"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 7 апреля (25 марта)

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Благовещение Пресвятой Богородицы

     Когда Пресвятой Деве исполнилось одиннадцать лет пребывания и служения Пресвятой Девы при Иерусалимском храме и четырнадцать лет [со Дня ее] рождения; когда, следовательно, вступила Она в 15-й год Своей жизни, священники сообщили ей, что по закону Она больше не может оставаться при храме, но должна обручиться и вступить в брак. Но сколь великой неожиданностью для священников оказался ответ Пресвятой Девы о том, что посвятила Она Себя Богу и хочет пребывать Девой, не вступая в брак ни с кем до самой смерти!

     Тогда по Божию Промыслу и внушению, первосвященник Захария, отец святого Предтечи, по согласию с прочими священниками собрал 12 неженатых мужчин от племени Давидова, чтобы одному из них вручить Деву Марию для соблюдения Ее девства и для попечения о Ней. И была Она вручена престарелому Иосифу из Назарета, бывшему с Ней, к тому же, в родстве. В доме Иосифа Пресвятая Дева продолжила жить, как и в храме Соломоновом, проводя время в чтении Священного Писания, в молитвах, богомыслии, посте и рукоделии. Почти никогда не выходила Она из дома и не интересовалась светскими вещами и событиями. Вообще мало с кем разговаривала, никогда не отверзая уст без нарочитой нужды. В доме чаще всего общалась Она с двумя дочерьми Иосифа.

     Но когда исполнилось время, предвещенное пророком Даниилом, и когда Бог благоизволил исполнить Свое обетование изгнанному Адаму и пророкам, явился великий Архангел Гавриил Пресвятой Деве в одной из комнат, и причем, как это отмечают некоторые священные писатели, именно в ту минуту, когда держала Она открытой книгу пророка Исайи и размышляла о его знаменательном пророчестве:

"Се, Дева во чреве приимет и родит сына!"

     Явился Ей Гавриил в архангельском сиянии и сказал:

"Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою!"

— [возвестив Ей] и всё прочее по порядку, о чем пишется в Евангелии божественного Луки. С этого архангельского благовестия и с сошествия Святого Духа на Пречистую Деву началось спасение людей и [воссозидание] (обновление) твари. Отсчет хронике Нового Завета дал Архангел Гавриил словом:
"Радуйся!
— дабы тем самым обозначить, что Новый Завет ознаменует радость для людей и для всей созданной твари. Отсюда Благовещение считается сколь великим, столь же и радостным праздником.

2. Святые мученицы Пелагия, Феодосия и Дула.

в современный Месяцеслов Русской Православной Церкви мученицы не включены

     Эти три святые женщины пострадали за Господа. Пелагия и Феодосия после заточения в темницу и истязаний были вместе усечены мечом. А святая Дула, служанка, пострадала одна, скончавшись в Никомидии. Три белые розы, политые мученической кровью, пересадил Бог в Свой небесный сад.

3. Стихотворение

О дивное благовестие: радуйся, Пречистая,
Христа нам родившая! О радостная весть: радуйся, Девица,
Светлая Голубица!
Радуйся, Мария; радуйся, Благодатная,
Дверь златая! О Купина лучезарная, неопалимая,
Света нового Заря!
Гавриил глаголет и сам радостью сияет,
Благовестие вещает!
Благовестие сказует — небо всё внимает,
Твоя душа трепещет, обмирает!
Храму Ты служила, Богу Себя предала,
Сама храмом стала!

Радуйся, Пречистая, небесная Невеста,
Злат Престол, Царево место!
О радуйся, Кроткая — Кроткого Ты родишь,
Миру Возродителя!
Радуйся, Послушная — Сам Бог Тебя послушал,
Славой увенчал!
Радуйся, Умиленная — умиление стяжавшая,
Духом осиянная! Радуйся, ничего не имущая — и всех богатейшая,
Солнца светлейшая!
Испроси нам радость у Сына Твоего, Христа, О Дева Пречистая!

4. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Спросили авву Афанасия:
«Как это Сын равен Отцу

Он ответил:
«Как два суть ока, но одно зрение».

     Ответ превосходен. Сообразуясь с ним, мы можем добавить:
«Как два суть уха, но один слух».

     То же самое относится и ко всем трем Божественным Ипостасям:
«Как три суть свечи, но один и тот же свет».

5. Созерцание


     Да созерцаю Пресвятую Деву Марию, а именно:
1) как смиренно, послушно и преданно 11 лет служила Она Богу в храме;
2) как смиренно, послушно и преданно служила Она Богу в Своей светлице в Назарете;
3) как смиренно, послушно и преданно приняла Она Божественное благовестие от Архангела Гавриила.


(Прим. - Ред.)

зриИконография: Благовещение Пресвятой Богородицы

Благовещение (Устюжское); происходит из Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде; 1130–1140-е гг.; место хранения: ГТГ

Описание. Богоматерь изображена стоящей, с чуть склоненной влево головой. В лоне ее изображен Христос Эммануил. Он представлен фронтально, сидящим в торжественной позе, с благословляющей правой рукой, левая отведена в сторону (кисть не сохранилась). Богоматерь как бы осеняет его правой рукой, пальцы которой почти касаются плеча младенца и заходят на нимб. В ее левой руке моток красной пряжи; нить проходит между пальцев поднятой к груди правой руки и тянется к подножию, на котором стоит Богоматерь.
Слева — архангел Гавриил, обращенный к Марии и благословляющий ее. В левой руке он держит мерило (сохранился фрагмент).
Вверху, в центре, в синем полукруге неба с золотыми звездами, представлен сидящий на красном престоле «Ветхий Деньми». У подножия престола — красные херувимы; чуть выше, справа и слева, — красные серафимы с золотыми рипидами. Вокруг «Ветхого Деньми» голубая слава. В левой руке его свиток, правая рука — благословляющая, и от нее идет синий луч к фигуре Богоматери. Волосы «Ветхого Деньми» русые; одежды светлые: светло-синий хитон и зеленовато-голубой гиматий.
На Марии темно-синий хитон, красный, вишневого оттенка мафорий, украшенный золотой каймой и золотой бахромой, синий чепец и ярко-красные туфли. Христос Эммануил изображен обнаженным и препоясанным по чреслам зеленоватой тканью. Его фигура почти сливается с красным мафорием Богоматери. На архангеле хитон золотистого цвета с разделкой коричневато-вишневого тона. Хитон украшен золотым ассистом. На правом рукаве — темный клав. Гиматий светлый, оливково-зеленый, переливчатый, в тенях — охристый, обернут вокруг пояса, один конец наброшен на плечо, а другой с грузиком на конце свободно свисает за спиной. Пряди волос архангела разделены золотыми линиями, зеленая лента торока украшена в центре красным камнем. Богоматерь стоит на золотом орнаментированном подножии у престола, покрытого золотой узорчатой тканью (от престола сохранился только фрагмент ткани и подножие). Орнамент ткани ромбовидный — внутри каждого ромба красные, зеленые и коричневые кружки с крестообразно расходящимися черточками — лучами. Подножие престола украшено тонким, линейным орнаментом по золотому фону. По краю подножия идет коричневая полоса с зеленым ромбовидным орнаментом.
В письме ликов соблюдена определенная последовательность нанесения слоев. Первоначальный рисунок по белому левкасу выполнен сажей. Сажей же нанесена по контуру обводка различной плотности и интенсивности, создающая теневую оттушевку. По всей поверхности лика положен тонкий слой охры, сквозь который просвечивает рисунок, нанесенный сажей, воспринимаемый благодаря смешению с охрой как зеленый. Сверху тени, возможно, усилены приплесками зеленого (по овалу лица, в глазницах, по линии носа). На светлых поверхностях охра положена прямо по белому левкасу. Поверх слоя охры на выпуклых местах лица нанесены слои разбеленной охры и киноварная подрумянка. По линии верхних век и по гребню носа идет красная опись, размытая к краю и плавно переходящая в тон охры. Губы пройдены киноварью. По верхней губе проходит темная опись, в углах рта притененная. Темные коричневые и черные описи лежат сверху — по линии бровей, ресниц, век, внизу — по контуру ноздрей. В лике Богоматери охрение имело более теплый, розоватый оттенок, подрумянка почти не сохранилась, но ее роль была более активна, чем в лике архангела. Моделировка ее лика мягче, цветовые переходы более нюансированы, тени более светлого зеленоватого тона и положены тоньше. Объем лица менее выявлен. Нимбы архангела и Богоматери не сохранились. Нимб Эммануила серебряный (?), потемневший от времени, возможно, более поздний.

Надписи. Наверху на фоне голубой славы колончатая черным: IС ХС ТРЬСВѦТЫ ВѢТЪХЫ Д[...]НЕМИ (Иисус Христос Тресвятый Ветхий Деньми). Поздняя надпись уставом на фоне киноварью: Б[...]ѢНИЕ [...] ПР[...] Б[...]ЦЫ; [...]ИИЛЪ; МР [...] (Благовещение Пресвятой Богородицы; Гавриил; Богородица).

Сохранность. Изображения архангела, Марии и синий полукруг неба окружены поздним левкасом XVI в. Древний золотой фон сохранился фрагментарно (около полукруга, местами по контуру фигур, около ступней архангела). Фигуры вырезаны по контуру, что несколько исказило первоначальные очертания. На месте древних нимбов архангела и Богоматери вставка левкаса XVI в. Крылья архангела в XII в. имели иные очертания. Их изображения вырезаны вместе с левкасом при поновлении иконы в XVI в., причем рисунок был изменен. Первоначальное положение левого крыла угадывается по фрагменту крыла цвета красной охры, который сохранился над отворотом рукава, и по вставке левкаса XVI в. над крылом, повторяющей первоначальный рисунок. От престола Богоматери сохранились фрагмент золотой узорной ткани и часть подножия. По стыку досок утраты живописи XII в. и четыре широкие вставки левкаса. Зарукавья хитона Богоматери не сохранились, на них оставлена поздняя запись. Лучше сохранилась живопись на лике архангела. Верхние слои живописи на лике Марии потерты. Лик и нимб «Ветхого Деньми» полустерты.

Реставрация. В 1920 раскрыта Г. О. Чириковым, Е. И. Брягиным, И. И. Сусловым, а также Я. А. Богатенко, И. Н. Клыковым, Ф. А. Модоровым, И. В. Овчинниковым, В. К. Тарыгиным и П. И. Цепковым в Комиссии. В 1935 завершено раскрытие И. И. Сусловым и Е. А. Домбровской в ГТГ3.

Происхождение. Из Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде, откуда была привезена среди других икон Иваном Грозным в Успенский собор Московского Кремля4. После раскрытия между 1926 и 1930 находилась в ГИМ.

Иконография. Литературным источником «Благовещения», помимо канонического текста Евангелия от Луки (1, 26–38), служат апокрифические тексты (Протоевангелие Иакова) и гимнография. Согласно евангельскому тексту, архангел Гавриил явился деве Марии и возвестил ей, что она родит Сына Божьего, что было предсказано пророками.
Символику образа Эммануила раскрывают слова из «Книги пророка Исаии»: «се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Исаия, 7, 14), а также слова 8-й Песни «Великого Канона» Андрея Критского (VII–VIII вв.): «Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева, внутрь во чреве Твоем плоть изткася: тем же Богородицу воистину Тя почитаем» (В переводе: Как из цветного пурпура во чреве твоем, Пречистая, соткалась мысленная порфира — плоть Эммануила).
Изображение Богоматери с Эммануилом в сцене «Благовещения» соответствует также тексту «Акафиста Богоматери», Икос 1: «Ангел предстатель, с небес послан бысть реще Богородице: радуйся и с бесплотным гласом воплощаема Тя зря, Господи, ужасашеся и стояще зовый к ней таковая: радуйся...»).
Изображение пурпурной пряжи у Богоматери соответствует рассказу «Протоевангелия Иакова» о том, что деве Марии выпал жребий прясть пурпурную завесу для Иерусалимского храма. Мотив пряжи традиционен для византийских и русских памятников XI–XII вв.
«Благовещение» как тема воплощения Христа понималось одновременно и как акт проявления премудрости Божией — Софии. Иконографическая интерпретация этой темы получает особое распространение в Новгороде.

Название иконы «Благовещение Устюжское» связано с легендой о ее происхождении из Великого Устюга, согласно которой перед иконой Благовещения Прокопий Устюжский (умер в 1303) молился в 1290 об отражении «тучи каменной» от города. В. И. Антонова высказала мнение, что устюжская легенда возникла в XVIII в. на основе эпизода жития Прокопия Устюжского и была впервые литературно оформлена А. Г. Левшиным, братом митрополита Платона. Левшин, вероятно, использовал сведения, которые относились к другой иконе, привезенной Иваном Грозным в Москву из Великого Устюга. В. И. Антонова указывает на то, что путаница возникла уже в середине XVIII в., когда в Великий Устюг была отправлена копия кремлевской иконы. Эта легенда не находит подтверждения в устюжских источниках. Иконы, написанные в Великом Устюге, представляют Прокопия, молящегося перед иконой Одигитрии, а не Благовещения. Легенда об устюжском происхождении иконы опровергается свидетельством, которое мы находим в «Розыске» дьяка Висковатого» (1554), где говорится о перенесении иконы в Москву Иваном Грозным из новгородского Юрьева монастыря. Об этом же свидетельствует Вторая Новгородская (архивская) летопись под 1561 годом.

Атрибуция. Большинство исследователей датируют икону XII в. В. И. Антонова уточняет время ее создания, ограничивая 1119–1130, и увязывает написание с возведением каменного Георгиевского собора Юрьева монастыря, заложенного в 1119 князем Всеволодом Мстиславичем и освященного в 1130 или 1140.

Стилистические особенности иконы сближают ее с памятниками времени новгородского епископа Нифонта (1130–1156). Характер проработки складок на одежде архангела близок линейной, графической манере, которая отличает фрески Спасо-Мирожского монастыря (ок. 1156). Ср. рисунок одежды Христа в сцене «Христос перед Анной и Кайафой» и архангела Гавриила в «Благовещении». Некоторые типологические и иконографические аналогии можно найти в живописи Новгорода второй половины XII в. Так, рисунок складок гиматия у Ветхого Деньми и архангела сходен с трактовкой одежд во фресках Старой Ладоги; изображение Ветхого Деньми встречается во фресках церкви Спаса на Нередице (1199); сходна иконография архангелов с рипидами в росписи той же церкви и на обороте иконы «Спас Нерукотворный» (вторая половина XII в. Кат. 1, 8). Как и в иконе «Георгий» из Юрьева монастыря, в «Благовещении Устюжском» можно отметить черты, которые затем получат развитие в искусстве середины и второй половины XII в. Однако монументальный характер образов, статуарная пластика фигур, некоторая тяжеловесность пропорций, отсутствие позема сближают «Благовещение Устюжское» с памятниками монументальной живописи начала XII в. (например, фресками барабана Софии Новгородской, 1108). Золотая ассистная разделка хитона и переливчатый характер высветлений гиматия архангела Гавриила напоминают киевские мозаики. Приемы личного письма без санкирной прокладки характерны для новгородских памятников XII в. Лик архангела Гавриила по пластической лепке близок ликам молодых пророков в барабане Софии Новгородской (1108), а также манере написания ликов святых в башне Георгиевского собора Юрьева монастыря (первая треть XII в.). Все это позволяет датировать икону более ранним временем — первой половиной XII в. Важное значение, которое придавалось иконе в декоративном убранстве храма, свидетельствует также о том, что икона написана одновременно с «Георгием» (Кат. 1, 6) в 1130–1140 и относится ко времени освящения собора.

источник: Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Древнерусское искусство X - начала XV века. Том I.



Икона "Благовещение Устюжское" (празд. 8 июля, в день памяти прп. Прокопия Устюжского) - почитаемый образ, созданный в нач. XII в. в Вел. Новгороде (в наст. время в ГТГ). История иконы зафиксирована в Новгородской II летописи и др. письменных источниках XVI-XVII вв., из к-рых следует, что она была привезена в Москву из Георгиевского собора новгородского Юрьева мон-ря в сер. XVI в. Вероятно, первоначально икона была храмовым образом Благовещенского собора Московского Кремля, а в 1-й четв. XVII в. ее перенесли в Успенский собор. В Описи Успенского собора 1627 г. икона названа «Образ Благовещения пречистые Богородицы, греческое письмо».
В течение XVII в. история происхождения иконы была забыта, и в XVIII в. ее ошибочно отождествили с Устюжской иконой Божией Матери. Легенда об устюжском происхождении иконы возникла на основании Жития прп. Прокопия Устюжского (по списку XVII в.), к-рый молился перед иконой Богородицы об избавлении в 1290 г. Устюга от побиения «каменным градом». Безуспешные розыски в XVIII в. в Вел. Устюге этого образа дали основание предположить, что икона была вывезена в Москву по приказу царя Иоанна Грозного наряду с такими святынями, как каменная рельефная икона вмч. Георгия-змееборца и Житие прп. Прокопия Устюжского. По благословению великоустюжского архиеп. Гавриила с иконы в 1747 г. была сделана копия, к-рую торжественно перенесли в Вел. Устюг. Архиеп. Гавриил составил службу в память о чудесах от иконы, совершившихся при жизни прп. Прокопия. В 1783 г. в «Историческом описании» Успенского собора Московского Кремля архим. Александр (Лёвшин) кратко изложил новосоставленную историю древней новгородской иконы, также связав ее почитание с памятью прп. Прокопия Устюжского.
На иконе 229/144 см, с надставленными полями 238/168 см) Богородица представлена стоящей на подножии у престола (первоначальный красочный слой с левкасом здесь утрачены); в руках Она держит моток красной пряжи. Арх. Гавриил изображен с простертой благословляющей десницей, в левой руке - жезл, крылья опущены (написаны на новом левкасе XVI в.?). Иконографическая особенность этой иконы - образ воплощенного Богомладенца Иисуса Христа, изображенный на груди Божией Матери поверх складок Ее мафория; вверху в небесной полусфере, в овальной сине-голубой мандорле-славе,- образ Иисуса Христа в облике старца Ветхого Денми, восседающего на престоле в окружении Небесных сил.
Икона была украшена драгоценным окладом, утраченным во время Отечественной войны 1812 г., устюжане пожертвовали 8 тыс. р. на изготовление новой ризы в 1818 г. На нижнем поле нового оклада была сделана надпись, сообщавшая о чудесном избавлении Вел. Устюга по молитвам прп. Прокопия (не сохр.).
С новгородской иконы в Московском Кремле были сделаны списки для местного ряда Архангельского (241/184 см, сер.- 2-я пол. XVI в.) и для Благовещенского соборов, с клеймами Акафиста на полях (заменил древнюю новгородскую икону; 155/129 см; 1-я четв. XVII в.). Во 2-й пол. XVI-XVII в. изображения Благовещения с образом воплощенного Богомладенца Иисуса Христа, повторявшие иконографию древней чудотворной иконы, были многочисленны. Они воспроизводились на храмовых иконах церквей в честь Благовещения, на иконах-пядницах, в настенных росписях (напр., в Благовещенском соборе Сольвычегодска), в лицевом шитье; имеются варианты, в к-рых арх. Гавриил изображен с поднятым крылом, внизу - гора с пещерой (иконы из Сольвычегодска и Соловецкого мон-ря). В искусствоведческой лит-ре подобные изображения Благовещения с воплощенным Богомладенцем получили условное иконографическое наименование «Благовещение Устюжское».

источник: церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»

6. Проповедь о всемогуществе слова Божия

толкование Евангелие от Луки
"я́ко не изнемо́жетъ у Бо́га вся́къ глаго́лъ."
"ћкw не и3знемо1жетъ ў бг7а всsкъ гlго1лъ."
"ибо у Бога не останется бессильным никакое слово."
(Лк. 1:37)

     "И сказал Бог: да будет свет." И стал свет. Пока не сказал этого Бог, света не было. Нет вообще никого, кто знал бы, что такое свет, пока Бог не сказал и свет не начал существовать.

     Точно также: сказал Бог - и начали свое бытие и вода, и суша, и звездный небосвод, и растения, и животные, и, наконец, человек. Пока Бог не сказал, ничего из этого не было и нет никого, кроме Бога, кто знал бы, что всё это может существовать. Силой Своего слова Бог сотворил всё создавшееся на земле и на небе. Чего бы ни пожелал Бог, чтобы [это] было, и о чем бы ни сказал: да будет! — всё это обязательно придет в бытие и не может никоим образом не быть, ибо слово Божие неодолимо и созидательно. Сотворение мира - это великое чудо слова Божия.

     Сотворив всё сущее, Бог опять-таки словом Своим установил порядок и образ бытия, взаимоотношения и соподчинения всех тварей. И этот порядок и образ бытия - великое чудо слова Божия.

     Сверх того, существует порядок и образ бытия тварей как видимый и познаваемый нами, людьми, так и незримый и непостижимый. Согласно этому незримому и непостижимому порядку и образу бытия, который есть тайна во Святой Троице, происходили и происходят те явления, которые люди называют нарочитыми чудесами. Пример такого явления - безмужное зачатие Господа Иисуса Христа в утробе Пресвятой Девы Марии. Это представляется вторжением в видимый и познаваемый порядок вещей, но для порядка незримого и непостижимого никаким вторжением [это] не является.

     Рождение сие - воистину великое чудо; наверное - самое грандиозное, когда-либо открытое нам, смертным. Да и весь сотворенный мир - чудо, и весь видимый и познаваемый порядок - чудо; и всецелое это чудо обрело свое бытие словом Божиим, а, следовательно - точно так же, как и Господь зачался в девической утробе. И то, и это свершилось силой слова Божия. Посему чудный Гавриил и отвечает Пречистой на Ее вопрос, который задают [себе] все поколения:

"Как будет это?" (в серб. букв:. Как это может быть? — Пер.)?

Отвечает он Ей так:

Бога не останется бессильным никакое слово."

     О Господи Боже, Создатель наш, бессмертный и непреложный Чудотворец, вразуми наш разум, чтобы больше не сомневался он, а веровал, и наставь (в серб, букв.: вразуми. — Пер.) наш язык, чтобы больше не спрашивал он, а прославлял Тебя. Тебе слава и [по]хвала вовеки.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru