проема, куда в следующий момент должен уйти предатель. Характер изображения этого портала является мощной характеристикой его трагической судьбы: переход «из света в тьму». Зловещее впечатление от портала смягчается изяществом пропорций всего здания в целом и нарядность фигурного оконца над ним.
Рядом с апостолом, сидящим около Иуды, спускаясь вниз по кривизне стола, сидит апостол-старец с лысым лбом. Его голова, как и у апостола Матфея, сильно склонена к левому плечу, взгляд направлен вперед вне плоскости иконы. Все существо этого старца, как и Матфея, являет полную противоположность Иуде и апостолу, сидящему рядом с ним. Они оба выражают смиренную кротость незлобивых характеров, смягчающих напряженность сцены, происходящей между ними. Апостол облачен в темно-синий хитон и светло-желтый гиматий; как и у Петра, гиматий с розовато-желтыми пробелами, достигающими яркой белизны на колене старца. Симметрия ярко-желтых пятен опять как бы выделяет значение Иуды и сидящего рядом с ним апостола. Левая рука апостола трогательно касается одежды на уровне сердца, правая, сжатая в кисти и согнутая в локте, держится за одежду несколько ниже левой.
Сидящий еще ниже апостол-старец, по-видимому. Андрей, как бы рассуждая, держит правую руку с открытой ладонью перед собой. Левая рука его окутана гиматием и не видна.
Впереди, т.е. как бы внизу, на невысоком прямоугольном, как и в «Омовении ног», возвышении лиловато-коричневого тона размещены пять апостолов. Тон его сильно разбелен в верхней части и сгущен в тенях. Первый справа апостол с бородой сидит выпрямившись, в застывшей позе. Его строго задумчивое лицо типичного русского человека не лишено черт портретности. Ноги ниже колен заслонены сидящим перед ним апостолом, повернувшимся к нему спиной. Этот апостол облачен в довольно светлую красновато-коричневую одежду с розоватыми пробелами. Его профиль обращен в сторону апостола, сидящего от него слева, также в свою очередь обернувшегося к нему в профиль. Из-под ноги апостола в красно-коричневом гиматий, согнутой в колене, на которой лежит левая его рука, свисает конец гиматия с острым концом, что облегчает фигуру апостола. Беседующий с ним апостол-средовек облачен в темный лиловато-коричне вый, как у Христа, хитон с золотым клавом и темно-синий с голубоватыми пробелами гиматий. Руки скрыты под одеждой, ноги поджаты под себя. Поворот всей фигуры неясен и неестествен. Рядом с ним сидит юный апостол, повернувшийся к нему спиной. Воздев левую руку, согнутую в локте, и закинув назад голову, данную в профиль, он смотрит на Христа снизу вверх. Он сидит так, как будто он спустил ноги вниз, под стол, но поза его неестественна и как-то резка. Крайний, тоже юный апостол повернулся вправо, обращаясь к соседу, как бы вступая с ним в беседу. Правая его рука, согнутая в локте, поднята вверх и почти касается его левой, тоже воздетой руки. Его лицо выражает недоумение и вопрос. Ноги, согнутые в коленях, он поджал под себя.
Экспрессивная выразительность фигур, относительная объемность форм, резкая яркость освещения и плотность пробелов в сочетании с сочной живописью тела, с яркими штрихами бликов и сильной подрумянкой, тяжеловесная плотность темных и яркость светлых цветов, а также строение глаз с черной и белой точкой - все это говорит за то, что мастер был воспитан в старых традициях XIV в., и искания круга художников, связанных с культурой Сергиева монастыря, были ему далеки.
Мастера «Тайной вечери» занимает, главным образом, внешнее поведение людей, их взаимоотношения и беседы друг с другом. Он остро переживает трагичность ситуации и подчиняет все художественные средства именно ей. В «Тайной вечери» цвет звучит открыто, сильно, даже резко, тревожно от контрастов сопоставлений. Свет и тьма, хотя и даны в какой-то мере постепенности переходов, однако в своих крайних пределах свет дан ярче, тьма - глубже, особенно от контрастности сопоставлений.

9. Проповедь об Отце и Сыне

толкование Нового Завета Евангелие от Иоанна
"и ви́дяй мя́ ви́дитъ посла́вшаго мя́:"
"и3 ви1дzй мS ви1дитъ послaвшаго мS:"
"И видящий Меня видит Пославшего Меня."
(Ин. 12:45)

     Видящий свет опосредованно видит и солнце; с другой стороны, разве может кто-то, созерцая солнце, не видеть и света? Если бы солнце не посылало нам своего света, никто бы из нас об этом солнце и не знал. Всё наше знание о солнце мы получили через посредство света, излучающегося из него. Никогда никто не видел солнце с помощью какого-нибудь другого света, а не того, который исходит от солнца.

     Так обстоит дело и с нашим познанием Отца через Сына.
Не ведущий Сына не может знать об Отце.
Знающий Сына знает и Отца.
Видящий Сына видит и Отца.
Бог не может познаваться без Своего Света, снисшедшего к людям.
Свет ОтцаСын.

     Я свет, — сказал Христос. И свет во тьме светит. Если бы не солнечный свет, то физический мир был бы всецело тьмой. Мир же духовный и нравственный и вся человеческая жизнь тоже [погрязали] бы во мраке, если бы не Свет, Который от Отца. А Свет этот есть Владыка Христос.

     Воистину, братья, нет [иного] подлинного света, освещающего Божие существо, чем Христос Господь -
видящий Его видит Бога;
не видящий Его пребывает во тьме.

     Господи, Сыне Божий, не переставай помогать нашему духу видеть Тебя и в ТебеТвоего Небесного Отца и Святого Духа Утешителя, Троицу единосущную и нераздельную, Которой да будет слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru