"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 10 марта (26 февраля)

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Святитель Порфирий, архиепископ Газский.

     Сей великий архипастырь родился в Солуни, в богатой семье. Свою молодость до 25 лет провел он в родном городе, а потом, оставив родительский дом и светскую жизнь, удалился в Египетскую пустыню. Под руководством опытного духовника юный Порфирий принял иноческий постриг и провел там пять лет. После этого посетил он Святую Землю вместе со своим верным другом, иноком Марком. Близ Иерусалима подвизались они в одной пещере еще пять лет. Но при этом его ноги настолько ослабли, что он не мог ходить. И все-таки, ползая на коленях, он постоянно посещал богослужения. Однажды ночью явился ему в видении Сам Господь и исцелил его от недуга в ногах, так что стал он полностью здоров.

     Будучи избран в епископы Газы, Порфирий принял этот сан и кафедру с тяжелым сердцем. В Газе застал он лишь 280 христиан; все остальные жители были идолопоклонниками, причем весьма фанатичными. Только своей великой верой и терпением сумел Порфирий обратить их в веру Христову. Пришлось ему лично путешествовать в Царьград к императору Аркадию и архиепископу Иоанну Златоусту, чтобы искать поддержку в неравной борьбе с идолослужителями. Желаемую поддержку он, действительно, получил. Идольские храмы были закрыты, кумиры разбиты, и была построена великолепная церковь с тридцатью мраморными колоннами. Созиданию этого храма особенно помогала царица Евдоксия. Порфирий пожил довольно долго, так что увидел всю Газу обращенной в христианскую веру, — но лишь после многих своих усилий, страданий и слезных молитв к Богу. Мирно упокоился в 421 году. Чудотворцем он был и при жизни и по смерти. Его святые мощи и поныне почивают в Газе.

2. Святой мученик Иоанн Калфа.

святой не включён в современный Месяцеслов Русской Православной Церкви

     Этот святой родился в Галате в Царьграде. По ремеслу был зодчим, строителем (Калфа [и] значит зодчий). Усердно исповедуя христианскую веру, поссорился с турками, и те начали принуждать его к принятию магометанства.
«Не отрекусь я от моего сладчайшего Иисуса Христа, - смело ответил им Иоанн, — в Него я верую, Ему служу, Его исповедую».

     После тяжких истязаний турки 26 февраля 1575 года обезглавили его в Царьграде. Всечестно пострадав за любимого Христа, переселился он во дворы Господни.

3. Стихотворение

Инок Марк Порфирия спросил:
- Святый отче, ты ж расслаблен был,
На коленях в церковь ты вползал,
За руку тебя я поднимал;
Было так вчера, сегодня - нет,
Лег больным ты, а здоровым встал,
Кто же исцелил тебя, ответь!
Назови мне редкого врача?
Тут Порфирий Марку отвечал:
- Мой создатель - вот мой Исцелитель;
- Как заснул я на святой Голгофе,
Всюду был объят тяжелой болью,
Видел я во сне, как наяву,
На одном Кресте - Христа Владыку,
На другом — разбойника висяща.
Лишь узрел я это, возопил:
- Помяни мя, Господи и Боже,
Помяни во Царствии Твоем!
И Господь разбойнику промолвил:
- Вниз сойди и исцели его колени,
Как твою Я душу исцелил. -
Вмиг разбойник со креста спустился,
Обнял меня, на ноги поставил.
- Приступи к Спасителю! — сказал.
При словах сих и Господь спустился наземь,
Взяв Свой Крест, на плечи возложил мне:
- Приими сие святое Древо
И носи его спасенья ради

- Только охватил я крест руками,
Как тотчас же пробудился здравым!
Слава Богу, моему Создателю,
Слава моему Христу Спасителю!

4. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     О [в серб. букв:, против. — Ред.] тех, кто в церкви шумит и выходит из храма до окончания богослужения, святой Златоуст пишет так:

     «Некоторые приступают (ко Причащению) не с трепетом, а с толчеей, тесня друг друга, возгораясь гневом, крича, ругаясь, отпихивая своего ближнего, полные смятения. Об этом я часто говорил и говорить не перестану. Неужели не видите, какое благочиние царит на (языческих) олимпийских играх, когда распорядитель проходит по ристалищу с венцом на голове, облеченный в длинную одежду, держа в руке трость, а глашатай призывает к тишине и порядку! Не отвратительно ли это, что там, где властвует диавол, бывает такая тишина, а там, где к Себе призывает Христос, царит такой шум и гвалт. На ристалище молчание, а в храме крик! На море штиль, а в пристани буря!..

     Если приглашен ты на обед, то не смеешь выйти раньше других, хотя бы и прежде других насытился, а здесь, пока еще совершается страшная тайна Христова, пока еще продолжается священнодействие, ты в самой середине оставляешь всё и выходишь! Как можно это простить? Как оправдать?

     Иуда, причастившись на конечной вечере в ту последнюю ночь, быстро вышел, тогда как все остальные были за трапезой. Вот чьему примеру следуют и те, кто спешит выйти прежде заключительного благодарения!»
(Из проповеди на Богоявление.)

5. Созерцание


     Да созерцаю Господа Иисуса в лодке с учениками (Мф. 8:24), а именно:
1) как воздымается буря, пока Господь спит;
2) как устрашенные ученики будят Его и призывают на помощь;
3) как Господь упрекает учеников за маловерие и успокаивает море и ветры;
4) как и я не должен бояться никакой бури в жизни сей, если храню я Господа в сердце своем, как у кормила лодки (тело - лодка, сердце - кормило).


(Прим. - Ред.) Евангелие от Матфея, глава 8
8.23 И когда вошел Он в лодку, за Ним последовали ученики Его.
8.24 И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал.
8.25 Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем.
8.26 И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина.
8.27 Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?


Иконография: Укрощение бури (Мф. 8:23–27; Мк. 4:35–41; Лк. 8:22–25).

"Взволнованное озеро; на нем ладья, в которой сидят Иисус Христос и апостолы. На берегу озера сидит обнаженная человеческая фигура с приподнятыми дыбом волосами, олицетворяющая ветер. Спаситель обращается к ветру с благословляющей десницей; ветер закрывает уста рукой, т. е. перестает дуть, и буря прекращается.
Так изображается это чудо в лицевых Евангелиях: Евангелии из национальной библиотеки в Париже (XI в.) и в Елисаветградском Евангелии.
Укрощение бури гелатское Евангелие В гелатском Евангелии Спаситель в лодке представлен в двух положениях: Он спит на корме и затем стоит в передней части лодки и укрощает ветер, изображенный в виде человека с трубой во рту и в голубом нимбе (фигура ветра заменена лучами, падающими сверху, а в лобковской псалтири ветер – юноша в тунике и колпаке, с длинной трубой в правой руке; левой закрывает рот; в воде олицетворение моря в виде женщины с длинными волосами, прикрытой мантией, в колпаке).
В Лаврентиевском Евангелии и в коптском Евангелии: бурное море; Спаситель-кормчий сидит у руля и обращается с жестом к морю. Ученики в сильной тревоге; среди них ап. Петр отличается золотым нимбом. В Парижском Евангелии Спаситель сидит посредине лодки и обращается с жестом к воздушному пространству. В другой миниатюре того же кодекса Спаситель представлен спящим на корме лодки.
В греческом Евангелии императорской публичной библиотеки в С.-Петербурге – изображение в западном стиле. Греческий подлинник описывает композицию сходными чертами: бурное море, и среди него лодка; Иисус Христос спит на корме; Петр и Иоанн в страхе простирают к Нему руки; Андрей держит кормило; Филипп и Фома спускают паруса. Спаситель во второй раз в середине корабля простирает руки по направлению к ветрам, запрещая им дуть. Сверху из облаков ветры дуют в паруса. Видно, что византийская композиция здесь расширена и положения фигур видоизменены; это касается положения ап. Филиппа и Фомы и Самого Спасителя, простирающего обе руки (χεῖρας). О формах ветров составитель подлинника не говорит; это могли быть или олицетворения, как в стенописях ватопедских, или просто пучки лучей (ср. стенописи собора Афонодохиарского и ксенофского параклиса Св. Георгия).

В западных памятниках переделаны кое-какие подробности. Назовем ахенский кодекс Евангелия: бурное море, в котором плавают рыбы; на нем лодка; Спаситель (без бороды) спит на корме; ап. Петр обращается к Нему с мольбой. Двое из апостолов опускают паруса. Иисус Христос во второй раз в передней части лодки, где сидит ап. Иоанн; Он запрещает ветру дуть; ветер представлен в виде двух голов животных.
В кодексе Эгберта: Иисус Христос стоит на корме, к Нему обращаются с мольбой два апостола; Иисус Христос в передней части лодки обращается к ветрам, представленным в виде двух голов животных; позади Него апостол.
В стенной живописи в Оберцелле: Иисус Христос спит на корме возле апостола, управляющего лодкой; один из апостолов приближается к Нему, чтобы разбудить Его, другие снимают паруса; Иисус Христос впереди запрещает дуть ветрам, представленным в виде двух человеческих голов с рогами. Нельзя признать это изображение ни самым древним среди других изображений этого чуда, так как мы знаем его по миниатюрам лобковской псалтири, ни чисто романским, как полагает Барбье де Монто. Здесь та же композиция, те же положения фигур, жесты, что и в памятниках византийских. Детальные отличия его, признаем ли их первоначальными или введенными в стенописи позднейшими реставраторами, не дают ему права на самобытность в широком смысле слова. Следы влияния искусства древнехристианского можно видеть здесь в изображениях ветров, но те же самые следы и в искусстве византийском, и потому на основании этого признака слишком трудно доказать, что рассматриваемое изображение ведет свое родословие прямо от древнехристианского периода, без посредствующего воздействия Византии. Форма лодки, конечно, имеет свои подобия в памятниках древнехристианских, но они есть также и в византийских – в мозаиках равеннских, в миниатюрах рукописей и проч. Соображения Бейсселя, который, основываясь на условных формах изображений корабля и рыб, полагает, что прототип изображения изобретен если не на острове Рейхенау, то, во всяком случае, в такой стране, где не было ни большого моря, ни больших рыб, на наш взгляд, не имеют никакой цены. В памятниках средневековых вообще условность форм преобладает над копированием с натуры: лодку и рыб изображали в формах условных не только художники, никогда не видавшие моря, но и приморские жители: художники Константинополя, Афона, Равенны знали море, большие корабли и больших рыб, однако в их памятниках та же условность этих изображений, что и в памятниках немецких. Если, далее, Бейссель присутствие рыб в море во фреске оберцелльской объясняет пристрастием к ним здешних монахов, которые в многочисленные постные дни питались рыбой, то это не более как ученый курьез специалиста, потерявшего ключ к простому и естественному объяснению факта: рыба является здесь для наглядности и полноты представления о море, как и в изображениях реки Иордана.

Олицетворение ветра есть остаток искусства древнехристианского, опирающегося в свою очередь на искусство классических народов; принципиальная же возможность олицетворений оправдывается книгами Ветхого и Нового заветов (Иер. 49:36; Зах. 6:1–8; Откр. 7:1–3. Ср. перевод вульгаты Пс. 104 resp. Пс. 103:3–4: «Qui facit angelos suos ventos»). Олицетворения ветра в памятниках древности встречаются в связи с изображениями прор. Ионы, ввергаемого корабельщиками в бурное море, Иова (Иов. 1:14), Апокалипсиса и укрощения бури Иисусом Христом. Формы олицетворения в памятниках византийских довольно разнообразны; но здесь мы не встречали изображения ветра в виде головы животного или птицы, как иногда в памятниках западных. В Византии и России для этих олицетворений принята форма человека: иногда фигура человека в рост, с трубой в руке, в одеянии, остроконечной шапке, закрывает рот рукой (лобк. Пс.); иногда он обнажен и без трубы (Евангелие № 74); иногда – в виде одной человеческой головы с трубой (гелат. Евангелие, ипат. Евангелие 1591 г.); иногда – в виде лучей, без человеческого облика (гелат. Евангелие). Человек-ветер чаще является молодым, но иногда и старцем, как в комментариях на книгу Иова в нац. библ. XIII в. № 1341601 и в стенописях Афоноватопедского собора."

источник: Николай Васильевич Покровский (1848-1917). Евангелие в памятниках иконографии преимущественно византийских и русских

6. Проповедь о внутренней молитве

толкование Нового Завета Евангелие от Луки
"Оба́че от су́щихъ дади́те ми́лостыню: и се́ вся́ чи́ста ва́мъ бу́дутъ."
"Nбaче t сyщихъ дади1те ми1лостыню: и3 се2, вс‰ чи6ста вaмъ бyдутъ."
"Подавайте лучше милостыню из того, что́ у вас есть, тогда всё будет у вас чисто."
(Лк. 11:41)

     Человеку приличествует внешняя чистота. Но это малая чистота. Несопоставимо важнее внешней чистоты чистота внутренняя. Это великая чистота. Тот или иной сосуд может послужить на пользу только тогда, если изнутри он омыт и чист, хотя бы снаружи и был он закоптелым и покрытым пеплом.
Если чаша внутри грязна, ее внешняя чистота никого не привлечет к тому, чтобы из нее пить.
Если миска внутри полна копоти и нагара, кто решится из нее есть?

     В мире сем больше учителей и примеров внешней, нежели внутренней чистоты. Ведь и внешней чистоте легче поучать, и демонстрировать ее легче, нежели внутреннюю. Но посмотрите, братья, как Учитель и Образец великой чистоты ставит эту великую чистоту в зависимость от внутренней милостыни.
Милостыня, творимая от сердца, очищает сердце человека.
Милостыня, творимая от души, очищает человеческую душу.
Милостыня, творимая от всего разума, очищает человеческий ум.

     Одним словом - внутренняя милостыня очищает всего человека. Но если милостыня подается только рукой, то не очищает она даже руку, а тем более сердце, и душу, и ум. Необходима милостыня и от руки, но она очищает подающего только тогда, когда к этой милостыни руку побуждает сердце. Впрочем, помимо этой милостыни, совершаемой рукой, имеются и другие виды милостыни. Молитва за людей - это милостыня внутренняя, а равно и сострадание к людской боли и сорадование чужому счастью. Это милостыня, идущая от сердца и созидающая чистоту и в сердце, и в душе, и в уме.

     Пречистый Господи, помоги нам истинной милостыней стяжать великую чистоту. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru